Дин Скира: «Освещение важно не для архитектуры, освещение важно для людей»

Дин Скира рассказал Архи.ру о светодизайне для небоскребов, парков и промзон, о чрезмерной яркости ночных городов и своей новаторской системе освещения Polesano.

Нина Фролова

Беседовала:
Нина Фролова

mainImg
0 Светодизайнер Дин Скира, основатель студии Skira, приезжал в Москву по приглашению компании Delta Light и 28 сентября прочел лекцию «Бетон, сталь, свет и эмоции». Запись лекции можно посмотреть здесь.

Дин Скира читает лекцию в Москве. Фото © Василий Буланов



– У вас большой опыт проектирования освещения для самой разной городской среды. В чем главное отличие светового дизайна для районов современных и исторических?

– Большая часть моей московской лекции посвящена городам, в основном – их общественному пространству, так как я считаю, что сегодня общественные зоны требуют полного переосмысления в аспекте более гуманного использования пространства, создания более «человечной» среды. Я думаю, что современная архитектура, возможно, несколько ушла от этой идеи. Города находятся в состоянии неопределенности, потому что даже если планировщики продолжают работать, они, возможно, потеряли влияние, а частные инвесторы – напротив, приобрели его.
Что касается освещения, я не думаю, что есть разница между современной и традиционной застройкой. Хорошее освещение создает зрительное впечатление для человека независимо от стиля архитектуры. Другое дело, что в городах люди живут среди «визуального шума». Мы слишком ярко освещаем большинство пространств, а недавно еще появился феномен медиа-фасада, который крайне ярок и навязчив.
Из-за биологического устройства глаза в большинстве городских районов ночью мы не можем по-настоящему воспринимать пространство, горизонтальные и вертикальные поверхности так же, как мы это делаем днем. Это необязательно должно быть одинаковым переживанием, но, по крайней мере, в темное время суток это должно быть так же комфортно, как и при свете солнца. Но сейчас у нас есть уличное освещение, подсветка витрин, фасадов, медиа-фасады – все эти компоненты сбивают зрителя с толку. И самая большая сложность – в том, что люди не осознают эту проблему, потому культура освещения до сих пор находится на очень низком уровне в большинстве стран мира.

Дин Скира читает лекцию в Москве. Фото © Василий Буланов



– В Москве хорошо знакомы с проблемой чрезмерного освещения: мы знаем, что наш город в целом гораздо светлее ночью, чем Нью-Йорк или западноевропейские столицы. Но с этим связаны другие важные вопросы, к примеру, безопасности – или чувства безопасности. Как найти баланс между функциональностью и визуальным комфортом?

– Я бы поставил вопрос так: это утопия или удобная возможность? Потому что найти баланс между частной и общественной сферой в наши дни очень нелегко. Нормативы недостаточно жестки, что бы мы могли контролировать обе эти сферы одновременно, и именно здесь начинается конфликт. Освещение в городах в первую очередь – мера безопасности и средство для ориентации в пространстве, но мы столько туда добавляем, что в итоге у нас получается слишком много света.
Для этого есть решение. К примеру, в центре города есть парк, куда никто не хочет ходить после захода солнца, потому что не чувствует себя там в безопасности. Парк полностью погружен в темноту, при этом вокруг него – все виды городского освещения. Как нам сделать этот парк привлекательным для матери, чтобы погулять там с маленькими детьми? Для влюбленных, чтобы посидеть на лавочке? Для туристов, для которых это достопримечательность – ботанический сад? Это удобный случай для создания баланса с помощью простой методологии: определения новых архитектурных типов, созданных светом, и соединительной ткани между ними (тропинок, дорог, улиц).
Я понимаю, что это звучит «философски», но это действительно работает на практике. В одном из наших хорватских проектов мы воплотили все эти элементы – с успешным результатом. Это очень сложная проблема, но я надеюсь, что наши города не всегда будут выглядеть, как декорация из научно-фантастического фильма – как они выглядят сейчас. И придет день, когда комфорт жителей будет более важен, чем доход компании, освещающей целый фасад или квартал.

