English version

Ворота на другую сторону

Уже несколько лет как Кутузовский проспект наращивает свою высоту: «Эдельвейс», «Миракс-плаза», появляются котлованы для реализации концепции перекрытия киевской железной дороги. И хотя так и неясно, чем закончился конкурс на формирование проспекта высотным строительством, организованный Москомархитектурой еще в 2006 году, реально здесь уже все строится. В этом ряду оказывается и проект гостинично-делового комплекса на пересечении Поклонной улицы и улицы 1812 года, выполненный в мастерской Павла Андреева

Мария Фадеева

Автор текста:
Мария Фадеева

15 Сентября 2008
mainImg
Архитектор:
Павел Андреев
Мастерская:
Архитектурная мастерская Павла Андреева
Проект:
Гостинично-деловой комплекс на Поклонной улице
Россия, Москва, Поклонная улица, 9

Авторский коллектив:
П.Ю. Андреев А.Н. Бутырин Е.О. Рутковский

заказчик ЗАО «Финансовый центр – Межбанковская Валютная Биржа»

Еще с тех времен, когда самыми высокими зданиями были церкви и их колокольни, москвичи привыкли, что подобные доминанты выделяют в городе конкретную «точку». Тогда как петербуржские архитекторы могли позволить себе – иногда, на Невском – подчинить храм линии проспекта, Москва, вплоть до сталинской, ориентировалась почти исключительно на доминанты – достаточно вспомнить «Дворец Советов»  и кольцо высоток. После войны, однако, даже высотки начали выстраиваться в ряды (проект Люсиновской улицы) и большие дома в столице стали строить проспектами. Сейчас Москва колеблется между желанием иметь доминанты и нежеланием иметь точечную застройку.

Проект башни в конце улицы 1812 года восходит еще к середине 1990-х и первый вариант был сделан архитектором Борисом Палуем. Это была внушительная башня – (рефрен бывшего тогда только в планах Сити) с золотым церковным шлемом, немного напоминающая церковь Георгия на Поклонной горе. Тогда строительство начали, но оно замерло на «нулевой» отметке, и до этого года, без малого 7 лет стояла законсервированной, сменив при этом трех заказчиков-застройщиков

Идея размещения здесь высотной доминанты осталась, а мастерской Андреева достались проблемы увязки заявленной в ИРД этажности и общей площади объекта с построенным пятиярусным подземным паркингом, несоответствующим ни планировочным нормативам, ни несущей способности выполненных конструкций.

За прошедшее время было проработано множество архитектурно-планировочных и конструктивных вариантов, находивших отражение в образно-композиционном решении. По сравнению с золотоголовым проектом 1990-х внешность высотки стала куда более современной и менее помпезной. Итоговый на данный момента вариант, по которому уже выполняются рабочие чертежи и идет стройка, представляет собой композицию из двух башен, соединенных на различных уровнях, включая верхние 5 этажей, или портала – башни с гигантским проемом посередине, это как посмотреть.

Всего здесь 32 этажа, а форма плана продиктована предельной несущей способностью основания  и конструкцией ранее выполненной подземной части, высота здания снижена с 200 м до 25 и приведена в соответствие с требованиями Москомархитектуры. Размеры здания в плане – 54х63 метра, делали объем нереально массивным и неэкономичным для коммерческого использования, что, в конечном итоге, и послужило основной причиной, определившей композиционное решение и наличие центрального проема.

По традиции первые два этажа стилобата отданы под общественные нужды (ресторан, столовая, филиал страховой компании и пр. мелкая торговля), выше, до 22 этажа – офисы, в верхней перемычке апартаменты. Туда поднимается отдельная от офисных группа панорамных лифтов, вместе с прочими расположенная снаружи на стенах проема между башнями. Башни соединены двух этажными (и более) пространственными конструкциями мостов – перемычек, в которых разместятся не только офисы, но и конференц-залы, а на их кровлях открытые «висячие» сады.

