English version

Перерождение башни

Жилой дом-башня мастерской Павла Андреева старательно вписан в его архитектурное окружение – однако одновременно дом оказывается выразительной зарисовкой на тему «контекст и современность», представляя любому заинтересованному зрителю почти театрально разыгранный сюжет превращения «жесткого» модернизма в «контекстуальный». Ему даже можно сопереживать

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

10 Декабря 2007
mainImg
Архитектор:
Павел Андреев
Мастерская:
Архитектурная мастерская Павла Андреева
Проект:
Жилой дом с подземной автостоянкой в Яковоапостольском пер., 11/13, стр. 1
Россия, Москва, Яковоапостольский пер., 11/13, стр. 1

Авторский коллектив:

Андреев П.Ю.- руководитель авторского коллектива,
Павлов С.Г.- главный архитектор проекта,
Сергеева В.А., Бабаян А.Е.
Проект выполнен в соавторстве с архитектором Г.М. Куренным



2006 — 2007

Инвестор: ЗАО "Объединение ИНГЕОКОМ"
Заказчик: ООО "Баупорт"

Дом строится в глубине двора между Яковоапостольским и Большим Казенным переулком. В 1970-е здесь уже построили две розово-кирпичные элитные башни, жестко вклинившиеся в ткань выстроенного вдоль старых улиц исторического квартала – башни-близнецы игриво встали по диагонали, презирая планировку: охранители тех времен еще называли такие дома «вставными зубами». С появлением двух советских башен городское пространство вокруг них растеряло все качества исторической среды – для своего времени это был один маленьких шажков экспансии современной застройки в центр, этакий мини-новый-арбат, лоскуток, которых осталось немало и в пределах Садового кольца, и за его чертой. Поэтому можно согласиться с авторами проекта в утверждении, что «исторический морфотип застройки полностью разрушен». Поэтому, несмотря на расположение участка в историческом центре, недалеко от заповедной улицы Покровки, главным контекстом для нового дома оказался не окрестный XIX век, а те самые жилые башни брежневского времени. На них и ориентируется новая башня – и ростом (13 этажей), и квадратностью объема.

Далее, однако, с ней происходят трансформации, которые развиваются по двум направлениям. Во-первых, и это самое понятное – новая башня далека от агрессивного модернизма, она дитя эпохи контекстуализма, что порождает некоторые противоречия. Дело в том, что дом всерьез относится и к ближнему «брежневскому» окружению и к дальнему, более старому. Вроде бы он вторит контурам соседних башен, но в то же время не заимствует их жесткой и нахальной расстановки, игнорирующей все вокруг, а наоборот, слегка поворачивается, выстраиваясь параллельно линии Б.Казенного переулка – единственного, с которого его будет полностью видно, как бы намекая – да, я тоже башня, но вежливая, я не признак будущей перепланировки города, я наоборот, за примирение и согласие.

Вторая особенность более заметна – все-таки прошло почти сорок лет, и новая башня стремится сочетать современные приемы и материалы со старательной «контекстуальностью» всего облика. Это неудивительно и уже не ново – все, что строится в центре, стремится в наше время к этой цели – иначе никак. Однако в данном случае привычный процесс совмещения старого и нового приобрел очень зримые формы.

Со стороны кажется, что дом состоит из квадратного стеклянного стержня – основы, прикрытой четырьмя щитами очень «кирпичного» вида, но изогнутыми слабой волной. Эти «щиты» выдвинуты вперед на ризалитах, боковые стены которых тоже остеклены и таким образом кажутся принадлежащими к материи «основы». Если рассуждать в этом направлении дальше, то можно себе представить такую историю – вот, условно говоря, квадратная кирпичная башня, похожая на «брежневскую». По каким-то причинам она начинает перерождаться:  сначала изменяется «кожа» – фактура облицовки, она становится аккуратнее и начинает выглядеть подороже. Затем объем раздвигается изнутри и от этого движения кирпичные плоскости расступаются и изгибаются, как будто бы «под внутренним напором» – примерно так, как это делает фасад в «Матрице», то есть волнообразно. Раздвигаясь, дом обнаруживает свою внутреннюю «суть» - стеклянные плоскости, из которых он «на самом деле состоит». Разумеется, эта история – плод воображения, дома не растут и не превращаются, однако в ней есть доля правды. Она заключена в том, что архитектурная образность башни, новой, но вторящей контексту, заключает в себе описанный сюжет, более того, оно подан настолько явственно, что дом кажется пластической зарисовкой на тему «современное здание в полуразрушенном историческом центре». Особенно точно здесь схвачено противоречивое желание таких зданий, которое заключается в том, чтобы спрятаться за ширмой кирпичной фактуры и одновременно – разорвать, раздвинуть, сломать свою скорлупу «изнутри».