Круговой перекресток в районе Шияна в Пуле © Danijel Bartolić
Круговой перекресток в районе Шияна в Пуле © Danijel Bartolić
Круговой перекресток в районе Шияна в Пуле © Danijel Bartolić



– Один из ваших проектов уже привлек внимание в России: это краны в гавани хорватского города Пула, потому что менее года назад похожие краны были демонтированы на Стрелке в Нижнем Новгороде, где исторические постройки речного порта сносят перед ЧМ-2018, несмотря на протесты общественности. Ваш проект показывает, что такие индустриальные сооружения можно с помощью света показать как очень интересные и ценные объекты. Кто был инициатором проекта в Пуле? Как он был реализован?

– Эта идея появилась у меня двадцать лет назад. Я живу в Пуле почти всю свою жизнь, и в детстве я занимался греблей. Гребной клуб располагался рядом с верфью, и каждый день я ходил мимо этих огромных кранов. Некоторое время назад политики и общественность начали обсуждать, стоит ли оставлять верфь в центре нашего города или можно перенести ее в другое место, а вместо нее построить торговые центры и т.п.
Я предложил идею «ночного театра» в этой промышленной зоне городскому совету, другим людям – но никто ею не заинтересовался. Но затем владелец сети отелей, который увидел мой проект, захотел вложить деньги в эту идею. То есть проект был начат на частные деньги, однако совет по туризму Пулы увидел его потенциал, когда в городе решили устроить первый фестиваль света, Visualia. На реализацию ушло семь месяцев, потому что верфь была и остается действующей, это не индустриальная археология, эти краны работают каждый день. Поэтому ночью, с подсветкой мы можем видеть, как они держат части кораблей.

Краны на верфи в Пуле. Проект «Светящиеся гиганты» © Goran Šebelić
Краны на верфи в Пуле. Проект «Светящиеся гиганты» © Sendi Smoljo



Мы не хотели, что бы это было лишь «эстетическое» освещение, мы стремились, сделать его живым. Это динамический, меняющийся свет, который включали на 15 минут каждый час. Потом горожане начали просить нас оставить его подольше – на полчаса. Но затем начались просьбы – учитывая популярность проекта – включать его на всю ночь. В итоге, летом, когда много туристов, краны подсвечены до двух часов утра. Зимой мы их отключаем пораньше. Этот проект действительно сделал Пулу более привлекательной для туристов: в ночь его первого показа собралось 15 000 зрителей, чего никто не ожидал. Каждый год для фестиваля света мы сочиняем новую музыку и синхронизируем с ней подсветку.
Так краны, которые были «нежеланным» промышленным объектом, внезапно стали всеми любимы, стали настоящим театром для города, так как они находятся в самом центре, и каждую ночь люди собираются, чтобы на них посмотреть. Эта территория внезапно приобрела привлекательность для бизнеса, мне рассказывали, что квартиры и офисы с видом на краны стоят дороже других.
Это очень интересно, так как Пуле – 3000 лет, там есть прекрасный римский амфитеатр, но именно краны привлекли туда очень много туристов – из Австрии, Италии, Словении, других стран, особенно во время фестиваля света, когда все собираются посмотреть, какие музыку и свет мы придумали в этом году. Возможно, это мой самый любимый проект, потому что он в моем городе и люди его очень любят. Это живой организм, краны днем продолжают работать. А если вдруг в них попадает молния, и свет вырубается, то нам сразу звонят журналисты: «Краны отключились, что происходит?» – начинается паника. Для меня любовь горожан к этому проекту – самый большой комплимент.

Краны на верфи в Пуле. Проект «Светящиеся гиганты» © Bojan Širola
Краны на верфи в Пуле. Проект «Светящиеся гиганты» © Goran Šebelić



– Это прекрасная история.

– Да, и она продолжается, потому что краны – все время «живые». Рабочие с верфи, которые помогали устанавливать на них систему освещения, и я с моими сотрудниками работали над этим проектом бесплатно каждую ночь на протяжении семи месяцев. Рабочие сначала отнеслись к идее скептически: зачем тратить деньги на не важнейший с социальной точки зрения проект во время кризиса? Они не понимали настоящую ценность такого проекта, но в процессе работы их энтузиазм рос. А в итоге я, моя команда и люди с верфи, которые помогали устанавливать освещение, получили награду от города Пула за повышение самосознания жителей и привлечение туристов.

