Сделано в ARCHICAD: концертный зал «Зарядье»

Владимир Плоткин и Александр Пономарев – о программном обеспечении, использованном на разных стадиях проектирования и моделирования знаменитого концертного зала.

17 Апреля 2020
Технологии Партнерский материал
mainImg
Компaния:
представительство компании GRAPHISOFT  на Архи.ру
Московский концертный зал «Зарядье», расположившийся в одноименном природно-ландшафтном парке, – это уникальный проект и одна из лучших концертных площадок мира.
zooming
Московский концертный зал «Зарядье»
© ТПО «Резерв»

Зал торжественно открылся в 2018 году, в День города. В 2016-м он получил Премию Архсовета Москвы в номинации «Лучшее архитектурно-градостроительное решение объекта общественного назначения», а в 2019-м вошел в шорт-лист премии международного фестиваля WAF (World Architecture Festival).

Над проектом парка «Зарядье» работало бюро Diller Scofidio + Renfro (DS+R) из Нью-Йорка, а концертный зал был полностью спроектирован отечественными специалистами под руководством главного архитектора ТПО «Резерв» Владимира Плоткина и главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова. Акустикой проекта занимался специалист мирового уровня Ясухиса Тойота (Yasuhisa Toyota), неоценимый творческий вклад в проект концертного зала внес российский дирижер Валерий Гергиев.

zooming

«Мы в целом активно используем новейшие программные продукты, стараемся быть в авангарде в этой области. Для меня лично, для моей практики как архитектора это всегда было актуально. Я всегда старался использовать последние программные решения, начиная с 2000-х, когда эти продукты только стали появляться на рынке.

Сейчас же все проекты, которые я так или иначе лично курирую, делаются на абсолютном пике технологий, которые доступны на данный момент. И это дает свои плоды – московский Дворец художественной гимнастики сейчас красуется на обложке последней версии ArchiCAD.

И применение новых технологий оправдывает себя. Когда мы работали над концертным залом в «Зарядье», даже наши американские коллеги признавали, что это один из самых технологически сложных проектов в их практике. Реализовать концертный зал, который расположен под парком и стеклянной корой, мало кому доводилось. Естественно, без передовых технологических возможностей это практически невозможно.
zooming
Концептуальные эскизы
Слева эскиз Владимира Плоткина, справа эскиз Сергея Кузнецова

Если оторваться от реальности, то реализовать можно многое. Но в итоге все сводится к тому, как именно тот или иной проект будет претворяться в жизнь. BIM-технологии позволяют рассмотреть не только возможность реализации, но и следить за сроками, затратами, самыми разнообразными технологическими вопросами – вплоть до монтажа, ревизии и обслуживания. Работать без BIM-технологий возможно, но именно они позволяют решить вопросы сроков и стоимости».
***
Авторы концертного зала «Зарядье» рассказали о деталях работы над проектом, который стал самым масштабным в практике ТПО «Резерв» и выполнялся в привычной для бюро программной среде.
Московское ТПО «Резерв» одним из первых стало активно использовать ARCHICAD в архитектурной практике.

zooming

«Компании сейчас 32 года, и 25 из них – с ARCHICAD, – рассказывает Владимир Плоткин. – Он незаменим, ничего лучше я не знаю. Архитекторы быстро к нему адаптируются, он хорошо ложится на пространственное мышление».

Внешнее архитектурное решение: стеклянная «кора»
Наружные архитектурные решения в первую очередь подчинялись местоположению концертного зала: он должен был разместиться в искусственно созданном холме на территории парка, вписаться в ландшафт и стать его органичной частью.
zooming
Московский концертный зал «Зарядье». Вид на вход в здание.
Фотография: © А. Народицкий

Здание зала словно накрыто холмом, а холм – светопрозрачной стеклянной «корой» с солнечными батареями, предложенной бюро DS+R еще на этапе конкурса в 2013 году. Под «корой» создан особый микроклимат, высажены деревья и травянистые растения. В пространстве комплекса расположены зона для прогулок посетителей парка и амфитеатр на 1500 мест.
  • zooming
    1 / 4
    Концертный зал «Зарядье». Разрез
    © ТПО «Резерв»
  • zooming
    2 / 4
    Концертный зал «Зарядье». Разрез
    © ТПО «Резерв»
  • zooming
    3 / 4
    Концертный зал «Зарядье». Схемы разрезов
    © ТПО «Резерв»
  • zooming
    4 / 4
    Концертный зал «Зарядье». Восточный фасад
    © ТПО «Резерв»