zooming
Генплан - схема озеленения
План 1 этажа
План 3 этажа
Архитектор:
Павел Андреев
Мастерская:
Архитектурная мастерская Павла Андреева
Проект:
Жилой дом с подземной автостоянкой в Яковоапостольском пер., 11/13, стр. 1
Россия, Москва, Яковоапостольский пер., 11/13, стр. 1

Авторский коллектив:

Андреев П.Ю.- руководитель авторского коллектива,
Павлов С.Г.- главный архитектор проекта,
Сергеева В.А., Бабаян А.Е.
Проект выполнен в соавторстве с архитектором Г.М. Куренным



2006 — 2007

Инвестор: ЗАО "Объединение ИНГЕОКОМ"
Заказчик: ООО "Баупорт"

10 Декабря 2007

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
«Золотой мастерок» архитектора
29 марта в гостинице «Ренессанс Москва» состоялась презентация сборника «Качественная архитектура 2012», выпущенного издательским домом «АРД-центр». По традиции, в этом издании под одной обложкой собраны лучшие российские постройки за последний год.
Преображение фасада
По проекту «Архитектурной мастерской Павла Андреева» на Комсомольском проспекте в Москве закончена реконструкция здания института «Промстройпроект».
Веер предложений
Проектируя фасад гостиницы на Страстном бульваре, прямо перед Пушкиным, Павел Андреев предложил заказчикам полный набор решений: от лаконичного цветного минимализма и сталинского «ампира» до сдержанной версии модерна и постмодерна.
Штаб-квартал
Между Костянским и Уланским переулками компания «Нордео» строит новое административное здание по проекту, разработанному творческим коллективом под руководством Павла Андреева. Заказчиком этого комплекса выступает компания «Лукойл», завершая таким образом формирование квартала своей штаб-квартиры на Сретенском бульваре.
Спинакер на перекрестке
На пересечении Севастопольского и Нахимовского проспектов по проекту архитектурной мастерской Павла Андреева построен общественно-деловой комплекс. Его выгнутый стеклянный фасад напоминает парус, наполненный ветром, гуляющим вдоль широких транспортных магистралей.
В ритме Садового
Сегодня офисный комплекс на Валовой улице известен москвичам, в первую очередь, как многолетний недострой, более чем наполовину закрытый рекламными щитами и растяжками. Но автор проекта – архитектор Павел Андреев – не теряет надежды на то, что здание будет закончено и станет частью парадной застройки Садового кольца.
Большой подземный театр
Не так давно первый заместитель мэра Москвы Владимир Ресин объявил о том, что в конце ноября начнутся монтажные и отделочные работы в подземном репетиционном зале Большого театра, который строится по проекту архитектурной мастерской Павла Андреева.
Операция «Люкс»
Реконструкция гостиницы «Центральная» – один из тех московских проектов, который обречен вызывать ожесточенные споры. Среди защитников объектов истории он именуется не иначе как «уничтожение памятника», а на языке официальных чиновников называется «реставрацией и развитием». Сам же автор проекта архитектор Павел Андреев к подобному противостоянию терминологии относится философски. Памятники всегда будут перестраиваться, считает он, и история «Центральной» – еще одно тому подтверждение.
Прокрустово ложе регламентов
Сегодня в Москве продолжается работа над рядом крупномасштабных девелоперских проектов, в будущем обещающих городу появление целых новых районов. Один из таких проектов – жилой квартал в пойме реки Раменки мастерской Павла Андреева, о котором Агентство архитектурных новостей уже писало.
До ре ми студенческого быта
Приближающаяся реконструкция Московской государственной консерватории им. П.И.Чайковского затронет не только знаменитый комплекс зданий на Большой Никитской, но и общежитие этого старейшего музыкального ВУЗа страны. Проект последнего выполнен мастерской №14 «Моспроекта-2». Авторский коллектив под руководством Павла Андреева постарался создать для студентов консерватории дом «на вырост», отлично понимая, что другого такого случая может и не представиться.
