Единственное имя

Об архитектуре Южного Тироля – немецкоговорящей области на севере Италии.

Автор текста:
Елизавета Клепанова

mainImg
Эта область на севере Италии имеет несколько имен. По-итальянски он – автономный регион Трентино-Альто-Адидже, но коренное население по-прежнему называет свою землю Зюдтироль (то есть Южный Тироль) и, как и века назад, говорит по-немецки.

В 1919, по итогам Первой мировой войны, в соответствии с Сен-Жерменским мирным договором, Южный Тироль и Трентино перешли от Австрии к Итальянскому королевству. Когда к власти в Италии пришли фашисты, в регионе стали проводить принудительную итальянизацию. Немецкоговорящую – бóльшую – часть населения притесняли, лишали возможности говорить на родном языке, сохранять традиции. Из-за этой политики очень многие были вынуждены были покинуть родину и перебраться на территорию бывшей Австрии, тогда принадлежавшей Третьему рейху.

Но сегодня, приезжая в Альто-Адидже, вы увидите, что любые надписи или знаки продублированы на двух языках – немецком и итальянском. Жители провинции сначала обратятся к вам на немецком, но спокойно перейдут на итальянский, если это будет необходимо. Местная кухня также удивит сочетанием традиционных блюд Тироля и Средиземноморья. А архитектура? Про нее мы и поговорим.



Музей современного и новейшего искусства Museion в Больцано
Архитекторы KSV Krüger Schuberth Vandreike. 2005–2007

Музей современного и новейшего искусства Museion в Больцано Архитекторы KSV Krüger Schuberth Vandreike. 2005–2007. Фото © Елизавета Клепанова

В мае 2008 в столице автономной провинции Больцано – Южный Тироль открылся музей современного и новейшего искусства Museion, построенный по проекту берлинской архитектурной мастерской KSV. Он должен был стать не только выставочным центром с постоянной и временными экспозициями, но и открытой площадкой для дискуссий, художественной мастерской. Основным визуальным требованием к проекту, в силу его местоположения, было «осуществление» мягкого перехода между историческим центром города и так называемой зоной города нового.
Музей современного и новейшего искусства Museion в Больцано Архитекторы KSV Krüger Schuberth Vandreike. 2005–2007. Фото © Елизавета Клепанова

Спроектировать музей современного искусства – сложная задача просто потому, что само здание должно быть вне времени, в идеале оставаясь актуальным независимо от течения лет. «Музеон» представляет собой простой и лаконичный 7-этажный объем cо сплошным остеклением как внутреннего, так и внешнего фасадов. Между фасадами оставлен промежуток около метра, который используется в качестве вентиляционного канала. Особенностью внешней оболочки здания являются специальные «жалюзи», которые работают как защита от солнца в течении дня, а в темное время суток в закрытом состоянии формируют экраны, на которые проецируют мультимедийные работы местных и зарубежных художников.
Музей современного и новейшего искусства Museion в Больцано Архитекторы KSV Krüger Schuberth Vandreike. 2005–2007. Фото © Елизавета Клепанова

В интерьере – подчеркнутая гибкость пространства с системой подвижных перегородок, разномасштабными выставочными пространствами и залами для проведения мероприятий, расположенными на нескольких уровнях. «Музеон» располагает собственной библиотекой, лабораториями, магазином и рестораном на последнем этаже с прекрасным видом на окрестности.
Музей современного и новейшего искусства Museion в Больцано Архитекторы KSV Krüger Schuberth Vandreike. 2005–2007. Фото © Елизавета Клепанова

Частью архитектурной композиции являются два моста, ведущие к музею через реку Тальвера. Для удобства пешеходов и велосипедистов для них выделены отдельные полосы. Мосты, на контрасте с строгой формой «Музеона» – криволинейные, но сделаны с использованием все тех же материалов, что и музей: металла и стекла.
Музей современного и новейшего искусства Museion в Больцано Архитекторы KSV Krüger Schuberth Vandreike. 2005–2007. Фото © Елизавета Клепанова

Как городские власти, так и работники музея замечают, что хотели бы, чтобы он стал не очередной «арт-коробкой», а местом живого обмена знаниями, лабораторией идей и творчества. Для максимального комфорта и спокойной работы приезжающих художников и скульпторов здесь даже организована небольшая резиденция, попасть в которую очень легко – достаточно лишь пересечь площадь перед «Музеоном».
Музей современного и новейшего искусства Museion в Больцано Архитекторы KSV Krüger Schuberth Vandreike. 2005–2007. Фото © Елизавета Клепанова

