English version

Набережная Европы

10 марта в Петербурге был объявлен победитель международного конкурса на проектирование исключительно крупного по нашим временам из «живых» (не съеденных кризисом) объектов – многофункционального комплекса Набережная Европы. Победил, причем со значительным отрывом, проект, сделанный совместно мастерскими Евгения Герасимова и Сергея Чобана.

mainImg
Архитектор:
Евгений Герасимов
Сергей Чобан
Мастерская:
Tchoban Voss Architekten
Евгений Герасимов и партнеры http://www.egp.spb.ru/
Проект:
«Набережная Европы». Проект – победитель архитектурно-градостроительного конкурса
Россия, Санкт-Петербург, пр. Добролюбова, 14

Авторский коллектив:
Руководитель коллектива: Евгений Герасимов, С.Э. Чобан
ГАП: Светлана Меркушева, Валерия Каширина

Архитекторы ООО Евгений Герасимов и партнеры: Карен Смирнов, Екатерина Горюнова, Олег Манов, Светлана Бурдонская, Наталья Кулаева, Алексей Сморыгин, Дмитрий Анцырев, Георгий Соколов, Ирина Бахорина, Татьяна Чистякова, Илья Припоров, О.А. Старосельцева, Андрей Славянинов, Максим Громов, Роман Пак

Tchoban Voss Architekten
Сергей Чобан, Павел Земсков, Евгений Пфайль, Татьяна Рабинович, Владимир Литус, Илья Гендельман
Главный конструктор: М. Я. Резниченко , В. Зобек (Вернер Зобек Штутгарт ГмБх & Ко. КГ)
Конструкторы: А. А. Прокофьев, Д. А. Астапчик, В. Ю. Антонов, Ю. И. Ильина
Инженерные сети: ОАО Проектсервис-СПб ПТИ (Федорова Н., Прусова Л., Самылкина И.), Эберт Инженеры ГмбХ & Ко. КГ
ГАП: А. А. Чепик, Х. Хартман
Макет: «ГрадМакет»

2009 — 2009

Заказчик: ООО «ПЕТЕРБУРГ СИТИ»

«Набережная Европы» – это, по сути, городской квартал (или даже микрорайон), который должен быть построен на месте выводимой химической «промзоны» (РНЦ «Прикладная химия»). Сюжет для последних лет типичный, и даже правильный – убирать из города заводы и строить на их месте жилье и офисы. А вот местоположение героя – уникально: центр Петербурга, аккурат между Петропавловской крепостью и Стрелкой. Это грубо говоря. Точнее: в начале Малой Невы, перед Тучковым буяном, ввиду Зимнего дворца. С этого места прекрасно видно Дворцовую набережную и наоборот – участок вписывается в самую что ни на есть открыточную панораму. Да что там говорить – просто удивительно, в каких местах у нас встречаются химические (и прочие) предприятия.

Уникальность проекта на этом не заканчивается: территория будущего многофункционального комплекса очень велика – 9,3 гектара. Для центра исторического города, особенно Петербурга – это очень много. И наконец, третье – в наше кризисное время инвестор обязуется закончить проект к сроку (в 2016 году). Так что «набережная» – очень большой по нашим временам «живой» проект. Более того, ему, может быть, удастся стать первым из петербуржских международных конкурсов, результат которого будет реализован. Во всяком случае, инвесторы на данный момент настроены решительно, хотя уже подумывают об экономии.

К столь логичной для этого места идее международного конкурса заказчики пришли не сразу. В июле 2008 года петербургский градсовет раскритиковал сделанный для этого места проект мастерской Юрия Земцова и Михаила Кондиайна, конкурс же объявили через несколько месяцев, 18 ноября. В нем участвовали три иностранных архитектора: Марио Ботта, Рафаэль Монео, Дэвид Чипперфильд, петербуржец Никита Явейн и совместный коллектив Евгения Герасимова и Сергея Чобана – о победе которого было объявлено на днях, 10 марта. Таким образом, теперь Евгений Герасимов и Сергей Чобан стали авторами уже двух знаковых проектов «ВТБ» – первой была «Невская ратуша», конкурс на концепцию которой архитекторы выиграли в 2007 году. Впрочем, о конкурсе написано уже очень много. Мы же попробуем рассмотреть здесь проект-победитель.

