Сделано в ARCHICAD: концертный зал «Зарядье»

Владимир Плоткин и Александр Пономарев – о программном обеспечении, использованном на разных стадиях проектирования и моделирования знаменитого концертного зала.

17 Апреля 2020
Технологии Партнерский материал
mainImg
Компaния:
представительство компании GRAPHISOFT  на Архи.ру
Московский концертный зал «Зарядье», расположившийся в одноименном природно-ландшафтном парке, – это уникальный проект и одна из лучших концертных площадок мира.
zooming
Московский концертный зал «Зарядье»
© ТПО «Резерв»

Зал торжественно открылся в 2018 году, в День города. В 2016-м он получил Премию Архсовета Москвы в номинации «Лучшее архитектурно-градостроительное решение объекта общественного назначения», а в 2019-м вошел в шорт-лист премии международного фестиваля WAF (World Architecture Festival).

Над проектом парка «Зарядье» работало бюро Diller Scofidio + Renfro (DS+R) из Нью-Йорка, а концертный зал был полностью спроектирован отечественными специалистами под руководством главного архитектора ТПО «Резерв» Владимира Плоткина и главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова. Акустикой проекта занимался специалист мирового уровня Ясухиса Тойота (Yasuhisa Toyota), неоценимый творческий вклад в проект концертного зала внес российский дирижер Валерий Гергиев.

zooming

«Мы в целом активно используем новейшие программные продукты, стараемся быть в авангарде в этой области. Для меня лично, для моей практики как архитектора это всегда было актуально. Я всегда старался использовать последние программные решения, начиная с 2000-х, когда эти продукты только стали появляться на рынке.

Сейчас же все проекты, которые я так или иначе лично курирую, делаются на абсолютном пике технологий, которые доступны на данный момент. И это дает свои плоды – московский Дворец художественной гимнастики сейчас красуется на обложке последней версии ArchiCAD.

И применение новых технологий оправдывает себя. Когда мы работали над концертным залом в «Зарядье», даже наши американские коллеги признавали, что это один из самых технологически сложных проектов в их практике. Реализовать концертный зал, который расположен под парком и стеклянной корой, мало кому доводилось. Естественно, без передовых технологических возможностей это практически невозможно.
zooming
Концептуальные эскизы
Слева эскиз Владимира Плоткина, справа эскиз Сергея Кузнецова

Если оторваться от реальности, то реализовать можно многое. Но в итоге все сводится к тому, как именно тот или иной проект будет претворяться в жизнь. BIM-технологии позволяют рассмотреть не только возможность реализации, но и следить за сроками, затратами, самыми разнообразными технологическими вопросами – вплоть до монтажа, ревизии и обслуживания. Работать без BIM-технологий возможно, но именно они позволяют решить вопросы сроков и стоимости».
***
Авторы концертного зала «Зарядье» рассказали о деталях работы над проектом, который стал самым масштабным в практике ТПО «Резерв» и выполнялся в привычной для бюро программной среде.
Московское ТПО «Резерв» одним из первых стало активно использовать ARCHICAD в архитектурной практике.

zooming

«Компании сейчас 32 года, и 25 из них – с ARCHICAD, – рассказывает Владимир Плоткин. – Он незаменим, ничего лучше я не знаю. Архитекторы быстро к нему адаптируются, он хорошо ложится на пространственное мышление».

Внешнее архитектурное решение: стеклянная «кора»
Наружные архитектурные решения в первую очередь подчинялись местоположению концертного зала: он должен был разместиться в искусственно созданном холме на территории парка, вписаться в ландшафт и стать его органичной частью.
zooming
Московский концертный зал «Зарядье». Вид на вход в здание.
Фотография: © А. Народицкий

Здание зала словно накрыто холмом, а холм – светопрозрачной стеклянной «корой» с солнечными батареями, предложенной бюро DS+R еще на этапе конкурса в 2013 году. Под «корой» создан особый микроклимат, высажены деревья и травянистые растения. В пространстве комплекса расположены зона для прогулок посетителей парка и амфитеатр на 1500 мест.
  • zooming
    1 / 4
    Концертный зал «Зарядье». Разрез
    © ТПО «Резерв»
  • zooming
    2 / 4
    Концертный зал «Зарядье». Разрез
    © ТПО «Резерв»
  • zooming
    3 / 4
    Концертный зал «Зарядье». Схемы разрезов
    © ТПО «Резерв»
  • zooming
    4 / 4
    Концертный зал «Зарядье». Восточный фасад
    © ТПО «Резерв»

«Главный аттрактивный элемент – “кора” – это одновременно и часть парка, и вторая крыша комплекса. Проектировали кровлю и создавали ее геометрию мы. Стеклянная “кора”, а там нет ни одного повторяющегося элемента, проектировалась в ARCHICAD», комментирует Владимир Плоткин.
zooming
Фойе концертного зала «Зарядье»
Фотография: © А. Народицкий

Работа над «корой» шла в сотрудничестве с американскими коллегами и немецкой компанией Transsolar, отвечавшей за микроклимат под стеклянной крышей. И, несмотря на то что в процессе работы над проектом изменилась форма «коры», а вход разместился с другой стороны, в бюро DS+R с одобрением встретили обновленную концепцию. Чтобы воздух циркулировал определенным образом, параметры «коры» корректировались в соответствии с расчетами инженеров из Германии. «Недопонимания не возникало, общение было дружественным», – замечает главный архитектор ТПО «Резерв».

