English version

Большой подземный театр

Не так давно первый заместитель мэра Москвы Владимир Ресин объявил о том, что в конце ноября начнутся монтажные и отделочные работы в подземном репетиционном зале Большого театра, который строится по проекту архитектурной мастерской Павла Андреева.

Анна Мартовицкая

Автор текста:
Анна Мартовицкая

26 Ноября 2010
mainImg
Архитектор:
Павел Андреев
Мастерская:
Архитектурная мастерская Павла Андреева
Проект:
Подземная часть зрительской зоны Большого театра
Россия, Москва, Театральная площадь, 1

Авторский коллектив:
Главный архитектор проекта: А.Н. Бутырин

2009 — 2010 / 2009 — 11.2011
Подземный зал – новая площадка, которая позволит Большому театру проводить репетиции музыкальных коллективов любого состава, включая совместные репетиции симфонического оркестра и хора. Изначально планировалось, что зал, расположенный на 15-метровой глубине, станет местом проведения не только репетиций, но и концертов, однако позже от этой идеи отказались. Основными аргументами «против» стали соображения безопасности зрителей. Полтора года назад тогдашний мэр Москвы Юрий Лужков подверг проект подземного репетиционно-концертного зала, выполненный ЗАО «Курортпроект», резкой критике и дал распоряжение подключить к работе над ним «Моспроект-2». Архитектору Павлу Андрееву (под руководством которого велось строительство первой очереди – новой сцены ГАБТ) было поручено разработать предложения и проект интерьеров новой зрительской зоны в подземной части под аванплощадью Большого театра для размещения нового фойе и репетиционного зала. Впрочем, этим участие мастерской Андреева в проекте реконструкции знаменитого театра не ограничилось.

«В результате анализа уже реализуемого проекта нами был сделан ряд предложений по изменению планировочной структуры подземной части, изменению и упорядочиванию движения зрителей, – рассказывает Павел Андреев. – Работа велась параллельно со строительством, выполняемом в этой зоне СУ 155, что стало непростым испытанием для всех участников проектирования, потребовав понимания, терпимости, проявления истинного профессионализма. Огромная заслуга в том, что все получилось, принадлежит нынешнему руководителю авторского коллектива архитектору Юрию Стефанчуку и тогдашнему руководителю строительства Якову Саркисову».

Работа над проектом подземного репетиционного зала с самого начала строилась если не на конфликте интересов, то на постоянном противопоставлении двух разных точек зрения на то, какова приоритетная функция этого пространства. В частности, представителям городских властей казалось, что оно, в первую очередь, должно служить репрезентативным фойе для проведения важных мероприятий государственного и местного масштаба, тогда как руководство театра видело в нем, прежде всего, репетиционный зал, позволяющий, помимо прочего, вести профессиональную звукозапись.

«Когда мы пришли на этот объект, ситуация там была едва ли не аховая, – вспоминает Павел Андреев. – Заказчик в ужасе хватался за голову, так как должен был вести строительство, но принял объект от предшественника в тяжелейшем состоянии проваленных сроков, отсутствия проекта, согласований, смет… Генеральному проектировщику тоже приходилось несладко – он с трудом разбирался в разных версиях проекта, соединяя отдельные работы по сценической, исторической и подземной части,  выполненные субподрядчиками, не связанными друг с другом договорами. И тут добавился еще и «Моспроект 2» со своими идеями по трансформации подземного пространства и превращения его в автономный комплекс, который, с одной стороны, дополнит театр новым общественным пространством, соответствующим мировому статусу Большого, его функции «императорского» театра, а с другой, обеспечит комфортное и безопасное пребывание не менее 300 посетителей, к услугам которых будет не только трансформируемый концертный зал, но и весь комплекс «сервисов» – гардеробы, буфеты, даже конференц-зал». 

