Сделано в ARCHICAD: концертный зал «Зарядье»

Владимир Плоткин и Александр Пономарев – о программном обеспечении, использованном на разных стадиях проектирования и моделирования знаменитого концертного зала.

17 Апреля 2020
Технологии Партнерский материал
mainImg
Компaния:
представительство компании GRAPHISOFT  на Архи.ру
0 Московский концертный зал «Зарядье», расположившийся в одноименном природно-ландшафтном парке, – это уникальный проект и одна из лучших концертных площадок мира.
zooming
Московский концертный зал «Зарядье»
© ТПО «Резерв»

Зал торжественно открылся в 2018 году, в День города. В 2016-м он получил Премию Архсовета Москвы в номинации «Лучшее архитектурно-градостроительное решение объекта общественного назначения», а в 2019-м вошел в шорт-лист премии международного фестиваля WAF (World Architecture Festival).

Над проектом парка «Зарядье» работало бюро Diller Scofidio + Renfro (DS+R) из Нью-Йорка, а концертный зал был полностью спроектирован отечественными специалистами под руководством главного архитектора ТПО «Резерв» Владимира Плоткина и главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова. Акустикой проекта занимался специалист мирового уровня Ясухиса Тойота (Yasuhisa Toyota), неоценимый творческий вклад в проект концертного зала внес российский дирижер Валерий Гергиев.

zooming

«Мы в целом активно используем новейшие программные продукты, стараемся быть в авангарде в этой области. Для меня лично, для моей практики как архитектора это всегда было актуально. Я всегда старался использовать последние программные решения, начиная с 2000-х, когда эти продукты только стали появляться на рынке.

Сейчас же все проекты, которые я так или иначе лично курирую, делаются на абсолютном пике технологий, которые доступны на данный момент. И это дает свои плоды – московский Дворец художественной гимнастики сейчас красуется на обложке последней версии ArchiCAD.

И применение новых технологий оправдывает себя. Когда мы работали над концертным залом в «Зарядье», даже наши американские коллеги признавали, что это один из самых технологически сложных проектов в их практике. Реализовать концертный зал, который расположен под парком и стеклянной корой, мало кому доводилось. Естественно, без передовых технологических возможностей это практически невозможно.
zooming
Концептуальные эскизы
Слева эскиз Владимира Плоткина, справа эскиз Сергея Кузнецова

Если оторваться от реальности, то реализовать можно многое. Но в итоге все сводится к тому, как именно тот или иной проект будет претворяться в жизнь. BIM-технологии позволяют рассмотреть не только возможность реализации, но и следить за сроками, затратами, самыми разнообразными технологическими вопросами – вплоть до монтажа, ревизии и обслуживания. Работать без BIM-технологий возможно, но именно они позволяют решить вопросы сроков и стоимости».
***
Авторы концертного зала «Зарядье» рассказали о деталях работы над проектом, который стал самым масштабным в практике ТПО «Резерв» и выполнялся в привычной для бюро программной среде.
Московское ТПО «Резерв» одним из первых стало активно использовать ARCHICAD в архитектурной практике.

zooming

«Компании сейчас 32 года, и 25 из них – с ARCHICAD, – рассказывает Владимир Плоткин. – Он незаменим, ничего лучше я не знаю. Архитекторы быстро к нему адаптируются, он хорошо ложится на пространственное мышление».

Внешнее архитектурное решение: стеклянная «кора»
Наружные архитектурные решения в первую очередь подчинялись местоположению концертного зала: он должен был разместиться в искусственно созданном холме на территории парка, вписаться в ландшафт и стать его органичной частью.
zooming
Московский концертный зал «Зарядье». Вид на вход в здание.
Фотография: © А. Народицкий

Здание зала словно накрыто холмом, а холм – светопрозрачной стеклянной «корой» с солнечными батареями, предложенной бюро DS+R еще на этапе конкурса в 2013 году. Под «корой» создан особый микроклимат, высажены деревья и травянистые растения. В пространстве комплекса расположены зона для прогулок посетителей парка и амфитеатр на 1500 мест.
  • zooming
    1 / 4
    Концертный зал «Зарядье». Разрез
    © ТПО «Резерв»
  • zooming
    2 / 4
    Концертный зал «Зарядье». Разрез
    © ТПО «Резерв»
  • zooming
    3 / 4
    Концертный зал «Зарядье». Схемы разрезов
    © ТПО «Резерв»
  • zooming
    4 / 4
    Концертный зал «Зарядье». Восточный фасад
    © ТПО «Резерв»

