English version

Контакт

В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Центральный институт графики в Риме находится на via della Stamperia, то есть Типографской улице, рядом с площадью фонтана Треви, в 3 минутах ходьбы от Корсо; прямо напротив – римская Академия Святого Луки. Вокруг очень уютно, много туристов и приятная атмосфера классического города, выстроенного в основном в XVII и XVIII веках, но на основаниях времени Октавиана Августа. Неудивительно, что место для выставки Сергея Чобана, приуроченной к 300-летию Пиранези, нашлось именно здесь. Соорганизаторами выставки выступили Институт графики и берлинский Музей рисунка Tchoban foundation.

Главным героем выставки стали копии четырех гравюр Пиранези из коллекции Сергея Чобана: римский ландшафт, изображенный в конце XVIII века, точно скопирован и дополнен контрастным современным зданием, достаточно фантастическим. Доски исполнил по эскизам Сергея Чобана архитектор Иоанн Зеленин. Рассказывают, что современные объемы были врисованы прямо в подлинные оттиски из коллекции, и лишь затем перенесены на медные доски, с которых, в свою очередь, получены «гибридные» оттиски для выставки.
  • zooming
    1 / 3
    Оттиск будущего. Архитектурная фантазия на тему офорта Пиранези "Veduta dell′esterno della Gran Basilica di S. Pietro in Vaticano"
    Гравюра выполнена Иоанном Зелениным по рисунку Сергея Чобана
  • zooming
    2 / 3
    Оттиск будущего. Архитектурная фантазия на тему офорта Пиранези “Veduta della Piazza di Monte Cavallo”.
    Гравюра выполнена Иоанном Зелениным по рисунку Сергея Чобана
  • zooming
    3 / 3
    Оттиск будущего. Архитектурная фантазия на тему офорта Пиранези “Veduta della Piazza Navona sopra le rovine del Circo Agonale”
    Гравюра выполнена Иоанном Зелениным по рисунку Сергея Чобана

Все четыре пейзажа: пьяцца Навона, Квиринал, арка Септимия Севера на Форуме и собор Святого Петра – хрестоматийные виды из серии римских ведут Пиранези. В них встроены стеклянные формы, в двух случаях они похожи на длинные переходы и гигансткие консоли, на фоне Квиринала высится подобие Сити, но с более сложными, чем обычно, формами, а над аркой Септимия Севера нависает что-то среднее между небоскребом и видовой консолью.

Эти четыре изображения, на которых Рим XVIII века в гравюрах знаменитого мастера – классициста в той же мере, сколь и романтика, одного из самых прочувствованных, а потому известнейших, ведутистов, – встречаются с предполагаемыми формами города будущего, предположим, XXI века, модернистскими-неомодернистскими, во всяком случае, стеклянными и почти пренебрегающими гравитацией, составляют ядро выставки, ее центральный зал номер два.

Зал называется «Оттиск будущего», поскольку на ведутах Пиранези, показывающих нам город прошлого, античный, барочный, и город XVIII века, в буквальном смысле оттиснуты, напечатаны некие новые постройки, их еще нет, но они могут появиться, всё к тому идет – как будто говорит нам автор этих «гравированных коллажей», заставляя здания времени римских императоров и модернистские фантазии встретиться в пространстве гравированной доски.
Оттиск будущего. Архитектурная фантазия на тему офорта Пиранези “Arco di Settimio Severo”
Гравюра выполнена Иоанном Зелениным по рисунку Сергея Чобана

Помимо «ядра» есть еще первый зал выставки, где показаны «просто» городские виды без фантастических вкраплений: модернистские города XX века, классические европейские города и Петербург, родной город Сергея Чобана. О принципах традиционного города рассказано по ходу экспозиции: это сочетание доминант и фоновой застройки, компоновка тех и других по вертикали, по принципу цоколь-середина-верх, причем верх всегда тоньше; преобладание несущей стены (окон до 40%), материальность стены, декор. Там же говорится и о том, что город XX века отказывается от этих принципов: «главным стремлением архитекторов стало строительство иконических домов-скульптур, которые бы контрастировали своими размером и формой с историческим окружением и за счет этого контраста вносили в ткань города радикальные изменения». В этой заметке Сергей Чобан прокомментировал свое отношение к «охранительной» политике современного Петербурга.