Работа над проектом была начата с изменения планировочной структуры подземной части. Архитекторы дифференцировали зрительские потоки и организовали доступ в подземную часть как из главного вестибюля ГАБТа, так и непосредственно со стороны улицы Петровки и Щепкинского проезда. Новое фойе расположено на глубине 8 метров и с уровнем входа связано с помощью лестниц, лифтов и эскалаторов, обеспечивающих обслуживание посетителей и организацию различных мероприятий не только до или после спектакля, но и параллельно с ними, будь то торжества, презентации или выставки.

Обособленное ранее пространство репетиционного зала теперь трансформируется с помощью мобильных звукоизолирующих перегородок и планшета, разделенного на ряд сегментов и тем самым позволяющего варьировать уровень и «профиль» концертной площадки, создавая необходимые условия для размещения большого оркестра, амфитеатра для хора или зрительских рядов с креслами. Специальное механическое оборудование, разработанное московскими инженерами, позволит не только осуществлять подобное «перевоплощение» максимально быстро, но и сделает его абсолютно безопасным для зрителей – при изменении уровня пола синхронно выдвигающиеся барьеры исключат возможность падения человека в образующийся провал.

Следуя за конструкцией перекрытия аванплощади театра, центральная часть фойе, в плане напоминает раскрытый веер, а полуциркульная трансформируемая площадка, ограниченная расположенным по окружности колоннами, вызывает к памяти классические образы греческого и римского театров с открытой сценой. Особое внимание при проектировании этого пространства архитекторы уделили мероприятиям по подавлению подземных вибрационных шумов, передающихся от метро через строительные конструкции, и акустической обработке внутренних поверхностей, разработанных при участии немецких инженеров.

Что же касается интерьеров репетиционного зала, то они были разработаны мастерской еще в мае 2009 года и выбраны руководством театра из числа других предложений. Их основной темой стал раздвинутый занавес, открывающий стены домов, похожих на ренессансные римские палаццо. Тем самым, как поясняет Павел Андреев, создается пространство, в котором, собственно, и было рождено театральное действо. «Когда-то естественными декорациями для него служили здания, перспективы улиц и площадей итальянских городов, впоследствии многократно перенесенные в архитектуру театральных зданий и сами зрительные залы многих стран», – говорит архитектор. Цветовое решение интерьеров традиционно для Большого театра – это светлая бежево-золотистая гамма. Ввиду того, что горючие материалы запрещены к использованию в подземном пространстве, применяется натуральный камень (гранит, мрамор, травертин), а также декоративная штукатурка разной финишной отделки, имитация буазери.

Итак, подземный зал напоминает глубоко ушедшую под землю сцену классического театра; скорее ренессанского, чем античного, хотя для античного оказаться под землей, конечно, естественнее. Таким образом архитектор оказывается в рамках темы «конструирования руин», в последние 20 лет популярной среди московских классиков. В данной ситуации это логично: архитектор метафорически «откапывает» в подклете Большого классические корни его искусства в виде его фигурального (то есть ранее никогда не бывшего) театра-предшественника. Похожим образом, и кстати сказать неподалеку, в Александровском саду, двести лет назад Осип Бове сооружал под стенами Кремля руины греческой дорики («Грот», 1821 г.), которой, конечно же, там никогда не было и быть не могло.

Напомним, что Павел Андреев далеко не впервые сталкивается с важными памятниками архитектуры Москвы: именно ему, в частности, принадлежат проекты контекстуальных реконструкций в историческом центре Москвы, а также работы по реставрации и реконструкции ГУМа и Манежа.
Подземная часть зрительской зоны Большого театра
© мастерская Павла Андреева
Подземная часть зрительской зоны Большого театра
© мастерская Павла Андреева
Подземная часть зрительской зоны Большого театра
© мастерская Павла Андреева
Подземная часть зрительской зоны Большого театра
© мастерская Павла Андреева
Подземная часть зрительской зоны Большого театра
© мастерская Павла Андреева
Подземная часть зрительской зоны Большого театра
© мастерская Павла Андреева
Подземная часть зрительской зоны Большого театра
© мастерская Павла Андреева
Архитектор:
Павел Андреев
Мастерская:
Архитектурная мастерская Павла Андреева
Проект:
Подземная часть зрительской зоны Большого театра
Россия, Москва, Театральная площадь, 1

