English version

Игра отображения

В марте прошлого года были подведены итоги международного конкурса на лучшее архитектурно-градостроительное решение «Набережной Европы» в Санкт-Петербурге. Одним из фаворитов жюри этого состязания был проект «Студии 44», которая создала образ нового городского квартала, объединив черты трех различных эпох.

Анна Мартовицкая

Автор текста:
Анна Мартовицкая

15 Января 2010
mainImg
Мастерская:
Студия 44 http://www.studio44.ru
Проект:
«Набережная Европы». Конкурсный проект «Студии 44»
Россия, Санкт-Петербург, пр. Добролюбова, 14

Авторский коллектив:
Архитекторы: Н. И. Явейн (руководитель коллектива), О. И. Явейн, В. А. Зенкевич, В. И. Лемехов, Н. Н. Архипова, М. С. Виноградова, В. С. Жукова; при участии Г. В. Иванова, И. В. Кожина, М. В. Кравцовой, Е. В. Купцовой, В. Б. Пономарева, М. В. Явейн, А. П. Яр-Скрябина. Визуализация: Ю. Н. Ашметьев, О. Н. Карпова. Макет: Я. С. Ициксон (руководитель коллектива). Конструктивные решения: В. М. Иоффе, Д. П. Кресов. Инженерные решения: В. В. Бабуров. Очередность реализации проекта: В. В. Максимычев. Сметные расчеты: И. Л. Шишкин

2008 — 2008

ООО «ПЕТЕРБУРГ СИТИ»
0 Напомним в двух словах, что предметом этого конкурса, широко освещавшегося в прессе, стала территория Научного центра «Прикладная химия» общей площадью около 9 га, расположенная в самом что ни на есть историческом центре Санкт-Петербурга, между Тучковым и Биржевым мостами, прямо напротив стрелки Васильевского острова. К 2016 году, по замыслу девелопера – банка ВТБ, на этом месте должен появиться квартал с пятизвездочной гостиницей, элитным жильем, торгово-офисным комплексом, Дворцом танца Бориса Эйфмана и первой в городе пешеходной набережной – Набережной Европы, которая и дала проекту столь звучное имя. Конкурс проводился на лучшую архитектурно-градостроительную концепцию развития территории, но на практике смотр генпланов вылился в соревнование объемно-планировочных концепций, в которых были детально проработаны и ТЭПы, и пластика каждого здания. Проект «Студии 44» не был исключением, а роскошный макет набережной Европы, выполненный мастерской Никиты Явейна, стал безоговорочным лидером зрительского голосования на выставке работ участников конкурса.

В своих рассуждениях о будущем квартала архитекторы исходили из того, что участок расположен на стыке «трех Петербургов» – морского (акватория Невы), города классических ансамблей (Дворцовая набережная находится в прямой видимости) и района доходных домов (застройка Петроградской стороны). Отдать предпочтение какому-то одному из трех городов или произвести селекцию? Авторы пришли к выводу, что в пользу сочетания различных архитектурных приемов и стилей выступает не только расположение участка, но также его довольно внушительная площадь и многофункциональность предполагаемой застройки. Застроить 9 гектаров одними дворцами или, напротив, зданиями, копирующими стилистику доходных домов начала XX века, означало бы заведомо лишить квартал собственного лица. Поэтому территорию, ограниченную акваторией Малой Невы с одной стороны и проспектом Добролюбова с другой, «Студия 44» складывает как пазл из трех, на первый взгляд, совершенно разных секторов.