Прежде всего стоит оговориться, что предметом конкурса была градостроительная концепция. Это специфический жанр архитектурного проектирования.
В данном случае в конкурсном задании были заранее определены: функции, примерное количество квадратных метров, т.е. плотность застройки, а такие маркетинговые детали, как максимальное количество красивых видов (благо место более чем выигрышное). Так, основную часть комплекса должно составлять жилье, а основной культурной фишкой проекта должно стать здание театра современного балета Бориса Эйфмана. В дальней части комплекса – офисы, на самом выгодном месте с видом на Неву и Дворцовую набережную – гостиница. Все это было в конкурсном задании и примерно (с поправками) соответствует тем параметрам, которые рассматривались на архитектурном совете летом.

Итак, структуру функций, плотность застройки комплекса и многое другое архитекторы не определяли – в их силах были лишь незначительные вариации.
С другой стороны, окончательный вид комплекса они тоже не определяют. К проектированию отдельных зданий (в рамках параметров, заданных авторами концепции) планируется привлечь других архитекторов, и тоже на конкурсной основе. Конкурс на проект главной части комплекса – на здание театра современного балета Бориса Эйфмана – должен быть объявлен в конце марта. Поэтому ни один из конкурсных проектов, в том числе и победивший, по определению не позволяет судить о фасадах «Набережной». Разве что – в очень общих чертах. Проект Герасимова и Чобана определяет только одну особенность фасадов зданий, выходящих на набережную – наличие двух ризалитов по краям. Поэтому говорить о «сталинском» ощущении от нарисованных архитекторами фасадов, решенных на самом деле в духе интернационального ар-деко 1930-х – более чем преждевременно.

О чем же позволяет судить градостроительная концепция? О планах и форме зданий, а точнее – о пластике создаваемого городского пространства. В проекте Евгения Герасимова и Сергея Чобана можно разглядеть совмещение двух подходов к этому пространству.

Один – сугубо традиционный для Петербурга. Достаточно посмотреть на карту, чтобы удостовериться: большинство зданий в исторической части города строились именно так – окружая свой участок по периметру и принимая, по возможности, форму участка. Таким образом в городе, помимо обычных прямоугольных, появлялись трапециевидные, треугольные, пятиугольные, вогнутые и выгнутые дома, дома с острыми углами, коих иногда на перекресток выходит по пять.

На этой, классической для Петербурга теме авторы сыграли, формируя основную часть застройки. По внешнему контуру все здания аккуратно вписаны в контуры территории. Внутри их «разрезают» проезды, направление которых в значительной мере определено видовыми точками. Самая красивая из них (что уже было замечено) – улица, направленная от Князь-Владимирского собора в сторону «Пушкинского дома» на Васильевском острове. Остальные «смотрят» изнутри квартала на Малую Неву. Две улицы параллельны, намекая на регулярность плана, две расходятся под строгим углом (намекая на «лучевую» планировку). Но планы домов в результате получаются совершенно разные – треугольник, трапеция, вогнутая стена, выгнутая стена. Соответственно внутренние дворы тоже разные – в этом заключается одна из «изюминок» проекта: в легких различиях между домами и дворами, определяющих их индивидуальность. Вроде бы все по одному стандарту – но варьируется. Судя по всему, от последующего участия разных архитекторов в проектировании отдельных зданий вариативность должна не только усилиться (сейчас она лишь намечена), но и приобрести качество «достоверности» – ведь одно дело имитация многообразия, сделанная одним автором, другое – реальное сотрудничество архитекторов, строящих соседние дома.

Эта часть планировки наиболее контекстуальна, она нужна для формирования некоей «городской материи», сходной с материей окружения. Чему способствует и общий принцип (дом вокруг двора) и намек на разнообразие. Кстати сказать, принцип «дом вокруг двора», который по определению тянет за собой другой (тоже вполне питерский) принцип – застройки набережной «сплошной фасадой» – был одной из главных тем конкурса. Его использовали четыре участника из пяти (все, кроме Никиты Явейна, который построил план по схеме, показанной еще Земцовым этим летом – с домами в виде «пальцев», вытянутых к реке). Правда, только у Герасимова и Чобана появился «прострел» между Пушкинским домом и церковью, и только у них традиционность решения домов совмещена с разнообразием.
Но дома, построенные по периметру дворов, слишком замкнуты в себе. Чтобы преодолеть это, Герасимов и Чобан прорезали здания множеством проемов, образующих пешеходные тропы, идущие в глубине квартала вдоль Малой Невы, и «арок» (широких проемов с прямой перемычкой), ведущих на главную площадь. В доходных домах старого Петербурга такие проемы и проезды также использовались, но здесь их раза в три больше.

