«Нас очень интересует способность природы восстанавливать пространства, которые человек разрушил»

Ландшафтные дизайнеры Джеймс Бассон, член жюри московского Международного конкурса ландшафтного дизайна «Цветочный джем», и Хелен Бассон рассказали Архи.ру о принципах устойчивого дизайна и их применении в разных природных и рукотворных условиях.

Беседовала:
Светлана Михайлова

mainImg
Открытый международный конкурс городского ландшафтного дизайна «Цветочный джем» проходит в Москве уже второй раз. В 2018 он включает в себя две профессиональные («Большой выставочный сад» и «Малый выставочный сад»), одну студенческую и одну любительскую номинацию. В конце лета лучшие проекты будут реализованы во всех округах Москвы, включая Троицк и Зеленоград. Подробнее о конкурсе – здесь.
Джеймс и Хелен Бассон. Фото © Андрей Лысиков


Джеймс и Хелен Бассон работают на юге Франции более 18 лет; их компания Scape Design создает не требующие большого ухода «сухие» сады, где сочетаются современный и традиционный дизайн, используются растения, соответствующие климату и почве. В результате получаются устойчивые, близкие природе объекты, требующие минимального полива или не нуждающиеся в нем вовсе.
Сад Джеймса и Хелен Бассон получил золотую медаль и звание «Лучшего выставочного сада» на Chelsea Flower Show 2017 в Лондоне.

– Ваш сад на выставке Chelsea Flower Show 2017 был посвящен природной среде, вдохновленной мальтийскими каменоломнями. Как вы пришли к этой идее?

– Мы двигались к ней на протяжении многих лет. Нас очень интересует способность природы восстанавливать пространства, которые человек либо разрушил, либо повлиял на них иным образом. Растения способны заселять среду и выживать там в самых суровых условиях, способны приспосабливаться, чтобы обеспечить продолжение рода. Мальтийская каменоломня показалась нам лучшим примером такой ситуации. Человек добывал в этой местности породу, оставив после себя абсолютно голый каменистый ландшафт, но как только он покинул его, туда растительность вернулась, и пространство стало мягче. Мальтийская флора – необычное явление, там есть несколько видов-эндемиков. Вдобавок, на острове существуют связанные с нехваткой воды серьезные экологические проблемы, поэтому мы решили, что, если взять каменоломню и, работая совместно с самой природой, превратить ее в сад, можно ярко показать, как даже самая жесткая городская среда способна быть прекрасной.

Сад Джеймса и Хелен Бассон на Chelsea Flower Show 2017 в Лондоне, отмеченный золотой медалью этой выставки. Фото © Андрей Лысиков


– Устойчивость – ключевой принцип садового дизайна в наши дни, эта тема становится все более актуальной и в России. Как архитектору создать сад как устойчивую систему?

– Чтобы сад был устойчивым, он должен следовать правилам природной среды. Мы постоянно изучаем ландшафты и учимся у них, чтобы понять, как элементы рельефа взаимодействуют с растительностью, как вода течет или образует водоем, что она привносит в среду. Изучение пропорциональных сочетаний каждого компонента в природе помогает нам создать схожую среду в саду. Точно так же с растениями: наблюдая, какие виды или сколько видов преобладают в конкретной местности, исследуя переплетенную с этим многосложность мы можем разработать динамическую схему посадки растений. В то время как часть использованных нами видов может относиться к местной флоре, мы также смотрим на схожие экосистемы и условия в других частях света, чтобы создать более интересную палитру растений, при этом идеально согласованную с физическими ограничениями конкретного участка.

– Что для вас первостепенно, с чего вы начинаете работу над проектом сада – с идеи или с формы? Возможно, вы могли бы назвать некоторые композиционные принципы, которые вы используете.

– Обычно мы работаем с существующим садовым ландшафтом, поэтому мы, как правило, начинаем с формы. Природная форма в нашей местности чаще всего довольно отвесная и извилистая, поэтому мы следуем за этими линиями. В других регионах рельеф более плоский и «просторный», и в таких случаях мы обычно используем более «сельскохозяйственные» и прямоугольные формы.
Поверх этого мы используем при посадке растений такой язык узоров, который идет «поперек» ландшафта, создавая динамический контраст между этими двумя элементами. Так как наша схема посадки обычно довольно сложна, мы предпочитаем придавать ландшафту простую выразительную форму, которая легко читается, чтобы озеленение могло быть более «расслабленным» и естественным, но общее целое не превращалось в путаницу.

– У проектирования садов – очень длинная история, от Древнего Египта до французских регулярных и английских пейзажных парков. Какие исторические образцы для вас наиболее важны? И остается ли это богатое наследие вообще актуальным для современных дизайнеров?

