English version

Игра отображения

В марте прошлого года были подведены итоги международного конкурса на лучшее архитектурно-градостроительное решение «Набережной Европы» в Санкт-Петербурге. Одним из фаворитов жюри этого состязания был проект «Студии 44», которая создала образ нового городского квартала, объединив черты трех различных эпох.

Анна Мартовицкая

Автор текста:
Анна Мартовицкая

15 Января 2010
mainImg
Мастерская:
Студия 44 http://www.studio44.ru
Проект:
«Набережная Европы». Конкурсный проект «Студии 44»
Россия, Санкт-Петербург, пр. Добролюбова, 14

Авторский коллектив:
Архитекторы: Н. И. Явейн (руководитель коллектива), О. И. Явейн, В. А. Зенкевич, В. И. Лемехов, Н. Н. Архипова, М. С. Виноградова, В. С. Жукова; при участии Г. В. Иванова, И. В. Кожина, М. В. Кравцовой, Е. В. Купцовой, В. Б. Пономарева, М. В. Явейн, А. П. Яр-Скрябина. Визуализация: Ю. Н. Ашметьев, О. Н. Карпова. Макет: Я. С. Ициксон (руководитель коллектива). Конструктивные решения: В. М. Иоффе, Д. П. Кресов. Инженерные решения: В. В. Бабуров. Очередность реализации проекта: В. В. Максимычев. Сметные расчеты: И. Л. Шишкин

2008 — 2008

ООО «ПЕТЕРБУРГ СИТИ»
0 Напомним в двух словах, что предметом этого конкурса, широко освещавшегося в прессе, стала территория Научного центра «Прикладная химия» общей площадью около 9 га, расположенная в самом что ни на есть историческом центре Санкт-Петербурга, между Тучковым и Биржевым мостами, прямо напротив стрелки Васильевского острова. К 2016 году, по замыслу девелопера – банка ВТБ, на этом месте должен появиться квартал с пятизвездочной гостиницей, элитным жильем, торгово-офисным комплексом, Дворцом танца Бориса Эйфмана и первой в городе пешеходной набережной – Набережной Европы, которая и дала проекту столь звучное имя. Конкурс проводился на лучшую архитектурно-градостроительную концепцию развития территории, но на практике смотр генпланов вылился в соревнование объемно-планировочных концепций, в которых были детально проработаны и ТЭПы, и пластика каждого здания. Проект «Студии 44» не был исключением, а роскошный макет набережной Европы, выполненный мастерской Никиты Явейна, стал безоговорочным лидером зрительского голосования на выставке работ участников конкурса.

В своих рассуждениях о будущем квартала архитекторы исходили из того, что участок расположен на стыке «трех Петербургов» – морского (акватория Невы), города классических ансамблей (Дворцовая набережная находится в прямой видимости) и района доходных домов (застройка Петроградской стороны). Отдать предпочтение какому-то одному из трех городов или произвести селекцию? Авторы пришли к выводу, что в пользу сочетания различных архитектурных приемов и стилей выступает не только расположение участка, но также его довольно внушительная площадь и многофункциональность предполагаемой застройки. Застроить 9 гектаров одними дворцами или, напротив, зданиями, копирующими стилистику доходных домов начала XX века, означало бы заведомо лишить квартал собственного лица. Поэтому территорию, ограниченную акваторией Малой Невы с одной стороны и проспектом Добролюбова с другой, «Студия 44» складывает как пазл из трех, на первый взгляд, совершенно разных секторов.

