Красная Роза

Реконструкция «Красной Розы» – это, вероятно, самый известный из московских проектов реконструкции старых фабрик. Он начался в 2003 году, а закончится в 2012-м. Вокруг него много восторгов и много споров. Мы попробовали разобраться в этой истории и понять, что будет сохранено, что восстановлено в прежних формах, а что – построено заново

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

16 Октября 2007
mainImg

Проект:

Деловой центр «Красная Роза», ул. Тимура Фрунзе, д. 11. Корпус № 1
Россия, Москва, ул. Тимура Фрунзе, д. 11

Авторский коллектив:
Сергей Киселев – руководитель авторского коллектива, Валерий Швецов – ГАП, Сергей Заянчковский, Антон Литовский,Полина Илюшина
инженеры Игорь Шварцман, Константин Спиридонов

2006 – 2008

Инвестор ЗАО «Красная роза 1875»
Заказчик: ООО «СтройПроект»
инженерные разделы НПО «Термэк»
ООО «Арстек инжиниринг»

Тема реорганизации территорий старых заводов московского центра сейчас – одна из самых звучных. А фабрика «Красная Роза» – это один из самых ранних, крупных и известных проектов такого рода. Ее выводом занялась еще в 1990-е гг. инвестиционная компания «Нерль», а в 2003 году архитектурная мастерская Сергея Киселева разработала градостроительную концепцию реорганизации территории, рассчитанную на девять лет – все работы должны быть завершены в 2012 году. Инвестором выступило ЗАО «Красная Роза 1875», а заказчиком – «СтройПроект».

Градостроительная концепция, завершенная и утвержденная в 2004 году, представляет из себя план превращения шести гектаров фабричной территории в новый деловой центр со множеством арендаторов и открытый городу – предполагается, что любой прохожий сможет пересечь ее пешком. В общей сложности комплекс будет включать 10 зданий – корпусов, разного размера и с разной судьбой.

В центре фабричного квартала сохранилось два памятника архитектуры, которые будут реставрированы по проектам Людмилы Барщ (ГИПРОНИИ РАН): первое – это дом усадьбы Всеволожских, на территории которой после 1875 была построена фабрика, Одноэтажный деревянный усадебный дом, переживший пожар 1812 года, в советское время был превращен в спортзал, а бревна его стен почти что сгнили. Сруб будет перебран по технологии реставрации деревянных зданий, старые изразцовые печи сохранят, а интерьер наполнят антикварной мебелью и сделают в нем дом приемов для важных гостей. Второй архитектурный памятник также расположен внутри квартала – это здание галереи для коллекции картин основателя шелковой мануфактуры Клода Жиро, построенное Романом Клейном, знаменитостью конца XIX века, с равным успехом подвизавшегося в деле проектирования музеев и фабричных зданий.

Кроме двух «официальных» памятников, «Красная Роза» владеет целым рядом фабричных зданий средней руки, скромных, но достаточно качественных представителей промышленной архитектуры конца XIX века. Сохранение части этих зданий вызвало некоторое время назад позитивную реакцию критиков – это был редкостный пример бережного сохранения домов, не имеющих статуса памятников чего бы то ни было. Благодаря реконструкции корпуса 9, где сейчас помещается здание банка РБР, в котором в 2004 году поучаствовало бюро «Рождественка», присоединив к дворовому фасаду многоярусную стеклянную галерею, стало очевидно, настолько гармонично могут сочетаться старые стены с новейшим дизайном. Второй сохраняемый корпус – номер 7, также уже отремонтирован. И тот и другой, сохранятся в том виде, какой они имеют сейчас.

Итак, памятники реставрируются – правда, деревянную усадьбу придется практически собрать заново, два кирпичных корпуса отремонтированы, получили современные вкрапления и будут сохранены подлинными. А на двух полюсах фабричной территории возникнут два больших новых офисных корпуса недоступного для исторических зданий класса «А», № 1 и № 2. Их также проектируют «Сергей Киселев и партнеры».

Корпус №1 – самое известное сейчас здание «Красной Розы», потому что в нем с 2003 г. располагается галерея ArtPlay, приютившая целую серию артистических офисов и ставшая уже хорошо известной. ArtPlay стал одним из звучных примеров освоения лофтовых пространств художниками, можно даже сказать, что для Москвы этот пример почти азбучный. Однако сохранить подлинный корпус, по всей видимости, не удастся – об этом уже было неоднократно написано в прессе – однако при этом авторы не особенно упоминали, что так было задумано с самого начала. Сергею Киселеву заказали проект, предусматривающий разборку и восстановление в реставрационном режиме (то есть точно по чертежам) части корпуса, выходящей на улицу Тимура Фрунзе. Архитекторы называют ее «шедовым корпусом» из-за особенностей перекрытия, представляющего из себя крупную бетонную гармошку, в гранях которой проделаны окна для того, чтобы получить максимум верхнего освещения для широкого одноярусного пространства цеха. Шеды – один из характерных приемов перекрытий крупных цехов, а в данном случае они уже стали символом здания. Таким образом, будет воссоздаваться не только фасад, как в других случаях, но и перекрытия – весь объем на глубину около 20 метров от улицы.

