30.10.2007

Парк имени храма

Проект Павла Андреева для района Остоженки непохож на все, что мы привыкли ожидать в этих местах, возможно, потому, что один из заказчиков – Зачатьевский монастырь. В рамках проекта будут реставрированы палаты Киреевского, а в сквере на месте взорванной в 1930-е гг. церкви Воскресения Нового возникнет миниатюрный мемориальный парк, основной частью которого станут руины фундаментов храма. Вероятно, их удастся раскопать и законсервировать

информация:

открыть большое изображение

Район между Остоженкой и рекой, прозванный девелоперами «золотой милей» - сейчас один из самых «перегретых» очагов нового строительства в центре Москвы. Элитное жилье продается за бешеные деньги, любители современной архитектуры ходят сюда на экскурсии, а поклонники исчезающей московской старины вздыхают об утраченном очаровании тихих улочек. Что правда, то правда – выдающихся памятников архитектуры здесь почти нет, большую часть церквей снесли еще в 1930-е, но колорит у района был и сейчас он радикально изменился, а точнее, находится в процессе превращения в шикарный район центра города.

Проект мастерской Павла Андреева предназначен для треугольного участка между Зачатьевскими переулками и Остоженкой, выходящего на улицу острым «мысом» сквера. И он очень непохож на то, что мы привыкли сейчас считать застройкой этого района. Во-первых, здесь не будет жилья, а будет монастырская гостиница (три звезды), офисы и сквер. А во-вторых, архитекторам достался крайне «обременный» участок – сложная задача, ответом на которую оказался любопытный ансамбль, соединяющий в себе очень разные вещи – прямо-таки «куст» разных архитектурных работ на тему исторического города.

Итак, с одной стороны улица Остоженка, с другой Зачатьевский монастырь. Монастырю принадлежит здание палат XVII века в юго-западной части участка, известных тем, что в начале века XIX-го здесь жил известный собиратель русского фольклора Павел Киреевский. Палаты высокие, двухэтажные на подклете, и они уже достаточно давно находятся в ужасающем состоянии. Собственно, реставрация палат – это главный сюжет проекта. Монастырь нашел инвестора, который финансирует эту реставрацию с превращением здания в монастырскую гостиницу, инвестор строит по соседству несколько некрупных офисных домиков «в режиме регенерации», что означает приблизительно следующее: когда-то на этом месте что-то было (деревянный дом), сейчас место пустое, и можно строить в рамках действующих здесь высотных ограничений, восстанавливая, таким образом, плотность застройки.

В режиме регенерации возникает здание, которые на самом деле одно, а снаружи (с улицы) кажется, что их четыре. По линии Зачатьевских переулков будет выстроено три домика – два маленьких одноэтажных, похожих на флигели среднестатистической городской усадьбы века этак XVIII-го – покрытые штукатуркой, без колонн, с барочными «ушастыми» наличниками. Эти «флигели» фланкируют садик перед домом Киреевских (гостиницей) и смысл их фасадного решения достаточно очевиден – похожим образом могла выглядеть московская допожарная застройка, которую мог застать знаменитый обитатель палат. Только функционально «флигели» оказываются «техническими помещениями», внутри они скрывают лифтовые шахты, ведущие в подземный гараж. Который, как сейчас обычно бывает, занимает все пятно застройки, обходя на положенное расстояние памятник XVII века. Третий объем, выходящий к переулкам, крупнее, его надземная часть двухэтажная, а декор фасадов тот же – желто-белый, штукатурный. Все вместе, что достаточно очевидно, призвано изображать средне-большую московскую усадьбу второй половины XVIII в.; или ее имитацию середины XIX в. Словом, можно спорить о том, надо или не надо выстраивать в центре города такие «обманки» - это уже вопрос политический, но надо признать что три дома прекрасно подходят под понятие «регенерация» - почти как эталон. Через сколько-нибудь лет можно будет пройти мимо и не заметить, что дома новые – если, конечно детали удастся сделать хорошо.