Если «городская материя» основной части комплекса использует самый распространенный прием питерской застройки XIX века, то вторая составляющая концепции – это яркий градостроительный акцент, «стягивающий» к себе все главные линии.
В северной части, примыкающей к проспекту Добролюбова, квартал «прорезан» большой овальной, точнее заостренно-яйцевидной площадью. На площади находится здание театра, такое же овальное. Театр и площадь – подобные фигуры, они резонируют и акцентируют друг друга. Кстати говоря, в прессе было не один раз замечено, что овальное здание театра похоже на «Невскую ратушу»; однако в «ратуше» форма овала проще и его не окружают изогнутые контуры площади. Так что здесь мы имеем дело не с дублированием, а скорее с развитием идеи.
Если смотреть на план, то может показаться, что площадь появилась в результате какого-то геометрического действия – была вырезана не просто для здания театра, а зданием театра, которое, закончив работу, «приземлилось» на ее орбите (театр стоит не посреди, и не с краю, а точнехонько на линии, образующей площадь). Есть в этом нечто космическое, вероятно навеянное названием площади в честь звезд балета. Маленькая деталь в дополнение – Герасимов и Чобан предложили выкладывать на площади светящиеся ночью звездочки и подписывать их примерно как в Голливуде. Выходит, в «небесном теле» театра звезды будут танцевать, а потом «рассыпаться» по космосу площади.

Архитекторы, правда, сопровождают свой замысел вполне контекстуальным объяснением. Многие площади в Петербурге сделаны именно так – в виде циркумференции. После барокко архитектура любила такие пространственные эффекты. С одной из них – самой знаменитой, Дворцовой, площадь звезд балета даже до некоторой степени «переглядывается» через Неву. Заметно это, правда, только из космоса, так что сопоставление чисто фигуральное, но оно определенно имеет место.
Вообще говоря, исторический город как раз и построен на похожем сочетании: «материи», пронизанной наискосок лучами улиц, и пространственных акцентов – торжественных площадей. Поэтому основную градостроительную интригу проекта надо признать также позаимствованной из контекста (или вдохновленной контекстом?).

Проект обладает еще двумя особенностями, также нацеленными на то, чтобы более тесно связать его с историческим городом. Во-первых, он предполагает сохранение единственного интересного исторического здания на этой территории – красно-кирпичной башни Винной биржи конца XIX века. Башню, которая оказывается единственным старым вкраплением в новый комплекс, планируется превратить с роскошный многоэтажный лофт для одной (!) семьи.

Еще одна особенность касается уже не самого проекта, а подачи конкурсных листов. Стилизованных под графику Остроумовой-Лебедевой, которая давно стала одним из «знаковых» образов Петербурга. К этому можно относиться по-разному – кто-то скажет, что архитекторы стилизовали подачу проекта чтобы он лучше смотрелся в глазах жюри. И сочтет такое поведение авторов украшательством, призванным смазать впечатление от реальной концепции. Но можно оценить этот жест архитекторов и по-другому – как попытку вложить в проект реальную приверженность петербуржским образам и передать это чувство последующим проектировщикам.

«Набережная Европы». Проект – победитель архитектурно-градостроительного конкурса
© «Евгений Герасимов и партнеры», nps tchoban voss
«Набережная Европы». Проект – победитель архитектурно-градостроительного конкурса 2009 года
© «Евгений Герасимов и партнеры», nps tchoban voss
«Набережная Европы». Проект – победитель архитектурно-градостроительного конкурса
© «Евгений Герасимов и партнеры», NPS Tchoban Voss GbR
Архитектор:
Евгений Герасимов
Сергей Чобан
Мастерская:
Tchoban Voss Architekten
Евгений Герасимов и партнеры http://www.egp.spb.ru/
Проект:
«Набережная Европы». Проект – победитель архитектурно-градостроительного конкурса
Россия, Санкт-Петербург, пр. Добролюбова, 14

