English version

Красная Роза

Реконструкция «Красной Розы» – это, вероятно, самый известный из московских проектов реконструкции старых фабрик. Он начался в 2003 году, а закончится в 2012-м. Вокруг него много восторгов и много споров. Мы попробовали разобраться в этой истории и понять, что будет сохранено, что восстановлено в прежних формах, а что – построено заново

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

16 Октября 2007
mainImg
Проект:
Деловой центр «Красная Роза», ул. Тимура Фрунзе, д. 11. Корпус № 1
Россия, Москва, ул. Тимура Фрунзе, д. 11

Авторский коллектив:
Сергей Киселев – руководитель авторского коллектива, Валерий Швецов – ГАП, Сергей Заянчковский, Антон Литовский,Полина Илюшина
инженеры Игорь Шварцман, Константин Спиридонов

2005 — 2006 / 2007 — 2008

Инвестор ЗАО «Красная роза 1875»
Заказчик: ООО «СтройПроект»
инженерные разделы НПО «Термэк»
ООО «Арстек инжиниринг»

Тема реорганизации территорий старых заводов московского центра сейчас – одна из самых звучных. А фабрика «Красная Роза» – это один из самых ранних, крупных и известных проектов такого рода. Ее выводом занялась еще в 1990-е гг. инвестиционная компания «Нерль», а в 2003 году архитектурная мастерская Сергея Киселева разработала градостроительную концепцию реорганизации территории, рассчитанную на девять лет – все работы должны быть завершены в 2012 году. Инвестором выступило ЗАО «Красная Роза 1875», а заказчиком – «СтройПроект».

Градостроительная концепция, завершенная и утвержденная в 2004 году, представляет из себя план превращения шести гектаров фабричной территории в новый деловой центр со множеством арендаторов и открытый городу – предполагается, что любой прохожий сможет пересечь ее пешком. В общей сложности комплекс будет включать 10 зданий – корпусов, разного размера и с разной судьбой.

В центре фабричного квартала сохранилось два памятника архитектуры, которые будут реставрированы по проектам Людмилы Барщ (ГИПРОНИИ РАН): первое – это дом усадьбы Всеволожских, на территории которой после 1875 была построена фабрика, Одноэтажный деревянный усадебный дом, переживший пожар 1812 года, в советское время был превращен в спортзал, а бревна его стен почти что сгнили. Сруб будет перебран по технологии реставрации деревянных зданий, старые изразцовые печи сохранят, а интерьер наполнят антикварной мебелью и сделают в нем дом приемов для важных гостей. Второй архитектурный памятник также расположен внутри квартала – это здание галереи для коллекции картин основателя шелковой мануфактуры Клода Жиро, построенное Романом Клейном, знаменитостью конца XIX века, с равным успехом подвизавшегося в деле проектирования музеев и фабричных зданий.

Кроме двух «официальных» памятников, «Красная Роза» владеет целым рядом фабричных зданий средней руки, скромных, но достаточно качественных представителей промышленной архитектуры конца XIX века. Сохранение части этих зданий вызвало некоторое время назад позитивную реакцию критиков – это был редкостный пример бережного сохранения домов, не имеющих статуса памятников чего бы то ни было. Благодаря реконструкции корпуса 9, где сейчас помещается здание банка РБР, в котором в 2004 году поучаствовало бюро «Рождественка», присоединив к дворовому фасаду многоярусную стеклянную галерею, стало очевидно, настолько гармонично могут сочетаться старые стены с новейшим дизайном. Второй сохраняемый корпус – номер 7, также уже отремонтирован. И тот и другой, сохранятся в том виде, какой они имеют сейчас.

Итак, памятники реставрируются – правда, деревянную усадьбу придется практически собрать заново, два кирпичных корпуса отремонтированы, получили современные вкрапления и будут сохранены подлинными. А на двух полюсах фабричной территории возникнут два больших новых офисных корпуса недоступного для исторических зданий класса «А», № 1 и № 2. Их также проектируют «Сергей Киселев и партнеры».