Своей южной границей новый квартал выходит на набережную Невы и обращен к Васильевскому острову и Адмиралтейству, а чуть восточнее расположена Петропавловская крепость. Это Петербург первой половины XVIII века, город, воплотивший мечту Петра о море. Архитектура этого времени – это, прежде всего, архитектура каналов, набережных, верфей, причалов. И поэтому на самой набережной «Студия 44» спроектировала четыре жилых дома, развернутых к реке парадными дворами и имеющих собственные гавани, которые узкими языками врезаются в придомовые территории. На набережной разбивается общедоступный «Нижний парк», а курдонеры поднимаются на один этаж над ее уровнем и превращаются в «висячие сады», куда можно подняться по парадным лестницам. Набережная, таким образом, становится трехъярусной: нижний уровень, у самой воды, предназначен для судов, средний – для прогуливающейся публики, верхний – для жителей домов, – и, как следствие, приобретает очень живописный рельеф, где прямые участки чередуются с переброшенными над гаванями мостиками и спусками к воде и пирсам. Впрочем, не только внешняя привлекательность должна была обеспечить новой набережной любовь горожан: в роли многочисленных дополнительных «магнитов» здесь предполагались магазины и рестораны, расположенные в первых этажах зданий и под платформами «висячих садов». Подобное композиционное решение, с одной стороны, прочитывается как дань уважения петровской эпохе, неотделимой от реки и моря, а с другой воспринимается как фантазия на тему современных нидерландских жилых комплексов, для которых мини-каналы и зелень являются неотъемлемыми условиями комфорта и уюта. В глаза бросается и столь нехарактерное для Петербурга размещение зданий торцами к воде. Архитекторы объясняют это стремлением как можно точнее выполнить техническое задание, которое предписывало обеспечить вид на реку для максимального количества квартир.

На мысу, обращенном, через Неву, к Зимнему дворцу, разместился гостиничный комплекс, чей величественный объем и пластику заданы, по словам Никиты Явейна, «мощным камертоном классического Петербурга». Комплекс состоит из трех корпусов, два из которых параллельны проспекту Добролюбова, а третий ориентирован на набережную и потому со своим ближайшим соседом образует раскрытую в сторону реки «галочку»; пространство на мысу между корпусами занято полностью остекленным атриумом с зимним садом внутри. Идея сделать этот угол полностью стеклянным, конечно же, неклассична; но очень удачна –  лобби гостиницы превращено в этом проекте в гигансткое выпуклое окно для созерцания самых классических видов Петербурга, которые буквально наводняют холл отеля. Об архитектуре XIX века здесь напоминают длинные перспективы, распахнутые осевые композиции, четкий строй и «однообразная красивость» фасадов.

Два других здания, выходящие на проспект Добролюбова, – торгово-офисный центр и Дворец Танца, – решены в подчеркнуто современной стилистике, и это полностью соответствует архитектурным вольностям Петроградской стороны – самого, пожалуй, хаотичного в смысле застройки и одновременно самого европейского района Петербурга. Торгово-офисный комплекс чуть более сдержан, так как его внутренняя улица выходит на Князь–Владимирский собор Антонио Ринальди, и в плане представляет собой квадрат, рассеченный пассажем ровно пополам. Каждый из треугольников, в свою очередь, имеет несколько прозрачных врезок-атриумов, наполняющих внушительные по площади здания достаточным количеством дневного света. Дворец Танца сам Явейн называет «архитектурной транскрипцией пластики современного балета», и, пожалуй, каждому, кто хоть раз видел произведения ведущих хореографов наших дней, это определение подскажет, что перед нами здание весьма и весьма радикальное. Оно образовано множеством плоскостей, прильнувших друг к другу под разными углами и издалека действительно напоминающих танцоров, застывших в сложных па. Строго говоря, по условиям состязания, проектировать Дворец Танца не требовалось (всего пару недель спустя в Санкт-Петербурге был объявлен уже архитектурный конкурс на проект собственно театра Бориса Эйфмана), но, с другой стороны, разработать генплан, не представляя, как выглядит его кульминационная точка, вряд ли возможно. Вот Никита Явейн и стремился обозначить, что Дворец Танца должен быть сооружением современным и динамичным, ведь именно он здесь выступает в роли центра притяжения как районного, так и общегородского уровня.

Три столь разных по характеру блока застройки сходятся в центре квартала, образуя миниатюрную площадь сложных очертаний с аркадами, фонтаном и часами. Она, как и ее прототипы – площади старых городов Европы, – становится местом концентрации общественной жизни у стен театра. Своеобразным градостроительным парафразом того времени можно считать и трехлучие, заложенное «Студией 44» в генплан «Набережной Европы». От площади академика Лихачева к театру прокладывается новая улица – Театральная – своего рода визуальный коридор, на одном конце которого оказывается Дворец Танца, на другом, по ту сторону Невы, – Эрмитажный театр и Спас-на-Крови. Второй визуальный коридор ведет от Театра Танца к колыбели города – Петропавловскому собору. И, наконец, третий луч – это Биржевая линия, проходящая между гостиницей и жилыми комплексами и замыкаемая Ростральными колоннами и Биржей.

