English version

Контакт

В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
0 Центральный институт графики в Риме находится на via della Stamperia, то есть Типографской улице, рядом с площадью фонтана Треви, в 3 минутах ходьбы от Корсо; прямо напротив – римская Академия Святого Луки. Вокруг очень уютно, много туристов и приятная атмосфера классического города, выстроенного в основном в XVII и XVIII веках, но на основаниях времени Октавиана Августа. Неудивительно, что место для выставки Сергея Чобана, приуроченной к 300-летию Пиранези, нашлось именно здесь. Соорганизаторами выставки выступили Институт графики и берлинский Музей рисунка Tchoban foundation.

Главным героем выставки стали копии четырех гравюр Пиранези из коллекции Сергея Чобана: римский ландшафт, изображенный в конце XVIII века, точно скопирован и дополнен контрастным современным зданием, достаточно фантастическим. Доски исполнил по эскизам Сергея Чобана архитектор Иоанн Зеленин. Рассказывают, что современные объемы были врисованы прямо в подлинные оттиски из коллекции, и лишь затем перенесены на медные доски, с которых, в свою очередь, получены «гибридные» оттиски для выставки.
  • zooming
    1 / 3
    Оттиск будущего. Архитектурная фантазия на тему офорта Пиранези "Veduta dell′esterno della Gran Basilica di S. Pietro in Vaticano"
    Гравюра выполнена Иоанном Зелениным по рисунку Сергея Чобана
  • zooming
    2 / 3
    Оттиск будущего. Архитектурная фантазия на тему офорта Пиранези “Veduta della Piazza di Monte Cavallo”.
    Гравюра выполнена Иоанном Зелениным по рисунку Сергея Чобана
  • zooming
    3 / 3
    Оттиск будущего. Архитектурная фантазия на тему офорта Пиранези “Veduta della Piazza Navona sopra le rovine del Circo Agonale”
    Гравюра выполнена Иоанном Зелениным по рисунку Сергея Чобана

Все четыре пейзажа: пьяцца Навона, Квиринал, арка Септимия Севера на Форуме и собор Святого Петра – хрестоматийные виды из серии римских ведут Пиранези. В них встроены стеклянные формы, в двух случаях они похожи на длинные переходы и гигансткие консоли, на фоне Квиринала высится подобие Сити, но с более сложными, чем обычно, формами, а над аркой Септимия Севера нависает что-то среднее между небоскребом и видовой консолью.

Эти четыре изображения, на которых Рим XVIII века в гравюрах знаменитого мастера – классициста в той же мере, сколь и романтика, одного из самых прочувствованных, а потому известнейших, ведутистов, – встречаются с предполагаемыми формами города будущего, предположим, XXI века, модернистскими-неомодернистскими, во всяком случае, стеклянными и почти пренебрегающими гравитацией, составляют ядро выставки, ее центральный зал номер два.

Зал называется «Оттиск будущего», поскольку на ведутах Пиранези, показывающих нам город прошлого, античный, барочный, и город XVIII века, в буквальном смысле оттиснуты, напечатаны некие новые постройки, их еще нет, но они могут появиться, всё к тому идет – как будто говорит нам автор этих «гравированных коллажей», заставляя здания времени римских императоров и модернистские фантазии встретиться в пространстве гравированной доски.
Оттиск будущего. Архитектурная фантазия на тему офорта Пиранези “Arco di Settimio Severo”
Гравюра выполнена Иоанном Зелениным по рисунку Сергея Чобана

Помимо «ядра» есть еще первый зал выставки, где показаны «просто» городские виды без фантастических вкраплений: модернистские города XX века, классические европейские города и Петербург, родной город Сергея Чобана. О принципах традиционного города рассказано по ходу экспозиции: это сочетание доминант и фоновой застройки, компоновка тех и других по вертикали, по принципу цоколь-середина-верх, причем верх всегда тоньше; преобладание несущей стены (окон до 40%), материальность стены, декор. Там же говорится и о том, что город XX века отказывается от этих принципов: «главным стремлением архитекторов стало строительство иконических домов-скульптур, которые бы контрастировали своими размером и формой с историческим окружением и за счет этого контраста вносили в ткань города радикальные изменения». В этой заметке Сергей Чобан прокомментировал свое отношение к «охранительной» политике современного Петербурга.

