Роб Роеф: OPEN BIM как способ взаимодействия

Что такое OPEN BIM? Чем отличается от BIM? Зачем нужны открытые форматы, и как они помогают в проектировании? На эти вопросы в разговоре про открытое проектирование ответил Роб Роеф, посол OPEN BIM, участник международного альянса buildingSMART.

Беседовала:
Мария Трошина

mainImg
Архи.ру: 
Информационное моделирование зданий, известное как BIM в последнее время становится неотъемлемой частью работы архитектора. В России перед участниками строительной отрасли стоит задача полностью перейти к системе управления жизненным циклом объектов путем внедрения BIM-технологий. Все чаще мы слышим про OPEN BIM. Он продвигается на международном уровне, в частности организациями, которые вы представляете, а именно: buildingSMART, компаний-разработчиков Nemetschek Group, GRAPHISOFT. Не могли бы вы рассказать, что такое OPEN BIM, и зачем он нужен?

Роб Роеф: Для того чтобы объяснить, что такое OPEN BIM, необходимо в первую очередь понять, что такое BIM. С развитием высокотехнологичных производств строительных материалов и усложнением строительных технологий, увеличением требований к зданиям возникла необходимость перехода к новым стандартам проектирования, позволяющим оперативно обмениваться информацией между разными специалистами, задействованными в процессе создания зданий. То есть BIM – это ответ на вызовы времени и необходимость. Он представляет собой цифровое представление (цифровую модель) физических и функциональных характеристик объекта и содержит различные виды информации, такие как 2D – чертежи, списки, тексты, 3D – изображения, анимацию, а также элементы времени (4D) и стоимости (5D), и так далее. BIM работает не только во время проектирования, он будет служить надежной основой для любого решения, принятого в течение жизненного цикла конструкции.
Роб Роеф – участник международного альянса buildingSMART и идеолог концепции OPEN BIM, специальный гость российского отраслевого форума «День инноваций – 2019»
GRAPHISOFT®
Информационное моделирование обеспечивает двустороннюю связь между участниками проектирования и призвано обеспечить в будущем положительный экономический эффект
GRAPHISOFT®

Ни для кого не секрет, что в процессе проектирования задействованы различные специалисты, работающие с разными инструментами и программами. Немаловажная часть процесса – обмен данными, а следовательно, важна интероперабельность между программами: когда данные передаются без потерь от одного специалиста к другому.
zooming

OPEN BIM – логичный способ взаимодействия друг с другом. Открытые форматы позволяют передавать информацию вне зависимости от того, каким программным обеспечением пользуются специалисты. То есть OPEN BIM позволяет работать вместе. На сегодняшний день существует пять открытых форматов, разрабатываемых buildingSMART (в том числе и IFC), позволяющих передавать информацию без ограничений, и эти инструменты постоянно совершенствуются.

Насколько я понимаю, во внедрении OPEN BIM заинтересованы многие производители ПО…

Собственно в состав организации buildingSMART, занятой внедрением и продвижением открытых форматов, входят крупнейшие вендоры и международные компании – среди них AUTODESK, ARUP, Nemetschek Group (в состав концерна входит GRAPHISOFT), Lafarge Holcim и другие. Как видим, состав участников говорит сам за себя – такие крупнейшие инфраструктурные компании как французские железные дороги SNCF, Амстердамский аэропорт Schiphol, итальянские железные дороги RFI, входящие в buildingSMART, заинтересованы в том, чтобы открытый формат развивался. И это не случайно, так как для инфраструктурных проектов важен жизненный цикл здания и технологии, которые необходимо закладывать в проект, а затем эксплуатировать и контролировать – к примеру, автоматизированные системы. Все участники организации инвестируют в развитие новых технологий и развитие открытых форматов. В своем выступлении на недавней конференции buildingSMART представитель Схипхола, амстердамского аэропорта, заявил о необходимости открытого подхода к эксплуатации зданий.
Логотип организации buildingSMART
GRAPHISOFT®

В организации существует технический отдел разработки стандартов, который совершенствует открытые форматы, и GRAPHISOFT, как один из наиболее активных разработчиков IFC, вовлечен именно в эту работу. Сейчас как раз идет процесс сертификации ISO формата IFC4 – более продвинутого инструмента обмена информацией.

Как вы сами были вовлечены в развитие OPEN BIM?