Хорошо известно, что Никита Явейн и его коллектив обладают огромным опытом проектирования и строительства в историческом центре Санкт-Петербурга. Однако даже доскональное знание структуры родного города, по мнению архитекторов, не освобождает от необходимости начинать работу над проектом с анализа всех присущих конкретному участку градостроительных особенностей. Скорее, наоборот, обязывает: чем больше знаешь город, тем деликатнее к нему относишься и внимательнее слушаешь «голоса прошлого». И надо признать, что внимание к «гению места», которым славится мастерская Никиты Явейна, со временем дает все более разнообразные и интересные результаты. На облик бизнес-центра «Линкор» повлияло соседство со знаменитым крейсером «Аврора», проект реконструкции «Апраксина двора» был основан на доскональном изучении истории развития этого квартала и возвращении ему исконной линеарности, а «Набережная Европы» была трактована архитекторами как сложная система зеркал, отражающих раскинувшийся перед ней город. А точнее, целых три города – Петербург морской, Петербург классический и Петербург новейшего времени.

Этот проект «Студии 44» – не просто попытка создать город в городе, но квинтэссенция градостроительного развития Петербурга, своего рода наглядное пособие, демонстрирующее, какие уроки современные зодчие могут извлечь из наследия ушедших эпох. И как таковое он, бесспорно, будет успешно «работать» и в качестве нереализованного проекта.
zooming
Панорама комплекса
Ситуационный план
zooming
Генеральный план
zooming
zooming
zooming
zooming
zooming
рис. В.Лемехова
zooming
рис. В.Лемехова
zooming
план первого уровня
zooming
план типового уровня
zooming
план верхнего уровня
Мастерская:
Студия 44 http://www.studio44.ru
Проект:
«Набережная Европы». Конкурсный проект «Студии 44»
Россия, Санкт-Петербург, пр. Добролюбова, 14

Авторский коллектив:
Архитекторы: Н. И. Явейн (руководитель коллектива), О. И. Явейн, В. А. Зенкевич, В. И. Лемехов, Н. Н. Архипова, М. С. Виноградова, В. С. Жукова; при участии Г. В. Иванова, И. В. Кожина, М. В. Кравцовой, Е. В. Купцовой, В. Б. Пономарева, М. В. Явейн, А. П. Яр-Скрябина. Визуализация: Ю. Н. Ашметьев, О. Н. Карпова. Макет: Я. С. Ициксон (руководитель коллектива). Конструктивные решения: В. М. Иоффе, Д. П. Кресов. Инженерные решения: В. В. Бабуров. Очередность реализации проекта: В. В. Максимычев. Сметные расчеты: И. Л. Шишкин

2008 — 2008

ООО «ПЕТЕРБУРГ СИТИ»

15 Января 2010

Анна Мартовицкая

Автор текста:

Анна Мартовицкая
Студия 44: другие проекты
Место памяти
Первое место в конкурсе на концепцию развития парка Победы в Мурманске занял консорциум Мастерской Лызлова и бюро Свобода. Рассказываем об итогах конкурса и публикуем проекты пяти финалистов.
Градсовет Петербурга 26.04.2022
Градсовет обсудил два масштабных проекта северной столицы: застройку второй половины намыва Васильевского острова жилыми кварталами и перенос основной части Санкт-Петербургского государственного университета в город Пушкин.
Святилище книг
После реконструкции и реставрации по проекту «Студии 44» здание Публичной библиотеки имени Маяковского приобрело современную техническую начинку и в то же время стало ближе к своему подлинному облику – тех времен, когда оно было частью подворья Троице-Сергиевой лавры.
Буян и суд
Новость об отмене парка Тучков буян уже неделю занимает умы петербуржцев. В отсутствие каких-либо серьезных подробностей, мы поговорили о ситуации с архитекторами парка и судебного квартала: Никитой Явейном и Евгением Герасимовым.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Стереометрическое построение
Конкурсный проект здания уфимского музея современного искусства от «Студии 44» Никиты Явейна был решен в характерном для бюро духе мега-высказывания: гигантские консольные выносы, соединенные шарниром атриума, декларируют победу инженерного замысла над тяготением, а простота исходной геометрии, где все линии пересекаются под углами, кратными 30°, в трех измерениях складывается в сложную ажурную конструкцию.
Истинное Зодчество: лауреаты 2021
Хрустальный Дедал достался Николаю Шумакову, президенту САР и СМА и главному архитектору Метрогипространса, за станции БКЛ Авиамоторная, Лефортово, Электрозаводская. Премию Татлин решили не присуждать.
Анализ и синтез
Проект ЖК «Красин», предназначенный для исторического центра Петербурга и расположенный в очень ответственном месте: рядом с Горным институтом Воронихина, но на границе с промышленным городом, – стал результатом тщательного анализа специфики исторической застройки Васильевского острова и последующего синтеза с уклонением от прямой стилизации, но формированием узнаваемого силуэта, созвучного «старому городу».
Из агоры в хаб
Публикуем фрагмент из книги «Музей: архитектурная история», посвященный современным формам институции: музей как агломерация, хаб, фабрика или проун.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Никита Явейн о Главном штабе
Видео-лекция – около часа – о проекте реконструкции восточного крыла Главного штаба, который стал основным сюжетом юбилейной выставки архитекторов «Студии 44», на youtube Государственного Эрмитажа.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
WAF 2019: в ожидании финала
Говорим c авторами проектов, вышедших в финал премии WAF: об их взгляде на фестиваль, о проектах и вероятных способах презентации.
Поиск стиля
В стремлении найти ответ на давний вопрос о петербургском стиле «Студия 44» соединила контекстуальные аллюзии, современный парафраз северной неоклассики и альтернативный подход к квартальной застройке. Получилось крупно и цельно.
Игорь Явейн. Архитектор транспортных потоков
Олег и Никита Явейны создали сайт про отца – Игоря Явейна: он дает возможность изучить полный архив проектов мастера авангарда, основоположника опередившей свое время теории транспортно-пересадочных узлов, автора книги об архитектуре потоков, актуальной до сих пор.
Похожие статьи
Заплыв за книгами
Водоем на кровле у библиотеки в провицнии Гуандун сделал ее «подводной»: читатели как будто ныряют туда за книгами. Авторы проекта – 3andwich Design / He Wei Studio.
Лаборатория для жизни
Здание Лаборатории онкоморфологии и молекулярной генетики, спроектированное авторским коллективом под руководством Ильи Машкова («Мезонпроект»), использует преимущества природного контекста и предлагает пространство для передовых исследований, дружественное к врачам и пациентам.
Лекции отменяются
Новый корпус Амстердамского университета прикладных наук рассчитан на новый тип образования: меньше лекций, больше проектной работы.
Индустриальная романтика
Atelier Liu Yuyang Architects превратило заброшенный корпус теплоэлектростанции и часть территории набережной реки Хуанпу в Шанхае в атмосферное городское пространство, романтизирующее промышленное прошлое территории.
Каньон для городской жизни
В Амстердаме открылся комплекс Valley по проекту MVRDV: архитекторы соединили офисы, жилье, развлекательные заведения и даже «инкубатор» для исследователей с многоуровневым зеленым общественным пространством.
Здесь будет город-сад
