Перерождение башни

Жилой дом-башня мастерской Павла Андреева старательно вписан в его архитектурное окружение – однако одновременно дом оказывается выразительной зарисовкой на тему «контекст и современность», представляя любому заинтересованному зрителю почти театрально разыгранный сюжет превращения «жесткого» модернизма в «контекстуальный». Ему даже можно сопереживать

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

10 Декабря 2007
mainImg

Архитектор:

Павел Андреев

Мастерская:

Архитектурная мастерская Павла Андреева

Проект:

Жилой дом с подземной автостоянкой в Яковоапостольском пер., 11/13, стр. 1
Россия, Москва, Яковоапостольский пер., 11/13, стр. 1

Авторский коллектив:

Андреев П.Ю.- руководитель авторского коллектива,
Павлов С.Г.- главный архитектор проекта,
Сергеева В.А., Бабаян А.Е.
Проект выполнен в соавторстве с архитектором Г.М. Куренным



2007

Инвестор: ЗАО "Объединение ИНГЕОКОМ"
Заказчик: ООО "Баупорт"

Дом строится в глубине двора между Яковоапостольским и Большим Казенным переулком. В 1970-е здесь уже построили две розово-кирпичные элитные башни, жестко вклинившиеся в ткань выстроенного вдоль старых улиц исторического квартала – башни-близнецы игриво встали по диагонали, презирая планировку: охранители тех времен еще называли такие дома «вставными зубами». С появлением двух советских башен городское пространство вокруг них растеряло все качества исторической среды – для своего времени это был один маленьких шажков экспансии современной застройки в центр, этакий мини-новый-арбат, лоскуток, которых осталось немало и в пределах Садового кольца, и за его чертой. Поэтому можно согласиться с авторами проекта в утверждении, что «исторический морфотип застройки полностью разрушен». Поэтому, несмотря на расположение участка в историческом центре, недалеко от заповедной улицы Покровки, главным контекстом для нового дома оказался не окрестный XIX век, а те самые жилые башни брежневского времени. На них и ориентируется новая башня – и ростом (13 этажей), и квадратностью объема.

Далее, однако, с ней происходят трансформации, которые развиваются по двум направлениям. Во-первых, и это самое понятное – новая башня далека от агрессивного модернизма, она дитя эпохи контекстуализма, что порождает некоторые противоречия. Дело в том, что дом всерьез относится и к ближнему «брежневскому» окружению и к дальнему, более старому. Вроде бы он вторит контурам соседних башен, но в то же время не заимствует их жесткой и нахальной расстановки, игнорирующей все вокруг, а наоборот, слегка поворачивается, выстраиваясь параллельно линии Б.Казенного переулка – единственного, с которого его будет полностью видно, как бы намекая – да, я тоже башня, но вежливая, я не признак будущей перепланировки города, я наоборот, за примирение и согласие.

Вторая особенность более заметна – все-таки прошло почти сорок лет, и новая башня стремится сочетать современные приемы и материалы со старательной «контекстуальностью» всего облика. Это неудивительно и уже не ново – все, что строится в центре, стремится в наше время к этой цели – иначе никак. Однако в данном случае привычный процесс совмещения старого и нового приобрел очень зримые формы.

Со стороны кажется, что дом состоит из квадратного стеклянного стержня – основы, прикрытой четырьмя щитами очень «кирпичного» вида, но изогнутыми слабой волной. Эти «щиты» выдвинуты вперед на ризалитах, боковые стены которых тоже остеклены и таким образом кажутся принадлежащими к материи «основы». Если рассуждать в этом направлении дальше, то можно себе представить такую историю – вот, условно говоря, квадратная кирпичная башня, похожая на «брежневскую». По каким-то причинам она начинает перерождаться:  сначала изменяется «кожа» – фактура облицовки, она становится аккуратнее и начинает выглядеть подороже. Затем объем раздвигается изнутри и от этого движения кирпичные плоскости расступаются и изгибаются, как будто бы «под внутренним напором» – примерно так, как это делает фасад в «Матрице», то есть волнообразно. Раздвигаясь, дом обнаруживает свою внутреннюю «суть» - стеклянные плоскости, из которых он «на самом деле состоит». Разумеется, эта история – плод воображения, дома не растут и не превращаются, однако в ней есть доля правды. Она заключена в том, что архитектурная образность башни, новой, но вторящей контексту, заключает в себе описанный сюжет, более того, оно подан настолько явственно, что дом кажется пластической зарисовкой на тему «современное здание в полуразрушенном историческом центре». Особенно точно здесь схвачено противоречивое желание таких зданий, которое заключается в том, чтобы спрятаться за ширмой кирпичной фактуры и одновременно – разорвать, раздвинуть, сломать свою скорлупу «изнутри».

zooming
Генплан - схема озеленения
План 1 этажа
План 3 этажа


Архитектор:

Павел Андреев

Мастерская:

Архитектурная мастерская Павла Андреева

Проект:

Жилой дом с подземной автостоянкой в Яковоапостольском пер., 11/13, стр. 1
Россия, Москва, Яковоапостольский пер., 11/13, стр. 1

Авторский коллектив:

Андреев П.Ю.- руководитель авторского коллектива,
Павлов С.Г.- главный архитектор проекта,
Сергеева В.А., Бабаян А.Е.
Проект выполнен в соавторстве с архитектором Г.М. Куренным



2007

Инвестор: ЗАО "Объединение ИНГЕОКОМ"
Заказчик: ООО "Баупорт"

10 Декабря 2007

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина

Технологии и материалы

Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.

Сейчас на главной

Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.
Решетчатая «опора»
Энергоэффективное офисное здание oxxeo с несущим фасадом, одновременно работающим как солнцезащитный экран: проект Rafael de La-Hoz Arquitectos на севере Мадрида.