Своей южной границей новый квартал выходит на набережную Невы и обращен к Васильевскому острову и Адмиралтейству, а чуть восточнее расположена Петропавловская крепость. Это Петербург первой половины XVIII века, город, воплотивший мечту Петра о море. Архитектура этого времени – это, прежде всего, архитектура каналов, набережных, верфей, причалов. И поэтому на самой набережной «Студия 44» спроектировала четыре жилых дома, развернутых к реке парадными дворами и имеющих собственные гавани, которые узкими языками врезаются в придомовые территории. На набережной разбивается общедоступный «Нижний парк», а курдонеры поднимаются на один этаж над ее уровнем и превращаются в «висячие сады», куда можно подняться по парадным лестницам. Набережная, таким образом, становится трехъярусной: нижний уровень, у самой воды, предназначен для судов, средний – для прогуливающейся публики, верхний – для жителей домов, – и, как следствие, приобретает очень живописный рельеф, где прямые участки чередуются с переброшенными над гаванями мостиками и спусками к воде и пирсам. Впрочем, не только внешняя привлекательность должна была обеспечить новой набережной любовь горожан: в роли многочисленных дополнительных «магнитов» здесь предполагались магазины и рестораны, расположенные в первых этажах зданий и под платформами «висячих садов». Подобное композиционное решение, с одной стороны, прочитывается как дань уважения петровской эпохе, неотделимой от реки и моря, а с другой воспринимается как фантазия на тему современных нидерландских жилых комплексов, для которых мини-каналы и зелень являются неотъемлемыми условиями комфорта и уюта. В глаза бросается и столь нехарактерное для Петербурга размещение зданий торцами к воде. Архитекторы объясняют это стремлением как можно точнее выполнить техническое задание, которое предписывало обеспечить вид на реку для максимального количества квартир.

На мысу, обращенном, через Неву, к Зимнему дворцу, разместился гостиничный комплекс, чей величественный объем и пластику заданы, по словам Никиты Явейна, «мощным камертоном классического Петербурга». Комплекс состоит из трех корпусов, два из которых параллельны проспекту Добролюбова, а третий ориентирован на набережную и потому со своим ближайшим соседом образует раскрытую в сторону реки «галочку»; пространство на мысу между корпусами занято полностью остекленным атриумом с зимним садом внутри. Идея сделать этот угол полностью стеклянным, конечно же, неклассична; но очень удачна –  лобби гостиницы превращено в этом проекте в гигансткое выпуклое окно для созерцания самых классических видов Петербурга, которые буквально наводняют холл отеля. Об архитектуре XIX века здесь напоминают длинные перспективы, распахнутые осевые композиции, четкий строй и «однообразная красивость» фасадов.

Два других здания, выходящие на проспект Добролюбова, – торгово-офисный центр и Дворец Танца, – решены в подчеркнуто современной стилистике, и это полностью соответствует архитектурным вольностям Петроградской стороны – самого, пожалуй, хаотичного в смысле застройки и одновременно самого европейского района Петербурга. Торгово-офисный комплекс чуть более сдержан, так как его внутренняя улица выходит на Князь–Владимирский собор Антонио Ринальди, и в плане представляет собой квадрат, рассеченный пассажем ровно пополам. Каждый из треугольников, в свою очередь, имеет несколько прозрачных врезок-атриумов, наполняющих внушительные по площади здания достаточным количеством дневного света. Дворец Танца сам Явейн называет «архитектурной транскрипцией пластики современного балета», и, пожалуй, каждому, кто хоть раз видел произведения ведущих хореографов наших дней, это определение подскажет, что перед нами здание весьма и весьма радикальное. Оно образовано множеством плоскостей, прильнувших друг к другу под разными углами и издалека действительно напоминающих танцоров, застывших в сложных па. Строго говоря, по условиям состязания, проектировать Дворец Танца не требовалось (всего пару недель спустя в Санкт-Петербурге был объявлен уже архитектурный конкурс на проект собственно театра Бориса Эйфмана), но, с другой стороны, разработать генплан, не представляя, как выглядит его кульминационная точка, вряд ли возможно. Вот Никита Явейн и стремился обозначить, что Дворец Танца должен быть сооружением современным и динамичным, ведь именно он здесь выступает в роли центра притяжения как районного, так и общегородского уровня.

Три столь разных по характеру блока застройки сходятся в центре квартала, образуя миниатюрную площадь сложных очертаний с аркадами, фонтаном и часами. Она, как и ее прототипы – площади старых городов Европы, – становится местом концентрации общественной жизни у стен театра. Своеобразным градостроительным парафразом того времени можно считать и трехлучие, заложенное «Студией 44» в генплан «Набережной Европы». От площади академика Лихачева к театру прокладывается новая улица – Театральная – своего рода визуальный коридор, на одном конце которого оказывается Дворец Танца, на другом, по ту сторону Невы, – Эрмитажный театр и Спас-на-Крови. Второй визуальный коридор ведет от Театра Танца к колыбели города – Петропавловскому собору. И, наконец, третий луч – это Биржевая линия, проходящая между гостиницей и жилыми комплексами и замыкаемая Ростральными колоннами и Биржей.