Институт Генплана работает над проектом-исследованием территории площадью больше тысячи га в районе Вороново. Результат сравним с идеальным городом, причем идеи «города-сада» и компактной урбанизированной, но малоэтажной застройки с красными линиями, улицами, площадями пешеходной доступностью функций он совмещает в равных пропорциях.
Рыбий мост
Пешеходный и велосипедный мост в пригороде Сиднея по проекту Sam Crawford Architects вдохновлен местной фауной и традициями аборигенов.
Логика жизни
Световая инсталляция, установленная Андреем Перличем в атриуме башен «Федерации», балансирует на грани между математическим порядком построения и многообразием вариантов восприятия в ракурсах.
«Отшлифованный образ»
Завод по переработке овса по проекту бюро IDOM стоит среди живописного пейзажа Наварры и потому получил «отполированный» облик, не нарушающий окружение.
Зеленые углы
Офисная башня NION во Франкфурте по проекту UNStudio станет одним из самых экологичных зданий Германии.
Культура каменной кладки
Словацкое бюро BEEF Architekti попробовало переосмыслить типологию классической средиземноморской виллы, основываясь на исторических строительных технологиях и традиционных материалах.
Церемониальный вок
Свадебная часовня «Парящий занавес» по проекту say architects эксплуатирует форму приподнятых полукруглых ручек вока, характерную для традиционной жилой архитектуры Китая.
На стыке двух миров
Небольшое здание муниципального бассейна в чешском Лоуни бюро dkarchitekti представило как «живую рекламную витрину» водных видов спорта и отдыха.
Три в одном
Дом на Тележной улице, построенный по проекту мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» всего в паре шагов от Невского проспекта, визуально делится на три самостоятельных объекта. Так архитекторы сохраняют масштаб исторической улицы и преодолевают недостатки вытянутого участка.
Эстетика гусиного пуха
В объемном рисунке фасадов новой штаб-квартиры компании BSH в Шаосине архитекторы бюро Greater Dog Architects визуально отразили специфику деятельности заказчика — производство подушек и одеял из гусиного пуха.
Коридор над водой
Деревянный мост, спроектированный бюро LUO studio, соединил две части водного курорта «Береговая линия Гулоу». Его защищенное металлическими пластинами внутреннее пространство носит торжественный, почти сакральный характер.
Рыжие арки
Проект виллы в индийском штате Раджастан по проекту Sanjay Puri Architects учитывает крайне жаркий и сухой местный климат.
Коллекция домиков
Вилла в штате Мичиган продолжает местную традицию «многосоставных» сельских домов. Авторы проекта – Iannuzzi Studio.
Игра с восприятием
Детский сад на западе Индии по проекту Shanmugam Associates кажется крупнее благодаря продуманно расположенным «карнизам», которые также помогают затенять фасад.
Лес энергоэффективности
Сегодня, 22 августа, в Берлине официально открывается новая штаб-квартира энергетической компании Vattenfall, офисный комплекс EDGE. Один из двух его корпусов – самое большое деревогибридное здание в Германии. Это означает, что его несущий каркас – выполнен из клееного бруса, но в нужных местах дерево сотрудничает с металлом, железобетоном и стеклофибробетоном. Рассказываем, как устроено это не только экологически прогрессивное, но и эффектное строение.
Торжество балконов
Жилой комплекс из обычных и социальных квартир по проекту CoBe Architecture et Paysage появился на месте центра сортировки почты в Бордо.
Квартиры вместо контор
Бюро Qarta Architektura разработало проект превращения памятника чешского функционализма – бывшего здания Пенсионного управления в Праге – в жилой комплекс.
Изнутри наружу: павильоны вечности
Реконструкция пакгаузов нижегородской Стрелки – они открылись в начале июня как концертный и выставочный залы – стала, без преувеличения, событием года в области как культуры, так и архитектуры. Их история кажется нам образцовой с точки зрения обнаружения, исследования и охраны памятника инженерной мысли XIX века. В то же время решение по приспособлению и экспонированию конструкций пакгаузов, предложенное Сергеем Чобаном – очень смелое, нетривиальное и актуальное. На грани временного, временнОго и вечного.
Пресса: С колоннами и остеклением
На прошлой неделе в Петербурге отменили «Набережную Европы». Проект, предполагавший строительство в самом центре города элитного жилого комплекса с театром Эйфмана, был, пожалуй, наиболее реалистичным из амбициозных градостроительных инициатив, анонсированных при бывшем губернаторе Валентине Матвиенко.
Игра отображения
В марте прошлого года были подведены итоги международного конкурса на лучшее архитектурно-градостроительное решение «Набережной Европы» в Санкт-Петербурге. Одним из фаворитов жюри этого состязания был проект «Студии 44», которая создала образ нового городского квартала, объединив черты трех различных эпох.
