Красная Роза

Реконструкция «Красной Розы» – это, вероятно, самый известный из московских проектов реконструкции старых фабрик. Он начался в 2003 году, а закончится в 2012-м. Вокруг него много восторгов и много споров. Мы попробовали разобраться в этой истории и понять, что будет сохранено, что восстановлено в прежних формах, а что – построено заново

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

16 Октября 2007
mainImg

Проект:

Деловой центр «Красная Роза», ул. Тимура Фрунзе, д. 11. Корпус № 1
Россия, Москва, ул. Тимура Фрунзе, д. 11

Авторский коллектив:
Сергей Киселев – руководитель авторского коллектива, Валерий Швецов – ГАП, Сергей Заянчковский, Антон Литовский,Полина Илюшина
инженеры Игорь Шварцман, Константин Спиридонов

2006

Инвестор ЗАО «Красная роза 1875»
Заказчик: ООО «СтройПроект»
инженерные разделы НПО «Термэк»
ООО «Арстек инжиниринг»

Тема реорганизации территорий старых заводов московского центра сейчас – одна из самых звучных. А фабрика «Красная Роза» – это один из самых ранних, крупных и известных проектов такого рода. Ее выводом занялась еще в 1990-е гг. инвестиционная компания «Нерль», а в 2003 году архитектурная мастерская Сергея Киселева разработала градостроительную концепцию реорганизации территории, рассчитанную на девять лет – все работы должны быть завершены в 2012 году. Инвестором выступило ЗАО «Красная Роза 1875», а заказчиком – «СтройПроект».

Градостроительная концепция, завершенная и утвержденная в 2004 году, представляет из себя план превращения шести гектаров фабричной территории в новый деловой центр со множеством арендаторов и открытый городу – предполагается, что любой прохожий сможет пересечь ее пешком. В общей сложности комплекс будет включать 10 зданий – корпусов, разного размера и с разной судьбой.

В центре фабричного квартала сохранилось два памятника архитектуры, которые будут реставрированы по проектам Людмилы Барщ (ГИПРОНИИ РАН): первое – это дом усадьбы Всеволожских, на территории которой после 1875 была построена фабрика, Одноэтажный деревянный усадебный дом, переживший пожар 1812 года, в советское время был превращен в спортзал, а бревна его стен почти что сгнили. Сруб будет перебран по технологии реставрации деревянных зданий, старые изразцовые печи сохранят, а интерьер наполнят антикварной мебелью и сделают в нем дом приемов для важных гостей. Второй архитектурный памятник также расположен внутри квартала – это здание галереи для коллекции картин основателя шелковой мануфактуры Клода Жиро, построенное Романом Клейном, знаменитостью конца XIX века, с равным успехом подвизавшегося в деле проектирования музеев и фабричных зданий.

Кроме двух «официальных» памятников, «Красная Роза» владеет целым рядом фабричных зданий средней руки, скромных, но достаточно качественных представителей промышленной архитектуры конца XIX века. Сохранение части этих зданий вызвало некоторое время назад позитивную реакцию критиков – это был редкостный пример бережного сохранения домов, не имеющих статуса памятников чего бы то ни было. Благодаря реконструкции корпуса 9, где сейчас помещается здание банка РБР, в котором в 2004 году поучаствовало бюро «Рождественка», присоединив к дворовому фасаду многоярусную стеклянную галерею, стало очевидно, настолько гармонично могут сочетаться старые стены с новейшим дизайном. Второй сохраняемый корпус – номер 7, также уже отремонтирован. И тот и другой, сохранятся в том виде, какой они имеют сейчас.

Итак, памятники реставрируются – правда, деревянную усадьбу придется практически собрать заново, два кирпичных корпуса отремонтированы, получили современные вкрапления и будут сохранены подлинными. А на двух полюсах фабричной территории возникнут два больших новых офисных корпуса недоступного для исторических зданий класса «А», № 1 и № 2. Их также проектируют «Сергей Киселев и партнеры».

Корпус №1 – самое известное сейчас здание «Красной Розы», потому что в нем с 2003 г. располагается галерея ArtPlay, приютившая целую серию артистических офисов и ставшая уже хорошо известной. ArtPlay стал одним из звучных примеров освоения лофтовых пространств художниками, можно даже сказать, что для Москвы этот пример почти азбучный. Однако сохранить подлинный корпус, по всей видимости, не удастся – об этом уже было неоднократно написано в прессе – однако при этом авторы не особенно упоминали, что так было задумано с самого начала. Сергею Киселеву заказали проект, предусматривающий разборку и восстановление в реставрационном режиме (то есть точно по чертежам) части корпуса, выходящей на улицу Тимура Фрунзе. Архитекторы называют ее «шедовым корпусом» из-за особенностей перекрытия, представляющего из себя крупную бетонную гармошку, в гранях которой проделаны окна для того, чтобы получить максимум верхнего освещения для широкого одноярусного пространства цеха. Шеды – один из характерных приемов перекрытий крупных цехов, а в данном случае они уже стали символом здания. Таким образом, будет воссоздаваться не только фасад, как в других случаях, но и перекрытия – весь объем на глубину около 20 метров от улицы.