«Главный аттрактивный элемент – “кора” – это одновременно и часть парка, и вторая крыша комплекса. Проектировали кровлю и создавали ее геометрию мы. Стеклянная “кора”, а там нет ни одного повторяющегося элемента, проектировалась в ARCHICAD», комментирует Владимир Плоткин.
zooming
Фойе концертного зала «Зарядье»
Фотография: © А. Народицкий

Работа над «корой» шла в сотрудничестве с американскими коллегами и немецкой компанией Transsolar, отвечавшей за микроклимат под стеклянной крышей. И, несмотря на то что в процессе работы над проектом изменилась форма «коры», а вход разместился с другой стороны, в бюро DS+R с одобрением встретили обновленную концепцию. Чтобы воздух циркулировал определенным образом, параметры «коры» корректировались в соответствии с расчетами инженеров из Германии. «Недопонимания не возникало, общение было дружественным», – замечает главный архитектор ТПО «Резерв».

Внутреннее архитектурное решение: фойе и Большой зал
Общая площадь комплекса составляет почти 24 тысячи квадратных метров. Помимо крыши-«коры», концертный зал и парк связывает фойе – высокое, светлое, воздушное.
zooming
Фойе концертного зала «Зарядье»
Фотография: © А. Народицкий

«Зона фойе сделана максимально прозрачной – находясь на улице, можно наблюдать жизнь, которая идет внутри здания. Главная идея была в том, чтобы пластика интерьера работала на пластику фасада. Так и получилось. Даже уклон пола в фойе следует рельефу улицы: есть перепад порядка метра или полутора», – поясняет Владимир Плоткин. А пол фойе выложен той же плиткой шестиугольной формы, что и в самом парке «Зарядье».
zooming
Большой зал концертного зала «Зарядье»
Фотография: © А. Народицкий

В здании четыре наземных и два подземных этажа, два зала: Большой на 1600 мест и Малый на 400, плюс комплекс артистических помещений.

Большой зал должен одновременно отвечать нескольким требованиям: не только иметь прекрасную акустику для концертов классической музыки, но и быть в состоянии принимать современные проекты различных жанров. «В акустическом зале поверхности в зоне сцены должны быть отражающими, плотными, должен быть потолок. В театральном зале – наоборот: здесь находится сценическая коробка с механизмами для смены декораций», – объясняет главный архитектор проекта Большого зала Александр Пономарев. В итоге были найдены решения, позволяющие адаптировать сценическое пространство к любому жанру.
zooming
Большой зал концертного зала «Зарядье»
Фотография: © А. Народицкий

Кроме решений, связанных с потолком, важным элементом многожанрового зала является нижняя механизация. Благодаря уникальному инженерному оснащению всего за 40 минут партер в Большом зале складывается, превращаясь в ровный пол. Оркестровая яма имеет три положения: может подниматься в плоскость партера и в плоскость сцены, а за сценой есть блитчеры – выкатные трибуны, способные складываться, расширяя ее пространство.
  • zooming
    1 / 3
    Большой зал концертного зала «Зарядье»
    Фотография: © А. Народицкий
  • zooming
    2 / 3
    Большой зал концертного зала «Зарядье»
    Фотография: © А. Народицкий
  • zooming
    3 / 3
    Большой зал концертного зала «Зарядье», вид зала с полным использованием мест в партере
    Фотография: © А. Народицкий

Все эти трансформации были визуализированы средствами ARCHICAD в модели зала.

«Чтобы показать разные фазы трансформаций, мы пользовались комбинациями слоев. Большой плюс ARCHICAD – в его гибкости», отмечает Александр Пономарев.

Он также обращает внимание, что при проектировании зала активно использовалась программа Rhino: «Эскизы и рабочее проектирование выполнялись в ARCHICAD. А криволинейные поверхности – зал построен на плавных биоморфных текучих формах – моделировали в Rhino и затем импортировали. То есть оболочка зала, которую мы сейчас видим, была смоделирована в Rhino. Монолит, стенки, фермы спроектированы в ARCHICAD. Тестовое моделирование акустики проходило в Rhino – это было требование Ясухисы Тойоты и Nagata Acoustics».

