Рациональное предложение

Проект мастерской Павла Андреева выиграл конкурс на концепцию квартала на берегу реки Раменки. Архитекторы предложили сделать квартал более удобным для жизни, добавили у нему внутренний бульвар, снизили этажность жилых башен без уменьшения общей площади. Однако этому предложению все же суждено остаться на бумаге, потому что оно не соответствует ранее утвержденным для участка нормативам, а согласовать новые – в принципе можно, но долго и дорого. Стоит задуматься, какими градостроительными нормами вообще руководствуются сейчас московские архитекторы, проектируя новые кварталы. А нормы эти, как выясняется, в целом вполне советские

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

21 Августа 2008
mainImg
Архитектор:
Павел Андреев
Мастерская:
Архитектурная мастерская Павла Андреева
Проект:
Разработка архитектурно-градостроительных решений жилого квартала в пойме реки Раменки
Россия, Москва, Пересечение ул. Минской с Киевским направлением МЖД в пойме реки Раменки, ТД "Волынская"

Авторский коллектив:
Руководитель проекта Андреев П.Ю., ГАП Римашевская И.И., рук. группы архитектор Рязанов Л.В., ведущий архитектор Виноградова-Франк М.В.

2007 — 2008

Участок, на котором должен быть построен жилой квартал общей площадью около 500 тысяч кв. метров, располагается между рекой Раменкой и железной дорогой Киевского направления. Вообще говоря, этот район – в Москве один из самых лакомых и разного рода «элитное» жилье осваивает его уже с середины девяностых. Само по себе место хорошее, хотя рядом – железная дорога, а вдоль нее по плану развития города пройдет оживленная магистраль – дублер Кутузовского проспекта. Это новое шоссе должно, в частности, стать главной дорогой для въезда-выезда из запланированного квартала: если бы оно не было задумано, может быть, и квартала бы на этом месте не случилось. Так что условия контрастные – с одной стороны две шумные трассы, с другой идиллический пейзаж. Правда, сразу за извилистой речкой – «Золотые ключи», «элитка» девяностых. Словом, Москва. Хотя не худшее в ней место.

Дальше начинается московский сюжет: в Москве и похуже, и получше места осваивать непросто даже для «Интеко» – заказчика этого квартала. Кстати сказать, сейчас эта компания активно осваивает окрестности Сетуни и Раменки – рядом, с противоположной от железной дороги стороны будет построен квартал «летающих тарелок» по проекту БРТ Рус (Хади Тегерани и другие). Но вернемся к сюжету. «Интеко» заказало проект квартала НИиПИ Генплана. Там сделали эскиз застройки и проект планировки – и утвердили, таким образом, нормативы для всего участка, благо институт для того и сделан, чтобы утверждать подобные документы. После чего заказчик задумался и решил организовать заказной конкурс в надежде получить какие-то иные архитектурные предложения. Одним из условий конкурса было – учитывать уже утвержденный регламент, но в меру разумного.

Кто-то из участников конкурса следовал расчетам регламента дотошно, кто-то вообще не следовал. Мастерская Павла Андреева разработала два предложения – одно всецело согласное с утвержденными нормативами, другое – спланированное чуть более свободно в попытке сделать проект лучше.

Так, в варианте номер один, во всем согласном с регламентом участка – назовем его «официальным» – квартал разделен на две зоны. Южнее – подальше от Кутузовки – четыре жилые башни, которые стоят рядом с шоссе-дублером и ничем от него не защищены. Севернее – поближе к «Золотым ключам» – дома подороже и пониже ростом, они отгорожены от шоссе гаражами. Квартал явным образом делится на два – есть подешевле а есть подороже.

Архитекторы предложили сгладить этот перепад – сделать башен больше, а их высоту меньше, и разместить башни по обе стороны квартала. В варианте номер два квартал из ниспадающего в сторону «Золотых ключей» превратился в антипод центрально-симметричной композиции – центр разрежен, края поднимаются как горы над долиной.