Архитектурные конкурсы: сослагательное наклонение
В прошлую пятницу, 18 декабря, в ЦДА прошел круглый стол, посвященный международным архитектурным конкурсам. Формально приуроченный к выставке премии Dedalo Minosse в «ПИРогово», он неожиданно вылился в бурную дискуссию о специфике организации архитектурных состязаний в России. Участие или неучастие в них иностранцев, как оказалось, имеет второстепенное значение. Своими корнями проблема уходит в юридические и экономические основы существования отечественного архитектурно-строительного рынка.
Пресса: ВТБ радикально изменит центр Петербурга
Старт еще одному амбициозному градостроительному проекту дан в Санкт-Петербурге. Речь пойдет о реконструкции промышленной территории в самом что ни на есть историческом центре города: более 9 га между Петропавловской крепостью и Стрелкой.
Пресса: «Современное искусство либо иронично, либо умно»
Британский архитектор Дэвид Чипперфильд рассказал о кризисных перспективах архитектуры и своем последнем проекте в России. "Власть" продолжает серию публикаций, посвященных выдающимся деятелям архитектуры ХХ века*. Опыт перенимал корреспондент Семен Михайловский.
Пресса: «Набережная Европы»: почему жюри выбрало "Герасимова...",...
Без сенсаций завершился градостроительный конкурс по «Набережной Европы». Победил дуэт Евгений Герасимов - Сергей Чобан. В шорт-лист вошли еще Марио Ботта и Никита Явейн, но они при голосовании отстали от победителей в три раза.
Пресса: Приплыли: набережная Европы
Архитектурный конкурс проектов застройки Набережной Европы прошел вполне в духе современных политических российских выборов: с игнорированием общественных интересов, предсказуемостью результата и горечью в сухом остатке.
Пресса: Можно ли из петербургской набережной сделать Европу?
Объявлен победитель архитектурно-градостроительного конкурса «Набережная Европы». Им стал совместный проект петербургской архитектурной мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» и немецкой студии Сергея Чобана. Именно такой выбор и советовал сделать жюри архитектурный критик «Города-812» Михаил Золотоносов. Что удивительно – его послушались.
Пресса: Невские берега - без "слабого звена"
Как уже сообщали "Известия", многофункциональный современный комплекс планируется возвести на участке в 99 тыс. кв. м, ограниченном проспектом Добролюбова, набережной Малой Невы, переулком Талалихина и площадью Академика Лихачева.
Пресса: «Набережную Европы» построят к 2016 году. Определился...
Стали известны победители конкурса на право реконструкции набережной Европы. Свои проекты выставляли пять претендентов, но жюри больше всего приглянулся вариант, разработанный совместно архитектурной мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» и студией Сергея Чобана.
Пресса: План ВТБ: сдать «Набережную Европы» к концу кризиса
Тандем российской и немецкой мастерских Евгения Герасимова и Сергея Чобана оказался победителем архитектурного конкурса на проектирование «Набережной Европы». Как заявили главы жюри конкурса губернатор Петербурга Валентина Матвиенко и руководитель ВТБ Андрей Костин, при общем равенстве проектов именно этот показался им наиболее сильным.
Пресса: «Набережную Европы» утрамбовали по-русски
Победителем международного архитектурно-градостроительного конкурса на проект «Набережная Европы» (финансируется ВТБ) стал творческий тандем проектного бюро «Евгений Герасимов и партнеры» (Санкт-Петербург, Россия) и NPS Tchoban Voss GbR (Берлин, Германия).
Пресса: Александр Кононов: Отечественные проекты "Набережной...
Работы отечественных архитекторов, участвующих в конкурсе проектов "Набережной Европы", значительно лучше материалов, представленных иностранцами. Такое мнение в беседе с корреспондентом Горзаказ.Огр высказал зампред ВООПИиК Александр Кононов.
Пресса: Что танцу ближе: яйцо или буханка
В Петербурге проходит выставка участников архитектурного конкурса на создание Набережной Европы на Петроградской стороне. Из представленных вариантов 10 марта жюри выберет наиболее достойный. По самым оптимистичным оценкам, новая современная прибрежная территория может быть обустроена не раньше 2016 года.
Пресса: Семейный просмотр
Вчера выставку конкурсных проектов "Набережной Европы" посетили семеро из пятнадцати членов жюри во главе с губернатором Санкт-Петербурга Валентиной Матвиенко, а также ее сын Сергей Матвиенко, гендиректор управляющего инвестпроектом ЗАО "ВТБ-Девелопмент". В европейской практике международных конкурсов таких публичных экскурсий арбитры стараются избегать.