Архитектурный образ здания определяют стены светло бежевого гранита со строгими рядами окон и – стеклянно-металлические конструкции, озелененные висячими садами. Эти две составляющие обычно воспринимаются как противоречивые – первая отсылает к «сталинской» Кутузовке. Вторая – хайтековская – часть этот контекст взрывает. А точнее – раздвигает при помощи своих технических механизмов, как будто бы управляя некими винтами внутри. Еще точнее – создает архитектурными средствами образ такого раздвигания.

Как будто бы это продвинутая театральная декорация в процессе трансформации. Вот – она изображала высотку в духе сталинского ар-деко, прикрываясь щитами каменных пластин. Но спектакль подошел к концу – или к другому акту – кто-то нажал кнопку и механизм пришел в движение, раздвинул каменные пластины, выдвинул стеклянные крылья, обнажил железные фермы – и оказалось, что в процессе спектакля они поросли деревьями. Хочется заметить – а не длился ли этот спектакль десять лет, с 1990-х годов? Время достаточное, чтобы выросли деревья…

Тема движения, скрытого в шевелении архитектурных масс сейчас – одна из самых актуальных. Архитектурная мысль сегодня всячески пробуют на вкус динамику: современные объемы то взрывается, то наклоняется, то сворачиваются винтом, то разламываются, то раздвигаются – как будто бы готовя новый этап технической революции, после которой дома будут умные и подвижные, как большие роботы.

Эта тема механического движения – новая и, похоже, любимая у Андреева. Мы уже писали минимум о двух проектах, в которых она звучит очень отчетливо: здании в начале шоссе Энтузиастов и жилой башне на Яковоапостольском. Крупные несущие элементы конструкций перемычек нарочито обнажены и демонстративно жестки, они всячески обнаруживают себя узлами металлических конструкций и демонстрируют – что вот, именно он, большой стеклянно-железный механизм, несет на себе щиты каменных плоскостей, имитирующих привычную людям старой закалки архитектуру. Но делает это только по необходимости, по прихоти людей. А захочет – сбросит. Или изогнет. Или раздвинет.

В проекте для улицы 1812 года механизм, совершенно очевидно, играет роль высотки. Играет не прячась, держит на себе маску, хотя и не избегает черт перевоплощения – ступенчатости и разорванных аттиков с намеками на пилястры, которые очень любопытно смотрятся в металле. В процессе игры этот – очень театральный – механизм трансформирует образ, из «маски» ар-деко рождается хай-тек.
Но главное – открывается проем.

Для сталинской стилистики (и для помпезно-московской 1990-х) такой гигантский проем, уничтожающий середину, немыслим. Там арки никогда не достигают столь запредельной высоты. Для современности он, напротив, родной – сейчас очень актуально соединять два соседних дома переходами, висящими на любой (желательно большой) высоте. Центр оказывается пустым, пронизанным напряжениями металлических связей.

Что очень удачно для этого места, если посмотреть с градостроительной точки зрения. Улица – тупиковая, она упирается в железнодорожные пути. Первоначальный проект замыкал ее окончательно. А этот – отмечает перелом, «водораздел», приглашая к воссоединению противоположную часть города, отрезанную железнодорожными путями киевского направления.

Здание формирует в торце улицы иную, театрального рода перспективу, показывает небо, увеличивает масштаб. Обозначает границу и одновременно – недвусмысленно показывает, что за ней что-то есть. И не только показывает. Вторая очередь строительства предполагает сооружение трехъярусного транспортно-пешеходного моста с большим паркингом на уровне третьего этажа, по которому можно будет приходить над железной дорогой к дублеру Кутузовского проспекта, к ул.Мосфильмовской и Сетуни. Таким образом, здание не только изображает проницаемость, но и создает ее в реальности. Образ получается не обманчив.