Надо сказать, что некоторое время назад, может быть, реагируя на прессу и мнения защитников московской старины, заказчик высказал пожелание не сносить «шедовый» корпус Арт-плея, а сохранить его, пристроив в глубине новое здание. На эту тему было даже проведено специальное совещание. Однако оказалось, что для того, чтобы сохранить корпус, необходимо отказаться приблизительно от одной трети подземной стоянки. Или выкопать ее где-то еще – словом, сделать совершенно новый проект корпуса № 1, исходящий из изменившихся условий. И отложить завершение всех работ не меньше, чем на еще на один год.

Итак, «шедовый» корпус сносится и будет восстановлен с подземным гаражом. Повторим, что это предполагалось с самого начала, с 2003 года. «За его спиной» возникает крупный стеклянный объем с внутренним атриумом, на треть меньше, чем рассмотренный выше 8-й корпус, но все же очень и очень внушительный. Он вместит офисы и фитнес-центр. Это здание, достаточно сдержанное и спокойное, обладает одной затеей, которая составляет его «изюминку». Дело в том, что на восточном фасаде, вырастающем непосредственно за треугольными рядами шедовой кровли, задуманы треугольные выступы, похожие на шеды, но зеркально-стеклянные. Они будут отражать ребристую «фабричную» кровлю, демонстрируя прохожим совершенно недоступный для них «вид сверху». Надо сказать, что тема отражений, для современной стеклянной архитектуры вообще-то нередкая и естественная, здесь оказывается трактованной особенным образом – фасад не просто холодно принимает и показывает все, что ему доступно, а как будто бы делает «прыжок» вперед, отращивает себе какие-то новые части, нужные лишь для того, чтобы показать больше. Архитектура от этого становится зрелищнее, а статус отражения как будто бы проясняется – в данном случае невозможно счесть его случайным, оно определенно просчитано и включено в ткань фасадного декора как одна из важных составных частей. Отражение оказывается наравне с материальными украшениями, и надо сказать, что это по меньшей мере примечательно.

Помимо игры в отражения у корпуса есть еще один небольшой секрет – степень «современности» его архитектуры очень заметно нарастает от выходящего на улицу Тимура Фрунзе края (восстанавливаемого шедового корпуса) к центру. Посередине расположен совершенно стеклянный атриум, фланкированный по краям двумя простыми светло-серыми параллелепипедами – местной версией Сциллы и Харибды, расступившихся, чтобы дать место стеклянному «айсбергу». Кровля атриума перекрыта гигантским стеклянным подобием шедов – они такие большие, что уместилось всего три выступа, отчетливо намекающие на преемственность со старой заводской частью.

Итак, «Красная Роза» – большой квартал в центре города, который начали реконструировать раньше других подобных. За четыре прошедших года он успел стать и своеобразным эталоном, и предметом многих споров. На его примере заметно, насколько это дорогое и сложное дело – сохранять историческую среду, одновременно превращая ее в фешенебельные офисы класса «А» (кстати сказать, офисным пространствам, устроенным внутри старых заводов, выше более дешевого класса «Б» никогда не подняться). В то же время его нельзя назвать компромиссным. Скорее другое – это пример соседства и взаимопроникновения двух крайностей, первая из которых – благородная попытка сохранить абсолютно все, что можно, а вторая – достаточно естественное желание сделать итоговый продукт качественным и успешно продаваемым. Надо сказать, в Москве чаще безоговорочно побеждает второе. А в «Красной Розе», кажется все же возникло хрупкое равновесие.

Корпус № 8. Общий вид
Корпус №1. Общий вид
Ситуационный план
Корпус № 8. Вид с улицы Тимура Фрунзе. Справа - дом, который бедт сохранен и отреставрирован. Правда, со сменой всех внутренних перекрытий
Корпус №1. Общий вид
Корпус №1. Вид по ул. Тимура Фрунзе
Корпус №1. Вход с улицы Тимура Фрунзе
Комплекс №1. Главный вход
Комплекс №1. Атриум
Комплекс №1. Наружная стена атриума
Корпус №1. План 1 этажа


0

Проект:

Деловой центр «Красная Роза», ул. Тимура Фрунзе, д. 11. Корпус № 1
Россия, Москва, ул. Тимура Фрунзе, д. 11

Авторский коллектив:
Сергей Киселев – руководитель авторского коллектива, Валерий Швецов – ГАП, Сергей Заянчковский, Антон Литовский,Полина Илюшина
инженеры Игорь Шварцман, Константин Спиридонов

2006 – 2008

Инвестор ЗАО «Красная роза 1875»
Заказчик: ООО «СтройПроект»
инженерные разделы НПО «Термэк»
ООО «Арстек инжиниринг»

16 Октября 2007

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.