Авторский коллектив:
Главный архитектор проекта: А.Н. Бутырин

2009 — 2010 / 2009 — 11.2011

26 Ноября 2010

Анна Мартовицкая

Автор текста:

Анна Мартовицкая
«Золотой мастерок» архитектора
29 марта в гостинице «Ренессанс Москва» состоялась презентация сборника «Качественная архитектура 2012», выпущенного издательским домом «АРД-центр». По традиции, в этом издании под одной обложкой собраны лучшие российские постройки за последний год.
Преображение фасада
По проекту «Архитектурной мастерской Павла Андреева» на Комсомольском проспекте в Москве закончена реконструкция здания института «Промстройпроект».
Веер предложений
Проектируя фасад гостиницы на Страстном бульваре, прямо перед Пушкиным, Павел Андреев предложил заказчикам полный набор решений: от лаконичного цветного минимализма и сталинского «ампира» до сдержанной версии модерна и постмодерна.
Штаб-квартал
Между Костянским и Уланским переулками компания «Нордео» строит новое административное здание по проекту, разработанному творческим коллективом под руководством Павла Андреева. Заказчиком этого комплекса выступает компания «Лукойл», завершая таким образом формирование квартала своей штаб-квартиры на Сретенском бульваре.
Спинакер на перекрестке
На пересечении Севастопольского и Нахимовского проспектов по проекту архитектурной мастерской Павла Андреева построен общественно-деловой комплекс. Его выгнутый стеклянный фасад напоминает парус, наполненный ветром, гуляющим вдоль широких транспортных магистралей.
В ритме Садового
Сегодня офисный комплекс на Валовой улице известен москвичам, в первую очередь, как многолетний недострой, более чем наполовину закрытый рекламными щитами и растяжками. Но автор проекта – архитектор Павел Андреев – не теряет надежды на то, что здание будет закончено и станет частью парадной застройки Садового кольца.
Операция «Люкс»
Реконструкция гостиницы «Центральная» – один из тех московских проектов, который обречен вызывать ожесточенные споры. Среди защитников объектов истории он именуется не иначе как «уничтожение памятника», а на языке официальных чиновников называется «реставрацией и развитием». Сам же автор проекта архитектор Павел Андреев к подобному противостоянию терминологии относится философски. Памятники всегда будут перестраиваться, считает он, и история «Центральной» – еще одно тому подтверждение.
Прокрустово ложе регламентов
Сегодня в Москве продолжается работа над рядом крупномасштабных девелоперских проектов, в будущем обещающих городу появление целых новых районов. Один из таких проектов – жилой квартал в пойме реки Раменки мастерской Павла Андреева, о котором Агентство архитектурных новостей уже писало.
До ре ми студенческого быта
Приближающаяся реконструкция Московской государственной консерватории им. П.И.Чайковского затронет не только знаменитый комплекс зданий на Большой Никитской, но и общежитие этого старейшего музыкального ВУЗа страны. Проект последнего выполнен мастерской №14 «Моспроекта-2». Авторский коллектив под руководством Павла Андреева постарался создать для студентов консерватории дом «на вырост», отлично понимая, что другого такого случая может и не представиться.
Ворота на другую сторону
Уже несколько лет как Кутузовский проспект наращивает свою высоту: «Эдельвейс», «Миракс-плаза», появляются котлованы для реализации концепции перекрытия киевской железной дороги. И хотя так и неясно, чем закончился конкурс на формирование проспекта высотным строительством, организованный Москомархитектурой еще в 2006 году, реально здесь уже все строится. В этом ряду оказывается и проект гостинично-делового комплекса на пересечении Поклонной улицы и улицы 1812 года, выполненный в мастерской Павла Андреева
Квартал на Аэровокзале
