English version

Игра отображения

В марте прошлого года были подведены итоги международного конкурса на лучшее архитектурно-градостроительное решение «Набережной Европы» в Санкт-Петербурге. Одним из фаворитов жюри этого состязания был проект «Студии 44», которая создала образ нового городского квартала, объединив черты трех различных эпох.

author pht

Автор текста:
Анна Мартовицкая

15 Января 2010
mainImg
Мастерская:
Студия 44
Проект:
«Набережная Европы». Конкурсный проект «Студии 44»
Россия, Санкт-Петербург, пр. Добролюбова, 14

Авторский коллектив:
Архитекторы: Н. И. Явейн (руководитель коллектива), О. И. Явейн, В. А. Зенкевич, В. И. Лемехов, Н. Н. Архипова, М. С. Виноградова, В. С. Жукова; при участии Г. В. Иванова, И. В. Кожина, М. В. Кравцовой, Е. В. Купцовой, В. Б. Пономарева, М. В. Явейн, А. П. Яр-Скрябина. Визуализация: Ю. Н. Ашметьев, О. Н. Карпова. Макет: Я. С. Ициксон (руководитель коллектива). Конструктивные решения: В. М. Иоффе, Д. П. Кресов. Инженерные решения: В. В. Бабуров. Очередность реализации проекта: В. В. Максимычев. Сметные расчеты: И. Л. Шишкин

2008 — 2008

ООО «ПЕТЕРБУРГ СИТИ»
Напомним в двух словах, что предметом этого конкурса, широко освещавшегося в прессе, стала территория Научного центра «Прикладная химия» общей площадью около 9 га, расположенная в самом что ни на есть историческом центре Санкт-Петербурга, между Тучковым и Биржевым мостами, прямо напротив стрелки Васильевского острова. К 2016 году, по замыслу девелопера – банка ВТБ, на этом месте должен появиться квартал с пятизвездочной гостиницей, элитным жильем, торгово-офисным комплексом, Дворцом танца Бориса Эйфмана и первой в городе пешеходной набережной – Набережной Европы, которая и дала проекту столь звучное имя. Конкурс проводился на лучшую архитектурно-градостроительную концепцию развития территории, но на практике смотр генпланов вылился в соревнование объемно-планировочных концепций, в которых были детально проработаны и ТЭПы, и пластика каждого здания. Проект «Студии 44» не был исключением, а роскошный макет набережной Европы, выполненный мастерской Никиты Явейна, стал безоговорочным лидером зрительского голосования на выставке работ участников конкурса.

В своих рассуждениях о будущем квартала архитекторы исходили из того, что участок расположен на стыке «трех Петербургов» – морского (акватория Невы), города классических ансамблей (Дворцовая набережная находится в прямой видимости) и района доходных домов (застройка Петроградской стороны). Отдать предпочтение какому-то одному из трех городов или произвести селекцию? Авторы пришли к выводу, что в пользу сочетания различных архитектурных приемов и стилей выступает не только расположение участка, но также его довольно внушительная площадь и многофункциональность предполагаемой застройки. Застроить 9 гектаров одними дворцами или, напротив, зданиями, копирующими стилистику доходных домов начала XX века, означало бы заведомо лишить квартал собственного лица. Поэтому территорию, ограниченную акваторией Малой Невы с одной стороны и проспектом Добролюбова с другой, «Студия 44» складывает как пазл из трех, на первый взгляд, совершенно разных секторов.