Интересно, что в первоначальном варианте проекта задняя стенка Большого зала была полностью стеклянной: так зрители могли видеть Москву, а посетители парка – наблюдать за происходящим внутри. Но потом от авангардного решения решено было отказаться – стекло нарушало акустику зала.

Так за сценой вместо прозрачного окна появился медиа-экран, а вместо стеклянной стены был установлен гигантский – крупнейший в Европе – орган, спроектированный французской органной фирмой Muhleisen специально для Большого зала с учетом всех необходимых параметров: объема, акустики и архитектуры.

Изготовление и сборка органа заняли два года, еще полгода понадобится для его настройки, – это всего на год меньше, чем проектировался и строился сам концертный зал!

Командная работа
По словам Владимира Плоткина, над проектом в ARCHICAD Teamwork работали 20 человек. Архитектурная команда была разбита на четыре группы: одна занималась оболочкой комплекса, «корой»; другая – фасадом; третья – проектированием здания, его интерьеров и технологий; четвертая – залом и сопутствующей механизацией.

Несущие системы выполнялись в собственном программном обеспечении в Новосибирске: оттуда присылали модель, которая интегрировалась в ARCHICAD.
zooming
Анализ видимости c помощью Grasshopper
© ТПО «Резерв»

Алгоритмический дизайн
На этапе отделки зала команда задействовала программу Grasshopper. В этой среде был смоделирован максимально рандомный, неповторяющийся микрорельеф стенок зала, который требовали специалисты по акустике. Он представлял собой плашки-«тоблерончики» – выдающиеся вперед треугольники разной ширины – из красного дерева. Все плашки разной формы, и их последовательность не повторяется в отделке: «Вносить изменения в раскладку вручную – невероятно трудная задача. Мы все это алгоритмизировали и успевали в срок выдавать изменения, вносимые акустиками, – рассказывает Александр Пономарев. – Затем передавали в Rhino и отправляли на производство чертежи, по которым робот вырезал плашки».
zooming
Анализ видимости c помощью Grasshopper
© ТПО «Резерв»

С помощью Grasshopper проектировщики анализировали видимость из зала: все сиденья импортировались в Grasshopper из ARCHICAD, над каждым ставилась точка обзора и простраивались лучи видимости на сцену. «Так мы получали превышение над впередисидящим и понимали, где поменять уклон, чтобы улучшить видимость. Если в ARCHICAD что-то менялось, снова импортировали в Grasshopper и еще раз всё проверяли».
  • zooming
    1 / 4
    Отделка стен большого зала
    Фотография: © И. Иванов
  • zooming
    2 / 4
    Концертный зал «Зарядье». Акустическая отделка Большого зала, выполненная в Rhino-Grasshopper и импортированная в ARCHICAD
    © ТПО «Резерв»
  • zooming
    3 / 4
    Концертный зал «Зарядье». Акустическая отделка Большого зала, выполненная в Rhino-Grasshopper и импортированная в ARCHICAD
    © ТПО «Резерв»
  • zooming
    4 / 4
    Концертный зал «Зарядье». Акустическая отделка Большого зала, выполненная в Rhino-Grasshopper и импортированная в ARCHICAD
    © ТПО «Резерв»

Сложность и срочность
Вся работа – и проектирование, и строительство – заняла всего три с половиной года. Для сравнения: Сиднейский оперный театр строился 14 лет, Эльбская филармония в Гамбурге – десять.

«Когда начинали строить, не было начерчено ни одной эскизной линии. В январе 2015 года начали копать, даже не зная точно, где копать, – говорит Владимир Плоткин. – Фасады с “корой” были сделаны уже к сентябрю 2017-го. Через год в таких же бешеных темпах сдавали зал».

Несмотря на колоссальные объемы работы и сжатые сроки, ошибка в расчетах случилась лишь однажды. Для поддержания микроклимата требовалось разместить в составе «коры» стеклянные открывающиеся экраны. За полторы недели до сдачи фасадов в приемку оказалось, что экраны не подходят по размеру. Тем не менее, «подрядчик среагировал быстро – металл подрезали, а стекло перезаказали. Успели уложиться в срок».
***
О GRAPHISOFT
Компания GRAPHISOFT® в 1984 году совершила BIM революцию, разработав ARCHICAD® – первое в индустрии САПР BIM-решение для архитекторов. GRAPHISOFT продолжает лидировать на рынке архитектурного программного обеспечения, создавая такие инновационные продукты, как BIMcloud™ – первое в мире решение, направленное на организацию совместного BIM-проектирования в режиме реального времени, EcoDesigner™ – первое в мире полностью интегрированное приложение, предназначенное для энергетического моделирования и оценки энергоэффективности зданий, и BIMx® – лидирующее мобильное приложение для демонстрации и презентации BIM-моделей. С 2007 года компания GRAPHISOFT входит в состав концерна Nemetschek Group.