В третьем, заключительном зале собрано множество рисунков, развивающих заявленную в «откорректированных» гравюрах Пиранези тему сосуществования в одном иллюзорном пространстве исторического города и вкраплений, опережающих смелые современные фантазии в расчете на развитие технологий. Некоторые из рисунков предшествуют по времени создания «гравюрам с Пиранези», другие представляют собой их эскизы, третьи, и это заметно, сделаны специально для выставки. Все три зала вместе представляют собой графическое высказывание, дополненное словесными пояснениями (их автор – Анна Мартовицкая, один из кураторов выставки).
Оттиск будущего. Архитектурная фантазия на тему офорта Пиранези “Veduta della Piazza della Rotonda”
© Сергей Чобан
Оттиск будущего. Архитектурная фантазия на тему офорта Пиранези «Вид фонтана Треви»
© Сергей Чобан

Композиции можно подразделить на: узнаваемые виды исторического города с небоскребами на фоне; фантазийные виды исторической архитектуры, прорастающей современными ярусами, чем выше, тем смелее и «современнее», но с соблюдением общей логики исторического города, описанной в комментариях к выставке; виды «поэтапного» города, где слой за слоем сменяется старая архитектура, небоскребы чикагского вида и стеклянный Сити. Как будто автор всех этих рисунков рассматривает разные типы взаимодействия старого и нового, пробует их на вкус, сопоставляет с историческими параллелями и своими мыслями – все это через графику.
  • zooming
    1 / 4
    Оттиск будущего. Архитектурная фантазия на тему офорта Пиранези “Altra veduta del tempio della Sibilla in Tivoli”
    © Сергей Чобан
  • zooming
    2 / 4
    Оттиск будущего. Архитектурная фантазия на тему офорта Пиранези "Veduta del Tempio, detto della Tosse"
    © Сергей Чобан
  • zooming
    3 / 4
    Оттиск будущего. Архитектурная фантазия на тему офорта Пиранези "Veduta del Tempio di Ercole nella Città di Cora
    © Сергей Чобан
  • zooming
    4 / 4
    Оттиск будущего. Архитектурная фантазия на тему офорта Пиранези “Veduta del Porto di Ripetta”
    © Сергей Чобан

Местами, помимо ассоциаций с районами Сити разных городов, возникает напоминание об уже реализованных радикальных вторжениях, к примеру, рядом с аркой Севера на Форуме прорастает башня, похожая на лондонский «Огурец» лорда Нормана Фостера, который представляет собой хрестоматийный пример контраста старого и нового.
Оттиск будущего. Архитектурная фантазия на тему офорта Пиранези “Veduta di Campo Vaccino”
© Сергей Чобан

И наконец, как апофеоз всех этих поисков – город, прошитый стеклянными щупальцами. Ломаные линии и отстраненные от исторических зданий объемы постепенно становятся «смелее», приобретают изогнутые, даже вьющиеся формы и неоднократно проходят сквозь здания. Особенно ярок, а может быть, саркастичен, рисунок с Колизеем.
Оттиск будущего. Архитектурная фантазия на тему офорта Пиранези "Veduta dell′Anfiteatro Flavio, detto il Colosseo"
© Сергей Чобан

В целом достаточно очевидно, что тема контрастного пересечения, гипертрофированного различия и эпатирующего противопоставления современной и исторической архитектуры, больше того, – старого и нового города, интересующая Сергея Чобана много лет, в римской выставке вышла на новый концептуальный уровень.