Своей южной границей новый квартал выходит на набережную Невы и обращен к Васильевскому острову и Адмиралтейству, а чуть восточнее расположена Петропавловская крепость. Это Петербург первой половины XVIII века, город, воплотивший мечту Петра о море. Архитектура этого времени – это, прежде всего, архитектура каналов, набережных, верфей, причалов. И поэтому на самой набережной «Студия 44» спроектировала четыре жилых дома, развернутых к реке парадными дворами и имеющих собственные гавани, которые узкими языками врезаются в придомовые территории. На набережной разбивается общедоступный «Нижний парк», а курдонеры поднимаются на один этаж над ее уровнем и превращаются в «висячие сады», куда можно подняться по парадным лестницам. Набережная, таким образом, становится трехъярусной: нижний уровень, у самой воды, предназначен для судов, средний – для прогуливающейся публики, верхний – для жителей домов, – и, как следствие, приобретает очень живописный рельеф, где прямые участки чередуются с переброшенными над гаванями мостиками и спусками к воде и пирсам. Впрочем, не только внешняя привлекательность должна была обеспечить новой набережной любовь горожан: в роли многочисленных дополнительных «магнитов» здесь предполагались магазины и рестораны, расположенные в первых этажах зданий и под платформами «висячих садов». Подобное композиционное решение, с одной стороны, прочитывается как дань уважения петровской эпохе, неотделимой от реки и моря, а с другой воспринимается как фантазия на тему современных нидерландских жилых комплексов, для которых мини-каналы и зелень являются неотъемлемыми условиями комфорта и уюта. В глаза бросается и столь нехарактерное для Петербурга размещение зданий торцами к воде. Архитекторы объясняют это стремлением как можно точнее выполнить техническое задание, которое предписывало обеспечить вид на реку для максимального количества квартир.

На мысу, обращенном, через Неву, к Зимнему дворцу, разместился гостиничный комплекс, чей величественный объем и пластику заданы, по словам Никиты Явейна, «мощным камертоном классического Петербурга». Комплекс состоит из трех корпусов, два из которых параллельны проспекту Добролюбова, а третий ориентирован на набережную и потому со своим ближайшим соседом образует раскрытую в сторону реки «галочку»; пространство на мысу между корпусами занято полностью остекленным атриумом с зимним садом внутри. Идея сделать этот угол полностью стеклянным, конечно же, неклассична; но очень удачна –  лобби гостиницы превращено в этом проекте в гигансткое выпуклое окно для созерцания самых классических видов Петербурга, которые буквально наводняют холл отеля. Об архитектуре XIX века здесь напоминают длинные перспективы, распахнутые осевые композиции, четкий строй и «однообразная красивость» фасадов.

Два других здания, выходящие на проспект Добролюбова, – торгово-офисный центр и Дворец Танца, – решены в подчеркнуто современной стилистике, и это полностью соответствует архитектурным вольностям Петроградской стороны – самого, пожалуй, хаотичного в смысле застройки и одновременно самого европейского района Петербурга. Торгово-офисный комплекс чуть более сдержан, так как его внутренняя улица выходит на Князь–Владимирский собор Антонио Ринальди, и в плане представляет собой квадрат, рассеченный пассажем ровно пополам. Каждый из треугольников, в свою очередь, имеет несколько прозрачных врезок-атриумов, наполняющих внушительные по площади здания достаточным количеством дневного света. Дворец Танца сам Явейн называет «архитектурной транскрипцией пластики современного балета», и, пожалуй, каждому, кто хоть раз видел произведения ведущих хореографов наших дней, это определение подскажет, что перед нами здание весьма и весьма радикальное. Оно образовано множеством плоскостей, прильнувших друг к другу под разными углами и издалека действительно напоминающих танцоров, застывших в сложных па. Строго говоря, по условиям состязания, проектировать Дворец Танца не требовалось (всего пару недель спустя в Санкт-Петербурге был объявлен уже архитектурный конкурс на проект собственно театра Бориса Эйфмана), но, с другой стороны, разработать генплан, не представляя, как выглядит его кульминационная точка, вряд ли возможно. Вот Никита Явейн и стремился обозначить, что Дворец Танца должен быть сооружением современным и динамичным, ведь именно он здесь выступает в роли центра притяжения как районного, так и общегородского уровня.

Три столь разных по характеру блока застройки сходятся в центре квартала, образуя миниатюрную площадь сложных очертаний с аркадами, фонтаном и часами. Она, как и ее прототипы – площади старых городов Европы, – становится местом концентрации общественной жизни у стен театра. Своеобразным градостроительным парафразом того времени можно считать и трехлучие, заложенное «Студией 44» в генплан «Набережной Европы». От площади академика Лихачева к театру прокладывается новая улица – Театральная – своего рода визуальный коридор, на одном конце которого оказывается Дворец Танца, на другом, по ту сторону Невы, – Эрмитажный театр и Спас-на-Крови. Второй визуальный коридор ведет от Театра Танца к колыбели города – Петропавловскому собору. И, наконец, третий луч – это Биржевая линия, проходящая между гостиницей и жилыми комплексами и замыкаемая Ростральными колоннами и Биржей.