Авторский коллектив:
Руководитель коллектива: Евгений Герасимов, С.Э. Чобан
ГАП: Светлана Меркушева, Валерия Каширина

Архитекторы ООО Евгений Герасимов и партнеры: Карен Смирнов, Екатерина Горюнова, Олег Манов, Светлана Бурдонская, Наталья Кулаева, Алексей Сморыгин, Дмитрий Анцырев, Георгий Соколов, Ирина Бахорина, Татьяна Чистякова, Илья Припоров, О.А. Старосельцева, Андрей Славянинов, Максим Громов, Роман Пак

Tchoban Voss Architekten
Сергей Чобан, Павел Земсков, Евгений Пфайль, Татьяна Рабинович, Владимир Литус, Илья Гендельман
Главный конструктор: М. Я. Резниченко , В. Зобек (Вернер Зобек Штутгарт ГмБх & Ко. КГ)
Конструкторы: А. А. Прокофьев, Д. А. Астапчик, В. Ю. Антонов, Ю. И. Ильина
Инженерные сети: ОАО Проектсервис-СПб ПТИ (Федорова Н., Прусова Л., Самылкина И.), Эберт Инженеры ГмбХ & Ко. КГ
ГАП: А. А. Чепик, Х. Хартман
Макет: «ГрадМакет»

2009 — 2009

Заказчик: ООО «ПЕТЕРБУРГ СИТИ»