вид со стороны бульвара 1812 года
вариант архитектора Б.Палуя
одно из промежуточных решений
zooming
вид со стороны Мосфильмосвкой улицы, анализ высотности комплекса
макет
фотомонтаж, вид с Кутузовского проспекта
деталь
1-й этаж
8-й этаж
31-й этаж
главный фасад
Архитектор:
Павел Андреев
Мастерская:
Архитектурная мастерская Павла Андреева
Проект:
Гостинично-деловой комплекс на Поклонной улице
Россия, Москва, Поклонная улица, 9

Авторский коллектив:
П.Ю. Андреев А.Н. Бутырин Е.О. Рутковский

заказчик ЗАО «Финансовый центр – Межбанковская Валютная Биржа»

15 Сентября 2008

Мария Фадеева

Автор текста:

Мария Фадеева
«Золотой мастерок» архитектора
29 марта в гостинице «Ренессанс Москва» состоялась презентация сборника «Качественная архитектура 2012», выпущенного издательским домом «АРД-центр». По традиции, в этом издании под одной обложкой собраны лучшие российские постройки за последний год.
Преображение фасада
По проекту «Архитектурной мастерской Павла Андреева» на Комсомольском проспекте в Москве закончена реконструкция здания института «Промстройпроект».
Веер предложений
Проектируя фасад гостиницы на Страстном бульваре, прямо перед Пушкиным, Павел Андреев предложил заказчикам полный набор решений: от лаконичного цветного минимализма и сталинского «ампира» до сдержанной версии модерна и постмодерна.
Штаб-квартал
Между Костянским и Уланским переулками компания «Нордео» строит новое административное здание по проекту, разработанному творческим коллективом под руководством Павла Андреева. Заказчиком этого комплекса выступает компания «Лукойл», завершая таким образом формирование квартала своей штаб-квартиры на Сретенском бульваре.
Спинакер на перекрестке
На пересечении Севастопольского и Нахимовского проспектов по проекту архитектурной мастерской Павла Андреева построен общественно-деловой комплекс. Его выгнутый стеклянный фасад напоминает парус, наполненный ветром, гуляющим вдоль широких транспортных магистралей.
В ритме Садового
Сегодня офисный комплекс на Валовой улице известен москвичам, в первую очередь, как многолетний недострой, более чем наполовину закрытый рекламными щитами и растяжками. Но автор проекта – архитектор Павел Андреев – не теряет надежды на то, что здание будет закончено и станет частью парадной застройки Садового кольца.
Большой подземный театр
Не так давно первый заместитель мэра Москвы Владимир Ресин объявил о том, что в конце ноября начнутся монтажные и отделочные работы в подземном репетиционном зале Большого театра, который строится по проекту архитектурной мастерской Павла Андреева.
Операция «Люкс»
Реконструкция гостиницы «Центральная» – один из тех московских проектов, который обречен вызывать ожесточенные споры. Среди защитников объектов истории он именуется не иначе как «уничтожение памятника», а на языке официальных чиновников называется «реставрацией и развитием». Сам же автор проекта архитектор Павел Андреев к подобному противостоянию терминологии относится философски. Памятники всегда будут перестраиваться, считает он, и история «Центральной» – еще одно тому подтверждение.
Прокрустово ложе регламентов
Сегодня в Москве продолжается работа над рядом крупномасштабных девелоперских проектов, в будущем обещающих городу появление целых новых районов. Один из таких проектов – жилой квартал в пойме реки Раменки мастерской Павла Андреева, о котором Агентство архитектурных новостей уже писало.
До ре ми студенческого быта
Приближающаяся реконструкция Московской государственной консерватории им. П.И.Чайковского затронет не только знаменитый комплекс зданий на Большой Никитской, но и общежитие этого старейшего музыкального ВУЗа страны. Проект последнего выполнен мастерской №14 «Моспроекта-2». Авторский коллектив под руководством Павла Андреева постарался создать для студентов консерватории дом «на вырост», отлично понимая, что другого такого случая может и не представиться.
Квартал на Аэровокзале
Освоение гигантской территории бывшего Ходынского поля продолжается. Если в минувшие годы центр строительной активности расположился со стороны Ледового дворца Дмитрия Буша и «самого длинного в Европе жилого дома», то теперь на повестке дня уже участки, примыкающие к самому Ленинградскому проспекту. В частности, собираются заново застроить владения 37-39, в связи с чем мастерская Павла Андреева предложила эскиз градостроительного решения этой части, сохранив привычную для Ленинградки периметральную логику застройки