В третьем, заключительном зале собрано множество рисунков, развивающих заявленную в «откорректированных» гравюрах Пиранези тему сосуществования в одном иллюзорном пространстве исторического города и вкраплений, опережающих смелые современные фантазии в расчете на развитие технологий. Некоторые из рисунков предшествуют по времени создания «гравюрам с Пиранези», другие представляют собой их эскизы, третьи, и это заметно, сделаны специально для выставки. Все три зала вместе представляют собой графическое высказывание, дополненное словесными пояснениями (их автор – Анна Мартовицкая, один из кураторов выставки).
Оттиск будущего. Архитектурная фантазия на тему офорта Пиранези “Veduta della Piazza della Rotonda”
© Сергей Чобан
Оттиск будущего. Архитектурная фантазия на тему офорта Пиранези «Вид фонтана Треви»
© Сергей Чобан

Композиции можно подразделить на: узнаваемые виды исторического города с небоскребами на фоне; фантазийные виды исторической архитектуры, прорастающей современными ярусами, чем выше, тем смелее и «современнее», но с соблюдением общей логики исторического города, описанной в комментариях к выставке; виды «поэтапного» города, где слой за слоем сменяется старая архитектура, небоскребы чикагского вида и стеклянный Сити. Как будто автор всех этих рисунков рассматривает разные типы взаимодействия старого и нового, пробует их на вкус, сопоставляет с историческими параллелями и своими мыслями – все это через графику.
  • zooming
    1 / 4
    Оттиск будущего. Архитектурная фантазия на тему офорта Пиранези “Altra veduta del tempio della Sibilla in Tivoli”
    © Сергей Чобан
  • zooming
    2 / 4
    Оттиск будущего. Архитектурная фантазия на тему офорта Пиранези "Veduta del Tempio, detto della Tosse"
    © Сергей Чобан
  • zooming
    3 / 4
    Оттиск будущего. Архитектурная фантазия на тему офорта Пиранези "Veduta del Tempio di Ercole nella Città di Cora
    © Сергей Чобан
  • zooming
    4 / 4
    Оттиск будущего. Архитектурная фантазия на тему офорта Пиранези “Veduta del Porto di Ripetta”
    © Сергей Чобан

Местами, помимо ассоциаций с районами Сити разных городов, возникает напоминание об уже реализованных радикальных вторжениях, к примеру, рядом с аркой Севера на Форуме прорастает башня, похожая на лондонский «Огурец» лорда Нормана Фостера, который представляет собой хрестоматийный пример контраста старого и нового.
Оттиск будущего. Архитектурная фантазия на тему офорта Пиранези “Veduta di Campo Vaccino”
© Сергей Чобан

И наконец, как апофеоз всех этих поисков – город, прошитый стеклянными щупальцами. Ломаные линии и отстраненные от исторических зданий объемы постепенно становятся «смелее», приобретают изогнутые, даже вьющиеся формы и неоднократно проходят сквозь здания. Особенно ярок, а может быть, саркастичен, рисунок с Колизеем.
Оттиск будущего. Архитектурная фантазия на тему офорта Пиранези "Veduta dell′Anfiteatro Flavio, detto il Colosseo"
© Сергей Чобан

В целом достаточно очевидно, что тема контрастного пересечения, гипертрофированного различия и эпатирующего противопоставления современной и исторической архитектуры, больше того, – старого и нового города, интересующая Сергея Чобана много лет, в римской выставке вышла на новый концептуальный уровень.