18 Марта 2009

Tchoban Voss Architekten: другие проекты
Лес энергоэффективности
Сегодня, 22 августа, в Берлине официально открывается новая штаб-квартира энергетической компании Vattenfall, офисный комплекс EDGE. Один из двух его корпусов – самое большое деревогибридное здание в Германии. Это означает, что его несущий каркас – выполнен из клееного бруса, но в нужных местах дерево сотрудничает с металлом, железобетоном и стеклофибробетоном. Рассказываем, как устроено это не только экологически прогрессивное, но и эффектное строение.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Стратегия преображения
Публикуем 8 проектов реконструкции построек послевоенного модернизма, реализованных за последние 15 лет Tchoban Voss Architekten и показанных в галерее AEDES на недавней выставке Re-Use. Попутно размышляя о продемонстрированных подходах к сохранению того, что закон сохранять не требует.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Янтарная стрела
Санкт-Петербургский Экспофорум – конгрессно-выставочный центр, которого долго ждали и о котором много спорили, наконец построен, введен в эксплуатацию и уже активно функционирует.
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Прозрачность империи
В Петербурге завершилось строительство первой очереди административно-делового квартала «Невская ратуша» Евгения Герасимова и Сергея Чобана. Рассказываем и показываем, что получилось из синтеза классики и прозрачности.
В диалоге с контрастной гармонией
В миланской галерее SpazioFMG открылась выставка Сергея Чобана «Realtà e Fantasia», на которой представлена инсталляция с более чем 60 рисунками архитектора. О выставке-инсталляции рассказывает Анна Мартовицкая, главный редактор журнала speech:.
Оттачивание принципов
Новый эксперимент в панельном строительстве: генплан и архитектура от мэтров плюс фасады от молодых архитекторов, победивших в конкурсе.
Чикагские лауреаты
Представляем десять построек из ста четырнадцати, отмеченных в этом году премией чикагского музея «Атенеум». Два из них – авторства российских архитекторов.
Навстречу городу
В Петербурге идет строительство «Невской ратуши» – делового квартала с большой общественной площадью во главе с новым Смольным.
Дом графики
Летом следующего года в Берлине откроется Музей архитектурной графики, здание которого спроектировали архитекторы Сергей Чобан и Сергей Кузнецов.
Тонировка истории
Одной из самых заметных архитектурных премьер минувшего года стало здание банка «Санкт-Петербург», построенное по проекту бюро «Евгений Герасимов и партнеры», nps tchoban voss и «SPEECH Чобан & Кузнецов» на Малоохтинском проспекте Северной столицы. Не так давно была полностью закончена работа над интерьерами этого объекта, в которых современные проектные решения органично дополнены фотографиями самых известных банков Санкт-Петербурга.
Скромное обаяние пропорций
Строительство нового жилого района Кудрово с населением около 60 тысяч человек – один из самых амбициозных проектов Санкт-Петербурга по комплексному освоению территории, реализацию которого не остановил даже экономический кризис. Генеральный план и архитектурная концепция нового города-спутника Северной столицы разработаны мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» в соавторстве с nps tchoban voss.
Комплекс выставочной полноценности
Жизнь современного мегаполиса, культурного и индустриального центра, немыслима без крупного выставочного комплекса. И хотя сегодня выставка – это, прежде всего, высокотехнологичная инфраструктура, предлагающая посетителям полный спектр услуг, типология здания требует яркой и запоминающейся архитектуры, символизирующей успех и привлекательность такого рода мероприятий. Есть такие комплексы в Милане, Франкфурте, Париже. Теперь к этим городам присоединится и Санкт-Петербург, для которого новый «ЭкспоФорум» спроектировали Евгений Герасимов и Сергей Чобан.
Символ прозрачности исполнительной власти
Ансамбль «Невской ратуши» стал известен еще на стадии международного конкурса. Это целый городской квартал с дворцом исполнительной власти в центре. Прозрачность здесь – символ демократии, а камень – знак питерского контекста.
Дом, примиряющий контрасты
Дом у моря награжден уже пятью разными дипломами, самый новый из них – золотой диплом «Зодчества»-2008. Такое внимание неудивительно: рассматривая этот комплекс, можно обнаружить, что его архитектура не только насыщена смыслами, она к тому же смело использует приемы двух противоположных стилей. Авторам удалось примирить внутри одного ансамбля приемы классики и модернизма – рискованный ход, но в итоге образ получился хоть и строг, но гармоничен.
Судебный квартал
Публикуем четыре проекта, вошедших в шорт-лист конкурса на «судебный квартал» на месте «Набережной Европы». Стиль: вариации классики от очень строгой до не очень. Архитекторы: Максим Атаянц, Евгений Герасимов (и Сергей Чобан), Юрий Земцов и Никита Явейн
Технологии и материалы
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Топ-15 МАФов уходящего года
Какие малые архитектурные формы лучше всего продавались в 2023 году? А какие новинки заинтересовали потребителей?
Спойлер: в тренды попали как умные скамейки, так и консервативная классика. Рассказываем обо всех.
Сейчас на главной
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
Сахарная вата
Новый ресторан петербургской сети «Забыли сахар» открылся в комплексе One Trinity Place. В интерьере Марат Мазур интерпретировал «фирменные» элементы в минималистичной манере: облако угадывается в скульптурном потолке из негорючего пенопласта, а рафинад – в мраморных кубиках пола.
Образ хранилища, метафора исследования