Четвертый объем этого здания-ансамбля решен контрастно. Он целиком стеклянный, хай-тековский и буквально врезан в «тело» штукатурной имитации-регенерации под углом 90 градусов. Этот корпус параллелен Остоженке, а Зачатьевским переулкам он показывает свой стеклянный угол, возвышающийся над штукатурной стеной псевдо-усадьбы, и добавляет, таким образом, к ансамблю интригу. Он откровенно противоречит историзму остальных объемов, резко переходя от имитации к откровенности модернистского стекла и железа. То, что корпус смело развернут, а не просто поставлен параллельно позади «исторического» фасада, претендует на толику внутреннего сюжета – как будто современное здание врезано в «старый» дом. На самом же деле, если подумать, то получается наоборот: штукатурно-стилизованный объем обступает собой стеклянный параллелепипед, как будто бы тот был уже здесь раньше, а потом наступила эпоха историзма и его обстроили. Совершенно очевидно, что комплекс намеренно рассчитан на подобную рефлексию, а ее неоднозначность в ряду смены московских приоритетов за последние 20 лет оказывается вполне уместной.

Следующая часть замысла архитекторов кажется особенно интересной – это проект благоустройства примыкающего к монастырскому участку городского сквера на углу между Остоженкой и Зачатьевскими переулками. Здесь стояла церковь Воскресения Нового, небольшой пятиглавый храм конца XVII в. с острой ампирной колокольней и трапезной, которая выступала прямо на трассу Остоженки, примерно так, как сейчас заполняет тротуар на Сретенке Владимирская церковь того же времени. Церковь взорвали в 1930-е годы, в начале 2000-х гг. шли разговоры о ее восстановлении в ряду многих разрушенных церквей – но до этого дело не дошло и теперь уже сложно сказать, хорошо это или плохо. В данном случае восстановлению и вообще строительству с рамках небольшого сквера законодательно препятствует то, что он имеет официальный статус природного комплекса. Сквер принадлежит городу, однако монастырские власти высказали пожелание установить в сквере памятный знак в честь разрушенного храма.

Архитекторы – Павел Андреев и ГАП проекта Сергей Павлов нашли, как мне кажется, красивое решение этой задачи – они предложили открыть и музеефицировать фундаменты церкви, предварительно проведя в них раскопки. Большая часть стен храма приходится на территорию сквера – их контуры будут обозначены каменной кладкой, в идеале скрывающей под собой реальные остатки фундамента. Похожим образом в Пскове экспонируются остатки церквей, разобранных по указу Петра I для устройства на их месте земляных укреплений – храмы Довмонтова города: их фундаменты прикрыты современной реставрационной кладкой и в таком виде доступны для осмотра. В Москве пока подобные приемы не использовались, вероятно, если замысел осуществится, то он будет первым почином такого рода.

На месте церковной колокольни – там, где был вход в храм, теперь планируется сделать главный вход в сквер, поставив над остатками фундаментов стеклянную арку, примерно на месте стен колокольни. Стекла должны служить выставочной витриной – за ними будут выставляться материалы по истории разрушенного храма, монастыря, Остоженки вообще. Далее – посередине бывшей трапезной будет устроена прямая дорожка, имитирующая покрытие храмового пола, ведущая к месту церковного наоса (четверика), «пол» которого будет опущен на несколько ступенек, а посередине будет стоять «памятник церкви» в виде небольшой стеллы-часовенки. Весь сквер обнесут оградой, похожей на ту, которая была у церкви, а внутри – помимо руины – проложат изогнутые дорожки, ведущие к двум другим входам в сквер. Получается парк имени храма, пусть небольшой, но отличающийся большой степенью деликатности по отношению к разрушенному наследию. Откровенно говоря, деятели 1930-х годов наделали много таких скверов – если бы удалось применить эту методику – раскопок с последующей, условно говоря, «парковой» музеефикацией, хотя бы к части таких скверов, это принесло бы российской культуре очень много пользы.