Павильон Twisted в Пуле, фестиваль света Visualia-2017 © Damil Kalogjera
Павильон Twisted в Пуле, фестиваль света Visualia-2017 © Damil Kalogjera
Павильон Twisted в Пуле, фестиваль света Visualia-2017 © Danijel Bartolić
Павильон Twisted в Пуле, фестиваль света Visualia-2017 © Danijel Bartolić
Павильон Twisted в Пуле, фестиваль света Visualia-2017 © Danijel Bartolić



– И это все – средствами светового дизайна! Это интересная тема, потому что я часто думаю о том, как многие города преображаются к лучшему в темное время суток – благодаря освещению, которое делает их более интересными. Это же –

– Дополнительный эффект. Один из ключевых элементов освещения – это эмоции. Я сравниваю свет с музыкой: в музыке главное – не ноты, а паузы, тишина между ними. То же самое с освещением: тень так же важна, как свет, а свет существует во многих формах. То есть мы можем прямо влиять на эмоции зрителя, потому что освещение важно не для архитектуры, освещение важно для людей. Кирпичу или бетону все равно, освещен он или нет, это глядящему на здание человеку не безразлично, как оно выглядит.
Вызвать правильную эмоцию с помощью освещения не так уж легко, потому что нужно поместить освещаемый объект в контекст его окружения. Если бы краны в Пуле были окружены небоскребами с ослепительной подсветкой, эффект был бы совершенно другим.
Если вы хотите создать «вау-эффект» для здания, площади, улицы или помещения, когда солнце заходит, на наши эмоции влияет только свет, и мы можем контролировать этот эффект с его помощью. Если же света нет, мы ничего не увидим, и единственной эмоцией будет страх.

Атриум универмага ЦУМ в Киеве. Фото © Сергей Кадулин, предоставлено ESTA


– Вы работаете и над такими сложными зданиями, как небоскребы. К примеру, над башней «Эволюция» в Москва-Сити.

– Именно. Это очень сложный случай, так как эта башня окружена другими высотками, и все они освещены: у них слепящий интерьерный свет, который виден снаружи, и есть еще внешняя подсветка. Для «Эволюции» я хочу использовать совершенно новый подход, что усложняет задачу; для этого мне нужны новейшие светодиодные светильники и технологии освещения. Но мы не можем освещать интерьеры, не думая об экстерьере. Что бы мы ни делали снаружи, на это повлияет свет изнутри, и это –

– Две части целого.

– Но они должны быть едины. В интерьере я использую оптическую систему, благодаря которой помещения будут освещены, но источника этого света не видно. Еще мы предлагаем систему контроля естественного освещения с жалюзи, которые мы также можем использовать, чтобы сделать фасады полностью темными ночью, чтобы внешняя подсветка была хорошо заметна.
И я не «деформирую» башню; деформация, мне кажется, – это самая большая ошибка в светодизайне. Я лишь подчеркиваю реальную форму небоскреба, потому что она красива и уникальна. У меня была идея, как сделать его визуально выше, чем он есть на самом деле, но не получилось из-за правил безопасности для полетов авиации. Я надеюсь, что к следующему лету мы увидим результат нашей работы в том виде, как мы его задумали.
В интерьере мы используем очень необычные светильники, так как сложность проекта еще и в том, что в башне нет прямоугольных помещений из-за ее формы в виде молекулы ДНК. Есть только прямоугольное основание, а затем каждый этаж повернут относительно предыдущего на два градуса, поэтому все пространства в башне разные.

Офис студии Skira в Пуле – House of Light, «Дом света» © Nenad Fabijanić
Офис студии Skira в Пуле – House of Light, «Дом света» © Nenad Fabijanić



– А что будет снаружи?