Хорошо известно, что Никита Явейн и его коллектив обладают огромным опытом проектирования и строительства в историческом центре Санкт-Петербурга. Однако даже доскональное знание структуры родного города, по мнению архитекторов, не освобождает от необходимости начинать работу над проектом с анализа всех присущих конкретному участку градостроительных особенностей. Скорее, наоборот, обязывает: чем больше знаешь город, тем деликатнее к нему относишься и внимательнее слушаешь «голоса прошлого». И надо признать, что внимание к «гению места», которым славится мастерская Никиты Явейна, со временем дает все более разнообразные и интересные результаты. На облик бизнес-центра «Линкор» повлияло соседство со знаменитым крейсером «Аврора», проект реконструкции «Апраксина двора» был основан на доскональном изучении истории развития этого квартала и возвращении ему исконной линеарности, а «Набережная Европы» была трактована архитекторами как сложная система зеркал, отражающих раскинувшийся перед ней город. А точнее, целых три города – Петербург морской, Петербург классический и Петербург новейшего времени.

Этот проект «Студии 44» – не просто попытка создать город в городе, но квинтэссенция градостроительного развития Петербурга, своего рода наглядное пособие, демонстрирующее, какие уроки современные зодчие могут извлечь из наследия ушедших эпох. И как таковое он, бесспорно, будет успешно «работать» и в качестве нереализованного проекта.
zooming
Панорама комплекса
Ситуационный план
zooming
Генеральный план
zooming
zooming
zooming
zooming
zooming
рис. В.Лемехова
zooming
рис. В.Лемехова
zooming
план первого уровня
zooming
план типового уровня
zooming
план верхнего уровня


Мастерская:
Студия 44
Проект:
«Набережная Европы». Конкурсный проект «Студии 44»
Россия, Санкт-Петербург, пр. Добролюбова, 14

Авторский коллектив:
Архитекторы: Н. И. Явейн (руководитель коллектива), О. И. Явейн, В. А. Зенкевич, В. И. Лемехов, Н. Н. Архипова, М. С. Виноградова, В. С. Жукова; при участии Г. В. Иванова, И. В. Кожина, М. В. Кравцовой, Е. В. Купцовой, В. Б. Пономарева, М. В. Явейн, А. П. Яр-Скрябина. Визуализация: Ю. Н. Ашметьев, О. Н. Карпова. Макет: Я. С. Ициксон (руководитель коллектива). Конструктивные решения: В. М. Иоффе, Д. П. Кресов. Инженерные решения: В. В. Бабуров. Очередность реализации проекта: В. В. Максимычев. Сметные расчеты: И. Л. Шишкин

2008 — 2008

ООО «ПЕТЕРБУРГ СИТИ»

15 Января 2010

author pht

Автор текста:

Анна Мартовицкая
Пресса: С колоннами и остеклением
На прошлой неделе в Петербурге отменили «Набережную Европы». Проект, предполагавший строительство в самом центре города элитного жилого комплекса с театром Эйфмана, был, пожалуй, наиболее реалистичным из амбициозных градостроительных инициатив, анонсированных при бывшем губернаторе Валентине Матвиенко.
Игра отображения
В марте прошлого года были подведены итоги международного конкурса на лучшее архитектурно-градостроительное решение «Набережной Европы» в Санкт-Петербурге. Одним из фаворитов жюри этого состязания был проект «Студии 44», которая создала образ нового городского квартала, объединив черты трех различных эпох.
Архитектурные конкурсы: сослагательное наклонение
В прошлую пятницу, 18 декабря, в ЦДА прошел круглый стол, посвященный международным архитектурным конкурсам. Формально приуроченный к выставке премии Dedalo Minosse в «ПИРогово», он неожиданно вылился в бурную дискуссию о специфике организации архитектурных состязаний в России. Участие или неучастие в них иностранцев, как оказалось, имеет второстепенное значение. Своими корнями проблема уходит в юридические и экономические основы существования отечественного архитектурно-строительного рынка.
Пресса: ВТБ радикально изменит центр Петербурга
Старт еще одному амбициозному градостроительному проекту дан в Санкт-Петербурге. Речь пойдет о реконструкции промышленной территории в самом что ни на есть историческом центре города: более 9 га между Петропавловской крепостью и Стрелкой.
Пресса: «Современное искусство либо иронично, либо умно»
Британский архитектор Дэвид Чипперфильд рассказал о кризисных перспективах архитектуры и своем последнем проекте в России. "Власть" продолжает серию публикаций, посвященных выдающимся деятелям архитектуры ХХ века*. Опыт перенимал корреспондент Семен Михайловский.
Пресса: «Набережная Европы»: почему жюри выбрало "Герасимова...",...
Без сенсаций завершился градостроительный конкурс по «Набережной Европы». Победил дуэт Евгений Герасимов - Сергей Чобан. В шорт-лист вошли еще Марио Ботта и Никита Явейн, но они при голосовании отстали от победителей в три раза.
Пресса: Приплыли: набережная Европы
Архитектурный конкурс проектов застройки Набережной Европы прошел вполне в духе современных политических российских выборов: с игнорированием общественных интересов, предсказуемостью результата и горечью в сухом остатке.
Пресса: Можно ли из петербургской набережной сделать Европу?
Объявлен победитель архитектурно-градостроительного конкурса «Набережная Европы». Им стал совместный проект петербургской архитектурной мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» и немецкой студии Сергея Чобана. Именно такой выбор и советовал сделать жюри архитектурный критик «Города-812» Михаил Золотоносов. Что удивительно – его послушались.
Пресса: Невские берега - без "слабого звена"
Как уже сообщали "Известия", многофункциональный современный комплекс планируется возвести на участке в 99 тыс. кв. м, ограниченном проспектом Добролюбова, набережной Малой Невы, переулком Талалихина и площадью Академика Лихачева.
Пресса: «Набережную Европы» построят к 2016 году. Определился...
Стали известны победители конкурса на право реконструкции набережной Европы. Свои проекты выставляли пять претендентов, но жюри больше всего приглянулся вариант, разработанный совместно архитектурной мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» и студией Сергея Чобана.
Пресса: План ВТБ: сдать «Набережную Европы» к концу кризиса
Тандем российской и немецкой мастерских Евгения Герасимова и Сергея Чобана оказался победителем архитектурного конкурса на проектирование «Набережной Европы». Как заявили главы жюри конкурса губернатор Петербурга Валентина Матвиенко и руководитель ВТБ Андрей Костин, при общем равенстве проектов именно этот показался им наиболее сильным.
Пресса: «Набережную Европы» утрамбовали по-русски
Победителем международного архитектурно-градостроительного конкурса на проект «Набережная Европы» (финансируется ВТБ) стал творческий тандем проектного бюро «Евгений Герасимов и партнеры» (Санкт-Петербург, Россия) и NPS Tchoban Voss GbR (Берлин, Германия).
Пресса: Александр Кононов: Отечественные проекты "Набережной...
Работы отечественных архитекторов, участвующих в конкурсе проектов "Набережной Европы", значительно лучше материалов, представленных иностранцами. Такое мнение в беседе с корреспондентом Горзаказ.Огр высказал зампред ВООПИиК Александр Кононов.
Пресса: Что танцу ближе: яйцо или буханка