Внутреннее архитектурное решение: фойе и Большой зал
Общая площадь комплекса составляет почти 24 тысячи квадратных метров. Помимо крыши-«коры», концертный зал и парк связывает фойе – высокое, светлое, воздушное.
zooming
Фойе концертного зала «Зарядье»
Фотография: © А. Народицкий

«Зона фойе сделана максимально прозрачной – находясь на улице, можно наблюдать жизнь, которая идет внутри здания. Главная идея была в том, чтобы пластика интерьера работала на пластику фасада. Так и получилось. Даже уклон пола в фойе следует рельефу улицы: есть перепад порядка метра или полутора», – поясняет Владимир Плоткин. А пол фойе выложен той же плиткой шестиугольной формы, что и в самом парке «Зарядье».
zooming
Большой зал концертного зала «Зарядье»
Фотография: © А. Народицкий

В здании четыре наземных и два подземных этажа, два зала: Большой на 1600 мест и Малый на 400, плюс комплекс артистических помещений.

Большой зал должен одновременно отвечать нескольким требованиям: не только иметь прекрасную акустику для концертов классической музыки, но и быть в состоянии принимать современные проекты различных жанров. «В акустическом зале поверхности в зоне сцены должны быть отражающими, плотными, должен быть потолок. В театральном зале – наоборот: здесь находится сценическая коробка с механизмами для смены декораций», – объясняет главный архитектор проекта Большого зала Александр Пономарев. В итоге были найдены решения, позволяющие адаптировать сценическое пространство к любому жанру.
zooming
Большой зал концертного зала «Зарядье»
Фотография: © А. Народицкий

Кроме решений, связанных с потолком, важным элементом многожанрового зала является нижняя механизация. Благодаря уникальному инженерному оснащению всего за 40 минут партер в Большом зале складывается, превращаясь в ровный пол. Оркестровая яма имеет три положения: может подниматься в плоскость партера и в плоскость сцены, а за сценой есть блитчеры – выкатные трибуны, способные складываться, расширяя ее пространство.
  • zooming
    1 / 3
    Большой зал концертного зала «Зарядье»
    Фотография: © А. Народицкий
  • zooming
    2 / 3
    Большой зал концертного зала «Зарядье»
    Фотография: © А. Народицкий
  • zooming
    3 / 3
    Большой зал концертного зала «Зарядье», вид зала с полным использованием мест в партере
    Фотография: © А. Народицкий

Все эти трансформации были визуализированы средствами ARCHICAD в модели зала.

«Чтобы показать разные фазы трансформаций, мы пользовались комбинациями слоев. Большой плюс ARCHICAD – в его гибкости», отмечает Александр Пономарев.

Он также обращает внимание, что при проектировании зала активно использовалась программа Rhino: «Эскизы и рабочее проектирование выполнялись в ARCHICAD. А криволинейные поверхности – зал построен на плавных биоморфных текучих формах – моделировали в Rhino и затем импортировали. То есть оболочка зала, которую мы сейчас видим, была смоделирована в Rhino. Монолит, стенки, фермы спроектированы в ARCHICAD. Тестовое моделирование акустики проходило в Rhino – это было требование Ясухисы Тойоты и Nagata Acoustics».

Интересно, что в первоначальном варианте проекта задняя стенка Большого зала была полностью стеклянной: так зрители могли видеть Москву, а посетители парка – наблюдать за происходящим внутри. Но потом от авангардного решения решено было отказаться – стекло нарушало акустику зала.

Так за сценой вместо прозрачного окна появился медиа-экран, а вместо стеклянной стены был установлен гигантский – крупнейший в Европе – орган, спроектированный французской органной фирмой Muhleisen специально для Большого зала с учетом всех необходимых параметров: объема, акустики и архитектуры.

Изготовление и сборка органа заняли два года, еще полгода понадобится для его настройки, – это всего на год меньше, чем проектировался и строился сам концертный зал!

Командная работа
По словам Владимира Плоткина, над проектом в ARCHICAD Teamwork работали 20 человек. Архитектурная команда была разбита на четыре группы: одна занималась оболочкой комплекса, «корой»; другая – фасадом; третья – проектированием здания, его интерьеров и технологий; четвертая – залом и сопутствующей механизацией.