Во-первых, сами по себе оттиски «испорченных» гравюр Пиранези представляют собой опыт сродни лабораторному моделированию. Футуристичные здания помещены не только в контекст исторического города в его состоянии более чем 200-летней давности (арка Севера не раскопана), но и в материал исполнения, характерный для XVIII века: гравюру на меди, оттиск. Если бы это был рендер на экране, где в панораму существующего Рима вписали бы пару башен и консолей, это был бы просто ЛВА, ландшафтно-визуальный анализ, но на гипотетическую тему. В данном же случае объекты помещены не в современный Рим, а в старый, да еще и исполнены в технике Пиранези. «Оттиск будущего» напоминает сюжеты фантастической литературы и кино, где герои попадают в прошлое, а следы их деятельности начинают проявляться на старых фотографиях и в газетах, доступных в нашем времени – в просторечии таких персонажей называют «попаданцами»: отправились в прошлое, что-то там исправили/испортили, но главное – засветились. Вот и здесь, в сущности, перед нами мистификация, как будто мы смотрим на свидетельства работы машины времени. Только она заранее разоблачена, так что вероятно все несколько иначе: произведения относятся ко времени так, как икона, согласно трактовке Успенского, к пространству: в иконе Бог смотрит на нас из запредельного мира, а здесь будущее смотрит на прошлое, пытаясь отразиться в нем, примериться, как перед зеркалом.

Такого рода работа со временем перекликается и с деятельностью самого Пиранези: тот исследовал античный Рим, гравировал планы известных построек (и надо сказать, в гравюрах Пиранези город местами выглядит интереснее, чем сейчас, в нем множество зданий с лепестковыми планами, он весь как кружево). Пиранези восстанавливал античный Рим, от подсвечника до планировочных структур, до реконструкции гигантских сводчатых пространств, то есть обращал настоящее к прошлому или транслировал прошлое в настоящее. Сергей Чобан экспериментирует с будущим, прогнозирует те лозы, которые способны развиться из известных нам сейчас ростков. Они взрезают землю и проникают в окна, нависают светящейся сетью над руинами, исследуют пространства внутри.
Оттиск будущего. Архитектурная фантазия на тему офорта Пиранези “Veduta dell′Arco di Tito”
© Сергей Чобан
Оттиск будущего. Архитектурная фантазия на тему офорта Пиранези "Veduta della Basilica di S. Giovanni Laterano"
© Сергей Чобан
Оттиск будущего. Архитектурная фантазия на тему офорта Пиранези "Rovine del Sisto, o sia della gran sala delle Terme Antoniniane"
© Сергей Чобан

Но главное – они наблюдают. И там, и там есть стаффаж. В XVIII веке это было принято, впрочем и в архитектурной графике XX века тоже: рисунок сопровождают фигурки, позволяющие понять масштаб (это на архитектурных фотографиях теперь стремятся избегать людей). В результате среди руин мы видим пасторальных пейзан в шляпах, посиживающих на обломках колонн; иногда каких-то людей в треуголках и сюртуках, приказывающих слугам – явный отзвук XVIII века. А над ними, в стеклянных трубах и консолях, снабженных лифтами и эскалаторами, движется множество наблюдателей, причем они даже нарисованы несколько иначе, как модернистский, а не неоклассический стаффаж; фигурки подходят к «телевизорам» консолей, смотрят оттуда. Получается похоже на музей, опять же из области околонаучной фантастики, какой-то Заповедник сказок, два разных мира, пересекающихся в пространстве, но изолированных друг от друга: туристы смотрят «как было раньше», этот сюжет есть во многих произведениях. Хотя, если быть точным, «туристы» в стекляшках имеются повсеместно, а пейзане возникают, вероятно, как следствие развития взглядов автора от рисунка к рисунку, и возможно, даже как следствие обращения к Пиранези.

Тут возникает еще одна аналогия из области лирической фантастики. На исторический город смотрят люди в трубах, но смотрят и сами трубы, консоли, выражение их лиц, пожалуй, будет поинтереснее, чем у людей – любопытные улиткины усики-глаза, энергичные, но в целом довольно дружелюбные. От «радиозного» города Ле Корбюзье, который заменял все своими повторяющимися домами, и от города Ионы Фридмана, парившего на тонких ногах над старой застройкой, – сохранявшего ее, но несколько индифферентным методом «нависания», – этот вариант супер-современного города любопытен к городу старому. До такой степени, что выглядит не городом, а именно музейными подмостками в законсервированном пространстве. То есть эти люди живут где-то еще, возможно в городе Плана Вуазен, или на Луне, а сюда прилетают посмотреть на старый город. Так или иначе, стеклянные вторжения, вначале появившиеся в рисунках Сергея Чобана как фон из диссонирующих башен, позднее как будто «захотели общаться».