Второе, наверное самое человеколюбивое предложение «варианта номер два» – архитекторы разместили гаражи вдоль всего квартала, отгородив таким образом от дорожного шума все без исключения дома, а не только избранные.

Далее – за вереницей гаражей во втором варианте предложено провести еще одну дорогу – бульвар, «дублер дублера». На эту дорогу машины жителей квартала смогли бы в нескольких местах съезжать, используя круглые площади и дальше разъезжаться по району. «Экранирующие» весь район здания к основной автотрассе выходят гаражами, а к бульвару магазинами – бульвар таким образом становится своего рода центром общественной жизни, полноценной городской улицей.

В дополнение к этим – весьма существенным – градостроительным коррективам архитекторы более детально разработали решение центральной части квартала. Здания выстраиваются в цепочки, одним концом «приросшие» к выходящим на бульвар магазинам, а другим – ниспадающие в сторону реки. Таким образом открывается максимум видов в сторону реки, а на торцевых стенах крайних домов устроены панорамные витражи.

Террасность композиции, однако, не абсолютна – сбегающие к реке объемы то и дело пересекают поперечные вставки «пентхаусов» с большими панорамными окнами и длинными лоджиями. Фасады продольных объемов предполагалось отделать гофрированным алюминием (это давняя идея Павла Андреева – сделать фасад из такого, традиционно кровельного материала). Так что «основа» зданий серебристо-серая, а пентхаусы коричневато-оранжевые – цветовой контраст подчеркивает игру объемов.

На всех крышах были задуманы скверы – травяной «ковер» и круглые бетонные углубления с деревьями в некоторых из них. Для пентхаусов эти сады на крыше получались прямо-таки персональными садами – на них можно выйти, как на террасу.

Все дома поставлены на круглые конструктивистские «ножки», образующие по периметру подобия колоннад. За рядами опор – стеклянные стены первых этажей, а местами даже сквозные проходы. Дома зависают над первым этажом и «топают» на своих круглых опорах в сторону реки. Все получилось очень как-то в конструктивистских традициях и в то же время современно.

Жаль что все эти замыслы – и решение таунхаусов и общие градостроительные предложения мастерской Павла Андреева – в данном случае вряд ли удастся реализовать, хотя проект (вариант «два», с усовершенствованиями) понравился заказчику и мастерская выиграла конкурс. Дело в том, что утвержденные по проекту планировки нормативы – документ очень и очень жесткий. Это известно практикующим архитекторам, а вот другим людям вряд ли известно. У документа есть две важные особенности. Во-первых, он определяет на участке буквально все за исключением фасадов. Если нормативы согласованы – то объемы, высота, функции, расположение зданий и дорог – практически все уже решено. Как говорится, шаг вправо, шаг влево – и надо заново утверждать. А во-вторых, изменить нормативы для участка, если регламент уже пройден, очень сложно, почти невозможно. То есть возможно, но это займет, с высокой степенью вероятности, несколько лет, и за это время девелопер потерпит слишком большие убытки. Выходит, что раз удалось один раз утвердить нормативы для участка – то конкурсов после этого можно уже не устраивать – разве что на фасады. Так что, судя по всему, данный квартал «Интеко» останется в рамках уже утвержденного варианта.

Эта история с регламентом, великим и ужасным – частный случай в практике и заказчика и архитектора. Ограничений гораздо больше. Так – рассказывает Павел Андреев,  градостроительные нормы, существующие в Москве на правах общего для всех закона, разрешают очень небольшое количество дорог. Это сделано, вероятно, для того, чтобы было больше зелени, а может быть еще для чего-то, но именно отсюда возникает столь нелюбимая большинством людей окраинная застройка, расчерченная гигантскими квадратами улиц и уставленная не менее гигантскими домами. Человеку там страшно и неуютно, и в то же время людей там живет страшно много. Но выходит, что мы других кварталов и получить-то не можем, имея такие нормы.

