Алгоритмы и экономия времени: архитектор Лео Штуккардт – о возможностях параметрического проектирования

Лео Штуккардт, руководитель проектов в бюро MVRDV и выпускник программы «Новая норма» Института «Стрелка», приехал в Санкт-Петербург на международную конференцию In The City, где рассказал о своем новом проекте и объяснил, какими должны быть современные методы проектирования.

Беседовала:
Елизавета Анохина

mainImg
Материал любезно предоставлен для публикации Институтом медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка».


 
Лео Штуккардт на конференции In The City
Фото: Евгений Беликов, Институт «Стрелка»



Лео Штуккардт:

«The Valley («Долина») – проект, над которым я работаю в течение последних двух лет. Это комплекс из зданий общей площадью 70 тыс. кв. м, выполняющий сразу несколько функций: там есть как жилые пространства, так и офисы с магазинами. Мы хотели, чтобы эта многофункциональность нашла отражение и в их облике, поэтому решили сделать фасады двух типов. Первый – «корпоративный», с гладким зеркальным остеклением. Придумывая второй, мы добивались противоположного эффекта: с помощью озеленения и динамики выпуклой поверхности, составленной из разных объемов, а также использования природного камня получилось добиться ощущения природного, естественного пространства – там как раз находится жилье. По нашему замыслу, территория вокруг этих зданий должна стать местом для отдыха и общения, доступным всем желающим, а не только жильцам дома.
 
Комплекс Valley
© Vero Visuals

Сейчас уже началось строительство комплекса. На стадии конкурса проект, как и почти все работы нашей студии, выглядел максимально амбициозно: разные этажи, ни одного стандартного угла. Но как превратить такую сложную 3D-модель в реальное здание, уложиться в сроки и бюджет, не отступая при этом от первоначального плана?
 
  • zooming
    1 / 3
    Комплекс Valley
    @ MVRDV
  • zooming
    2 / 3
    Комплекс Valley
    @ MVRDV
  • zooming
    3 / 3
    Комплекс Valley
    @ MVRDV

Нам нужно было адаптировать этот замысел к существующим условиям, что касалось не только самого по себе внешнего вида здания и дизайна фасадов, но и учета норм инсоляции и шумоизоляции в проекте. Для этого мы использовали параметрические инструменты программы Rhino, в чем нам помогала Arab – одна из крупнейших европейских компаний, занимающихся гражданским строительством. Вместе мы разрабатывали и оптимизировали алгоритмы программы, пробовали разные варианты, по-разному поворачивали эти здания, чтобы максимально использовать солнечный свет зимой. В Нидерландах, кстати, есть специальные нормы, касающиеся естественного освещения в помещении в холодное время года. В то же время, мы пытались избежать перегрева здания летом, чтобы свести к минимуму использование кондиционеров. Подобных задач у нас было очень много, вплоть до поиска оптимального размера террас. С помощью кинетического алгоритма мы перебирали возможные варианты, оставляя самый подходящий. Участки проекта, которые не соответствовали нашим критериям, система выделяла красным цветом как программные ошибки: их мы исправляли и подгоняли уже в ручном режиме.
 
Комплекс Valley
© Vero Visuals

После того как здание обрело свой окончательный вид, мы применили технологию BIM (Building Information Model) с помощью программы Autodesk Revit. BIM позволяет вовлекать большое количество разных специалистов в процесс работы над архитектурным проектом. Создается многослойная цифровая модель будущей постройки, в которую все участники команды могут вносить изменения: есть модель для архитекторов, для инженеров и т.д. Так проще отследить и быстро устранить любые противоречия, которые могут возникнуть в ходе работы. К примеру, если инженеры-«водопроводчики» сделают что-то, что не вписывается по определенным параметрам в архитектурный проект, то будет проведен структурный анализ, в результате которого уже будет принято решение, какой команде браться за исправление противоречий ― архитекторам или «водопроводчикам».
 