Освоение гигантской территории бывшего Ходынского поля продолжается. Если в минувшие годы центр строительной активности расположился со стороны Ледового дворца Дмитрия Буша и «самого длинного в Европе жилого дома», то теперь на повестке дня уже участки, примыкающие к самому Ленинградскому проспекту. В частности, собираются заново застроить владения 37-39, в связи с чем мастерская Павла Андреева предложила эскиз градостроительного решения этой части, сохранив привычную для Ленинградки периметральную логику застройки
Рациональное предложение
Проект мастерской Павла Андреева выиграл конкурс на концепцию квартала на берегу реки Раменки. Архитекторы предложили сделать квартал более удобным для жизни, добавили у нему внутренний бульвар, снизили этажность жилых башен без уменьшения общей площади. Однако этому предложению все же суждено остаться на бумаге, потому что оно не соответствует ранее утвержденным для участка нормативам, а согласовать новые – в принципе можно, но долго и дорого. Стоит задуматься, какими градостроительными нормами вообще руководствуются сейчас московские архитекторы, проектируя новые кварталы. А нормы эти, как выясняется, в целом вполне советские
Спрятавшийся дом
Новый административно-офисный центр, недавно выстроенный на Малой Дмитровке по проекту мастерской Павла Андреева, деликатно прячется за историческим зданием городской усадьбы XIX века, не нарушая сложившейся фасадной линии этой старинной улицы
Банк на Брестской
На одной из самых «архитектурных» улиц Москвы - 2-й Брестской, недалеко от ее пересечения с Большой Грузинской, заканчивается отделка нового банковского здания, построенного по проекту Павла Андреева. Строительство завершилось как раз к Новому году
Перерождение башни
Жилой дом-башня мастерской Павла Андреева старательно вписан в его архитектурное окружение – однако одновременно дом оказывается выразительной зарисовкой на тему «контекст и современность», представляя любому заинтересованному зрителю почти театрально разыгранный сюжет превращения «жесткого» модернизма в «контекстуальный». Ему даже можно сопереживать
Парк имени храма
Проект Павла Андреева для района Остоженки непохож на все, что мы привыкли ожидать в этих местах, возможно, потому, что один из заказчиков – Зачатьевский монастырь. В рамках проекта будут реставрированы палаты Киреевского, а в сквере на месте взорванной в 1930-е гг. церкви Воскресения Нового возникнет миниатюрный мемориальный парк, основной частью которого станут руины фундаментов храма. Вероятно, их удастся раскопать и законсервировать
Дом с шарниром
Проект многофункционального комплекса в начале шоссе Энтузиастов получил золотой диплом на прошлогоднем «Зодчестве» – вероятно, за яркий и лаконичный образ, а также за остроту найденного градостроительного решения. Дом, который должен встать прямо за Рогожской заставой, кажется фрагментом гигантского механизма, а следовательно – представителем индустриальной части Москвы, на границе которой он расположен
Похожие статьи
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.
Бинарная оппозиция
Рассматриваем довольно редкий случай – две постройки Евгения Герасимова на одной улице с разницей в пять лет, на примере которых удобно рассуждать об общих подходах и принципах мастерской.
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Пресса: «Потенциал городов не раскрыт даже на треть». Архитектор...
Программа реновации, предполагающая снос хрущевок, стартовала в Москве в 2017 году. Хотя этот механизм и отличается от закона о комплексном развитии территорий, который распространили на остальную страну, столичные архитекторы накопили приличный опыт, как обновлять застроенные кварталы. Об этом мы поговорили с руководителем бюро T+T Architects Сергеем Трухановым.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Здесь и сейчас
Три примера быстровозводимой модульной архитектуры для города и побега из него: растущие офисы, гастромаркет с признаками дома культуры и хижина для созерцания.