Вспоминается мультфильм 1978 года «Контакт», режиссера Владимира Тарасова и сценариста Александра Костинского: там, как мы все помним, инопланетянин пытался наладить контакт с земным художником и все закончилось вполне хорошо.



Характерно, что в мультфильме «попытки контакта» происходят сначала через наблюдение, фотографирование, а затем через перевоплощение инопланетянина: он превращается то в сапоги, то в мольберт, но контакт происходит тогда, когда он становится похожим на художника.

Графика Чобана как будто тоже перебирает варианты контакта, и видно, что попытки новой архитектуры стать похожей на старую возникают только в одной, не самой многочисленной, серии рисунков. В основном же взаимодействие строится на контрасте скорее агрессивном и в то же время застывает на первой стадии – наблюдения (и, вероятно, фотографирования). Заметим, что и художник, объект контакта в мультфильме, меняет позиции от испуга к индифферентности; так вот, здесь, в рисунках старый город чаще безразличен. Хотя можно себе представить, что он реагирует на происходящее разной степенью риунированности, которая считывается как испуг.

Нельзя сказать, что эти наблюдения дают много надежды на успешный контакт. Одно то, что люди в разных пространствах полностью изолированы (может быть, временем?) не внушает оптимизма. Но вероятно важнее, что контакт не полностью исключен, и еще важнее, что нет обреченной дидактики и сарказма, хотя временами, где-то на грани, и их можно почувствовать. Но выставка скорее ставит вопросы и ищет ответы, чем предлагает рецепты.

«...если считать европейский город совершенно определенной, веками сложившейся системой взаимоотношения пустых и застроенных пространств, низких и высоких элементов застройки, их силуэтов и поверхностей, то как мы должны обращаться с ним сегодня? Какие условия сосуществования старого и нового мы способны ему обеспечить?». Среди экспликаций есть и слова о том, что призывы воссоздать европейский город в наше время вряд реалистичны.

Более того, рисунки красивы, и достаточно красивы для того, чтобы, не исключая полностью некой передвижнически-критической составляющей, все же утверждать, что полемики плакатного типа «свой–чужой», столь свойственной нашим современникам и соотечественникам, здесь нет. Скорее это новое высказывание на тему. Оно, как кажется, несколько отлично от месседжа, который содержался в книге «30:70». Среди иллюстраций книги уже фигурировали контрастные композиции из числа показанных сейчас. Выставка, с одной стороны, еще раз подчеркивает отмеченное там противоречие, но с другой стороны, дополняет его новой констатацией – структурного несоответствия современной архитектуры и исторической. Если в книге содержалась рекомендация: чтобы получить хороший город, кроме совсем нейтральных коробок и ярких акцентов, нужно строить что-то спокойное и декорированное, позволяющее задержать взгляд, то выставка как будто утверждает невозможность такого компромисса. Не способна современная архитектура следовать логике старого европейского города. То ли это заявление полемическое и призывает, так сказать, современную архитектуру к тому, чтобы пересмотреть свое поведение (что вряд ли возможно, как сказано там же среди экспликаций). То ли рекомендации сменились постановкой вопросов, в чем собственно и заключается смысл искусства, если считать его одним из способов анализа действительности. 