Я по специальности гражданский инженер и начал работу в начале 1990-х с Autocad. Тогда же я занимался развитием программного обеспечения. Затем я сменил компанию, и на новом месте использовалось другое ПО. Я работал и с ARCHICAD и с Tekla. Уже тогда я задумался над тем, как обмениваться данными без потери информации. В это же время, в 1990-х, появился формат IFC, и я понял, что за ним будущее. Информация должна передаваться, и OPEN BIM – возможность передавать информацию, он способен стереть границы и сделать процессы в строительной индустрии более прозрачными.

Для меня нет разницы между OPEN BIM и BIM. Я считаю, что OPEN BIM – единственный логичный путь для развития информационного моделирования (BIM) в целом. Невозможно разрабатывать здание, используя лишь одну программу. И даже пакетные предложения не способны решить все проблемы во время проектирования. Мы хотим строить быстрее, дешевле, создавать здания более дружественными к окружающей среде. BIM необходим для всех: заказчику, чтобы оптимизировать расходы и дальнейшую эксплуатацию, архитектору – чтобы сотрудничать со смежниками. И OPEN BIM – решение, позволяющее работать в удобных вам программах, передавая релевантную информацию.

С тех пор как вы начали работать, многое изменилось. Какова сейчас ситуация в Нидерландах с OPEN BIM?

В Нидерландах существует огромная поддержка открытого информационного моделирования со стороны различных организаций. Государственные проекты должны разрабатываться обязательно с использованием BIM, но и в частной практике BIM используется достаточно широко и поддерживается нидерландским союзом архитекторов Bundes BNA в Амстердаме. У нас в стране трепетно относятся к окружающей среде. Сегодня, когда на повестке дня стоит вопрос об экологии строительства, есть понимание того, что сборное строительство – наиболее адекватный ответ на вызов времени. И производство в цеху элементов, из которых на месте будет собран дом, должно быть сверхточным. Поэтому архитектор должен иметь связь с производством, и в этом случае необходимость BIM очевидна.

Мы имеем замечательный опыт работы над различными проектами. Приведу пример из недавней практики проектирования и строительства. Амстердамское бюро Mulleners and Mulleners разработало концепцию коттеджного поселка Buyten в небольшом местечке Амерсфурт: каждый из 55 домов в нем имеет собственный дизайн, «заточенный» под заказчика. И это стало настоящим вызовом. Проектную документацию выполняло бюро MAD Modeling and Design. Партнеры были выбраны на ранней стадии проектирования. В общей сложности в процессе участвовали 18 компаний – каждая из которых работала в различных программах, таких как ARCHICAD, Solibri, BIMx, Revit, Tekla, Allplan.
Проект коттеджного поселка в Амерсфурте. Mulleners and Mulleners/ MAD Modeling and Design Скриншот проекта из ARCHICAD
GRAPHISOFT®

Они использовали также IFC формат для передачи данных и связи моделей и BCF формат для документирования рабочих процессов. Сборные конструкции, трубы, окна – все было сделано по индивидуальным чертежам и собрано в кратчайшие сроки. По словам архитекторов, рабочий процесс превратился не только в обмен данными, это был процесс взаимного обучения, очень полезный для приобретения новых навыков.
Проект коттеджного поселка в Амерсфурте. Mulleners and Mulleners/ MAD Modeling and Design Проект в мобильном приложении BIMx® GRAPHISOFT
GRAPHISOFT®
Проект коттеджного поселка в Амерсфурте. Mulleners and Mulleners/ MAD Modeling and Design
GRAPHISOFT®

«В будущем BIM станет естественным методом совместной работы и я думаю, термин BIM как таковой исчезнет», – Пауль Руднат, Van Omme & De Groot, девелопер коттеджного поселка. 
Ролик об OPEN BIM в проектировании коттеджного поселка в Амерсфурте:


Вы также занимаетесь продвижением открытых форматов и на международном уровне. Каковы успехи в этой области?

Во-первых, я должен отметить, что на меня произвели впечатление российские проекты, которые были представлены на прошедшем отраслевом форуме «День инноваций». В частности работы ТПО «Прайд». Компания создает сложные объекты, основываясь на принципах OPEN BIM, такие как Центр гимнастики. В Европе столь масштабные проекты не часто случаются, но это вопрос масштабов в принципе: в Москве живет больше людей, чем во всей Голландии, и наши архитекторы более специализированы – кто-то делает концепцию, а кто-то рабочую документацию. Чем сложнее объект, тем больше возрастает необходимость в BIM.