«Главный аттрактивный элемент – “кора” – это одновременно и часть парка, и вторая крыша комплекса. Проектировали кровлю и создавали ее геометрию мы. Стеклянная “кора”, а там нет ни одного повторяющегося элемента, проектировалась в ARCHICAD», комментирует Владимир Плоткин.
zooming
Фойе концертного зала «Зарядье»
Фотография: © А. Народицкий

Работа над «корой» шла в сотрудничестве с американскими коллегами и немецкой компанией Transsolar, отвечавшей за микроклимат под стеклянной крышей. И, несмотря на то что в процессе работы над проектом изменилась форма «коры», а вход разместился с другой стороны, в бюро DS+R с одобрением встретили обновленную концепцию. Чтобы воздух циркулировал определенным образом, параметры «коры» корректировались в соответствии с расчетами инженеров из Германии. «Недопонимания не возникало, общение было дружественным», – замечает главный архитектор ТПО «Резерв».

Внутреннее архитектурное решение: фойе и Большой зал
Общая площадь комплекса составляет почти 24 тысячи квадратных метров. Помимо крыши-«коры», концертный зал и парк связывает фойе – высокое, светлое, воздушное.
zooming
Фойе концертного зала «Зарядье»
Фотография: © А. Народицкий

«Зона фойе сделана максимально прозрачной – находясь на улице, можно наблюдать жизнь, которая идет внутри здания. Главная идея была в том, чтобы пластика интерьера работала на пластику фасада. Так и получилось. Даже уклон пола в фойе следует рельефу улицы: есть перепад порядка метра или полутора», – поясняет Владимир Плоткин. А пол фойе выложен той же плиткой шестиугольной формы, что и в самом парке «Зарядье».
zooming
Большой зал концертного зала «Зарядье»
Фотография: © А. Народицкий

В здании четыре наземных и два подземных этажа, два зала: Большой на 1600 мест и Малый на 400, плюс комплекс артистических помещений.

Большой зал должен одновременно отвечать нескольким требованиям: не только иметь прекрасную акустику для концертов классической музыки, но и быть в состоянии принимать современные проекты различных жанров. «В акустическом зале поверхности в зоне сцены должны быть отражающими, плотными, должен быть потолок. В театральном зале – наоборот: здесь находится сценическая коробка с механизмами для смены декораций», – объясняет главный архитектор проекта Большого зала Александр Пономарев. В итоге были найдены решения, позволяющие адаптировать сценическое пространство к любому жанру.
zooming
Большой зал концертного зала «Зарядье»
Фотография: © А. Народицкий

Кроме решений, связанных с потолком, важным элементом многожанрового зала является нижняя механизация. Благодаря уникальному инженерному оснащению всего за 40 минут партер в Большом зале складывается, превращаясь в ровный пол. Оркестровая яма имеет три положения: может подниматься в плоскость партера и в плоскость сцены, а за сценой есть блитчеры – выкатные трибуны, способные складываться, расширяя ее пространство.
  • zooming
    1 / 3
    Большой зал концертного зала «Зарядье»
    Фотография: © А. Народицкий
  • zooming
    2 / 3
    Большой зал концертного зала «Зарядье»
    Фотография: © А. Народицкий
  • zooming
    3 / 3
    Большой зал концертного зала «Зарядье», вид зала с полным использованием мест в партере
    Фотография: © А. Народицкий

Все эти трансформации были визуализированы средствами ARCHICAD в модели зала.

«Чтобы показать разные фазы трансформаций, мы пользовались комбинациями слоев. Большой плюс ARCHICAD – в его гибкости», отмечает Александр Пономарев.

Он также обращает внимание, что при проектировании зала активно использовалась программа Rhino: «Эскизы и рабочее проектирование выполнялись в ARCHICAD. А криволинейные поверхности – зал построен на плавных биоморфных текучих формах – моделировали в Rhino и затем импортировали. То есть оболочка зала, которую мы сейчас видим, была смоделирована в Rhino. Монолит, стенки, фермы спроектированы в ARCHICAD. Тестовое моделирование акустики проходило в Rhino – это было требование Ясухисы Тойоты и Nagata Acoustics».

Интересно, что в первоначальном варианте проекта задняя стенка Большого зала была полностью стеклянной: так зрители могли видеть Москву, а посетители парка – наблюдать за происходящим внутри. Но потом от авангардного решения решено было отказаться – стекло нарушало акустику зала.

Так за сценой вместо прозрачного окна появился медиа-экран, а вместо стеклянной стены был установлен гигантский – крупнейший в Европе – орган, спроектированный французской органной фирмой Muhleisen специально для Большого зала с учетом всех необходимых параметров: объема, акустики и архитектуры.