15 Октября 2020

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Похожие статьи
Секрет Полишинеля
Вчера, помимо церемонии награждения Архитектурной премии Москвы, вручили дипломы лучшим архитектурным журналистам. Приз в новой номинации Адаптация получил тг-канал «Недвижимость. Инсайды»; несмотря на анонимность, премию получил реальный человек.
Мост-завиток
Проект пешеходного моста, предложенного архитекторами бюро ATRIUM Веры Бутко и Антона Надточего для Алматы, стал победителем премии A+A Awards портала Architizer в номинации «Непостроенная транспортная инфраструктура». Он и правда хорош: «висячий сад» в бетонных колоннах-кадках над городской трассой сопровожден завитками деревянных пандусов, которые в ключевой точке складываются в элемент национальной орнаментики.
Лошарик
Москомархитектура обнародовала проект пешеходного моста между ММДЦ Москва Сити и ТПУ Деловой центр. Авторы – Сергей Кузнецов и Дмитрий Сухов.
Кино как поиск
В ГЭС-2 на презентации 99 номера «Проекта Россия» показали фильм – «архитектурное высказывание» бюро Мегабудка. Говорят, первый такого рода опыт в нашем контексте: то ли часть заявленного архитекторами поиска «русского стиля», то ли завершающий штрих исследования.
Стандарты по школам
Москомархитектура представила новые рекомендации проектирования объектов образования и инженерной инфраструктуры.
Озерный город
Максим Атаянц спроектировал крупный жилой комплекс на озере Черном в городе Кургане. Его каналы напоминают о «Городе набережных», а колокольня на острове призвана перекликаться с калязинской.
Стеклянное общежитие
Москомархитектура и ТПО «Прайд» обнародовали новый вариант проекта общежитий МТГУ имени Н.Э. Баумана на Госпитальной набережной.
4 сложные темы
Всемирный фонд памятников (WMF) представил очередной список из 25 объектов наследия под угрозой. Каждый из них страдает от одной из четырех глобальных проблем.
Всё отклонить
Неделю назад завершился период обсуждения законопроекта об архитектурной деятельности. На портале нормативных актов опубликованы замечания и предложения к тексту закона и их статус. Ни одного предложения не было принято к рассмотрению. Ощущение такое, что их отвергли, не особенно вчитываясь.
Около архитектуры
МАРШ анонсирует старт образовательных программ, которые будут интересны не только проектироващикам: теперь в школе можно обучиться архитектурной керамике, фотографии и познакомиться с современными тенденциями, даже если вам нет 18.
Арктический код
Опубликован дизайн-код арктических поселений – комплекс стандартов и сводов правил, регулирующих внешний облик городской среды в Арктике. Он доступен как в виде книги, так и в сети.
Надежда на историю будущего
В конце декабря была презентована научно обоснованная 3D и AR модель палат Ван дер Гульстов, известных как «дом Анны Монс», последнего, если не считать дворца Лефорта, сохранившегося каменного дома Немецкой слободы конца XVII века. Рассказываем о модели, судьбе и значении дома, также как и о надеждах открыть его для обозрения и отреставрировать.
Доминион на Шарикоподшипниковской: детали
Банк «Траст» продал Dominion Tower. Его реализовывали больше года, строили тоже очень долго и первое построенное здание бюро Захи Хадид в Москве, помнится, многих разочаровало. Вашему вниманию – небольшой фоторепортаж о здании, сделанный в 2020 году.
Смелый выбор
Куратором следующей, 18-й биеннале архитектуры в Венеции назначена Лесли Локко, исследовательница и преподавательница архитектуры, а также успешная писательница.
Злободневное
Megabudka опубликовали в инстаграме собственный «проект капитального ремонта здания ТАСС» – в виде небоскреба. Такого рода полезные шутки становятся распространенными; но в данном случае ироническое предложение перекликается не только с актуальной московской повесткой, но и с историей места.
Культ цикличности
На плато Гиза в рамках биеннале современного искусства в Египте 2021 реализована инсталляция Александра Пономарева Уроборос.
Ажурный XX-конструктив
Во дворе Музея архитектуры на Воздвиженке установлена инсталляция группы DNK ag. Она приурочена к 20-летнему юбилею бюро, и впервые была показана на Арх Москве. Предполагается, что объект простоит во дворе музея один год и послужит началом для новой традиции – регулярно обновляемого выставочного проекта «Современная архитектура во дворе МУАРа».
180 человек одних партнеров
Крупнейшим акционером Foster + Partners стала частная канадская инвестиционная фирма. Финансовое вливание позволит архитектурному бюро развиваться дальше, в том числе расширять число партнеров и обеспечивать их преемственность.