Корпус №1 – самое известное сейчас здание «Красной Розы», потому что в нем с 2003 г. располагается галерея ArtPlay, приютившая целую серию артистических офисов и ставшая уже хорошо известной. ArtPlay стал одним из звучных примеров освоения лофтовых пространств художниками, можно даже сказать, что для Москвы этот пример почти азбучный. Однако сохранить подлинный корпус, по всей видимости, не удастся – об этом уже было неоднократно написано в прессе – однако при этом авторы не особенно упоминали, что так было задумано с самого начала. Сергею Киселеву заказали проект, предусматривающий разборку и восстановление в реставрационном режиме (то есть точно по чертежам) части корпуса, выходящей на улицу Тимура Фрунзе. Архитекторы называют ее «шедовым корпусом» из-за особенностей перекрытия, представляющего из себя крупную бетонную гармошку, в гранях которой проделаны окна для того, чтобы получить максимум верхнего освещения для широкого одноярусного пространства цеха. Шеды – один из характерных приемов перекрытий крупных цехов, а в данном случае они уже стали символом здания. Таким образом, будет воссоздаваться не только фасад, как в других случаях, но и перекрытия – весь объем на глубину около 20 метров от улицы.

Надо сказать, что некоторое время назад, может быть, реагируя на прессу и мнения защитников московской старины, заказчик высказал пожелание не сносить «шедовый» корпус Арт-плея, а сохранить его, пристроив в глубине новое здание. На эту тему было даже проведено специальное совещание. Однако оказалось, что для того, чтобы сохранить корпус, необходимо отказаться приблизительно от одной трети подземной стоянки. Или выкопать ее где-то еще – словом, сделать совершенно новый проект корпуса № 1, исходящий из изменившихся условий. И отложить завершение всех работ не меньше, чем на еще на один год.

Итак, «шедовый» корпус сносится и будет восстановлен с подземным гаражом. Повторим, что это предполагалось с самого начала, с 2003 года. «За его спиной» возникает крупный стеклянный объем с внутренним атриумом, на треть меньше, чем рассмотренный выше 8-й корпус, но все же очень и очень внушительный. Он вместит офисы и фитнес-центр. Это здание, достаточно сдержанное и спокойное, обладает одной затеей, которая составляет его «изюминку». Дело в том, что на восточном фасаде, вырастающем непосредственно за треугольными рядами шедовой кровли, задуманы треугольные выступы, похожие на шеды, но зеркально-стеклянные. Они будут отражать ребристую «фабричную» кровлю, демонстрируя прохожим совершенно недоступный для них «вид сверху». Надо сказать, что тема отражений, для современной стеклянной архитектуры вообще-то нередкая и естественная, здесь оказывается трактованной особенным образом – фасад не просто холодно принимает и показывает все, что ему доступно, а как будто бы делает «прыжок» вперед, отращивает себе какие-то новые части, нужные лишь для того, чтобы показать больше. Архитектура от этого становится зрелищнее, а статус отражения как будто бы проясняется – в данном случае невозможно счесть его случайным, оно определенно просчитано и включено в ткань фасадного декора как одна из важных составных частей. Отражение оказывается наравне с материальными украшениями, и надо сказать, что это по меньшей мере примечательно.

Помимо игры в отражения у корпуса есть еще один небольшой секрет – степень «современности» его архитектуры очень заметно нарастает от выходящего на улицу Тимура Фрунзе края (восстанавливаемого шедового корпуса) к центру. Посередине расположен совершенно стеклянный атриум, фланкированный по краям двумя простыми светло-серыми параллелепипедами – местной версией Сциллы и Харибды, расступившихся, чтобы дать место стеклянному «айсбергу». Кровля атриума перекрыта гигантским стеклянным подобием шедов – они такие большие, что уместилось всего три выступа, отчетливо намекающие на преемственность со старой заводской частью.