Изготовление и сборка органа заняли два года, еще полгода понадобится для его настройки, – это всего на год меньше, чем проектировался и строился сам концертный зал!

Командная работа
По словам Владимира Плоткина, над проектом в ARCHICAD Teamwork работали 20 человек. Архитектурная команда была разбита на четыре группы: одна занималась оболочкой комплекса, «корой»; другая – фасадом; третья – проектированием здания, его интерьеров и технологий; четвертая – залом и сопутствующей механизацией.

Несущие системы выполнялись в собственном программном обеспечении в Новосибирске: оттуда присылали модель, которая интегрировалась в ARCHICAD.
zooming
Анализ видимости c помощью Grasshopper
© ТПО «Резерв»

Алгоритмический дизайн
На этапе отделки зала команда задействовала программу Grasshopper. В этой среде был смоделирован максимально рандомный, неповторяющийся микрорельеф стенок зала, который требовали специалисты по акустике. Он представлял собой плашки-«тоблерончики» – выдающиеся вперед треугольники разной ширины – из красного дерева. Все плашки разной формы, и их последовательность не повторяется в отделке: «Вносить изменения в раскладку вручную – невероятно трудная задача. Мы все это алгоритмизировали и успевали в срок выдавать изменения, вносимые акустиками, – рассказывает Александр Пономарев. – Затем передавали в Rhino и отправляли на производство чертежи, по которым робот вырезал плашки».
zooming
Анализ видимости c помощью Grasshopper
© ТПО «Резерв»

С помощью Grasshopper проектировщики анализировали видимость из зала: все сиденья импортировались в Grasshopper из ARCHICAD, над каждым ставилась точка обзора и простраивались лучи видимости на сцену. «Так мы получали превышение над впередисидящим и понимали, где поменять уклон, чтобы улучшить видимость. Если в ARCHICAD что-то менялось, снова импортировали в Grasshopper и еще раз всё проверяли».
  • zooming
    1 / 4
    Отделка стен большого зала
    Фотография: © И. Иванов
  • zooming
    2 / 4
    Концертный зал «Зарядье». Акустическая отделка Большого зала, выполненная в Rhino-Grasshopper и импортированная в ARCHICAD
    © ТПО «Резерв»
  • zooming
    3 / 4
    Концертный зал «Зарядье». Акустическая отделка Большого зала, выполненная в Rhino-Grasshopper и импортированная в ARCHICAD
    © ТПО «Резерв»
  • zooming
    4 / 4
    Концертный зал «Зарядье». Акустическая отделка Большого зала, выполненная в Rhino-Grasshopper и импортированная в ARCHICAD
    © ТПО «Резерв»

Сложность и срочность
Вся работа – и проектирование, и строительство – заняла всего три с половиной года. Для сравнения: Сиднейский оперный театр строился 14 лет, Эльбская филармония в Гамбурге – десять.

«Когда начинали строить, не было начерчено ни одной эскизной линии. В январе 2015 года начали копать, даже не зная точно, где копать, – говорит Владимир Плоткин. – Фасады с “корой” были сделаны уже к сентябрю 2017-го. Через год в таких же бешеных темпах сдавали зал».

Несмотря на колоссальные объемы работы и сжатые сроки, ошибка в расчетах случилась лишь однажды. Для поддержания микроклимата требовалось разместить в составе «коры» стеклянные открывающиеся экраны. За полторы недели до сдачи фасадов в приемку оказалось, что экраны не подходят по размеру. Тем не менее, «подрядчик среагировал быстро – металл подрезали, а стекло перезаказали. Успели уложиться в срок».
***
О GRAPHISOFT
Компания GRAPHISOFT® в 1984 году совершила BIM революцию, разработав ARCHICAD® – первое в индустрии САПР BIM-решение для архитекторов. GRAPHISOFT продолжает лидировать на рынке архитектурного программного обеспечения, создавая такие инновационные продукты, как BIMcloud™ – первое в мире решение, направленное на организацию совместного BIM-проектирования в режиме реального времени, EcoDesigner™ – первое в мире полностью интегрированное приложение, предназначенное для энергетического моделирования и оценки энергоэффективности зданий, и BIMx® – лидирующее мобильное приложение для демонстрации и презентации BIM-моделей. С 2007 года компания GRAPHISOFT входит в состав концерна Nemetschek Group.

Поставщики, технологии

17 Апреля 2020

comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.
Курортная история
Про участок в Геленджике, планы развития которого начались в 2005 году и пришли к завершению только сейчас, миновав стадии многоквартирного дома среднего, затем большого размера и наконец воплотившись в таунхаусы со скатными кровлями.
Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.
Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.