Дело роботов
В Амстердаме установили первый в мире стальной мост, напечатанный на 3D-принтере. Собственно производством занимались четыре робота.
Галька на берегу
Проект аэропорта в Геленджике от АБ «Цимайло, Ляшенко и Партнеры» стал единственным российским победителем премии Architizer A+Awards 2021 года.
Игра в кубе
В Minecraft создана виртуальная копия двух зданий Дарвиновского музея: модернистского и постмодернистского, типично-«лужковского». Можно гулять как снаружи, так и по залам.
Пять нелинейных
Вчера на МУФ анонсировали новый масштабный проект Zaha Hadid architects для Москвы – многофункциональный ЖК Union towers, спроектированный в 82 квартале Хорошево-Мневников по заказу концерна КРОСТ.
Выше всех
«Газпром» обещает построить в Петербурге башню высотой 703 метра. Рядом с Лахта центром должен появиться небоскреб Лахта-2, а автор – тот же, Тони Кеттл, только он уже не работает в RJMJ.
Не только Алёнка
Музей Cтрит-арта запускает он-лайн курс по паблик-арту, который поможет архитекторам актуализировать свои проекты при помощи современного искусства.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Истина в Зодчестве
Алексей Комов выбран куратором следующего фестиваля «Зодчество». Тема – «Истина». Рассматриваем выдержки из тезисов программы.
«Ориентация на неудачу»
Foster + Partners и Zaha Hadid Architects вышли из-за идеологических разногласий из архитектурного объединения Architects Declare, созданного для борьбы с изменением климата и сохранения биоразнообразия.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Технологии и материалы
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Pipe Module: лаконичные световые линии
Новинка компании m³light – модульный светильник из ударопрочного полиэтилена. Из такого светильника можно составлять различные линии, подчеркивая архитектуру пространства
Быстро, но красиво
Ведущий производитель стеновых ограждающих конструкций группа компаний «ТехноСтиль» выпустила линейку модульных фасадов Urban, которые можно использовать в городской среде.
Быстрый монтаж, высокие технические показатели и новый уровень эстетики открывают больше возможностей для архитекторов.
Фактурная единица
Завод «Скрябин Керамикс» поставил для жилого комплекса West Garden, спроектированного бюро СПИЧ, 220 000 клинкерных кирпичей. Специально под проект был разработан новый формат и цветовая карта. Рассказываем о молодом и многообещающем бренде.
Чувство плеча
Конструкция поручней DELABIE из серии Nylon Clean дает маломобильным людям больше легкости в передвижениях, а специальное покрытие обладает антибактериальными свойствами, которые сохраняются на протяжении всего срока эксплуатации.
Красный кирпич от брутализма до постмодернизма
Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.
Стекло для СБЕРа:
свобода взгляда
Компания AGC представляет широкую линейку архитектурных стекол, которые удовлетворяют современным требованиям к энергоэффективности, и при этом обладают превосходными визуальными качествами. О продуктах AGC, которые бывают и эксклюзивными, на примере нового здания Сбербанк-Сити, где были применены несколько видов премиального стекла, в том числе разработанного специально для этого объекта
Искусство быть невидимым
Архитекторы Александра Хелминская-Леонтьева, Ольга Сушко и Павел Ладыгин делятся с читателями своим опытом практики применения новаторских вентиляционных решеток Invisiline при проектировании современных интерьеров.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Дома из Porotherm
на Open Village 2022
Компания Wienerberger приглашает посетить выставку
Open Village с 16 по 31 июля
в коттеджном поселке «Тихие Зори» в Подмосковье. Этим летом вы сможете увидеть 22 дома, построенных по различным технологиям.
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Сейчас на главной
Школа как сообщество
Лондонское бюро AdjoubeiScott-Whitby Studio превратило здание Александровского училища в Калуге в уникальную школу на 150 учеников. Здание начала XX века адаптировали под британскую образовательную систему – как в программном смысле, так и в архитектурном.
Пена дней
В интерьере ресторана Sparkle бюро Archpoint переосмысляет эстетику винных погребов и обращается к образам, связанным с игристым вином – пузырькам, пене и жизнелюбию.
Небоскреб с оазисами