Хорошо известно, что Никита Явейн и его коллектив обладают огромным опытом проектирования и строительства в историческом центре Санкт-Петербурга. Однако даже доскональное знание структуры родного города, по мнению архитекторов, не освобождает от необходимости начинать работу над проектом с анализа всех присущих конкретному участку градостроительных особенностей. Скорее, наоборот, обязывает: чем больше знаешь город, тем деликатнее к нему относишься и внимательнее слушаешь «голоса прошлого». И надо признать, что внимание к «гению места», которым славится мастерская Никиты Явейна, со временем дает все более разнообразные и интересные результаты. На облик бизнес-центра «Линкор» повлияло соседство со знаменитым крейсером «Аврора», проект реконструкции «Апраксина двора» был основан на доскональном изучении истории развития этого квартала и возвращении ему исконной линеарности, а «Набережная Европы» была трактована архитекторами как сложная система зеркал, отражающих раскинувшийся перед ней город. А точнее, целых три города – Петербург морской, Петербург классический и Петербург новейшего времени.

Этот проект «Студии 44» – не просто попытка создать город в городе, но квинтэссенция градостроительного развития Петербурга, своего рода наглядное пособие, демонстрирующее, какие уроки современные зодчие могут извлечь из наследия ушедших эпох. И как таковое он, бесспорно, будет успешно «работать» и в качестве нереализованного проекта.
zooming
Панорама комплекса
Ситуационный план
zooming
Генеральный план
zooming
zooming
zooming
zooming
zooming
рис. В.Лемехова
zooming
рис. В.Лемехова
zooming
план первого уровня
zooming
план типового уровня
zooming
план верхнего уровня
Мастерская:
Студия 44 http://www.studio44.ru
Проект:
«Набережная Европы». Конкурсный проект «Студии 44»
Россия, Санкт-Петербург, пр. Добролюбова, 14

Авторский коллектив:
Архитекторы: Н. И. Явейн (руководитель коллектива), О. И. Явейн, В. А. Зенкевич, В. И. Лемехов, Н. Н. Архипова, М. С. Виноградова, В. С. Жукова; при участии Г. В. Иванова, И. В. Кожина, М. В. Кравцовой, Е. В. Купцовой, В. Б. Пономарева, М. В. Явейн, А. П. Яр-Скрябина. Визуализация: Ю. Н. Ашметьев, О. Н. Карпова. Макет: Я. С. Ициксон (руководитель коллектива). Конструктивные решения: В. М. Иоффе, Д. П. Кресов. Инженерные решения: В. В. Бабуров. Очередность реализации проекта: В. В. Максимычев. Сметные расчеты: И. Л. Шишкин

2008 — 2008

ООО «ПЕТЕРБУРГ СИТИ»

15 Января 2010

Анна Мартовицкая

Автор текста:

Анна Мартовицкая
Студия 44: другие проекты
Истинное Зодчество: лауреаты 2021
Хрустальный Дедал достался Николаю Шумакову, президенту САР и СМА и главному архитектору Метрогипространса, за станции БКЛ Авиамоторная, Лефортово, Электрозаводская. Премию Татлин решили не присуждать.
Анализ и синтез
Проект ЖК «Красин», предназначенный для исторического центра Петербурга и расположенный в очень ответственном месте: рядом с Горным институтом Воронихина, но на границе с промышленным городом, – стал результатом тщательного анализа специфики исторической застройки Васильевского острова и последующего синтеза с уклонением от прямой стилизации, но формированием узнаваемого силуэта, созвучного «старому городу».
Из агоры в хаб
Публикуем фрагмент из книги «Музей: архитектурная история», посвященный современным формам институции: музей как агломерация, хаб, фабрика или проун.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Никита Явейн о Главном штабе
Видео-лекция – около часа – о проекте реконструкции восточного крыла Главного штаба, который стал основным сюжетом юбилейной выставки архитекторов «Студии 44», на youtube Государственного Эрмитажа.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
WAF 2019: в ожидании финала
Говорим c авторами проектов, вышедших в финал премии WAF: об их взгляде на фестиваль, о проектах и вероятных способах презентации.
Поиск стиля
В стремлении найти ответ на давний вопрос о петербургском стиле «Студия 44» соединила контекстуальные аллюзии, современный парафраз северной неоклассики и альтернативный подход к квартальной застройке. Получилось крупно и цельно.
Игорь Явейн. Архитектор транспортных потоков
Олег и Никита Явейны создали сайт про отца – Игоря Явейна: он дает возможность изучить полный архив проектов мастера авангарда, основоположника опередившей свое время теории транспортно-пересадочных узлов, автора книги об архитектуре потоков, актуальной до сих пор.
Театр-город
Вторая очередь Академии танца Бориса Эйфмана выстроена вокруг здания театра, а «крутится» ее пространство вокруг архитектурной сценографии городка-атриума. Получается матрешка: театр в городе, город в театре, и все это школа. Очень эффективный вариант использования пространства.
Как сохранить деревянное: Петербург
«Студия-44» разработала для Санкт-Петербурга Концепцию сохранения памятников деревянной архитектуры. Особенно интересна в ней методика определения ценности зданий, а также параметрическая модель, которая наглядно показывает, что нужно спасать в первую очередь.
Вереница впечатлений
Парк-ожерелье для первой линии намыва Васильевского острова насыщен современными функциями, но обладает регулярной структурой и отсылками к классическим петербургским садам. Проект победил в конкурсе, его планируется реализовать.
Репрезентативная выборка
Семь архитекторов Петербурга – о завершившейся на днях биеннале, защите рынка и открытости, разных поколениях, и о традициях фестиваля, организуемого ОАМ.
Долина знаний
«Студия 44» разработала проект образовательного центра в Сочи, соединив павильонный подход с космическими мотивами, ассоциирующимися с названием центра «Сириус».
Билет на праздник: архитекторы о WAF-2018
В конце ноября прошел очередной фестиваль WAF. На этот раз в Амстердаме. Говорим с восемью российскими участниками, вошедшими в шорт-лист и презентовавшими свои проекты. В том числе и с Никитой Явейном, победителем в номинации Культура-Проект.
Акупунктура городов
На петербургском Культурном форуме архитекторы поговорили о том, какую пользу международные события могут принести городам.
Похожие статьи
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
Северный Версаль
На берегу величественной реки Вычегды, в живописном месте, в шести километрах от центра столицы Республики Коми Сыктывкара известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов спроектировал город Югыд-Чой в традиционной эстетике, ориентированной на центр Санкт-Петербурга. Заказчик Елена Соболева, глава ООО «Фонд жилищного строительства г. Сыктывкара», видит свою миссию в том, чтобы Югыд-Чой стал визитной карточкой республики.
Школа особого режима
Престижная Амстердамская британская школа заняла бывший комплекс тюрьмы конца XIX века. Авторы проекта реконструкции – Atelier PRO.
Анализ и синтез
Проект ЖК «Красин», предназначенный для исторического центра Петербурга и расположенный в очень ответственном месте: рядом с Горным институтом Воронихина, но на границе с промышленным городом, – стал результатом тщательного анализа специфики исторической застройки Васильевского острова и последующего синтеза с уклонением от прямой стилизации, но формированием узнаваемого силуэта, созвучного «старому городу».