В Петербурге проходит выставка участников архитектурного конкурса на создание Набережной Европы на Петроградской стороне. Из представленных вариантов 10 марта жюри выберет наиболее достойный. По самым оптимистичным оценкам, новая современная прибрежная территория может быть обустроена не раньше 2016 года.
Пресса: Семейный просмотр
Вчера выставку конкурсных проектов "Набережной Европы" посетили семеро из пятнадцати членов жюри во главе с губернатором Санкт-Петербурга Валентиной Матвиенко, а также ее сын Сергей Матвиенко, гендиректор управляющего инвестпроектом ЗАО "ВТБ-Девелопмент". В европейской практике международных конкурсов таких публичных экскурсий арбитры стараются избегать.
Пресса: Танцы с архитекторами
Архитектура, как природа, не знает ни выходных, ни праздников. По 7 марта включительно в Зале инвестиционных проектов на площади Островского, 11, демонстрируются проекты, представленные на международный архитектурно-градостроительный конкурс «Набережная Европы». Эксперты огласят свое мнение накануне праздника, жюри во главе с губернатором Валентиной Матвиенко и руководителем ВТБ Андреем Костиным вынесет решение 10 марта.
Пресса: ВТБ исполнит мечту Эйфмана
Отдельный архитектурный конкурс на проект Дворца танца Бориса Эйфмана будет объявлен до конца марта. Театр станет доминантой элитного квартала «Набережная Европы» на Петроградской стороне. Для нового здания даже сделали исключение по высотному регламенту: вопреки установленным для этого квартала 28 метрам театру разрешили быть 40-метровым.
Пресса: "Пальцы веером" попали под переосмысление. Большинство...
Вчера в Санкт-Петербурге открылась архитектурно-градостроительная выставка проектов квартала "Набережная Европы" на месте реликтовой промзоны рядом с Петропавловской крепостью и стрелкой Васильевского острова. Намерение ВТБ восполнить чудом сохранившийся "пробел" в панораме центральных набережных Невы выглядит почти вызывающе на фоне падения рынка недвижимости и длинной очереди невоплощенных итогов предыдущих международных конкурсов.
Технологии и материалы
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Сейчас на главной
Уолт Дисней, Альдо Росси и другие
В издательстве Strelka Press вышла книга Деяна Суджича «Язык города», посвященная силам и обстоятельствам, делающим город городом. Публикуем фрагмент о градостроительной деятельности Уолта Диснея и его корпорации.
Амир Идиатулин: «Главное – объект должен быть тебе...
IND architects стали ньюсмейкерами завершающегося года: выиграли два иностранных конкурса, поучаствовали в трех международных консорциумах, завершили реконструкцию здания первого детского хосписа в Москве для фонда Нюты Федермессер. Основатель и руководитель бюро Амир Идиатулин – об основных принципах работы: самым важным архитекторы считают увлеченность темой, стремятся к универсальности, с жюри и заказчиками не заигрывают, стоимость работы рассчитывают по человеко-часам.
Красная ботаника
Жилой комплекс рядом с петербургским Ботаническим садом невысок и уютно-контекстуален. На основе современного средового и орнаментального модернизма он совмещает аллюзии на соседние исторические здания и тему флорального декора, также продиктованную гением места.
Занавес из фибробетона
Реконструкция театра начала XX века в Эврё включает напоминающие занавес фасады из фибробетона толщиной 8 см и весом 11,2 тонн. Авторы проекта – бюро Opus 5.
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необходимости вернуть понятие эскизной концепции в законодательное поле.
Лес и башни
Перед авторами проекта ЖК «В самом сердце Пушкино» стояла непростая задача: сохранить существующий на участке лесопарк, уместив на нем жилой комплекс достаточно высокой плотности. Так появились три башни на краю леса с развитыми общественными пространствами в стилобатах и элегантными «защипами» в венчающей части 18-этажных объемов.
Жить у воды
Рассказываем об итогах конкурса на проект ЖК «Кристальный» на берегу водохранилища в Воронеже и концепцию благоустройства прилегающей территории – Спортивной набережной.
И овцы сыты
Дом четы архитекторов, Каспера и Лесли Морк-Ульнес, в горах Норвегии использует традиционные методы строительства из дерева и служит также убежищем для овец.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
Шоу-рум в ландшафте
Павильон девелопера OCT представляет красоты пейзажа покупателям квартир в очередном «новом городе» на востоке Китая. Авторы проекта шоу-рума – шанхайское бюро Lacime Architects.
Бинокулярный взгляд на культуру
Музей Западной Австралии «Була Бардип» в Перте по проекту бюро Hassell и OMA предлагает экспозицию, одновременно учитывающую аборигенный и западный взгляд на историю и культуру.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.