Вторая проблема – коммуникации. В Москве масса свободных площадей, но это только так кажется, что они свободные. Под ними проложены разнообразные коммуникации – и каждую, если что-то понадобится, требуется раскапывать по отдельности. Каковой процесс – откапывания, зарывания, и потом опять откапывания траншей – городские жители наблюдают каждый божий день. Если собрать коммуникации в коллектор – говорит Павел Андреев – можно было бы освободить много пространства и, главное, доступ к ним был бы проще. Но – кто возьмет коллектор на баланс? Никто не хочет. Нет такой ответственной организации, которая взяла бы на свой баланс весь коллектор. Так что закапываем… – ну и так далее.

Конечно, любопытно знать, откуда в частности происходит уродство ненавистных панельных кварталов. Но дело не только с этом. Дело, скорее, в том, что сейчас – года уже полтора-два как – московские заказчики и архитекторы начали мыслить не зданиями, а кварталами. И что же смогут спроектировать даже гениальные архитекторы, имея над собой такие ограничения? Может быть, прежде чем строить новые города, стоит пересмотреть некоторые советские нормы? Нет ответа…

Вариант №2. Решение центральной части квартала
Вариант №1
Вариант №2
Вариант №1
Вариант №2
Вариант №1
Вариант №2
Вариант 1. Фото с макета
Вариант 1
Вариант 2
Вариант №2. Решение центральной части квартала
Вариант №2. Решение центральной части квартала
Вариант №2. Решение центральной части квартала
Вариант №2. Решение центральной части квартала
Архитектор:
Павел Андреев
Мастерская:
Архитектурная мастерская Павла Андреева
Проект:
Разработка архитектурно-градостроительных решений жилого квартала в пойме реки Раменки
Россия, Москва, Пересечение ул. Минской с Киевским направлением МЖД в пойме реки Раменки, ТД "Волынская"

Авторский коллектив:
Руководитель проекта Андреев П.Ю., ГАП Римашевская И.И., рук. группы архитектор Рязанов Л.В., ведущий архитектор Виноградова-Франк М.В.