открыть большое изображение
открыть большое изображение
открыть большое изображение
открыть большое изображение
открыть большое изображение
Воскресения Христова, имен. Новым, на Остоженке. Фотография из альбома Н.А. Найденова. Москва. Соборы, монастыри и церкви. М., 1882. Иллюстрация портала «Храмы России» (http://temples.ru)
Воскресения Христова, имен. Новым, на Остоженке. Фотография из альбома Н.А. Найденова. Москва. Соборы, монастыри и церкви. М., 1882. Иллюстрация портала «Храмы России» (http://temples.ru)
открыть большое изображение
открыть большое изображение
открыть большое изображение
открыть большое изображение
открыть большое изображение
открыть большое изображение

последние новости ленты:

Архитекторы – партнеры Архи.ру:

  • Всеволод Медведев
  • Андрей Гнездилов
  • Арсений Леонович
  • Зураб Басария
  • Илья Уткин
  • Екатерина Кузнецова
  • Евгений Герасимов
  • Сергей Труханов
  • Никита Токарев
  • Вера Бутко
  • Карен Сапричян
  • Валерий Лукомский
  • Сергей Кузнецов
  • Никита Бирюков
  • Наталья Сидорова
  • Владимир Биндеман
  • Алексей Гинзбург
  • Антон Надточий
  • Даниил Лоренц
  • Олег Шапиро
  • Юлия Тряскина
  • Тотан Кузембаев
  • Александр Попов
  • Александр Скокан
  • Алексей Курков
  • Игорь Шварцман
  • Наталия Зайченко
  • Татьяна Зульхарнеева
  • Андрей Романов
  • Константин Ходнев
  • Александр Асадов
  • Олег Карлсон
  • Антон Бондаренко
  • Александра Кузьмина
  • Сергей Скуратов
  • Иван Кожин
  • Анатолий Столярчук
  • Антон Яр-Скрябин
  • Александр Бровкин
  • Юлий Борисов
  • Михаил Канунников
  • Станислав Белых
  • Рустам Керимов
  • Марк Сафронов
  • Павел Андреев
  • Сергей Сенкевич
  • Екатерина Грень
  • Сергей Орешкин
  • Владимир Плоткин
  • Юрий Сафронов
  • Дмитрий Ликин
  • Полина Воеводина
  • Илья Машков
  • Дмитрий Васильев
  • Антон Ладыгин
  • Владимир Ковалёв
  • Валерия Преображенская
  • Андрей Асадов
  • Антон Лукомский
  • Наталия Шилова
  • Роман Леонидов
  • Василий Крапивин
  • Антон Барклянский
  • Никита Явейн
  • Сергей Чобан
  • Олег Мединский
  • Дмитрий Селивохин
  • Левон Айрапетов
  • Николай Миловидов

Постройки и проекты (новые записи):

  • Проект остановки общественного транспорта
  • Гимназия А+
  • Реконструкция здания на Зубовской площади
  • Свердловская филармония
  • Международный терминал Ватерлоо
  • Здание офиса продаж ЖК «Селигер Сити»
  • Жилой комплекс WhiteLines
  • Редевелопмент территории мукомольного комбината
  • Гостиница на площади Советской Армии

Технологии:

12.10.2018

Европейские системы ограждений «ZABOR–MODERN.RU» для России

Новый взгляд нa привычные вещи. Забор, как визитная карточка дома.
Zabor Modern
10.10.2018

Русский авангард в интерьерах нового терминала аэропорта Шереметьево

Когда появляется желание сделать что-то абсолютно новое или индивидуальное или воссоздать что-то историческое и гениальное, даже большой палитры стандартных декоров FunderMax может не хватить для полета фантазии архитектора или дизайнера. И тут на помощь приходит FunderMax Individual.
ООО «Декотек Инжиниринг»
01.10.2018

Капремонт системы отопления без сварки

Инновационные решения от Viega Megapress: впервые в России ремонт системы отопления многоэтажного дома проведен полностью без применения сварки, методом холодной опрессовки.
Viega
01.10.2018

Пространства для создания инноваций и почему они важны для всех компаний

Креативность и новые идеи становятся новым ключевым параметром деятельности компаний, без которого не обходится ни один лидер рынка. Но чтобы процесс создания инноваций действительно работал, необходимо создать для сотрудников подходящие рабочие условия, в которых они будут максимально креативными. По материалам исследования Ideation Group, Haworth Inc.
HAWORTH
25.09.2018

Пространство без границ

Современные архитектурные решения предполагают размытие границы между внутренней и внешней средой. Новые защитные ограждения системы «Реалит» RPE 35 и RPI 23 расширяют пространство, превращая стекло в огромный световоздушный экран.
Архитектурные системы «Реалит»
другие статьи