Ворота на другую сторону
Уже несколько лет как Кутузовский проспект наращивает свою высоту: «Эдельвейс», «Миракс-плаза», появляются котлованы для реализации концепции перекрытия киевской железной дороги. И хотя так и неясно, чем закончился конкурс на формирование проспекта высотным строительством, организованный Москомархитектурой еще в 2006 году, реально здесь уже все строится. В этом ряду оказывается и проект гостинично-делового комплекса на пересечении Поклонной улицы и улицы 1812 года, выполненный в мастерской Павла Андреева
Квартал на Аэровокзале
Освоение гигантской территории бывшего Ходынского поля продолжается. Если в минувшие годы центр строительной активности расположился со стороны Ледового дворца Дмитрия Буша и «самого длинного в Европе жилого дома», то теперь на повестке дня уже участки, примыкающие к самому Ленинградскому проспекту. В частности, собираются заново застроить владения 37-39, в связи с чем мастерская Павла Андреева предложила эскиз градостроительного решения этой части, сохранив привычную для Ленинградки периметральную логику застройки
Рациональное предложение
Проект мастерской Павла Андреева выиграл конкурс на концепцию квартала на берегу реки Раменки. Архитекторы предложили сделать квартал более удобным для жизни, добавили у нему внутренний бульвар, снизили этажность жилых башен без уменьшения общей площади. Однако этому предложению все же суждено остаться на бумаге, потому что оно не соответствует ранее утвержденным для участка нормативам, а согласовать новые – в принципе можно, но долго и дорого. Стоит задуматься, какими градостроительными нормами вообще руководствуются сейчас московские архитекторы, проектируя новые кварталы. А нормы эти, как выясняется, в целом вполне советские
Спрятавшийся дом
Новый административно-офисный центр, недавно выстроенный на Малой Дмитровке по проекту мастерской Павла Андреева, деликатно прячется за историческим зданием городской усадьбы XIX века, не нарушая сложившейся фасадной линии этой старинной улицы
Банк на Брестской
На одной из самых «архитектурных» улиц Москвы - 2-й Брестской, недалеко от ее пересечения с Большой Грузинской, заканчивается отделка нового банковского здания, построенного по проекту Павла Андреева. Строительство завершилось как раз к Новому году
Парк имени храма
Проект Павла Андреева для района Остоженки непохож на все, что мы привыкли ожидать в этих местах, возможно, потому, что один из заказчиков – Зачатьевский монастырь. В рамках проекта будут реставрированы палаты Киреевского, а в сквере на месте взорванной в 1930-е гг. церкви Воскресения Нового возникнет миниатюрный мемориальный парк, основной частью которого станут руины фундаментов храма. Вероятно, их удастся раскопать и законсервировать
Дом с шарниром
Проект многофункционального комплекса в начале шоссе Энтузиастов получил золотой диплом на прошлогоднем «Зодчестве» – вероятно, за яркий и лаконичный образ, а также за остроту найденного градостроительного решения. Дом, который должен встать прямо за Рогожской заставой, кажется фрагментом гигантского механизма, а следовательно – представителем индустриальной части Москвы, на границе которой он расположен
Похожие статьи
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Один памятник вместо другого
Новый зал Мойнихана по проекту SOM для Пенсильванского вокзала в Нью-Йорке призван заменить общественные пространства снесенного в 1965 его исторического здания.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.