2007 — 2008

21 Августа 2008

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
«Золотой мастерок» архитектора
29 марта в гостинице «Ренессанс Москва» состоялась презентация сборника «Качественная архитектура 2012», выпущенного издательским домом «АРД-центр». По традиции, в этом издании под одной обложкой собраны лучшие российские постройки за последний год.
Преображение фасада
По проекту «Архитектурной мастерской Павла Андреева» на Комсомольском проспекте в Москве закончена реконструкция здания института «Промстройпроект».
Веер предложений
Проектируя фасад гостиницы на Страстном бульваре, прямо перед Пушкиным, Павел Андреев предложил заказчикам полный набор решений: от лаконичного цветного минимализма и сталинского «ампира» до сдержанной версии модерна и постмодерна.
Штаб-квартал
Между Костянским и Уланским переулками компания «Нордео» строит новое административное здание по проекту, разработанному творческим коллективом под руководством Павла Андреева. Заказчиком этого комплекса выступает компания «Лукойл», завершая таким образом формирование квартала своей штаб-квартиры на Сретенском бульваре.
Спинакер на перекрестке
На пересечении Севастопольского и Нахимовского проспектов по проекту архитектурной мастерской Павла Андреева построен общественно-деловой комплекс. Его выгнутый стеклянный фасад напоминает парус, наполненный ветром, гуляющим вдоль широких транспортных магистралей.
В ритме Садового
Сегодня офисный комплекс на Валовой улице известен москвичам, в первую очередь, как многолетний недострой, более чем наполовину закрытый рекламными щитами и растяжками. Но автор проекта – архитектор Павел Андреев – не теряет надежды на то, что здание будет закончено и станет частью парадной застройки Садового кольца.
Большой подземный театр
Не так давно первый заместитель мэра Москвы Владимир Ресин объявил о том, что в конце ноября начнутся монтажные и отделочные работы в подземном репетиционном зале Большого театра, который строится по проекту архитектурной мастерской Павла Андреева.
Операция «Люкс»
Реконструкция гостиницы «Центральная» – один из тех московских проектов, который обречен вызывать ожесточенные споры. Среди защитников объектов истории он именуется не иначе как «уничтожение памятника», а на языке официальных чиновников называется «реставрацией и развитием». Сам же автор проекта архитектор Павел Андреев к подобному противостоянию терминологии относится философски. Памятники всегда будут перестраиваться, считает он, и история «Центральной» – еще одно тому подтверждение.
Прокрустово ложе регламентов
Сегодня в Москве продолжается работа над рядом крупномасштабных девелоперских проектов, в будущем обещающих городу появление целых новых районов. Один из таких проектов – жилой квартал в пойме реки Раменки мастерской Павла Андреева, о котором Агентство архитектурных новостей уже писало.
До ре ми студенческого быта
Приближающаяся реконструкция Московской государственной консерватории им. П.И.Чайковского затронет не только знаменитый комплекс зданий на Большой Никитской, но и общежитие этого старейшего музыкального ВУЗа страны. Проект последнего выполнен мастерской №14 «Моспроекта-2». Авторский коллектив под руководством Павла Андреева постарался создать для студентов консерватории дом «на вырост», отлично понимая, что другого такого случая может и не представиться.
Ворота на другую сторону
Уже несколько лет как Кутузовский проспект наращивает свою высоту: «Эдельвейс», «Миракс-плаза», появляются котлованы для реализации концепции перекрытия киевской железной дороги. И хотя так и неясно, чем закончился конкурс на формирование проспекта высотным строительством, организованный Москомархитектурой еще в 2006 году, реально здесь уже все строится. В этом ряду оказывается и проект гостинично-делового комплекса на пересечении Поклонной улицы и улицы 1812 года, выполненный в мастерской Павла Андреева
Квартал на Аэровокзале
Освоение гигантской территории бывшего Ходынского поля продолжается. Если в минувшие годы центр строительной активности расположился со стороны Ледового дворца Дмитрия Буша и «самого длинного в Европе жилого дома», то теперь на повестке дня уже участки, примыкающие к самому Ленинградскому проспекту. В частности, собираются заново застроить владения 37-39, в связи с чем мастерская Павла Андреева предложила эскиз градостроительного решения этой части, сохранив привычную для Ленинградки периметральную логику застройки
Спрятавшийся дом
Новый административно-офисный центр, недавно выстроенный на Малой Дмитровке по проекту мастерской Павла Андреева, деликатно прячется за историческим зданием городской усадьбы XIX века, не нарушая сложившейся фасадной линии этой старинной улицы
Банк на Брестской
На одной из самых «архитектурных» улиц Москвы - 2-й Брестской, недалеко от ее пересечения с Большой Грузинской, заканчивается отделка нового банковского здания, построенного по проекту Павла Андреева. Строительство завершилось как раз к Новому году
Перерождение башни