Преемственность силуэта
Доходный дом «Астория» в центре Стокгольма реконструирован архитекторами 3XN, которые добавили к нему новый корпус со схожим профилем кровли.
От контраста к контексту
Herzog & de Meuron расширили музей Кюпперсмюле в Дуйсбурге – комплекс индустриальной мельницы, который они сами приспособили для устройства экспозиций еще в 1999.
Камертон озера
Новый жилой комплекс в Тюмени спроектирован при участии французских архитекторов, сочетает башню с таунхаусами и домиками на крыше, но прежде всего настроен на озеро, которое способно подарить ощущение загородной жизни.
В кольцах пандусов
Словенские архитекторы ENOTA и косовское бюро OUD+ Architects выиграли конкурс на проект спортивного центра в Приштине.
Длинный дом
Общественный центр по проекту бюро smartvoll должен вернуть оживление в сердце австрийской деревни Гросвайкердорф.
Печатные, но наполовину
В Техасе выставили на продажу дома, возведенные при помощи 3D-принтера. Приобрести высокотехнологичное жилище можно за 745 000 долларов.
Buena vista
Проект частного дома в Подмосковье архитектор Роман Леонидов назвал Buena Vista, то есть хороший вид по-испански. И действительно, великолепный вид откроется не только из дома с бельведером, стоящего на возвышении, но и сама вилла на холме предназначена для созерцания из партера парка. В общем, буэна виста и бельведер, с какой стороны ни посмотреть.
Кирпичный текстиль
На фасадах офисного здания по проекту Make Architects в Солфорде – кирпичная кладка, имитирующая традиционные для этого города ткани.
Большая Астрахань live
Гибкое улучшение связности территорий, развитие полицентричности, улучшение качества жизни, экологичные инновации – все эти решения проекта-победителя конкурса на мастер-план Астраханской агломерации, разработанного консорциумом под руководством Института Генплана Москвы, основаны на синтезе профессиональных аналитических инструментов, позволяющих оценивать последствия решений в динамике, и общения с жителями города.
Традиции орнамента
На фасаде павильона для собраний по проекту OMA при синагоге на Уилшир-бульваре в Лос-Анджелесе – узор, вдохновленный оформлением ее исторического купола.
Домики в кронах
Свайные гостевые домики по проекту бюро aoe обеспечивают постояльцам близость к природе и уединение.
Диалектический манифест
Высотный ЖК MOD, строительство которого начато в Марьиной роще рядом с территорией, на которой запланирована штаб-квартира РЖД, откликается на «центральный» контекст будущего городского окружения и в то же время позиционируется авторами как «манифест модернистских минималистичных принципов в архитектуре».
Околоземное пространство
Новый терминал аэропорта в Кемерово «Леонов» построен в «космические» сроки, несмотря на пандемию. Он стал одним из важных элементов стремительного развития города и зримо отразил свое посвящение первому выходу человека в открытый космос, как в интерьерах, так и на фасадах. Его главные «фишки»: эффект звездного неба и открытость.
В дуэте с ареной
Жилой комплекс West Half по проекту ODA в Вашингтоне построен рядом с бейсбольным стадионом и учитывает все аспекты такого соседства, включая свою «роль» в телетрансляциях матчей.
Высотная дактилоскопия
Ламели на фасадах высотного жилого комплекса Arté MK в Куала-Лумпуре по проекту SPARK обеспечивают защиту от солнца днем и декоративную подсветку ночью, а также повторяют узор отпечатка пальца заказчика.
Скелет суккулента
Сотрудники и студенты Штутгартского университета построили павильон с несущей конструкцией из льняного волокна, которая повторяет строение кактуса.
Пресса: С колоннами и остеклением
На прошлой неделе в Петербурге отменили «Набережную Европы». Проект, предполагавший строительство в самом центре города элитного жилого комплекса с театром Эйфмана, был, пожалуй, наиболее реалистичным из амбициозных градостроительных инициатив, анонсированных при бывшем губернаторе Валентине Матвиенко.
Игра отображения
В марте прошлого года были подведены итоги международного конкурса на лучшее архитектурно-градостроительное решение «Набережной Европы» в Санкт-Петербурге. Одним из фаворитов жюри этого состязания был проект «Студии 44», которая создала образ нового городского квартала, объединив черты трех различных эпох.
Архитектурные конкурсы: сослагательное наклонение
