«Нас очень интересует способность природы восстанавливать пространства, которые человек разрушил»

Ландшафтные дизайнеры Джеймс Бассон, член жюри московского Международного конкурса ландшафтного дизайна «Цветочный джем», и Хелен Бассон рассказали Архи.ру о принципах устойчивого дизайна и их применении в разных природных и рукотворных условиях.

Беседовала:
Светлана Михайлова

mainImg
Открытый международный конкурс городского ландшафтного дизайна «Цветочный джем» проходит в Москве уже второй раз. В 2018 он включает в себя две профессиональные («Большой выставочный сад» и «Малый выставочный сад»), одну студенческую и одну любительскую номинацию. В конце лета лучшие проекты будут реализованы во всех округах Москвы, включая Троицк и Зеленоград. Подробнее о конкурсе – здесь.

Джеймс и Хелен Бассон. Фото © Андрей Лысиков



Джеймс и Хелен Бассон работают на юге Франции более 18 лет; их компания Scape Design создает не требующие большого ухода «сухие» сады, где сочетаются современный и традиционный дизайн, используются растения, соответствующие климату и почве. В результате получаются устойчивые, близкие природе объекты, требующие минимального полива или не нуждающиеся в нем вовсе.
Сад Джеймса и Хелен Бассон получил золотую медаль и звание «Лучшего выставочного сада» на Chelsea Flower Show 2017 в Лондоне.

– Ваш сад на выставке Chelsea Flower Show 2017 был посвящен природной среде, вдохновленной мальтийскими каменоломнями. Как вы пришли к этой идее?

– Мы двигались к ней на протяжении многих лет. Нас очень интересует способность природы восстанавливать пространства, которые человек либо разрушил, либо повлиял на них иным образом. Растения способны заселять среду и выживать там в самых суровых условиях, способны приспосабливаться, чтобы обеспечить продолжение рода. Мальтийская каменоломня показалась нам лучшим примером такой ситуации. Человек добывал в этой местности породу, оставив после себя абсолютно голый каменистый ландшафт, но как только он покинул его, туда растительность вернулась, и пространство стало мягче. Мальтийская флора – необычное явление, там есть несколько видов-эндемиков. Вдобавок, на острове существуют связанные с нехваткой воды серьезные экологические проблемы, поэтому мы решили, что, если взять каменоломню и, работая совместно с самой природой, превратить ее в сад, можно ярко показать, как даже самая жесткая городская среда способна быть прекрасной.


Сад Джеймса и Хелен Бассон на Chelsea Flower Show 2017 в Лондоне, отмеченный золотой медалью этой выставки. Фото © Андрей Лысиков



– Устойчивость – ключевой принцип садового дизайна в наши дни, эта тема становится все более актуальной и в России. Как архитектору создать сад как устойчивую систему?

– Чтобы сад был устойчивым, он должен следовать правилам природной среды. Мы постоянно изучаем ландшафты и учимся у них, чтобы понять, как элементы рельефа взаимодействуют с растительностью, как вода течет или образует водоем, что она привносит в среду. Изучение пропорциональных сочетаний каждого компонента в природе помогает нам создать схожую среду в саду. Точно так же с растениями: наблюдая, какие виды или сколько видов преобладают в конкретной местности, исследуя переплетенную с этим многосложность мы можем разработать динамическую схему посадки растений. В то время как часть использованных нами видов может относиться к местной флоре, мы также смотрим на схожие экосистемы и условия в других частях света, чтобы создать более интересную палитру растений, при этом идеально согласованную с физическими ограничениями конкретного участка.

– Что для вас первостепенно, с чего вы начинаете работу над проектом сада – с идеи или с формы? Возможно, вы могли бы назвать некоторые композиционные принципы, которые вы используете.

– Обычно мы работаем с существующим садовым ландшафтом, поэтому мы, как правило, начинаем с формы. Природная форма в нашей местности чаще всего довольно отвесная и извилистая, поэтому мы следуем за этими линиями. В других регионах рельеф более плоский и «просторный», и в таких случаях мы обычно используем более «сельскохозяйственные» и прямоугольные формы.
Поверх этого мы используем при посадке растений такой язык узоров, который идет «поперек» ландшафта, создавая динамический контраст между этими двумя элементами. Так как наша схема посадки обычно довольно сложна, мы предпочитаем придавать ландшафту простую выразительную форму, которая легко читается, чтобы озеленение могло быть более «расслабленным» и естественным, но общее целое не превращалось в путаницу.