– Ландшафтный дизайн, несомненно, в наши дни пришел от формализованной, управляемой и контролируемой среды, которой он был в прошлом, к гораздо более расслабленным отношениям с природой. По мере того как мы узнаем все больше об окружающей среде, мы сильней ценим свою связь с природой, и мы считаем, что по этой причине сейчас идет мощное движение к гораздо более естественным садам. Если выбирать одно из исторических направлений, которое больше всего на нас повлияло, то это, наверное, движение «Искусства и ремесла», которое подчеркивало разнообразие природы и цветочных сочетаний, дополняя их традиционными ремеслами и создавая с ними контрасты, что и мы любим делать в созданных нами садах.

Сад Джеймса и Хелен Бассон на Chelsea Flower Show 2017 в Лондоне, отмеченный золотой медалью этой выставки. Фото © Андрей Лысиков


– Поменялся ли подход к ландшафтному дизайну и предпочтения заказчиков, если сравнивать момент, когда вы только начали работать в этой сфере, и наши дни?

– Определенно поменялся! В то время как мы разрабатывали наш особый стиль «дикого» дизайна садов, особенно в Средиземноморье, где мы создаем сады, требующие мало воды или вообще не нуждающиеся в поливе, наши заказчики стали уважать такой подход и приняли то, что если наш сад для них будет немного более диким, чем обычно, он также будет экологичным и устойчивым. И то, что нам повезло получить несколько наград, это, конечно, подкрепило!
Сейчас наши заказчики в целом лучше разбираются в экологических проблемах и в изменении климата, поэтому они реже просят (и чаще понимают, почему просить не стоит) сделать им ярко-зеленый газон в Средиземноморье.

– Сколько обычно занимает у вас разработка проекта – от первой встречи с заказчиком до начала реализации?

– Процесс, как правило, занимает у нас три месяца, примерно по месяцу на стадию (эскиз, мастерплан и детальный проект). Но когда начинается реализация, нам нравится сооружать сад в течение нескольких лет, плотно сотрудничая с заказчиком, чтобы создать нечто удивительное. И это достижимо только в тесной совместной работе с художниками-садовниками, которые заботятся о нашем изначальном проекте. В нашем климате мы сажаем растения только осенью, поэтому строительные работы планируются, отталкиваясь от этого факта.

– Бывали ли вы в России? Знакомы ли с нашими дизайнерами? Возможно, ваше внимание привлекли российские сады или парки – старые или новые?

– Нам повезло побывать в Москве в феврале этого года: мы участвовали в конференции. Мы впервые оказались в Москве, и она нам очень понравилась! Мы тогда встретились с несколькими российскими ландшафтными дизайнерами и ландшафтными архитекторами, и на нас произвели больше впечатление их творческий потенциал, интуиция и страсть.
Мы побывали в парке «Зарядье», это было удивительно. Этот парк показывает сдвиг в сторону настоящего интереса к природным ландшафтам и экосистемам, которые так разнообразны в России – было очень интересно увидеть это в парке, и нам очень хочется приехать еще раз и исследовать другие российские ландшафты.

Благодарим организаторов конкурса «Цветочный джем» за помощь в проведении интервью.

09 Июня 2018

Беседовала:

Светлана Михайлова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.