Несущие системы выполнялись в собственном программном обеспечении в Новосибирске: оттуда присылали модель, которая интегрировалась в ARCHICAD.
zooming
Анализ видимости c помощью Grasshopper
© ТПО «Резерв»

Алгоритмический дизайн
На этапе отделки зала команда задействовала программу Grasshopper. В этой среде был смоделирован максимально рандомный, неповторяющийся микрорельеф стенок зала, который требовали специалисты по акустике. Он представлял собой плашки-«тоблерончики» – выдающиеся вперед треугольники разной ширины – из красного дерева. Все плашки разной формы, и их последовательность не повторяется в отделке: «Вносить изменения в раскладку вручную – невероятно трудная задача. Мы все это алгоритмизировали и успевали в срок выдавать изменения, вносимые акустиками, – рассказывает Александр Пономарев. – Затем передавали в Rhino и отправляли на производство чертежи, по которым робот вырезал плашки».
zooming
Анализ видимости c помощью Grasshopper
© ТПО «Резерв»

С помощью Grasshopper проектировщики анализировали видимость из зала: все сиденья импортировались в Grasshopper из ARCHICAD, над каждым ставилась точка обзора и простраивались лучи видимости на сцену. «Так мы получали превышение над впередисидящим и понимали, где поменять уклон, чтобы улучшить видимость. Если в ARCHICAD что-то менялось, снова импортировали в Grasshopper и еще раз всё проверяли».
  • zooming
    1 / 4
    Отделка стен большого зала
    Фотография: © И. Иванов
  • zooming
    2 / 4
    Концертный зал «Зарядье». Акустическая отделка Большого зала, выполненная в Rhino-Grasshopper и импортированная в ARCHICAD
    © ТПО «Резерв»
  • zooming
    3 / 4
    Концертный зал «Зарядье». Акустическая отделка Большого зала, выполненная в Rhino-Grasshopper и импортированная в ARCHICAD
    © ТПО «Резерв»
  • zooming
    4 / 4
    Концертный зал «Зарядье». Акустическая отделка Большого зала, выполненная в Rhino-Grasshopper и импортированная в ARCHICAD
    © ТПО «Резерв»

Сложность и срочность
Вся работа – и проектирование, и строительство – заняла всего три с половиной года. Для сравнения: Сиднейский оперный театр строился 14 лет, Эльбская филармония в Гамбурге – десять.

«Когда начинали строить, не было начерчено ни одной эскизной линии. В январе 2015 года начали копать, даже не зная точно, где копать, – говорит Владимир Плоткин. – Фасады с “корой” были сделаны уже к сентябрю 2017-го. Через год в таких же бешеных темпах сдавали зал».

Несмотря на колоссальные объемы работы и сжатые сроки, ошибка в расчетах случилась лишь однажды. Для поддержания микроклимата требовалось разместить в составе «коры» стеклянные открывающиеся экраны. За полторы недели до сдачи фасадов в приемку оказалось, что экраны не подходят по размеру. Тем не менее, «подрядчик среагировал быстро – металл подрезали, а стекло перезаказали. Успели уложиться в срок».
***
О GRAPHISOFT
Компания GRAPHISOFT® в 1984 году совершила BIM революцию, разработав ARCHICAD® – первое в индустрии САПР BIM-решение для архитекторов. GRAPHISOFT продолжает лидировать на рынке архитектурного программного обеспечения, создавая такие инновационные продукты, как BIMcloud™ – первое в мире решение, направленное на организацию совместного BIM-проектирования в режиме реального времени, EcoDesigner™ – первое в мире полностью интегрированное приложение, предназначенное для энергетического моделирования и оценки энергоэффективности зданий, и BIMx® – лидирующее мобильное приложение для демонстрации и презентации BIM-моделей. С 2007 года компания GRAPHISOFT входит в состав концерна Nemetschek Group.

Поставщики, технологии

17 Апреля 2020

comments powered by HyperComments
GRAPHISOFT : другие статьи и новости
Зимняя школа GRAPHISOFT 2020. BIM: продвинутый уровень – Последние...
Компания GRAPHISOFT, ведущий разработчик BIM-решений для архитекторов, и Московская архитектурная школа (МАРШ) объявляют о начале регистрации на интенсивный курс «Зимняя школа GRAPHISOFT 2020. BIM: продвинутый уровень».
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Пресса: «Потенциал городов не раскрыт даже на треть». Архитектор...
Программа реновации, предполагающая снос хрущевок, стартовала в Москве в 2017 году. Хотя этот механизм и отличается от закона о комплексном развитии территорий, который распространили на остальную страну, столичные архитекторы накопили приличный опыт, как обновлять застроенные кварталы. Об этом мы поговорили с руководителем бюро T+T Architects Сергеем Трухановым.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Здесь и сейчас
Три примера быстровозводимой модульной архитектуры для города и побега из него: растущие офисы, гастромаркет с признаками дома культуры и хижина для созерцания.
Себастиан Треезе стал лауреатом премии Дрихауса 2021...
Молодому немецкому бюро Sebastian Treese Architekten присуждена премия Ричарда Дрихауса в области традиционной архитектуры. Денежный номинал премии – 200 000 долларов USA, и она позиционируется как альтернатива премии Прицкера: если первую вручают в основном модернистам, то эту – архитекторам-классикам.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.