Поставщики, технологии

17 Апреля 2020

comments powered by HyperComments
GRAPHISOFT : другие статьи и новости
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Зимняя школа GRAPHISOFT 2020. BIM: продвинутый уровень – Последние...
Компания GRAPHISOFT, ведущий разработчик BIM-решений для архитекторов, и Московская архитектурная школа (МАРШ) объявляют о начале регистрации на интенсивный курс «Зимняя школа GRAPHISOFT 2020. BIM: продвинутый уровень».
Технологии и материалы
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
BTicino: сделано в Италии
Компания BTicino, итальянский бренд Группы Legrand, пересмотрела подход к электрике дома и сделала из розеток и выключателей функциональные произведения искусства.
Элегантность, неподвластная времени
Резиденция «Вишневый сад» на территории киноконцерна «Мосфильм», с вишневым садом во дворе и парком вокруг – это чистый этюд из стекла, камня и клинкерного кирпича. Архитектура простых объемов открыта в природу, а клинкер придает ансамблю вневременность.
Топовые BIM-модели Cersanit для интерьера ванной под ключ
BIM-технологии позволяют проектировщикам не только создавать 3D картинку, но и разрабатывать целую базу данных, где будет храниться вся информация об объекте с детальными характеристиками. Виртуальная копия здания хранит всю информацию об изменениях на каждом этапе, помогает поддерживать высокую производительность работы, сокращает время на пересчёт, позволяет детально проработать параметры и размеры блоков.
Золото на голубом – новое прочтение
В постиндустриальном районе Милана завершается строительство делового кластера The Sign. Комплекс станет функциональной и визуальной доминантой района – в нем разместятся множество деловых и общественных зон, а его сияющие золотыми фрагментами фасады будут привлекать внимание издалека. Золото на фасаде – панели ALUCOBOND® naturAL Gold от компании 3A Composites.
Многоликий габион
У габионов Zabor Modern, помимо эффектного внешнего вида, есть неочевидное преимущество: этот тип ограждения не требует фундаментных работ, благодаря чему устанавливать его можно даже там, где другой забор не пройдет по нормам. Кроме того, конструкция подходит и для ландшафтных решений.
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Долина Муми-троллей
Компания «Новые Горизонты» представила тематические площадки, созданные по мотивам знаменитых историй Туве Янссон и при участии законных правообладателей: голубая башня, палатка, бревно-тоннель и другие чудеса Муми-Долины.
Секреты городского пейзажа
В творчестве известного архитектора-неоклассика Михаила Филиппова мансардные окна VELUX используются практически во всех проектах, начиная с его собственной квартиры и мастерской и заканчивая монументальными ансамблями в центре Москвы и Тюмени. Об умном применении мансардных окон и их связи с силуэтом городских крыш мастер дал развернутый комментарий порталу archi.ru.
Сейчас на главной
Энергетика эксприматики
Павильон, реализованный по проекту Сергея Чобана на всемирной ЭКСПО 2020 в Дубае, – яркое и цельное архитектурное высказывание, образность которого восходит к авангардным графическим экспериментам Якова Чернихова, но допускает множество трактовок. Павильон похож и на купольный храм, и на кружащуюся «Планету Россия», и на голову матрешки. Тем более что внутри, в ядре экспозиции – мозг. Внимательно рассматриваем и трактовки, и нюансы реализации.
Ответ домашнему офису
Новое здание фармацевтического концерна Roche по проекту бюро Christ & Gantenbein предлагает сотрудникам альтернативу цифровой среде и работе на дому.
Город, дружелюбный к детям
Вместе с организаторами и кураторами фестиваля «Детская Платформа», который прошел в Нальчике, разбираемся, как привить детям чувство причастности к городу, какие практики позволят вовлечь их в городские процессы и почему важно учить детей работать с материалами.
Линия сердца
Проект-победитель конкурса Малых городов помогает связать скверы и парки Можги, сделать транзитные территории более безопасными и насытить центр города новыми сценариями и объектами – например, многофункциональным центром «Гаражи»
Белее белого