– Снаружи я подчеркну объем башни. Повседневная схема освещения будет полностью белой, без цвета: будут показаны горизонтальные линии фасада и изгиб формы. В праздники башня станет почти как пиксельный экран RGB, но не медиа-фасад: там будут всякие «игривые» цвета, и даже белый станет магнетическим, не статичным.

– Не потеряется ли «Эволюция» при такой сдержанной схеме на фоне ярко освещенных небоскребов вокруг?

– Вы точно сможете заметить башню «Эволюция» на фоне остальных небоскребов, потому что подсветка будет следовать за ее формой, постоянно подчеркивая ее необычную форму спирали.
Мы подсчитали, что даже без системы контроля мы сэкономим 30% электричества по сравнению со стандартным европейским офисным зданием. С системой контроля и системой контроля естественного освещения, я думаю, мы будем тратить до 80% электричества меньше, чем обычно требуется для освещения. Это значит – экономия порядка 4–5 миллионов евро за пять лет. И светильники не потребуется менять в течение 10–15 лет, то есть эксплуатационные расходы будут незначительными.

Модульная система уличного освещения Polesano для Delta Light © Luca Cioci
Модульная система уличного освещения Polesano для Delta Light © Luca Cioci



– Совсем недавно вы разработали для компании Delta Light модульную систему уличного освещения Polesano: полагаю, вы использовали весь свой опыт для создания по-настоящему нового освещения для города.

– Если вы посмотрите на типичный случай, то 99% из них – это базовый, утилитарный уличный светильник, продукция той или иной компании, закрепленный на простой опоре, которую сделал неизвестно кто. Вторая проблема с такими объектами – что вы не можете регулировать освещение. В случае с Polesano моя идея заключается в том, что опора и уличный светильник необязательно должны быть некрасивыми, они могут быть эстетически привлекательным, но при этом «вне времени», поэтому это не тот объект, который отлично выглядит вначале, а через несколько лет, когда мода сменилась, уже кажется отталкивающим.
Поэтому его форма очень проста: это квадратная в сечении опора с прямоугольным светильником, причем на одну опору можно добавить до шести светильников. У каждого из них может быть своя оптическая система, поэтому Polesano можно использовать в парках, на площадях, на улицах, автодорогах – где угодно. Сейчас Delta Light будет производить его высотой до шести метров, но мы также спроектировали другую его версию – намного крупнее и мощнее, подходящую для более обширных пространств. Мы изучали разные варианты оптики, поэтому, если вы поставите Polesano на площади, где вы хотите осветить мощение, фасад, затем, может быть, фонтан – вы все это можете сделать с помощью одной опоры.

Модульная система уличного освещения Polesano для Delta Light © Luca Cioci
Модульная система уличного освещения Polesano для Delta Light © Luca Cioci
Модульная система уличного освещения Polesano для Delta Light © Luca Cioci



– Ведь также есть планы позже добавить к системе Polesano другие опции, помимо освещения?


– В будущем каждый уличный светильник получит ретранслятор Wi-Fi, видеокамеру, разные сенсоры и тому подобное, но все эти устройства придется прикреплять на одну опору, что в итоге будет выглядеть ужасно. А в случае Polesano все эти составляющие «Интернета вещей» поместятся в единый корпус, поэтому с эстетической точки зрения система не пострадает. И так как есть возможность поворачивать все эти устройства и светильники в любую сторону без видимых соединений и винтов, Polesano всегда будет выглядеть как небольшая скульптура.
Тоннель «Евразия» под Босфором в Стамбуле. Фото: Cem Eryiğit © Kitoko Ligthing and Engineering
Тоннель «Евразия» под Босфором в Стамбуле. Фото: Cem Eryiğit © Kitoko Ligthing and Engineering
Тоннель «Евразия» под Босфором в Стамбуле. Фото: Cem Eryiğit © Kitoko Ligthing and Engineering
Железнодорожный мост через Саву в Загребе © Damil Kalogjera