Рациональное предложение
Проект мастерской Павла Андреева выиграл конкурс на концепцию квартала на берегу реки Раменки. Архитекторы предложили сделать квартал более удобным для жизни, добавили у нему внутренний бульвар, снизили этажность жилых башен без уменьшения общей площади. Однако этому предложению все же суждено остаться на бумаге, потому что оно не соответствует ранее утвержденным для участка нормативам, а согласовать новые – в принципе можно, но долго и дорого. Стоит задуматься, какими градостроительными нормами вообще руководствуются сейчас московские архитекторы, проектируя новые кварталы. А нормы эти, как выясняется, в целом вполне советские
Спрятавшийся дом
Новый административно-офисный центр, недавно выстроенный на Малой Дмитровке по проекту мастерской Павла Андреева, деликатно прячется за историческим зданием городской усадьбы XIX века, не нарушая сложившейся фасадной линии этой старинной улицы
Банк на Брестской
На одной из самых «архитектурных» улиц Москвы - 2-й Брестской, недалеко от ее пересечения с Большой Грузинской, заканчивается отделка нового банковского здания, построенного по проекту Павла Андреева. Строительство завершилось как раз к Новому году
Перерождение башни
Жилой дом-башня мастерской Павла Андреева старательно вписан в его архитектурное окружение – однако одновременно дом оказывается выразительной зарисовкой на тему «контекст и современность», представляя любому заинтересованному зрителю почти театрально разыгранный сюжет превращения «жесткого» модернизма в «контекстуальный». Ему даже можно сопереживать
Парк имени храма
Проект Павла Андреева для района Остоженки непохож на все, что мы привыкли ожидать в этих местах, возможно, потому, что один из заказчиков – Зачатьевский монастырь. В рамках проекта будут реставрированы палаты Киреевского, а в сквере на месте взорванной в 1930-е гг. церкви Воскресения Нового возникнет миниатюрный мемориальный парк, основной частью которого станут руины фундаментов храма. Вероятно, их удастся раскопать и законсервировать
Дом с шарниром
Проект многофункционального комплекса в начале шоссе Энтузиастов получил золотой диплом на прошлогоднем «Зодчестве» – вероятно, за яркий и лаконичный образ, а также за остроту найденного градостроительного решения. Дом, который должен встать прямо за Рогожской заставой, кажется фрагментом гигантского механизма, а следовательно – представителем индустриальной части Москвы, на границе которой он расположен
Похожие статьи
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Цвет в бетоне и кирпиче
Жилой дом 11-19 Jane Street в Нью-Йорке по проекту бюро Дэвида Чипперфильда развивает архитектурные мотивы исторического района Гринвич-Виллидж.
Курдонеры и конструктивизм
Рассматриваем второй квартал «города в городе» Ligovsky City, построенный по проекту бюро «А.Лен» и сочетающий несколько тенденций, характерных для современной архитектуры города.
Внутри рисованной сетки
При проектировании комплекса апартаментов PLAY в Даниловской слободе архитекторы бюро ADM сделали ставку на образность постройки. Наиболее ярко она проявилась в сложносочиненной сетке фасадов.
Своды и лестницы
В Филадельфии завершилась реконструкция Музея искусств по проекту Фрэнка Гери. Материал исторических и новых частей здания одинаков: золотистый известняк.
Ярусная композиция
Немного Нью-Йорка в Одессе: апарт-комплекс по проекту «Архиматики» с башнями и таунхаусами, площадью и бассейнами.
На соевой траве
Площадь Линкольн-центра в Нью-Йорке превратилась в лужайку из эко-газона: новое общественное пространство станет «главной сценой» для постепенного открытия Метрополитен-оперы, New York City Ballet и Филармонии после карантина.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Выше всех
«Газпром» обещает построить в Петербурге башню высотой 703 метра. Рядом с Лахта центром должен появиться небоскреб Лахта-2, а автор – тот же, Тони Кеттл, только он уже не работает в RJMJ.
Метаболизм и Бах
Проект гостиницы для периферии исторического Петербурга, воплощающий непривычные для города идеи: транспарентность, незавершенность и сознательный отказ от контекстуальности.
DMTRVK: год в онлайне
За год с момента всеобщего перехода на удаленный формат взаимодействия проект «Дмитровка» организовал более 20 онлайн-лекций и дискуссий с участием российских и зарубежных архитекторов. Публикуем некоторые из них.