Мнения о музее разнообразны: посетители отмечают его интересную архитектуру и удобные интерьеры, но вот сами экспонаты часто вызывают реакцию более негативную. Как правило, чтобы избежать резко отрицательных эмоций, рекомендуется при осмотре экспозиции пользоваться услугами экскурсовода либо внимательно читать подробные описания объектов (за эти сопроводительные тексты – большая благодарность дирекции «Музеона», так как, к сожалению, во многих музеях современного искусства они отсутствуют).
Музей современного и новейшего искусства Museion в Больцано Архитекторы KSV Krüger Schuberth Vandreike. 2005–2007. Фото © Елизавета Клепанова

И да – это именно тот музей, уборщики которого прошлой осенью приняли за мусор инсталляцию «Мы собирались танцевать всю ночь», отсылающую зрителей к атмосфере бурных вечеринок итальянских политиков 1980-х годов. Не обошлось и без других скандалов: против некоторых экспонатов выступала не только городская администрация, но даже и Папа Римский.
Музей современного и новейшего искусства Museion в Больцано Архитекторы KSV Krüger Schuberth Vandreike. 2005–2007. Фото © Елизавета Клепанова
Музей современного и новейшего искусства Museion в Больцано Архитекторы KSV Krüger Schuberth Vandreike. 2005–2007. Фото © Елизавета Клепанова



Теперь Больцано знаменит не только чудесными пейзажами, рождественскими рынками, яблочным шнапсом и шпеком, но и принадлежностью к миру современного искусства. И, даже если вы не большие фанаты последнего, посетить «Музеон» – или хотя бы осмотреть его здание снаружи – все же стоит: это тот редкий случай, когда вживую он выглядит даже лучше, чем на фотографиях, в ансамбле с мостами, площадью, ландшафтом и отражениями в стекле музейных фасадов видов старого и нового Больцано.



Культурный центр в Оре.
Архитекторы Studio Monsorno Trauner. 2012
Культурный центр в Оре. Архитекторы Studio Monsorno Trauner. 2012. Фото: Augustin Ochsenreiter, Rene Riller

В нескольких километрах к югу от Больцано находится коммуна Ора с населением около трех с половиной тысяч человек. В ее историческом центре, на участке, объединяющем две улицы с перепадом высоты между ними, расположен культурный центр по проекту местного бюро – Studio Monsorno Trauner. В здании есть немецкая и итальянская библиотека, проводятся выставки, учебные занятия.
Культурный центр в Оре. Архитекторы Studio Monsorno Trauner. 2012. Фото: Augustin Ochsenreiter, Rene Riller

Культурный центр радикально отличается своим современным и «интровертным» образом от окружающей его исторической среды. Однако структура здания хорошо читается извне: заметно, что большая часть помещений различна по высоте, без труда определяются их функции. Попасть в центр можно с обеих улиц. Перед входом в культурный центр архитекторы Monsorno Trauner создали небольшую аккуратную площадь, органично вписавшуюся в ткань городской застройки.
Культурный центр в Оре. Архитекторы Studio Monsorno Trauner. 2012. Фото: Augustin Ochsenreiter, Rene Riller

В самом центре здания находится читальный зал, не ограниченный четырьмя стенам, а занимающий несколько уровней, чтобы посетители могли свободно выбрать удобное для работы или отдыха место. С уровня последнего этажа можно попасть на общедоступную террасу на крыше.
Культурный центр в Оре. Архитекторы Studio Monsorno Trauner. 2012. Фото: Augustin Ochsenreiter, Rene Riller

В интерьере здания много света, удачно подобрано цветовое решение, естественно выглядят такие детали, как ограждения из совсем недорогого материала – сетки-рабицы.
Культурный центр в Оре. Архитекторы Studio Monsorno Trauner. 2012. Фото: Augustin Ochsenreiter, Rene Riller
Культурный центр в Оре. Архитекторы Studio Monsorno Trauner. 2012. Фото: Augustin Ochsenreiter, Rene Riller
Культурный центр в Оре. Архитекторы Studio Monsorno Trauner. 2012. Фото: Augustin Ochsenreiter, Rene Riller
Культурный центр в Оре. Архитекторы Studio Monsorno Trauner. 2012. Фото: Augustin Ochsenreiter, Rene Riller
Культурный центр в Оре. Архитекторы Studio Monsorno Trauner. 2012. Фото: Augustin Ochsenreiter, Rene Riller
Культурный центр в Оре. Архитекторы Studio Monsorno Trauner. 2012. Фото: Augustin Ochsenreiter, Rene Riller
Культурный центр в Оре. Архитекторы Studio Monsorno Trauner. 2012. Фото: Augustin Ochsenreiter, Rene Riller
Культурный центр в Оре. Архитекторы Studio Monsorno Trauner. 2012. Фото: Augustin Ochsenreiter, Rene Riller
Культурный центр в Оре. Архитекторы Studio Monsorno Trauner. 2012. Фото: Augustin Ochsenreiter, Rene Riller



Совершенно не рассчитываешь обнаружить такое современное, комфортное здание в совсем небольшой сельскохозяйственной коммуне с традиционной застройкой, но тем приятнее открывать для себя новое и неожиданное архитектурное лицо Южного Тироля.