– У проектирования садов – очень длинная история, от Древнего Египта до французских регулярных и английских пейзажных парков. Какие исторические образцы для вас наиболее важны? И остается ли это богатое наследие вообще актуальным для современных дизайнеров?

– Ландшафтный дизайн, несомненно, в наши дни пришел от формализованной, управляемой и контролируемой среды, которой он был в прошлом, к гораздо более расслабленным отношениям с природой. По мере того как мы узнаем все больше об окружающей среде, мы сильней ценим свою связь с природой, и мы считаем, что по этой причине сейчас идет мощное движение к гораздо более естественным садам. Если выбирать одно из исторических направлений, которое больше всего на нас повлияло, то это, наверное, движение «Искусства и ремесла», которое подчеркивало разнообразие природы и цветочных сочетаний, дополняя их традиционными ремеслами и создавая с ними контрасты, что и мы любим делать в созданных нами садах.


Сад Джеймса и Хелен Бассон на Chelsea Flower Show 2017 в Лондоне, отмеченный золотой медалью этой выставки. Фото © Андрей Лысиков



– Поменялся ли подход к ландшафтному дизайну и предпочтения заказчиков, если сравнивать момент, когда вы только начали работать в этой сфере, и наши дни?

– Определенно поменялся! В то время как мы разрабатывали наш особый стиль «дикого» дизайна садов, особенно в Средиземноморье, где мы создаем сады, требующие мало воды или вообще не нуждающиеся в поливе, наши заказчики стали уважать такой подход и приняли то, что если наш сад для них будет немного более диким, чем обычно, он также будет экологичным и устойчивым. И то, что нам повезло получить несколько наград, это, конечно, подкрепило!
Сейчас наши заказчики в целом лучше разбираются в экологических проблемах и в изменении климата, поэтому они реже просят (и чаще понимают, почему просить не стоит) сделать им ярко-зеленый газон в Средиземноморье.

– Сколько обычно занимает у вас разработка проекта – от первой встречи с заказчиком до начала реализации?

– Процесс, как правило, занимает у нас три месяца, примерно по месяцу на стадию (эскиз, мастерплан и детальный проект). Но когда начинается реализация, нам нравится сооружать сад в течение нескольких лет, плотно сотрудничая с заказчиком, чтобы создать нечто удивительное. И это достижимо только в тесной совместной работе с художниками-садовниками, которые заботятся о нашем изначальном проекте. В нашем климате мы сажаем растения только осенью, поэтому строительные работы планируются, отталкиваясь от этого факта.

– Бывали ли вы в России? Знакомы ли с нашими дизайнерами? Возможно, ваше внимание привлекли российские сады или парки – старые или новые?

– Нам повезло побывать в Москве в феврале этого года: мы участвовали в конференции. Мы впервые оказались в Москве, и она нам очень понравилась! Мы тогда встретились с несколькими российскими ландшафтными дизайнерами и ландшафтными архитекторами, и на нас произвели больше впечатление их творческий потенциал, интуиция и страсть.
Мы побывали в парке «Зарядье», это было удивительно. Этот парк показывает сдвиг в сторону настоящего интереса к природным ландшафтам и экосистемам, которые так разнообразны в России – было очень интересно увидеть это в парке, и нам очень хочется приехать еще раз и исследовать другие российские ландшафты.

Благодарим организаторов конкурса «Цветочный джем» за помощь в проведении интервью.

09 Июня 2018

Беседовала:

Светлана Михайлова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства.
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.

Сейчас на главной

Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.
Умер Константин Малиновский
В Петербурге 27 мая скончался исследователь творчества Трезини, Кваренги, Расстрелли, культуры и искусства Петербурга XVIII века Константин Малиновский. Сергей Чобан – в память о Константине Малиновском.
Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.