Публикуем последние четыре работы, вошедшие в короткий список конкурса на жилую застройку поселка Соловецкий: DNK.ag, .ket, «План Б» и АБ «Белое».
Ток и торф
Проект-победитель конкурса Малых городов от бюро SOTA: спокойный парк вокруг Стахановского озера в подмосковном Электрогорске
Толерантная эстетика терраформирования
Всемирная выставка – гигантское мероприятие, ему сложно дать какое-то одно определение и охватить одним взглядом. Тем более – такая амбициозная и претендующая на рекорды, которая, несмотря на превратности пандемии, открыта сейчас в Дубае. Не претендуя на универсальность, делаем попытку рассмотреть экспо 2020, где за эффектными крыльями «звездных» архитекторов и восторгом от исследований Космоса проступают приметы эстетической толерантности девелоперского проекта.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Вход в горы
Смотровая площадка в Пермском природном парке привлекает внимание к природным достопримечательностям края и готовит путешественников к восхождению на скальный массив.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Две стихии
Еще один проект-победитель конкурса Малых городов от Аб «Вещь!», на этот раз для солнечного Ахтубинска: благоустройство, вдохновленное стихиями воды и воздуха, а также фотогеничный памятник досаждающей мошке.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
180 человек одних партнеров
Крупнейшим акционером Foster + Partners стала частная канадская инвестиционная фирма. Финансовое вливание позволит архитектурному бюро развиваться дальше, в том числе расширять число партнеров и обеспечивать их преемственность.
Северный Версаль
На берегу величественной реки Вычегды, в живописном месте, в шести километрах от центра столицы Республики Коми Сыктывкара известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов спроектировал город Югыд-Чой в традиционной эстетике, ориентированной на центр Санкт-Петербурга. Заказчик Елена Соболева, глава ООО «Фонд жилищного строительства г. Сыктывкара», видит свою миссию в том, чтобы Югыд-Чой стал визитной карточкой республики.
Променад на тракте
Проект-победитель конкурса Малых городов для Клина: длинный променад с точками притяжения, смотровыми площадками и всесезонно активными пространствами.
Школа особого режима
Престижная Амстердамская британская школа заняла бывший комплекс тюрьмы конца XIX века. Авторы проекта реконструкции – Atelier PRO.
Дача от архитектора
Дом.рф подводит промежуточные итоги конкурса на лучшие типовые проекты с использованием деревянных конструкций. Публикуем некоторые из проектов-победителей первой номинации конкурса, благодаря которой уже в следующем году любой желающий сможет построить загородный дом по проекту от мастерской Тотана Кузембаева и десятка других талантливых бюро.
Соль земли
Проект-победитель конкурса Малых городов для Усолья от АБ «Вещь!»: восстановление планировочной структуры посадской части и деликатное включение объектов благоустройства по соседству с памятниками строгановского барокко.
Сарай, огород и очаг
Ищем национальную идею российской архитектуры среди проектов финалистов конкурса на разработку многоквартирного жилья для поселка Соловецкий. В первом выпуске: Мастерская деревянной архитектуры Евгения Макаренко + NORMA, Александр Бродский и бюро Katarsis.
Нет плохой погоды
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает для сибирского города Мегион всесезонный парк и необычные элементы благоустройства, отвечающие суровому климату: источники витамина D, укрытия от холода и непогоды и преобразователи ветра.
Искусство света и цвета
Искусствовед Ольга Колганова – об одном из экспонатов выставки «Электрификация. 100 лет плану ГОЭЛРО», Светопамятнике Григория Гидони.
Истинное Зодчество: лауреаты 2021
Хрустальный Дедал достался Николаю Шумакову, президенту САР и СМА и главному архитектору Метрогипространса, за станции БКЛ Авиамоторная, Лефортово, Электрозаводская. Премию Татлин решили не присуждать.
Что есть истина
В Гостином дворе открылся 29 по счету фестиваль «Зодчество». Ярче всего, на наш взгляд, на этот раз выступили стенды регионов, которых не 8, как в прошлом году, а 16. А где истина, мы знаем и так.