В Сингапуре завершено строительство небоскреба по проекту архитекторов BIG. Управляющим системами здания искусственным интеллектом и другими цифровыми компонентами занималось бюро CRA – Carlo Ratti Associati.
Королевство зеркал
На XXX по счету Зодчестве столько решеток и зеркал, что эффект дробления реальности на кусочки многократно усиливается. Только ради этого ощущения стоит посетить фестиваль. Но кроме того выставка богата, разнообразна и работает как хорошо отлаженная машина по всем направлениям: губернскому, студенческому, арт-объектному, круглостольному и прочим. Делать бы и делать такие фестивали.
Руин-бар
Нижегородский бар, спроектированный Fruit Design Studio, совмещает эстетику запустения с дворцовой роскошью, созданной из черновых материалов – бетона, армированного стекла и грубого металла.
Обещания и надежды
Объявлены шесть лауреатов Премии Ага Хана 2022. Они обещают лучшее будущее людям, демонстрируют новаторство и заботу о природе.
Оазис в дождливом городе
Бюро MAD Architects разработало интерьер первого в Петербурге коворкинга сети SOK. Его отличительная черта – обилие зелени и элементов биофильного дизайна, характерная для города колористика и отсылки к литературному наследию.
KOSMOS: «Весь наш путь был и есть – поиск и формирование...
Говорим с сооснователями российско-швейцарско-австрийского бюро KOSMOS Леонидом Слонимским и Артемом Китаевым: об учебе у Евгения Асса, ценности конкурсов, экологической и прочей ответственности и «сообщающимися сосудами» теории и практики – по убеждению архитекторов KOSMOS, одно невозможно без другого.
Глядя в небо
В Саратове названы победители фестиваля короткометражных любительских роликов, посвященных архитектуре. Фильм, приглянувшийся редакции, занял 1 место. Размышляем о типологии, объясняем выбор, «показываем кино».
Заплыв за книгами
Водоем на кровле у библиотеки в провицнии Гуандун сделал ее «подводной»: читатели как будто ныряют туда за книгами. Авторы проекта – 3andwich Design / He Wei Studio.
Мои волжские ночи
Павильон для кинопоказов и фестивалей на набережной Саратова: ажурные стены, пропускающие речной простор, и каннская атмосфера внутри.
Японский дворик
Концепция благоустройства жилого комплекса у Москвы-реки, вдохновленная модернистскими садами и японскими традициями: гравюры Кацусика Хокусай, герои Хаяо Миядзаки и пространства для созерцания.
Лекции отменяются
Новый корпус Амстердамского университета прикладных наук рассчитан на новый тип образования: меньше лекций, больше проектной работы.
Лаборатория для жизни
Здание Лаборатории онкоморфологии и молекулярной генетики, спроектированное авторским коллективом под руководством Ильи Машкова («Мезонпроект»), использует преимущества природного контекста и предлагает пространство для передовых исследований, дружественное к врачам и пациентам.
Индустриальная романтика
Atelier Liu Yuyang Architects превратило заброшенный корпус теплоэлектростанции и часть территории набережной реки Хуанпу в Шанхае в атмосферное городское пространство, романтизирующее промышленное прошлое территории.
Архивуд–13: Троянский конь
Вручена тринадцатая по счету подборка дипломов премии АрхиWOOD. Главный приз – очень предсказуемый – парку Веретьево, а кто ж его не наградит. Зато спецприз достался Троянскому коню, и это свежее слово.
Судьбы агломерации
Летняя практика Института Генплана была посвящена Новой Москве. Всего получилось 4 проекта с совершенно разной оптикой: от масштаба агломерации до вполне конкретных предложений, которые можно было, обдумав, и реализовать. Рассказываем обо всех.
Твой морепродукт
Пожалуй, первая в истории Архи.ру публикация, в которой есть слово «сексуальный»: яркий и чувственный интерьер для рыбного ресторана без прямых линий и прямолинейных намеков.
Каньон для городской жизни
В Амстердаме открылся комплекс Valley по проекту MVRDV: архитекторы соединили офисы, жилье, развлекательные заведения и даже «инкубатор» для исследователей с многоуровневым зеленым общественным пространством.
Интерьер как пейзаж
Работая над пространствами отеля в Светлогорске, мастерская Олеси Левкович стремилась дополнить впечатления, полученные гостями от природы побережья Балтийского моря.
Законченный образ
Каркасный дом с тремя спальнями и террасой, для которого архитекторы продумали не только технологию строительства, но и обстановку – вся мебель и предметы быта также созданы мастерской Delo.
Маяк на сопке
Смотровая площадка, построенная в рамках проекта «Мой залив», дает жителям Мурманска возможность насладиться природой родного края, поймать северное солнце или укрыться от непогоды.