Смотрим сразу на выставку «Архитектура 1.0» и изданную к ней книгу A-Book. В них довольно много всякой свежести, особенно в тех случаях, когда привлечены грамотные кураторы и авторы. Но есть и «дыры», рыхлости и удивительности. Выставка местами очень приятная, но удивительно, что она думает о себе как об исследовании. Вот метафора исследования – в самый раз. Это как когда смотришь кино про археологов.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Сады как вечность
Экспозиция «Вне времени» на фестивале A-HOUSE объединяет работы десяти бюро с опытом ландшафтного проектирования, которые размышляли о том, какие решения архитектора способны его пережить. Куратором выступило бюро GAFA, что само по себе обещает зрелищность и содержательность. Коротко рассказываем об участниках.
Розовый vs голубой
Витрина-жвачка весом в две тонны, ковролин на стенах и потолках, дерзкое сочетание цветов и фактур превратили магазин украшений в место для фотосессий, что несомненно повышает узнаваемость бренда. Автор «вирусного» проекта – Елена Локастова.
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
IPI Award 2023: итоги
Главным общественным интерьером года стал туристско-информационный центр «Калужский край», спроектированный CITIZENSTUDIO. Среди победителей и лауреатов много региональных проектов, но ни одного петербургского. Ближайший конкурент Москвы по числу оцененных жюри заявок – Нижний Новгород.
Пресса: Набросок города. Владивосток: освоение пейзажа зоной
С градостроительной точки зрения самое примечательное в этом городе — это его план. Я не знаю больше такого большого города без прямых улиц. Так может выглядеть план средневекового испанского или шотландского борго, но не современный крупный город
Птица земная и небесная
В Музее архитектуры новая выставка об архитекторе-реставраторе Алексее Хамцове. Он известен своими панорамами ансамблей с птичьего полета. Но и модернизм научился рисовать – почти так, как и XVII век. Был членом партии, консервировал руины Сталинграда и Брестской крепости как памятники ВОВ. Идеальный советский реставратор.
Города Ленобласти: часть I
Центр компетенций Ленинградской области за несколько лет существования успел помочь сотням городов и поселений улучшить среду, повысть качество жизни, привлечь туристов и инвестиции. Мы попросили центр выбрать наиболее важные проекты и рассказать о них. В первой подборке – Ивангород, Новая Ладога, Шлиссельбург и Павлово.
Три измерения города
Начали рассматривать проект Сергея Скуратова, ЖК Depo в Минске на площади Победы, и увлеклись. В нем, как минимум, несколько измерений: историческое – в какой-то момент девелопер отказался от дальнейшего участия SSA, но концепция утверждена и реализация продолжается, в основном, согласно предложенным идеям. Пространственно-градостроительное – архитекторы и спорят с городом, и подыгрывают ему, вычитывают нюансы, находят оси. И тактильное – у построенных домов тоже есть свои любопытные особенности. Так что и у текста две части: о том, что сделано, и о том, что придумано.
В центре – полукруг
Бюро Atelier Delalande Tabourin реконструировало здание правительства региона Центр–Долина Луары в Орлеане. Главным мотивом проекта стали заданные планировкой зала заседаний полукруг и круг.
Башни в детинце
Жилой комплекс в Уфе, построенный по проекту PRSPKT.Architects, объединяет два масштаба: башни маркируют возвышенность и въезд в город, а малоэтажные корпуса соотнесены с контекстом и историей места, которое когда-то было обнесено крепостными стенами.
Золотое кольцо
Показываем работы трех финалистов конкурса на эскизный проект нового международного аэропорта Ярославля. Концепцию победителя планируют реализовать к 2027 году.
Энергия [пост]модернизма
В Аптекарском приказе Музея архитектуры открылась выставка Владимира Кубасова. Она состоит, по большей части, из новых поступлений – архива, переданного в музей дочерью архитектора Мариной, но, с другой стороны, рисунки Кубасова собраны по проектам и неплохо раскрывают его творческий путь, который, как подчеркивают кураторы, прямо стыкуется с современной архитектурой, так как работал архитектор всю жизнь до последнего вздоха, почти 50 лет.
Кристаллы и минералы
Архитектор Дмитрий Серегин, успевший поработать в Coop Himmelb(l)au MAD Architects , предлагает новый подход к реабилитационной архитектуре. С помощью нейросети он стирает грань между архитектурой и природой, усиливая целительное воздействие последней на человека.
Модернизация – 3
Третья книга НИИТИАГ о модернизации городской среды: что там можно, что нельзя, и как оно исторически происходит. В этом году: готика, Тамбов, Петербург, Енисейск, Казанская губерния, Нижний, Кавминводы, равно как и проблематика реновации и устойчивости.
Там русский дух
Второй проект, реализованный бюро Megabudka на территории парка «Кудыкина гора» – гостиничный комплекс. В нем архитекторы продолжили поиски идентичности, но изменили направление: в сторону белокаменных церквей, уюта избы, уездного быта и космизма. Не обошлось и без драмы.
Счастье независимого творчества
Немало уже было сказано с трибуны и в кулуарах – как это хорошо, что в период застоя и типовухи развивались другие виды архитектурного творчества: НЭР, бумажная архитектура... Но не то чтобы мы хорошо знаем этот слой. Теперь, благодаря книге Андрея Бокова, который сам принимал участие во многих моментах этой деятельности, надеемся, станет намного яснее. Книга бесценная, написана хорошо. Но есть сомнения. В пророческом пафосе.
Новый «Полёт»
Архитекторы бюро «Мезонпроект» разработали проект перестройки областного молодежного центра «Полёт» в Орле. Летний клуб, построенный еще в конце 1970-х годов, станет всесезонным и приобретет много дополнительных функций.