В прошлую пятницу, 18 декабря, в ЦДА прошел круглый стол, посвященный международным архитектурным конкурсам. Формально приуроченный к выставке премии Dedalo Minosse в «ПИРогово», он неожиданно вылился в бурную дискуссию о специфике организации архитектурных состязаний в России. Участие или неучастие в них иностранцев, как оказалось, имеет второстепенное значение. Своими корнями проблема уходит в юридические и экономические основы существования отечественного архитектурно-строительного рынка.
Пресса: ВТБ радикально изменит центр Петербурга
Старт еще одному амбициозному градостроительному проекту дан в Санкт-Петербурге. Речь пойдет о реконструкции промышленной территории в самом что ни на есть историческом центре города: более 9 га между Петропавловской крепостью и Стрелкой.
Пресса: «Современное искусство либо иронично, либо умно»
Британский архитектор Дэвид Чипперфильд рассказал о кризисных перспективах архитектуры и своем последнем проекте в России. "Власть" продолжает серию публикаций, посвященных выдающимся деятелям архитектуры ХХ века*. Опыт перенимал корреспондент Семен Михайловский.
Пресса: «Набережная Европы»: почему жюри выбрало "Герасимова...",...
Без сенсаций завершился градостроительный конкурс по «Набережной Европы». Победил дуэт Евгений Герасимов - Сергей Чобан. В шорт-лист вошли еще Марио Ботта и Никита Явейн, но они при голосовании отстали от победителей в три раза.
Пресса: Приплыли: набережная Европы
Архитектурный конкурс проектов застройки Набережной Европы прошел вполне в духе современных политических российских выборов: с игнорированием общественных интересов, предсказуемостью результата и горечью в сухом остатке.
Пресса: Можно ли из петербургской набережной сделать Европу?
Объявлен победитель архитектурно-градостроительного конкурса «Набережная Европы». Им стал совместный проект петербургской архитектурной мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» и немецкой студии Сергея Чобана. Именно такой выбор и советовал сделать жюри архитектурный критик «Города-812» Михаил Золотоносов. Что удивительно – его послушались.
Пресса: Невские берега - без "слабого звена"
Как уже сообщали "Известия", многофункциональный современный комплекс планируется возвести на участке в 99 тыс. кв. м, ограниченном проспектом Добролюбова, набережной Малой Невы, переулком Талалихина и площадью Академика Лихачева.
Пресса: «Набережную Европы» построят к 2016 году. Определился...
Стали известны победители конкурса на право реконструкции набережной Европы. Свои проекты выставляли пять претендентов, но жюри больше всего приглянулся вариант, разработанный совместно архитектурной мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» и студией Сергея Чобана.
Пресса: План ВТБ: сдать «Набережную Европы» к концу кризиса
Тандем российской и немецкой мастерских Евгения Герасимова и Сергея Чобана оказался победителем архитектурного конкурса на проектирование «Набережной Европы». Как заявили главы жюри конкурса губернатор Петербурга Валентина Матвиенко и руководитель ВТБ Андрей Костин, при общем равенстве проектов именно этот показался им наиболее сильным.
Пресса: «Набережную Европы» утрамбовали по-русски
Победителем международного архитектурно-градостроительного конкурса на проект «Набережная Европы» (финансируется ВТБ) стал творческий тандем проектного бюро «Евгений Герасимов и партнеры» (Санкт-Петербург, Россия) и NPS Tchoban Voss GbR (Берлин, Германия).
Пресса: Александр Кононов: Отечественные проекты "Набережной...
Работы отечественных архитекторов, участвующих в конкурсе проектов "Набережной Европы", значительно лучше материалов, представленных иностранцами. Такое мнение в беседе с корреспондентом Горзаказ.Огр высказал зампред ВООПИиК Александр Кононов.
Пресса: Что танцу ближе: яйцо или буханка
В Петербурге проходит выставка участников архитектурного конкурса на создание Набережной Европы на Петроградской стороне. Из представленных вариантов 10 марта жюри выберет наиболее достойный. По самым оптимистичным оценкам, новая современная прибрежная территория может быть обустроена не раньше 2016 года.
Пресса: Семейный просмотр
Вчера выставку конкурсных проектов "Набережной Европы" посетили семеро из пятнадцати членов жюри во главе с губернатором Санкт-Петербурга Валентиной Матвиенко, а также ее сын Сергей Матвиенко, гендиректор управляющего инвестпроектом ЗАО "ВТБ-Девелопмент". В европейской практике международных конкурсов таких публичных экскурсий арбитры стараются избегать.
Пресса: Танцы с архитекторами