Жилой дом-башня мастерской Павла Андреева старательно вписан в его архитектурное окружение – однако одновременно дом оказывается выразительной зарисовкой на тему «контекст и современность», представляя любому заинтересованному зрителю почти театрально разыгранный сюжет превращения «жесткого» модернизма в «контекстуальный». Ему даже можно сопереживать
Парк имени храма
Проект Павла Андреева для района Остоженки непохож на все, что мы привыкли ожидать в этих местах, возможно, потому, что один из заказчиков – Зачатьевский монастырь. В рамках проекта будут реставрированы палаты Киреевского, а в сквере на месте взорванной в 1930-е гг. церкви Воскресения Нового возникнет миниатюрный мемориальный парк, основной частью которого станут руины фундаментов храма. Вероятно, их удастся раскопать и законсервировать
Дом с шарниром
Проект многофункционального комплекса в начале шоссе Энтузиастов получил золотой диплом на прошлогоднем «Зодчестве» – вероятно, за яркий и лаконичный образ, а также за остроту найденного градостроительного решения. Дом, который должен встать прямо за Рогожской заставой, кажется фрагментом гигантского механизма, а следовательно – представителем индустриальной части Москвы, на границе которой он расположен
Похожие статьи
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Ажурные узоры
Манчестерский Еврейский музей приобрел после реконструкции по проекту Citizens Design Bureau новый корпус с орнаментом на фасаде: он напоминает о культуре сефардов.
Зигзаг фасада
Офисное здание в Майнце защищает новый район на Рейне от шума порта. Авторы проекта – MVRDV и morePlatz.
Стальная живопись
Панели из нержавеющей стали на «Башне» Фрэнка Гери в арт-центре LUMA в Арле задуманы как мазки кисти Ван Гога.
Стеклянное облако
На морском курорте Циньхуандао на северо-востоке Китая строится «Облачный центр» по проекту пекинского бюро MAD.
Путь света
В знаменитый дворец императора Нерона – «Золотой дом» в Риме – теперь ведет новый вход по проекту Stefano Boeri Architetti.
Импортная типология
Комплекс доступного жилья с начальной школой по проекту бюро Henley Halebrown в лондонском районе Хакни основан на «центральноевропейском» типе жилой башни.
Силуэт прошлого
Внутренний двор музея и библиотеки в Цзяшане на востоке Китая напоминает силуэтом традиционную печь для обжига керамики, которыми славился этот город.
Штрихи современности
Открылся после реконструкции музей истории Парижа – Карнавале: в команде проекта архитекторы Snøhetta отвечали за новшества.
Обратная пропорция
В Центре инноваций INES университета чилийской области Био-Био по замыслу архитекторов Pezo von Ellrichshausen пространства для совместной и индивидуальной работы обратно пропорциональны друг другу.
Геометрические игры
В Мохали, городе-спутнике Чандигарха, архитекторы Studio Ardete снабдили офисное здание выразительным фасадом с асимметричными балконами, оставшись в жестких рамках бюджета.
Смена масштабов
AMO, исследовательское подразделение бюро OMA, разработало декорации для показа ювелирной коллекции Bvlgari в миланской Галерее Виктора Эммануила II.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Технологии и материалы
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Сейчас на главной
Феликс Новиков: «Где-то я прочел про себя, что я литературоцентричен....
Вчера Феликс Новиков отпраздновал 94 день рождения. Присоединяемся к поздравлениям и публикуем подборку «Итогов» – отчасти авторское резюме своих работ, отчасти воспоминаний о сотрудничестве с издательствами. Рассказ включает список проектов построек, составлен в первой половине 2021 года, и предваряется небольшим вступительным интервью.
Крыша «фестонами»
Бюро BIG представило проект транспортного узла для шведского города Вестерос: он свяжет разделенные железнодорожными путями части города.
Арктические опыты
СПбГАСУ совместно с Университетом Хоккайдо провел Международную летнюю архитектурную школу, посвященную Арктике. Показываем проекты, придуманные участниками для Териберки, Земли Франца-Иосифа и Кировска.
Поток и линии
Проекты вилл Степана Липгарта в стиле ар-деко демонстрируют технический символизм в сочетании с утонченной отсылкой к 1930-м. Один из проектов бумажный, остальные предназначены для конкретных заказчиков: топ-менеджера, коллекционера и девелопера.
Один раз увидеть
8 короткометражных документальных фильмов на околоархитектурные темы, в том числе: лондонская башня-кооператив 1970-х, японский скульптор Саграда-Фамилия, сборное жилье наших дней и подборка ярких архитектурных фрагментов из художественных лент последних 100 лет.
Проект для неопределенного будущего
Образовательный центр для детей с «органическим» садом и огородом в Мехико задуман как экономически самодостаточный и не просто ресурсоэффективный, а почти автономный. Кроме того, его можно разобрать и использовать все материалы повторно. Авторы проекта – бюро VERTEBRAL.
Лицо производства
«Тепличное хозяйство Ботаника» доверила архитекторам ту область, где они, как правило, востребованы наименьшим образом – территорию современного производственного комплекса, где обычно царят утилитарные, нормативные и недорогие решения.
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.