Комплекс Valley
© Vero Visuals

Фасад отнял у нас особенно много времени и сил. Мы хотели, чтобы его фактура была неоднородной, напоминала бы необработанную поверхность. Однако от подрядчиков мы получили ответ, что они не знают, как это реализовать, и поэтому им нужны инструкции и очень подробное техзадание. Обработанная модель здания была извлечена из BIM и синхронизирована с первоначальным вариантом, а затем мы переместили ее в Rhino – программу NURBS-моделирования, позволяющую создавать 3D-модели любой сложности, и Grasshopper – работающий с ней в связке графический редактор алгоритмов, адаптирующий элементы 3D-модели к BIM. И там мы использовали мощные скриптовые движки, чтобы посмотреть, как будут себя вести разные варианты фасада. У нас получилось очень точно рассчитать все модели сопротивления в конструкции, все углы, мы разработали с помощью алгоритмов все сложные элементы и т. д. В итоге мы создали «генератор фасадов»: у нас есть одна константа – высота фасада, а вот вариантов его рельефа – очень много. Программа будет их выдавать до тех пор, пока вас не будет все устраивать и вы не вернете модель обратно в BIM. Соответственно, следующий шаг – возвращение модели в Autodesk Revit на обработку.
 
Лео Штуккардт на конференции In The City
Фото: Евгений Беликов, Институт «Стрелка»

Всего для фасада потребовалось около 50 тыс. плиток разных форм и размеров. Все необходимые данные и параметры мы собрали, выгрузили из Autodesk Revit и конвертировали в формат, нужный подрядчику.
 
Комплекс Valley
© Vero Visuals

Я считаю, что сегодня проектирование, создание нового облика города подразумевает постоянный поиск и улучшение инструментов, которые позволяют совместно работать разным специалистам в режиме реального времени. Создаваемые модели должны быть динамическими, это должны быть такие модели, которые можно было бы легко менять. Они во много раз информативней, чем просто план, геометрическая структура здания: с их помощью за короткий срок возможно протестировать огромное количество проектных решений.
 
  • zooming
    1 / 5
    Комплекс Valley
    @ MVRDV
  • zooming
    2 / 5
    Комплекс Valley
    @ MVRDV
  • zooming
    3 / 5
    Комплекс Valley
    @ MVRDV
  • zooming
    4 / 5
    Комплекс Valley
    © MVRDV
  • zooming
    5 / 5
    Комплекс Valley
    @ MVRDV

А еще программы и алгоритмы, подобные тем, о которых я вам рассказывал, позволяют сразу учесть и легко адаптировать проект под требования городских властей, условия застройщика, бюджет и т. д. Или же дать четкие указания, как выполнить ту или иную деталь, как было в нашем случае с The Valley и подрядчиком. Главное – не забывать, что, какими бы удобными и замечательными эти технологии ни были сами по себе, конечный результат будет напрямую зависеть от данных, которые мы задали изначально сами. Модель хороша настолько, насколько хороши те параметры, которые мы в нее ввели.
 
  • zooming
    1 / 5
    Комплекс Valley
    @ MVRDV
  • zooming
    2 / 5
    Комплекс Valley
    @ MVRDV
  • zooming
    3 / 5
    Комплекс Valley
    @ MVRDV
  • zooming
    4 / 5
    Комплекс Valley
    @ MVRDV
  • zooming
    5 / 5
    Комплекс Valley
    @ MVRDV

Есть мнение, что параметрическое проектирование скоро полностью перевернет все наши представления об архитектуре и совершит революцию в индустрии. На самом же деле наша цель не революция как таковая, а поиск методов, которые бы просто помогли бы сэкономить время. Мы собираемся продолжать наши исследования в этом направлении и, быть может, наше архитектурное бюро превратится в компанию – разработчика программного обеспечения. Нам нужно создать такие инструменты, которые помогли бы каждому жителю города, как в давние времена, внести свой вклад в формирование городской среды.


Конференция In The City прошла в Санкт-Петербурге с 28 по 30 ноября 2019 года. Она была организована компанией «Газпром нефть» как часть программы социальных инвестиций «Родные города». Программной дирекцией выступил Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка».

11 Декабря 2019

Беседовала:

Елизавета Анохина
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.
Курортная история
Про участок в Геленджике, планы развития которого начались в 2005 году и пришли к завершению только сейчас, миновав стадии многоквартирного дома среднего, затем большого размера и наконец воплотившись в таунхаусы со скатными кровлями.
Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.