Во-первых, сами по себе оттиски «испорченных» гравюр Пиранези представляют собой опыт сродни лабораторному моделированию. Футуристичные здания помещены не только в контекст исторического города в его состоянии более чем 200-летней давности (арка Севера не раскопана), но и в материал исполнения, характерный для XVIII века: гравюру на меди, оттиск. Если бы это был рендер на экране, где в панораму существующего Рима вписали бы пару башен и консолей, это был бы просто ЛВА, ландшафтно-визуальный анализ, но на гипотетическую тему. В данном же случае объекты помещены не в современный Рим, а в старый, да еще и исполнены в технике Пиранези. «Оттиск будущего» напоминает сюжеты фантастической литературы и кино, где герои попадают в прошлое, а следы их деятельности начинают проявляться на старых фотографиях и в газетах, доступных в нашем времени – в просторечии таких персонажей называют «попаданцами»: отправились в прошлое, что-то там исправили/испортили, но главное – засветились. Вот и здесь, в сущности, перед нами мистификация, как будто мы смотрим на свидетельства работы машины времени. Только она заранее разоблачена, так что вероятно все несколько иначе: произведения относятся ко времени так, как икона, согласно трактовке Успенского, к пространству: в иконе Бог смотрит на нас из запредельного мира, а здесь будущее смотрит на прошлое, пытаясь отразиться в нем, примериться, как перед зеркалом.

Такого рода работа со временем перекликается и с деятельностью самого Пиранези: тот исследовал античный Рим, гравировал планы известных построек (и надо сказать, в гравюрах Пиранези город местами выглядит интереснее, чем сейчас, в нем множество зданий с лепестковыми планами, он весь как кружево). Пиранези восстанавливал античный Рим, от подсвечника до планировочных структур, до реконструкции гигантских сводчатых пространств, то есть обращал настоящее к прошлому или транслировал прошлое в настоящее. Сергей Чобан экспериментирует с будущим, прогнозирует те лозы, которые способны развиться из известных нам сейчас ростков. Они взрезают землю и проникают в окна, нависают светящейся сетью над руинами, исследуют пространства внутри.
Оттиск будущего. Архитектурная фантазия на тему офорта Пиранези “Veduta dell′Arco di Tito”
© Сергей Чобан
Оттиск будущего. Архитектурная фантазия на тему офорта Пиранези "Veduta della Basilica di S. Giovanni Laterano"
© Сергей Чобан
Оттиск будущего. Архитектурная фантазия на тему офорта Пиранези "Rovine del Sisto, o sia della gran sala delle Terme Antoniniane"
© Сергей Чобан

Но главное – они наблюдают. И там, и там есть стаффаж. В XVIII веке это было принято, впрочем и в архитектурной графике XX века тоже: рисунок сопровождают фигурки, позволяющие понять масштаб (это на архитектурных фотографиях теперь стремятся избегать людей). В результате среди руин мы видим пасторальных пейзан в шляпах, посиживающих на обломках колонн; иногда каких-то людей в треуголках и сюртуках, приказывающих слугам – явный отзвук XVIII века. А над ними, в стеклянных трубах и консолях, снабженных лифтами и эскалаторами, движется множество наблюдателей, причем они даже нарисованы несколько иначе, как модернистский, а не неоклассический стаффаж; фигурки подходят к «телевизорам» консолей, смотрят оттуда. Получается похоже на музей, опять же из области околонаучной фантастики, какой-то Заповедник сказок, два разных мира, пересекающихся в пространстве, но изолированных друг от друга: туристы смотрят «как было раньше», этот сюжет есть во многих произведениях. Хотя, если быть точным, «туристы» в стекляшках имеются повсеместно, а пейзане возникают, вероятно, как следствие развития взглядов автора от рисунка к рисунку, и возможно, даже как следствие обращения к Пиранези.