Сейчас на главной

Метод сращивания
Вариант современного контекстуализма – фактурная и орнаментальная архитектура, сдержанно-классичная, но явным образом не принадлежащая ни к одному стилю. T+T architects использовали этот современный подход для деликатной работы в историческом центре Екатеринбурга.
Между Мегой и рекой
Парк у торгового центра, сделанный по всем канонам современного общественного пространства: здесь учтены потребности горожан, идентичность, экономическая и экологическая устойчивость.
Вавилонская башня культуры?
Реконструкция ГЭС-2 для Фонда V-A-C по замыслу Ренцо Пьяно в центре Москвы – яркий пример глобальной архитектуры, льстящей заказчику, но избежать воздействия сложного контекста этот проект все же не может.
Архсовет Москвы-65
Архсовет поддержал проект размещения скульптур Виктора Корнеева на проектируемой станции метро «Лианозово», рекомендовав «усилить провокацию».
Алгоритмы и экономия времени: архитектор Лео Штуккардт...
Лео Штуккардт, руководитель проектов в бюро MVRDV и выпускник программы «Новая норма» Института «Стрелка», приехал в Санкт-Петербург на международную конференцию In The City, где рассказал о своем новом проекте и объяснил, какими должны быть современные методы проектирования.
Пресса: Что хорошего в Москве оставила вполне шизофреническая...
Вчера не стало Юрия Лужкова. Двумя месяцами ранее ушел из жизни архитектор Александр Кузьмин. Он пробыл в должности главного архитектора Москвы с 1996 по 2012 год. Этот промежуток охватывает почти весь срок правления легендарного и противоречивого мэра.
МАРШ: Параметрическое проектирование
Курс «Параметрическое проектирование» призван восстановить связь между абстрактной геометрией, реальными материалами и производством. Представляем итоговые работы студентов, которые разработали фасады для паркинга – сложносочиненные, но не дорогие и удобные в монтаже.
Памятник архитектуры
Публикуем главу из книги Григория Ревзина «Как устроен город». Современное отношение к памятникам архитектуры автор рассматривает в контексте поклонения мощам, смерти Бога и храмового значения парковой руины.
Небо становится ближе
В проекте Спортпарка в Тушино архитекторы бюро ASADOV объединили бассейны, каток, гимнастические залы и теннисные корты под общим «небом» – гигантской перголой из деревоклеёных конструкций, создав убедительный образ экологической архитектуры.
Белые завихрения
В Чанша на юго-востоке Китая открылся центр культуры и искусства «Мэйсиху» по проекту Zaha Hadid Architects: это ансамбль из трех объемов – двух театров и музея.
Волны в степи
«Платов» – один из первых новых аэропортов России. Он до предела функционален, поскольку учитывает развитие технологий и возможное расширение, но в то же время наделен универсальным образом и наполнен уютными деталями.
Культурная встреча на высоте
В Берлине заложен первый камень 150-метрового небоскреба Alexander Tower на Александерплац: архитекторы – Ortner & Ortner Baukunst, заказчик – российский девелопер «МонАрх».
Сжигая мосты
В конце зимы на Масленице в Никола-Ленивце сожгут мост по проекту архитектурного бюро KATARSIS. Рассказываем об итогах конкурса на лучший арт-объект.
Нагатино: четыре истории
Проект застройки западной части Нагатинского полуострова бюро «Гинзбург Архитектс» начинало разрабатывать четыре раза, послойно накладывая на территорию одну концепцию за другой и формируя уникальный городской кейс. Рассматриваем все четыре, начиная с сотрудничества с Уильямом Олсопом.
За художественную ценность
В Петербурге наградили победителей архитектурно-дизайнерской премии «Золотой Трезини», девиз которой – «Недвижимость как искусство». Представляем 18 лучших проектов.
Яркое предложение
Концепция развития микрорайонов 7 и 8 в Южно-Сахалинске продолжает работу, начатую концепцией для всего города, также разработанной архитекторами «Остоженки». Можно только удивляться, насколько логично и последовательно идет работа – и насколько ярок результат.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Отель-древо
В Бретани строится гостиница в форме дерева: на его ветках размещены номера-капсулы из алюминиевых профилей компании BEMO.
Под сенью Папы Римского
Архбюро Мезонпроект построило мастерскую для Зураба Церетели во дворе дома на Пятницкой, напротив церкви Климента Папы Римского. Мягкий экомодернизм соединился с чертами ар деко.
Долг городу
Гостиничный комплекс в Монпелье на юге Франции по проекту бюро Мануэль Готран возвращает городу часть использованного им участка как общественную террасу.
Изящество простоты
Микс из восточной архитектуры и принципов ленинградского градостроительства: как мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» поднимает планку для массового жилья.
Третья жизнь модернизма
Zaha Hadid Architects представили проект реконструкции вестибюля модернистской башни в центре Лондона: это офисное здание 1970-х с 2015 года превращено в дорогое жилье.
Образцовый офис
Штаб-квартира девелопера Amvest в Амстердаме по проекту Firm architects: показательное рабочее пространство, которое должно, помимо прочего, снизить число прогулов.
Кому в Москве жить комфортно
Конференция «Комфортный город»-2019, организованная Москомархитектурой в дизайн-кластере Artplay, сконцентрировалась на психологии. Аудитория даже поучаствовала в социо-психологическом опросе, и результат – неожиданный.
От Сочи до Владивостока
Представляем победителей ежегодного сочинского смотра-конкурса «АрхРазрез». Среди лучших – проекты из Москвы, Иркутска, Владивостока, Смоленска и других городов.
Архитектор в администрации
Говорим с несколькими выпускниками программы Архитекторы.рф, запущенной Институтом «Стрелка» и ДОМом.рф, – а именно с теми из них, кто после обучения устроился на работу в городские органы власти.
BIF: лауреаты 2019
Представляем полный список награжденных и отмеченных проектов национальной премии «Лучший интерьер», которая прошла в рамках Best Interior Festival.
Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.