Архитектура, как природа, не знает ни выходных, ни праздников. По 7 марта включительно в Зале инвестиционных проектов на площади Островского, 11, демонстрируются проекты, представленные на международный архитектурно-градостроительный конкурс «Набережная Европы». Эксперты огласят свое мнение накануне праздника, жюри во главе с губернатором Валентиной Матвиенко и руководителем ВТБ Андреем Костиным вынесет решение 10 марта.
Пресса: ВТБ исполнит мечту Эйфмана
Отдельный архитектурный конкурс на проект Дворца танца Бориса Эйфмана будет объявлен до конца марта. Театр станет доминантой элитного квартала «Набережная Европы» на Петроградской стороне. Для нового здания даже сделали исключение по высотному регламенту: вопреки установленным для этого квартала 28 метрам театру разрешили быть 40-метровым.
Пресса: "Пальцы веером" попали под переосмысление. Большинство...
Вчера в Санкт-Петербурге открылась архитектурно-градостроительная выставка проектов квартала "Набережная Европы" на месте реликтовой промзоны рядом с Петропавловской крепостью и стрелкой Васильевского острова. Намерение ВТБ восполнить чудом сохранившийся "пробел" в панораме центральных набережных Невы выглядит почти вызывающе на фоне падения рынка недвижимости и длинной очереди невоплощенных итогов предыдущих международных конкурсов.
Технологии и материалы
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
BTicino: сделано в Италии
Компания BTicino, итальянский бренд Группы Legrand, пересмотрела подход к электрике дома и сделала из розеток и выключателей функциональные произведения искусства.
Элегантность, неподвластная времени
Резиденция «Вишневый сад» на территории киноконцерна «Мосфильм», с вишневым садом во дворе и парком вокруг – это чистый этюд из стекла, камня и клинкерного кирпича. Архитектура простых объемов открыта в природу, а клинкер придает ансамблю вневременность.
Топовые BIM-модели Cersanit для интерьера ванной под ключ
BIM-технологии позволяют проектировщикам не только создавать 3D картинку, но и разрабатывать целую базу данных, где будет храниться вся информация об объекте с детальными характеристиками. Виртуальная копия здания хранит всю информацию об изменениях на каждом этапе, помогает поддерживать высокую производительность работы, сокращает время на пересчёт, позволяет детально проработать параметры и размеры блоков.
Золото на голубом – новое прочтение
В постиндустриальном районе Милана завершается строительство делового кластера The Sign. Комплекс станет функциональной и визуальной доминантой района – в нем разместятся множество деловых и общественных зон, а его сияющие золотыми фрагментами фасады будут привлекать внимание издалека. Золото на фасаде – панели ALUCOBOND® naturAL Gold от компании 3A Composites.
Многоликий габион
У габионов Zabor Modern, помимо эффектного внешнего вида, есть неочевидное преимущество: этот тип ограждения не требует фундаментных работ, благодаря чему устанавливать его можно даже там, где другой забор не пройдет по нормам. Кроме того, конструкция подходит и для ландшафтных решений.
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Долина Муми-троллей
Компания «Новые Горизонты» представила тематические площадки, созданные по мотивам знаменитых историй Туве Янссон и при участии законных правообладателей: голубая башня, палатка, бревно-тоннель и другие чудеса Муми-Долины.
Секреты городского пейзажа
В творчестве известного архитектора-неоклассика Михаила Филиппова мансардные окна VELUX используются практически во всех проектах, начиная с его собственной квартиры и мастерской и заканчивая монументальными ансамблями в центре Москвы и Тюмени. Об умном применении мансардных окон и их связи с силуэтом городских крыш мастер дал развернутый комментарий порталу archi.ru.
Сейчас на главной
Энергетика эксприматики
Павильон, реализованный по проекту Сергея Чобана на всемирной ЭКСПО 2020 в Дубае, – яркое и цельное архитектурное высказывание, образность которого восходит к авангардным графическим экспериментам Якова Чернихова, но допускает множество трактовок. Павильон похож и на купольный храм, и на кружащуюся «Планету Россия», и на голову матрешки. Тем более что внутри, в ядре экспозиции – мозг. Внимательно рассматриваем и трактовки, и нюансы реализации.
Ответ домашнему офису
Новое здание фармацевтического концерна Roche по проекту бюро Christ & Gantenbein предлагает сотрудникам альтернативу цифровой среде и работе на дому.
Город, дружелюбный к детям
Вместе с организаторами и кураторами фестиваля «Детская Платформа», который прошел в Нальчике, разбираемся, как привить детям чувство причастности к городу, какие практики позволят вовлечь их в городские процессы и почему важно учить детей работать с материалами.