17 Октября 2017

Нина Фролова

Беседовала:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Феликс Новиков: «Я никогда не предлагал заказчику...
Большое и очень увлекательное интервью с Феликсом Новиковым. О репрессированных родителях, погибшем брате, о переходе от классики к модернизму, об авторстве и соавторстве, о том, как обойти ограничения. По видео связи в Zoom, Hью-Йорк – Рочестер, штат Нью-Йорк, 16-17 Августа, 2021.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.
Москомархитектура: итоги года. Часть I
Шесть коротких интервью: с Никитой Токаревым, Кириллом Теслером, Сергеем Георгиевским, Николаем Переслегиным, Филиппом Якубчуком и основателями бюро ARCHSLON Татьяной Осецкой и Александром Саловым.
Амир Идиатулин: «Главное – объект должен быть тебе...
IND architects стали ньюсмейкерами завершающегося года: выиграли два иностранных конкурса, поучаствовали в трех международных консорциумах, завершили реконструкцию здания первого детского хосписа в Москве для фонда Нюты Федермессер. Основатель и руководитель бюро Амир Идиатулин – об основных принципах работы: самым важным архитекторы считают увлеченность темой, стремятся к универсальности, с жюри и заказчиками не заигрывают, стоимость работы рассчитывают по человеко-часам.
Видео: лекция Дина Скиры
Хорватский светодизайнер Дин Скира посетил Москву 28 сентября по приглашению компании Delta Light. Публикуем видеозапись лекции на русском языке.
Неосязаемый материал
Проекты хорватского светодизайнера Дина Скиры учитывают комфорт и желания людей, а не только особенности зданий, для которых предназначены.
Технологии и материалы
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
BTicino: сделано в Италии
Компания BTicino, итальянский бренд Группы Legrand, пересмотрела подход к электрике дома и сделала из розеток и выключателей функциональные произведения искусства.
Элегантность, неподвластная времени
Резиденция «Вишневый сад» на территории киноконцерна «Мосфильм», с вишневым садом во дворе и парком вокруг – это чистый этюд из стекла, камня и клинкерного кирпича. Архитектура простых объемов открыта в природу, а клинкер придает ансамблю вневременность.
Топовые BIM-модели Cersanit для интерьера ванной под ключ
BIM-технологии позволяют проектировщикам не только создавать 3D картинку, но и разрабатывать целую базу данных, где будет храниться вся информация об объекте с детальными характеристиками. Виртуальная копия здания хранит всю информацию об изменениях на каждом этапе, помогает поддерживать высокую производительность работы, сокращает время на пересчёт, позволяет детально проработать параметры и размеры блоков.
Золото на голубом – новое прочтение
В постиндустриальном районе Милана завершается строительство делового кластера The Sign. Комплекс станет функциональной и визуальной доминантой района – в нем разместятся множество деловых и общественных зон, а его сияющие золотыми фрагментами фасады будут привлекать внимание издалека. Золото на фасаде – панели ALUCOBOND® naturAL Gold от компании 3A Composites.
Многоликий габион
У габионов Zabor Modern, помимо эффектного внешнего вида, есть неочевидное преимущество: этот тип ограждения не требует фундаментных работ, благодаря чему устанавливать его можно даже там, где другой забор не пройдет по нормам. Кроме того, конструкция подходит и для ландшафтных решений.
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Сейчас на главной
Классика для современников
Архитекторы бюро Megabudka выполнили проект комплекса гостиницы и апартаментов класса deluxe в центре новой федеральной территории «Сириус». Сдержанно-классичное решение фасадов заставило нас задуматься о цикличности столетий.
Михаил Филиппов: «В ордерной системе проявляется...
Реализовав свою градостроительную методику в построенном в Сочи Горки-городе, крупных градостроительных проектах в Тюмени и в Сыктывкаре, известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов занялся оформлением своей методики в учебник. Некоторые постулаты своей теории архитектор изложил в интервью для archi.ru.
Минус дает плюс
«Углеродно негативный» культурный центр в Шеллефтео на севере Швеции построен из местного дерева, включая 20-этажный гостиничный корпус. Авторы проекта – бюро White.
Сколько стоил дом на Моховой?