Пресса: Танцы с архитекторами
Архитектура, как природа, не знает ни выходных, ни праздников. По 7 марта включительно в Зале инвестиционных проектов на площади Островского, 11, демонстрируются проекты, представленные на международный архитектурно-градостроительный конкурс «Набережная Европы». Эксперты огласят свое мнение накануне праздника, жюри во главе с губернатором Валентиной Матвиенко и руководителем ВТБ Андреем Костиным вынесет решение 10 марта.
Пресса: ВТБ исполнит мечту Эйфмана
Отдельный архитектурный конкурс на проект Дворца танца Бориса Эйфмана будет объявлен до конца марта. Театр станет доминантой элитного квартала «Набережная Европы» на Петроградской стороне. Для нового здания даже сделали исключение по высотному регламенту: вопреки установленным для этого квартала 28 метрам театру разрешили быть 40-метровым.
Пресса: "Пальцы веером" попали под переосмысление. Большинство...
Вчера в Санкт-Петербурге открылась архитектурно-градостроительная выставка проектов квартала "Набережная Европы" на месте реликтовой промзоны рядом с Петропавловской крепостью и стрелкой Васильевского острова. Намерение ВТБ восполнить чудом сохранившийся "пробел" в панораме центральных набережных Невы выглядит почти вызывающе на фоне падения рынка недвижимости и длинной очереди невоплощенных итогов предыдущих международных конкурсов.
Технологии и материалы
МасТТех. Этапы большого пути
Алюминиевые архитектурные конструкции Masttech популярны у ведущих архитекторов «СПИЧ», «Атриум», «Олимпроект», «ТПО Резерв», а по особому техническому заданию бюро «Цимайло, Ляшенко и Партнеры» было разработано эксклюзивное решение оконно-витражного блока, монтируемого сразу на два этажа.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Pipe Module: лаконичные световые линии
Новинка компании m³light – модульный светильник из ударопрочного полиэтилена. Из такого светильника можно составлять различные линии, подчеркивая архитектуру пространства
Быстро, но красиво
Ведущий производитель стеновых ограждающих конструкций группа компаний «ТехноСтиль» выпустила линейку модульных фасадов Urban, которые можно использовать в городской среде.
Быстрый монтаж, высокие технические показатели и новый уровень эстетики открывают больше возможностей для архитекторов.
Фактурная единица
Завод «Скрябин Керамикс» поставил для жилого комплекса West Garden, спроектированного бюро СПИЧ, 220 000 клинкерных кирпичей. Специально под проект был разработан новый формат и цветовая карта. Рассказываем о молодом и многообещающем бренде.
Чувство плеча
Конструкция поручней DELABIE из серии Nylon Clean дает маломобильным людям больше легкости в передвижениях, а специальное покрытие обладает антибактериальными свойствами, которые сохраняются на протяжении всего срока эксплуатации.
Красный кирпич от брутализма до постмодернизма
Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.
Стекло для СБЕРа:
свобода взгляда
Компания AGC представляет широкую линейку архитектурных стекол, которые удовлетворяют современным требованиям к энергоэффективности, и при этом обладают превосходными визуальными качествами. О продуктах AGC, которые бывают и эксклюзивными, на примере нового здания Сбербанк-Сити, где были применены несколько видов премиального стекла, в том числе разработанного специально для этого объекта
Искусство быть невидимым
Архитекторы Александра Хелминская-Леонтьева, Ольга Сушко и Павел Ладыгин делятся с читателями своим опытом практики применения новаторских вентиляционных решеток Invisiline при проектировании современных интерьеров.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Дома из Porotherm
на Open Village 2022
Компания Wienerberger приглашает посетить выставку
Open Village с 16 по 31 июля
в коттеджном поселке «Тихие Зори» в Подмосковье. Этим летом вы сможете увидеть 22 дома, построенных по различным технологиям.
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Сейчас на главной
Жизнь в лесу
Комплекс апартаментов в Рощино от бюро GAFA по своему устройству напоминает глэмпинг: жильцы наслаждаются нетронутой природой карельского перешейка, при этом располагают городскими удобствами и возможностями для общественной жизни.
Зодчество: лауреаты 2022
В пятницу в Гостином дворе вручили награды фестиваля Зодчество 2022. Хрустальный Дедал достался ЖК Veren Village архитекторов АБ «Остоженка». Татлин, премию за проект, решили не присуждать. Рассказываем, кого наградили, публикуем полный список.
Школа как сообщество
Лондонское бюро AdjoubeiScott-Whitby Studio превратило здание Александровского училища в Калуге в уникальную школу на 150 учеников. Здание начала XX века адаптировали под британскую образовательную систему – как в программном смысле, так и в архитектурном.