Итак, «Красная Роза» – большой квартал в центре города, который начали реконструировать раньше других подобных. За четыре прошедших года он успел стать и своеобразным эталоном, и предметом многих споров. На его примере заметно, насколько это дорогое и сложное дело – сохранять историческую среду, одновременно превращая ее в фешенебельные офисы класса «А» (кстати сказать, офисным пространствам, устроенным внутри старых заводов, выше более дешевого класса «Б» никогда не подняться). В то же время его нельзя назвать компромиссным. Скорее другое – это пример соседства и взаимопроникновения двух крайностей, первая из которых – благородная попытка сохранить абсолютно все, что можно, а вторая – достаточно естественное желание сделать итоговый продукт качественным и успешно продаваемым. Надо сказать, в Москве чаще безоговорочно побеждает второе. А в «Красной Розе», кажется все же возникло хрупкое равновесие.

Корпус № 8. Общий вид
Корпус №1. Общий вид
Ситуационный план
Корпус № 8. Вид с улицы Тимура Фрунзе. Справа - дом, который бедт сохранен и отреставрирован. Правда, со сменой всех внутренних перекрытий
Корпус №1. Общий вид
Корпус №1. Вид по ул. Тимура Фрунзе
Корпус №1. Вход с улицы Тимура Фрунзе
Комплекс №1. Главный вход
Комплекс №1. Атриум
Комплекс №1. Наружная стена атриума
Корпус №1. План 1 этажа


Проект:
Деловой центр «Красная Роза», ул. Тимура Фрунзе, д. 11. Корпус № 1
Россия, Москва, ул. Тимура Фрунзе, д. 11

Авторский коллектив:
Сергей Киселев – руководитель авторского коллектива, Валерий Швецов – ГАП, Сергей Заянчковский, Антон Литовский,Полина Илюшина
инженеры Игорь Шварцман, Константин Спиридонов

2005 — 2006 / 2007 — 2008

Инвестор ЗАО «Красная роза 1875»
Заказчик: ООО «СтройПроект»
инженерные разделы НПО «Термэк»
ООО «Арстек инжиниринг»

16 Октября 2007

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Технологии и материалы
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Сейчас на главной
Бинокулярный взгляд на культуру
Музей Западной Австралии «Була Бардип» в Перте по проекту бюро Hassell и OMA предлагает экспозицию, одновременно учитывающую аборигенный и западный взгляд на историю и культуру.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.
«Панельный дом для богатых»
Лучшим небоскребом мира за 2018–2020 годы Немецкий музей архитектуры выбрал башни Norra tornen в Стокгольме по проекту OMA: сборный бетонный жилой комплекс, напоминающий своими модульными «кубиками» Habitat’67. Публикуем его и небоскребы-финалисты.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Башни «Спутника»
Шесть башен в крупном жилом комплексе рядом с берегом Москвы-реки в самом начале Новорижского шоссе совмещают ответ на целый ряд маркетинговых пожеланий и рамок, предлагая простой ритм и лаконичную форму для домов, которые заказчик предпочел видеть «яркими».
Кружево и кортен
Мастерская LMN Architects построила в Эверетте на северо-западе США пешеходный мост, соединивший оторванные друг от друга городские районы. Сооружение, первоначально задуманное как часть канализационной системы, превратилось в популярное общественное пространство.
Рынок с открытым кодом
Рынок для городка Гаубулига в Гане по проекту студенческой лаборатории [applied] Foreign Affairs при Венском университете прикладных искусств получил американскую премию Architecture Masterprize в номинации «Открытие года».
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.
Бранденбургские колоннады
На этих выходных открывается долгожданный для жителей и посетителей немецкой столицы аэропорт Берлин-Бранденбург – BER. Его архитекторы – бюро gmp, авторы закрывающегося с открытием BER Тегеля.
Точка отсчета
Здесь мы рассматриваем два ретро-объекта: одному 20 лет, другому 25. Один из них – первые в истории Петербурга таунхаусы, другой стал первым примером элитного жилья на Крестовском острове. Оба – от бюро «Евгений Герасимов и партнеры».
Деревянное будущее
Бюро Рейульфа Рамстада выиграло конкурс на проект нового крыла музея корабля «Фрам» в Осло: проект называется Framtid – «будущее».
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Облако на холме
Бюро Alvisi Kirimoto завершило реконструкцию разрушенной землетрясением музыкальной школы в итальянском Камерино. Реализовать проект удалось менее чем за 150 дней.