Тут возникает еще одна аналогия из области лирической фантастики. На исторический город смотрят люди в трубах, но смотрят и сами трубы, консоли, выражение их лиц, пожалуй, будет поинтереснее, чем у людей – любопытные улиткины усики-глаза, энергичные, но в целом довольно дружелюбные. От «радиозного» города Ле Корбюзье, который заменял все своими повторяющимися домами, и от города Ионы Фридмана, парившего на тонких ногах над старой застройкой, – сохранявшего ее, но несколько индифферентным методом «нависания», – этот вариант супер-современного города любопытен к городу старому. До такой степени, что выглядит не городом, а именно музейными подмостками в законсервированном пространстве. То есть эти люди живут где-то еще, возможно в городе Плана Вуазен, или на Луне, а сюда прилетают посмотреть на старый город. Так или иначе, стеклянные вторжения, вначале появившиеся в рисунках Сергея Чобана как фон из диссонирующих башен, позднее как будто «захотели общаться».

Вспоминается мультфильм 1978 года «Контакт», режиссера Владимира Тарасова и сценариста Александра Костинского: там, как мы все помним, инопланетянин пытался наладить контакт с земным художником и все закончилось вполне хорошо.



Характерно, что в мультфильме «попытки контакта» происходят сначала через наблюдение, фотографирование, а затем через перевоплощение инопланетянина: он превращается то в сапоги, то в мольберт, но контакт происходит тогда, когда он становится похожим на художника.

Графика Чобана как будто тоже перебирает варианты контакта, и видно, что попытки новой архитектуры стать похожей на старую возникают только в одной, не самой многочисленной, серии рисунков. В основном же взаимодействие строится на контрасте скорее агрессивном и в то же время застывает на первой стадии – наблюдения (и, вероятно, фотографирования). Заметим, что и художник, объект контакта в мультфильме, меняет позиции от испуга к индифферентности; так вот, здесь, в рисунках старый город чаще безразличен. Хотя можно себе представить, что он реагирует на происходящее разной степенью риунированности, которая считывается как испуг.

Нельзя сказать, что эти наблюдения дают много надежды на успешный контакт. Одно то, что люди в разных пространствах полностью изолированы (может быть, временем?) не внушает оптимизма. Но вероятно важнее, что контакт не полностью исключен, и еще важнее, что нет обреченной дидактики и сарказма, хотя временами, где-то на грани, и их можно почувствовать. Но выставка скорее ставит вопросы и ищет ответы, чем предлагает рецепты.

«...если считать европейский город совершенно определенной, веками сложившейся системой взаимоотношения пустых и застроенных пространств, низких и высоких элементов застройки, их силуэтов и поверхностей, то как мы должны обращаться с ним сегодня? Какие условия сосуществования старого и нового мы способны ему обеспечить?». Среди экспликаций есть и слова о том, что призывы воссоздать европейский город в наше время вряд реалистичны.

Более того, рисунки красивы, и достаточно красивы для того, чтобы, не исключая полностью некой передвижнически-критической составляющей, все же утверждать, что полемики плакатного типа «свой–чужой», столь свойственной нашим современникам и соотечественникам, здесь нет. Скорее это новое высказывание на тему. Оно, как кажется, несколько отлично от месседжа, который содержался в книге «30:70». Среди иллюстраций книги уже фигурировали контрастные композиции из числа показанных сейчас. Выставка, с одной стороны, еще раз подчеркивает отмеченное там противоречие, но с другой стороны, дополняет его новой констатацией – структурного несоответствия современной архитектуры и исторической. Если в книге содержалась рекомендация: чтобы получить хороший город, кроме совсем нейтральных коробок и ярких акцентов, нужно строить что-то спокойное и декорированное, позволяющее задержать взгляд, то выставка как будто утверждает невозможность такого компромисса. Не способна современная архитектура следовать логике старого европейского города. То ли это заявление полемическое и призывает, так сказать, современную архитектуру к тому, чтобы пересмотреть свое поведение (что вряд ли возможно, как сказано там же среди экспликаций). То ли рекомендации сменились постановкой вопросов, в чем собственно и заключается смысл искусства, если считать его одним из способов анализа действительности. 