Пена дней
В интерьере ресторана Sparkle бюро Archpoint переосмысляет эстетику винных погребов и обращается к образам, связанным с игристым вином – пузырькам, пене и жизнелюбию.
Небоскреб с оазисами
В Сингапуре завершено строительство небоскреба по проекту архитекторов BIG. Управляющим системами здания искусственным интеллектом и другими цифровыми компонентами занималось бюро CRA – Carlo Ratti Associati.
Королевство зеркал
На XXX по счету Зодчестве столько решеток и зеркал, что эффект дробления реальности на кусочки многократно усиливается. Только ради этого ощущения стоит посетить фестиваль. Но кроме того выставка богата, разнообразна и работает как хорошо отлаженная машина по всем направлениям: губернскому, студенческому, арт-объектному, круглостольному и прочим. Делать бы и делать такие фестивали.
Руин-бар
Нижегородский бар, спроектированный Fruit Design Studio, совмещает эстетику запустения с дворцовой роскошью, созданной из черновых материалов – бетона, армированного стекла и грубого металла.
Обещания и надежды
Объявлены шесть лауреатов Премии Ага Хана 2022. Они обещают лучшее будущее людям, демонстрируют новаторство и заботу о природе.
Оазис в дождливом городе
Бюро MAD Architects разработало интерьер первого в Петербурге коворкинга сети SOK. Его отличительная черта – обилие зелени и элементов биофильного дизайна, характерная для города колористика и отсылки к литературному наследию.
KOSMOS: «Весь наш путь был и есть – поиск и формирование...
Говорим с сооснователями российско-швейцарско-австрийского бюро KOSMOS Леонидом Слонимским и Артемом Китаевым: об учебе у Евгения Асса, ценности конкурсов, экологической и прочей ответственности и «сообщающимися сосудами» теории и практики – по убеждению архитекторов KOSMOS, одно невозможно без другого.
Глядя в небо
В Саратове названы победители фестиваля короткометражных любительских роликов, посвященных архитектуре. Фильм, приглянувшийся редакции, занял 1 место. Размышляем о типологии, объясняем выбор, «показываем кино».
Заплыв за книгами
Водоем на кровле у библиотеки в провицнии Гуандун сделал ее «подводной»: читатели как будто ныряют туда за книгами. Авторы проекта – 3andwich Design / He Wei Studio.
Мои волжские ночи
Павильон для кинопоказов и фестивалей на набережной Саратова: ажурные стены, пропускающие речной простор, и каннская атмосфера внутри.
Японский дворик
Концепция благоустройства жилого комплекса у Москвы-реки, вдохновленная модернистскими садами и японскими традициями: гравюры Кацусика Хокусай, герои Хаяо Миядзаки и пространства для созерцания.
Лекции отменяются
Новый корпус Амстердамского университета прикладных наук рассчитан на новый тип образования: меньше лекций, больше проектной работы.
Лаборатория для жизни
Здание Лаборатории онкоморфологии и молекулярной генетики, спроектированное авторским коллективом под руководством Ильи Машкова («Мезонпроект»), использует преимущества природного контекста и предлагает пространство для передовых исследований, дружественное к врачам и пациентам.
Индустриальная романтика
Atelier Liu Yuyang Architects превратило заброшенный корпус теплоэлектростанции и часть территории набережной реки Хуанпу в Шанхае в атмосферное городское пространство, романтизирующее промышленное прошлое территории.
Архивуд–13: Троянский конь
Вручена тринадцатая по счету подборка дипломов премии АрхиWOOD. Главный приз – очень предсказуемый – парку Веретьево, а кто ж его не наградит. Зато спецприз достался Троянскому коню, и это свежее слово.
Судьбы агломерации
Летняя практика Института Генплана была посвящена Новой Москве. Всего получилось 4 проекта с совершенно разной оптикой: от масштаба агломерации до вполне конкретных предложений, которые можно было, обдумав, и реализовать. Рассказываем обо всех.
Твой морепродукт
Пожалуй, первая в истории Архи.ру публикация, в которой есть слово «сексуальный»: яркий и чувственный интерьер для рыбного ресторана без прямых линий и прямолинейных намеков.
Каньон для городской жизни
В Амстердаме открылся комплекс Valley по проекту MVRDV: архитекторы соединили офисы, жилье, развлекательные заведения и даже «инкубатор» для исследователей с многоуровневым зеленым общественным пространством.
Интерьер как пейзаж
Работая над пространствами отеля в Светлогорске, мастерская Олеси Левкович стремилась дополнить впечатления, полученные гостями от природы побережья Балтийского моря.
Законченный образ
Каркасный дом с тремя спальнями и террасой, для которого архитекторы продумали не только технологию строительства, но и обстановку – вся мебель и предметы быта также созданы мастерской Delo.