Площадь Анджелы Николетти в Больцано
Архитектор Роланд Бальди. 2007–2011

Площадь Анджелы Николетти в Больцано. Архитектор Роланд Бальди. 2007–2011. Фото © Oskar Da Riz

Последним проектом, который мы рассмотрим в этой статье, станет мемориальная площадь Анджелы Николетти в центре нового района Больцано – Ольтрисарко-Аслаго – по проекту южнотирольской архитектора Роланда Бальди.
Площадь Анджелы Николетти в Больцано. Архитектор Роланд Бальди. 2007–2011. Фото © Oskar Da Riz

Анджела Николетти известна в Южном Тироле всем. Будучи совсем молоденькой учительницей, она тайно учила детей немецкому, когда это запрещалось фашистскими властями Италии: немецкий нельзя было преподавать даже как второй язык, после итальянского, и за подобную деятельность учителю грозила тюрьма. Оказавшись в заключении, Николетти заболела туберкулезом и умерла в возрасте 25 лет.
Площадь Анджелы Николетти в Больцано. Архитектор Роланд Бальди. 2007–2011. Фото © Oskar Da Riz

На 2200 квадратных метрах нарочно нет никаких ограничительных элементов: площадь сделана максимально открытой для всевозможных мероприятий и отдыха на свежем воздухе. Ее мощение следует абстрактному рисунку, не цитируя ни исторические орнаменты средневекового центра города, ни модернизм новой застройки. Оно сделано из светлого мрамора «Бьянко Лаза» (привозится из соседнего города и известен во всем регионе) и черного базальта. Оба материала традиционно используются в Южном Тироле для мощения. Под площадью находится подземный паркинг, и по этой причине брусчатка лежит на специальной подушке из полимерного песка (это материал, сделанный из песка с добавлением акрилового связующего вещества).
Площадь Анджелы Николетти в Больцано. Архитектор Роланд Бальди. 2007–2011. Фото © Oskar Da Riz

Соединение в узоре двух противоположных цветов, черного и белого, характерные изгибы рисунка, его абстрактные формы выбраны не случайно: они символизируют сосуществование и сплавление культур, часто очень разных, в небольшом альпийском городе. На площади установлены всего две мобильные скамейки из древесины дуба. Площадь Анджелы Николетти – пример, когда о трагедии говорят не пугающими образами, а с помощью красоты.
Площадь Анджелы Николетти в Больцано. Архитектор Роланд Бальди. 2007–2011. Фото © Oskar Da Riz
Площадь Анджелы Николетти в Больцано. Архитектор Роланд Бальди. 2007–2011. Фото © Oskar Da Riz
Площадь Анджелы Николетти в Больцано. Архитектор Роланд Бальди. 2007–2011. Фото © Oskar Da Riz
Площадь Анджелы Николетти в Больцано. Архитектор Роланд Бальди. 2007–2011. Фото © Oskar Da Riz
Площадь Анджелы Николетти в Больцано. Архитектор Роланд Бальди. 2007–2011. Фото © Oskar Da Riz



 
* * *

Мы обязательно продолжим разговор об архитектуре Южного Тироля. А напоследок я расскажу о моем первом приезде в эту провинцию. После долгой дороги из Милана я зашла пообедать в кафе и, присев за столик, обнаружила меню только на немецком языке, который на тот момент не знала. Тогда я обратилась к официанту с просьбой принести мне итальянское меню и, увидев на его лице недовольство, добавила: «Мы же в Италии, да?» Внимательно наблюдавшие за этой сценой местные буквально рухнули от смеха. В общем, если вам будут говорить, что у этого региона несколько имен, не верьте: это Зюдтироль, и никак иначе.

11 Мая 2016

Автор текста:

Елизавета Клепанова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Сейчас на главной
Деревянный рай
Один из кварталов в составе крупного и очень передового по многим параметрам района Асперн в Вене выстроен из дерева – как клееной, так и обычной древесины на бетонном каркасе, причем очень многие элементы конструкции – сборные, предварительно изготовлены на заводе.
Путь к новой орнаментальности
Клубный дом-дворец «Аристократ» у соснового парка перед началом Рублевского шоссе представляет собой новый этап развития московской декоративно-исторической архитектуры: респектабельно украшенной, но тяготеющей к легким светлым тонам и умело использующей романтический флёр майоликовых вставок.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства нового муниципалитета по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе. Сохраняется только один корпус 1965 года, который будет служить «входным порталом» нового комплекса.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Стеклянный бутон
Башня по проекту Zaha Hadid Architects, строящаяся в Гонконге, напоминает бутон цветка с его флага и герба, учитывает реалии пандемии и претендует на лидерство по «устойчивости».