15 Октября 2020

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Истина в Зодчестве
Алексей Комов выбран куратором следующего фестиваля «Зодчество». Тема – «Истина». Рассматриваем выдержки из тезисов программы.
«Ориентация на неудачу»
Foster + Partners и Zaha Hadid Architects вышли из-за идеологических разногласий из архитектурного объединения Architects Declare, созданного для борьбы с изменением климата и сохранения биоразнообразия.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Вопросы к закону об архитектурной деятельности
Мария Элькина, Сергей Чобан и Олег Шапиро опубликовали письмо – фактически петицию – с призывом не принимать закон об архитектурной деятельности в нынешней редакции. Письмо призывают подписывать и отправлять на подпись коллегам.
От фундамента до ложки
Ориентируясь на вкус друзей-заказчиков, архитекторы Ольга Буденная и Роман Леонидов задумали и осуществили дом в ближнем Подмосковье как игру в ар-нуво. А заодно обогатили типологию частного жилья современными функциями гаражного лофта и детской художественной студии-мастерской.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Имена многократного использования
Дублинское бюро Grafton стало лауреатом Притцкеровской премии-2020: это лишь последняя из града наград и других знаков признания, который сыпется на основательниц этой мастерской в последние годы.
Проектируя себя
В марте в МАРШ стартуют два интенсива, которые помогут архитекторам выстроить бизнес-стратегию, а также найти и сформулировать миссию. Подробности от куратора курса.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Небо становится ближе
В проекте Спортпарка в Тушино архитекторы бюро ASADOV объединили бассейны, каток, гимнастические залы и теннисные корты под общим «небом» – гигантской перголой из деревоклеёных конструкций, создав убедительный образ экологической архитектуры.
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.
Экстравертный интроверт
Построив в Люблино фитнес-клуб La Salute (в переводе с итальянского «здоровье»), архитекторы бюро ASADOV оздоровили жизнь района, принесли в стандартное окружение авторскую архитектуру и полезные функции. Выразительная тектоника здания подчеркнула спортивную устремленность.
Не такой, как все
Роман Леонидов и Павел Сороковов построили в Подмосковье дом в авангардной стилистике, который при этом имеет традиционное «дореволюционное» название – особняк Данилова. В типовом классическом окружении авторский авангардный особняк – способ подчеркнуть свое отличие от других.
Без гарантий качества
Европейский суд отменил существовавшие в Германии государственные тарифы для услуг архитекторов и инженеров-строителей. Теперь профессионалы опасаются недобросовестной конкуренции и обвала цен.
Советский регионализм
В книге итальянских фотографов Роберто Конте и Стефано Перего «Советская Азия» собраны постройки 1950-х–1980-х в Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане и Таджикистане. Цель авторов – показать разнообразие послевоенной советской архитектуры и ее связь с контекстом – историческим и климатическим.
Лучшие офисы – 2019
В Москве вручили премию Best office Awards за лучший офисный интерьер. Гран При завоевали архитектурное бюро FORM и компания «Детский мир». Мы отобрали несколько проектов из 15 победителей.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Пресса: «Потенциал городов не раскрыт даже на треть». Архитектор...
Программа реновации, предполагающая снос хрущевок, стартовала в Москве в 2017 году. Хотя этот механизм и отличается от закона о комплексном развитии территорий, который распространили на остальную страну, столичные архитекторы накопили приличный опыт, как обновлять застроенные кварталы. Об этом мы поговорили с руководителем бюро T+T Architects Сергеем Трухановым.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Здесь и сейчас
Три примера быстровозводимой модульной архитектуры для города и побега из него: растущие офисы, гастромаркет с признаками дома культуры и хижина для созерцания.
Себастиан Треезе стал лауреатом премии Дрихауса 2021...
Молодому немецкому бюро Sebastian Treese Architekten присуждена премия Ричарда Дрихауса в области традиционной архитектуры. Денежный номинал премии – 200 000 долларов USA, и она позиционируется как альтернатива премии Прицкера: если первую вручают в основном модернистам, то эту – архитекторам-классикам.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.