Линия сердца
Проект-победитель конкурса Малых городов помогает связать скверы и парки Можги, сделать транзитные территории более безопасными и насытить центр города новыми сценариями и объектами – например, многофункциональным центром «Гаражи»
Белее белого
Публикуем последние четыре работы, вошедшие в короткий список конкурса на жилую застройку поселка Соловецкий: DNK.ag, .ket, «План Б» и АБ «Белое».
Ток и торф
Проект-победитель конкурса Малых городов от бюро SOTA: спокойный парк вокруг Стахановского озера в подмосковном Электрогорске
Толерантная эстетика терраформирования
Всемирная выставка – гигантское мероприятие, ему сложно дать какое-то одно определение и охватить одним взглядом. Тем более – такая амбициозная и претендующая на рекорды, которая, несмотря на превратности пандемии, открыта сейчас в Дубае. Не претендуя на универсальность, делаем попытку рассмотреть экспо 2020, где за эффектными крыльями «звездных» архитекторов и восторгом от исследований Космоса проступают приметы эстетической толерантности девелоперского проекта.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Вход в горы
Смотровая площадка в Пермском природном парке привлекает внимание к природным достопримечательностям края и готовит путешественников к восхождению на скальный массив.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Две стихии
Еще один проект-победитель конкурса Малых городов от Аб «Вещь!», на этот раз для солнечного Ахтубинска: благоустройство, вдохновленное стихиями воды и воздуха, а также фотогеничный памятник досаждающей мошке.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
180 человек одних партнеров
Крупнейшим акционером Foster + Partners стала частная канадская инвестиционная фирма. Финансовое вливание позволит архитектурному бюро развиваться дальше, в том числе расширять число партнеров и обеспечивать их преемственность.
Северный Версаль
На берегу величественной реки Вычегды, в живописном месте, в шести километрах от центра столицы Республики Коми Сыктывкара известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов спроектировал город Югыд-Чой в традиционной эстетике, ориентированной на центр Санкт-Петербурга. Заказчик Елена Соболева, глава ООО «Фонд жилищного строительства г. Сыктывкара», видит свою миссию в том, чтобы Югыд-Чой стал визитной карточкой республики.
Променад на тракте
Проект-победитель конкурса Малых городов для Клина: длинный променад с точками притяжения, смотровыми площадками и всесезонно активными пространствами.
Школа особого режима
Престижная Амстердамская британская школа заняла бывший комплекс тюрьмы конца XIX века. Авторы проекта реконструкции – Atelier PRO.
Дача от архитектора
Дом.рф подводит промежуточные итоги конкурса на лучшие типовые проекты с использованием деревянных конструкций. Публикуем некоторые из проектов-победителей первой номинации конкурса, благодаря которой уже в следующем году любой желающий сможет построить загородный дом по проекту от мастерской Тотана Кузембаева и десятка других талантливых бюро.
Соль земли
Проект-победитель конкурса Малых городов для Усолья от АБ «Вещь!»: восстановление планировочной структуры посадской части и деликатное включение объектов благоустройства по соседству с памятниками строгановского барокко.
Сарай, огород и очаг
Ищем национальную идею российской архитектуры среди проектов финалистов конкурса на разработку многоквартирного жилья для поселка Соловецкий. В первом выпуске: Мастерская деревянной архитектуры Евгения Макаренко + NORMA, Александр Бродский и бюро Katarsis.
Нет плохой погоды
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает для сибирского города Мегион всесезонный парк и необычные элементы благоустройства, отвечающие суровому климату: источники витамина D, укрытия от холода и непогоды и преобразователи ветра.
Искусство света и цвета
Искусствовед Ольга Колганова – об одном из экспонатов выставки «Электрификация. 100 лет плану ГОЭЛРО», Светопамятнике Григория Гидони.
Истинное Зодчество: лауреаты 2021
Хрустальный Дедал достался Николаю Шумакову, президенту САР и СМА и главному архитектору Метрогипространса, за станции БКЛ Авиамоторная, Лефортово, Электрозаводская. Премию Татлин решили не присуждать.
Что есть истина
В Гостином дворе открылся 29 по счету фестиваль «Зодчество». Ярче всего, на наш взгляд, на этот раз выступили стенды регионов, которых не 8, как в прошлом году, а 16. А где истина, мы знаем и так.