Дмитрий Хмельницкий рассматривает дом Жолтовского на Моховой, сравнительно оценивая его запредельную для советских нормативов 1930-х годов стоимость, и делая одновременно предположения относительно внутренней структуры и ведомственной принадлежности дома.
Культ цикличности
На плато Гиза в рамках биеннале современного искусства в Египте 2021 реализована инсталляция Александра Пономарева Уроборос.
Удар крученым
Тотан Кузембаев спроектировал дом из CLT-панелей в Пирогово. Он называется СЛАЙС. Предполагается, что проект стандартизированный и будет тиражироваться.
Урбанизированное междуречье
Проект-победитель конкурса Малых городов для Сызрани от творческой мастерской ТМ продолжает развитие кремлевской набережной, раскрывает живописные панорамы и способствует очищению рек.
Ажурный XX-конструктив
Во дворе Музея архитектуры на Воздвиженке установлена инсталляция группы DNK ag. Она приурочена к 20-летнему юбилею бюро, и впервые была показана на Арх Москве. Предполагается, что объект простоит во дворе музея один год и послужит началом для новой традиции – регулярно обновляемого выставочного проекта «Современная архитектура во дворе МУАРа».
Энергетика эксприматики
Павильон, реализованный по проекту Сергея Чобана на всемирной ЭКСПО 2020 в Дубае, – яркое и цельное архитектурное высказывание, образность которого восходит к авангардным графическим экспериментам Якова Чернихова, но допускает множество трактовок. Павильон похож и на купольный храм, и на кружащуюся «Планету Россия», и на голову матрешки. Тем более что внутри, в ядре экспозиции – мозг. Внимательно рассматриваем и трактовки, и нюансы реализации.
Ответ домашнему офису
Новое здание фармацевтического концерна Roche по проекту бюро Christ & Gantenbein предлагает сотрудникам альтернативу цифровой среде и работе на дому.
Город, дружелюбный к детям
Вместе с организаторами и кураторами фестиваля «Детская Платформа», который прошел в Нальчике, разбираемся, как привить детям чувство причастности к городу, какие практики позволят вовлечь их в городские процессы и почему важно учить детей работать с материалами.
Линия сердца
Проект-победитель конкурса Малых городов помогает связать скверы и парки Можги, сделать транзитные территории более безопасными и насытить центр города новыми сценариями и объектами – например, многофункциональным центром «Гаражи»
Белее белого
Публикуем последние четыре работы, вошедшие в короткий список конкурса на жилую застройку поселка Соловецкий: DNK.ag, .ket, «План Б» и АБ «Белое».
Ток и торф
Проект-победитель конкурса Малых городов от бюро SOTA: спокойный парк вокруг Стахановского озера в подмосковном Электрогорске
Толерантная эстетика терраформирования
Всемирная выставка – гигантское мероприятие, ему сложно дать какое-то одно определение и охватить одним взглядом. Тем более – такая амбициозная и претендующая на рекорды, которая, несмотря на превратности пандемии, открыта сейчас в Дубае. Не претендуя на универсальность, делаем попытку рассмотреть экспо 2020, где за эффектными крыльями «звездных» архитекторов и восторгом от исследований Космоса проступают приметы эстетической толерантности девелоперского проекта.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Вход в горы
Смотровая площадка в Пермском природном парке привлекает внимание к природным достопримечательностям края и готовит путешественников к восхождению на скальный массив.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Две стихии
Еще один проект-победитель конкурса Малых городов от Аб «Вещь!», на этот раз для солнечного Ахтубинска: благоустройство, вдохновленное стихиями воды и воздуха, а также фотогеничный памятник досаждающей мошке.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
180 человек одних партнеров
Крупнейшим акционером Foster + Partners стала частная канадская инвестиционная фирма. Финансовое вливание позволит архитектурному бюро развиваться дальше, в том числе расширять число партнеров и обеспечивать их преемственность.
Северный Версаль
На берегу величественной реки Вычегды, в живописном месте, в шести километрах от центра столицы Республики Коми Сыктывкара известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов спроектировал город Югыд-Чой в традиционной эстетике, ориентированной на центр Санкт-Петербурга. Заказчик Елена Соболева, глава ООО «Фонд жилищного строительства г. Сыктывкара», видит свою миссию в том, чтобы Югыд-Чой стал визитной карточкой республики.