Надо сказать, что некоторое время назад, может быть, реагируя на прессу и мнения защитников московской старины, заказчик высказал пожелание не сносить «шедовый» корпус Арт-плея, а сохранить его, пристроив в глубине новое здание. На эту тему было даже проведено специальное совещание. Однако оказалось, что для того, чтобы сохранить корпус, необходимо отказаться приблизительно от одной трети подземной стоянки. Или выкопать ее где-то еще – словом, сделать совершенно новый проект корпуса № 1, исходящий из изменившихся условий. И отложить завершение всех работ не меньше, чем на еще на один год.

Итак, «шедовый» корпус сносится и будет восстановлен с подземным гаражом. Повторим, что это предполагалось с самого начала, с 2003 года. «За его спиной» возникает крупный стеклянный объем с внутренним атриумом, на треть меньше, чем рассмотренный выше 8-й корпус, но все же очень и очень внушительный. Он вместит офисы и фитнес-центр. Это здание, достаточно сдержанное и спокойное, обладает одной затеей, которая составляет его «изюминку». Дело в том, что на восточном фасаде, вырастающем непосредственно за треугольными рядами шедовой кровли, задуманы треугольные выступы, похожие на шеды, но зеркально-стеклянные. Они будут отражать ребристую «фабричную» кровлю, демонстрируя прохожим совершенно недоступный для них «вид сверху». Надо сказать, что тема отражений, для современной стеклянной архитектуры вообще-то нередкая и естественная, здесь оказывается трактованной особенным образом – фасад не просто холодно принимает и показывает все, что ему доступно, а как будто бы делает «прыжок» вперед, отращивает себе какие-то новые части, нужные лишь для того, чтобы показать больше. Архитектура от этого становится зрелищнее, а статус отражения как будто бы проясняется – в данном случае невозможно счесть его случайным, оно определенно просчитано и включено в ткань фасадного декора как одна из важных составных частей. Отражение оказывается наравне с материальными украшениями, и надо сказать, что это по меньшей мере примечательно.

Помимо игры в отражения у корпуса есть еще один небольшой секрет – степень «современности» его архитектуры очень заметно нарастает от выходящего на улицу Тимура Фрунзе края (восстанавливаемого шедового корпуса) к центру. Посередине расположен совершенно стеклянный атриум, фланкированный по краям двумя простыми светло-серыми параллелепипедами – местной версией Сциллы и Харибды, расступившихся, чтобы дать место стеклянному «айсбергу». Кровля атриума перекрыта гигантским стеклянным подобием шедов – они такие большие, что уместилось всего три выступа, отчетливо намекающие на преемственность со старой заводской частью.

Итак, «Красная Роза» – большой квартал в центре города, который начали реконструировать раньше других подобных. За четыре прошедших года он успел стать и своеобразным эталоном, и предметом многих споров. На его примере заметно, насколько это дорогое и сложное дело – сохранять историческую среду, одновременно превращая ее в фешенебельные офисы класса «А» (кстати сказать, офисным пространствам, устроенным внутри старых заводов, выше более дешевого класса «Б» никогда не подняться). В то же время его нельзя назвать компромиссным. Скорее другое – это пример соседства и взаимопроникновения двух крайностей, первая из которых – благородная попытка сохранить абсолютно все, что можно, а вторая – достаточно естественное желание сделать итоговый продукт качественным и успешно продаваемым. Надо сказать, в Москве чаще безоговорочно побеждает второе. А в «Красной Розе», кажется все же возникло хрупкое равновесие.

Корпус № 8. Общий вид
Корпус №1. Общий вид
Ситуационный план
Корпус № 8. Вид с улицы Тимура Фрунзе. Справа - дом, который бедт сохранен и отреставрирован. Правда, со сменой всех внутренних перекрытий
Корпус №1. Общий вид
Корпус №1. Вид по ул. Тимура Фрунзе
Корпус №1. Вход с улицы Тимура Фрунзе
Комплекс №1. Главный вход
Комплекс №1. Атриум
Комплекс №1. Наружная стена атриума
Корпус №1. План 1 этажа


Проект:

Деловой центр «Красная Роза», ул. Тимура Фрунзе, д. 11. Корпус № 1
Россия, Москва, ул. Тимура Фрунзе, д. 11

Авторский коллектив:
Сергей Киселев – руководитель авторского коллектива, Валерий Швецов – ГАП, Сергей Заянчковский, Антон Литовский,Полина Илюшина
инженеры Игорь Шварцман, Константин Спиридонов

2006

Инвестор ЗАО «Красная роза 1875»
Заказчик: ООО «СтройПроект»
инженерные разделы НПО «Термэк»
ООО «Арстек инжиниринг»

16 Октября 2007

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина

Технологии и материалы

Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.

Сейчас на главной

Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.
Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».
Пресса: Григорий Ревзин: «В Москве не осталось исторической...
Партнер КБ Стрелка, архитектурный критик, урбанист Григорий Ревзин рассказал Илье Иванову о хрущевках как эманации социалистического образа города будущего, антисемитизме в позднем СССР и о Москве как глобальном общероссийском айсберге, на который все пытаются взобраться.
Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.