Из последних громких проектов я хотел бы отметить проект итальянской компании Minnucci Associati – центральный вокзал в Неаполе. Этот проект стал победителем международного конкурса, проводимого buildingSMART, в номинации «Эксплуатация и техническое обслуживание с использованием открытых технологий».

Итальянское бюро использует ARCHICAD с самого начала своего перехода с бумаги на цифровое проектирование, с 1999 года. На основе технологии OPEN BIM в рамках проекта расширения станции в Неаполе архитекторы создали «модель-близнец» – трехмерную модель, которая включает в себя все 5 зданий станции и прилегающие районы. Общая площадь проекта – 400 тысяч квадратных метров. Виртуальная модель была построена на основе лазерного сканирования существующих построек и облако точек из модели занимало в общей сложности более 380 гигабайт. Затем архитекторы спроектировали оборудование, позволяющее поддерживать и планировать управление всего комплекса – это более 12 500 объектов технического обслуживания, информация о которых хранится в этой модели и связана с контролем процессов через использование процедур и методологий BIM. Для Италии это большой прорыв. И прекрасный пример того, какого уровня сложности могут быть проекты, выполненные с применением формата IFC.
Проект центрального вокзала в Неаполе. Minnucci Associati srl.
GRAPHISOFT®


Судя по таким сложным проектам, каждое бюро должно иметь своего BIM менеджера, чтобы собирать информацию…

Это не совсем так. Вернее, совсем не так. Сбор информационной модели – это не такой сложный процесс, как может показаться. Архитектор с самого начала представляет себе здание – как оно должно выглядеть и работать, а BIM это лишь инструмент, позволяющий делать процессы создания и проектирования более прозрачными и ясными.

Правда в том, что роль архитектора меняется. Появляются узкоспециализированные специалисты, например, по параметрическому дизайну. Архитектору нужно приобретать новые знания и навыки, чтобы быть более конкурентоспособным. Необязательно иметь в компании BIM-менеджера, чтобы работать с открытыми форматами. Для проектировщиков разработано достаточно короткое описание того, как это делать. Мы называем его «Библией IFC». Она переведена на разные языки. Если выполнять несложные пункты этой инструкции по передаче данных, выполнять функции BIM-менеджера может и архитектор, обладающий необходимыми знаниями и глубоко погрузившийся в возможности программы.

В Нидерландах специалисту, чтобы найти ее, достаточно зайти на сайт BIMLoket, стимулирующий внедрение BIM в голландском строительном секторе и освещающий использование открытых стандартов BIM. Сегодня мои коллеги ведут работу по переводу этой инструкции на русский язык, и, как показывают российские проекты, созданные с применением открытых форматов, процесс их освоения у вас в стране идет полным ходом. Не надо бояться BIM-проектирования, за ним будущее, а OPEN BIM – это единственный способ и путь для BIM.
 

17 Декабря 2018

Беседовала:

Мария Трошина

Поставщики, технологии

comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Сделано в ARCHICAD: концертный зал «Зарядье»
Владимир Плоткин и Александр Пономарев – о программном обеспечении, использованном на разных стадиях проектирования и моделирования знаменитого концертного зала.

Сейчас на главной

Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: Мы учились у Пиранези и Палладио
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Высотные фантазии
Публикуем проекты победителей и финалистов очередного конкурса eVolo Skyscraper Competition: уже в 15-й раз участники поражают наше воображение невероятными проектами небоскребов.
Четыре интерьера
Сейчас, когда кафе, салоны и многие магазины, увы, закрыты, мы подобрали несколько свежих интерьеров из Перми, Минска и Челябинска. Все они завершены осенью 2019 года и почти не успели поработать до начала пандемии.
Пресса: Московская династия: Ассы
История семьи архитектора, художника, основателя Архитектурной школы МАРШ Евгения Асса похожа на захватывающий роман. Евгения Гершкович поговорила с Евгением Викторовичем и его сыном Кириллом о судьбе их дедов и прадедов и о том, как их династия выстроилась в уже три поколения архитекторов.
Гаражный заговор
Публикуем главу из книги «Гараж» художницы Оливии Эрлангер и архитектора Луиса Ортеги Говели о «гаражной мифологии» и происхождении этого типа постройки. Книга выпущена Strelka Press совместно с музеем современного искусства «Гараж».