Единственное имя

Об архитектуре Южного Тироля – немецкоговорящей области на севере Италии.

mainImg
Эта область на севере Италии имеет несколько имен. По-итальянски он – автономный регион Трентино-Альто-Адидже, но коренное население по-прежнему называет свою землю Зюдтироль (то есть Южный Тироль) и, как и века назад, говорит по-немецки.

В 1919, по итогам Первой мировой войны, в соответствии с Сен-Жерменским мирным договором, Южный Тироль и Трентино перешли от Австрии к Итальянскому королевству. Когда к власти в Италии пришли фашисты, в регионе стали проводить принудительную итальянизацию. Немецкоговорящую – бóльшую – часть населения притесняли, лишали возможности говорить на родном языке, сохранять традиции. Из-за этой политики очень многие были вынуждены были покинуть родину и перебраться на территорию бывшей Австрии, тогда принадлежавшей Третьему рейху.

Но сегодня, приезжая в Альто-Адидже, вы увидите, что любые надписи или знаки продублированы на двух языках – немецком и итальянском. Жители провинции сначала обратятся к вам на немецком, но спокойно перейдут на итальянский, если это будет необходимо. Местная кухня также удивит сочетанием традиционных блюд Тироля и Средиземноморья. А архитектура? Про нее мы и поговорим.



Музей современного и новейшего искусства Museion в Больцано
Архитекторы KSV Krüger Schuberth Vandreike. 2005–2007

Музей современного и новейшего искусства Museion в Больцано Архитекторы KSV Krüger Schuberth Vandreike. 2005–2007. Фото © Елизавета Клепанова

В мае 2008 в столице автономной провинции Больцано – Южный Тироль открылся музей современного и новейшего искусства Museion, построенный по проекту берлинской архитектурной мастерской KSV. Он должен был стать не только выставочным центром с постоянной и временными экспозициями, но и открытой площадкой для дискуссий, художественной мастерской. Основным визуальным требованием к проекту, в силу его местоположения, было «осуществление» мягкого перехода между историческим центром города и так называемой зоной города нового.
Музей современного и новейшего искусства Museion в Больцано Архитекторы KSV Krüger Schuberth Vandreike. 2005–2007. Фото © Елизавета Клепанова

Спроектировать музей современного искусства – сложная задача просто потому, что само здание должно быть вне времени, в идеале оставаясь актуальным независимо от течения лет. «Музеон» представляет собой простой и лаконичный 7-этажный объем cо сплошным остеклением как внутреннего, так и внешнего фасадов. Между фасадами оставлен промежуток около метра, который используется в качестве вентиляционного канала. Особенностью внешней оболочки здания являются специальные «жалюзи», которые работают как защита от солнца в течении дня, а в темное время суток в закрытом состоянии формируют экраны, на которые проецируют мультимедийные работы местных и зарубежных художников.
Музей современного и новейшего искусства Museion в Больцано Архитекторы KSV Krüger Schuberth Vandreike. 2005–2007. Фото © Елизавета Клепанова

В интерьере – подчеркнутая гибкость пространства с системой подвижных перегородок, разномасштабными выставочными пространствами и залами для проведения мероприятий, расположенными на нескольких уровнях. «Музеон» располагает собственной библиотекой, лабораториями, магазином и рестораном на последнем этаже с прекрасным видом на окрестности.
Музей современного и новейшего искусства Museion в Больцано Архитекторы KSV Krüger Schuberth Vandreike. 2005–2007. Фото © Елизавета Клепанова

Частью архитектурной композиции являются два моста, ведущие к музею через реку Тальвера. Для удобства пешеходов и велосипедистов для них выделены отдельные полосы. Мосты, на контрасте с строгой формой «Музеона» – криволинейные, но сделаны с использованием все тех же материалов, что и музей: металла и стекла.
Музей современного и новейшего искусства Museion в Больцано Архитекторы KSV Krüger Schuberth Vandreike. 2005–2007. Фото © Елизавета Клепанова

Как городские власти, так и работники музея замечают, что хотели бы, чтобы он стал не очередной «арт-коробкой», а местом живого обмена знаниями, лабораторией идей и творчества. Для максимального комфорта и спокойной работы приезжающих художников и скульпторов здесь даже организована небольшая резиденция, попасть в которую очень легко – достаточно лишь пересечь площадь перед «Музеоном».
Музей современного и новейшего искусства Museion в Больцано Архитекторы KSV Krüger Schuberth Vandreike. 2005–2007. Фото © Елизавета Клепанова

Мнения о музее разнообразны: посетители отмечают его интересную архитектуру и удобные интерьеры, но вот сами экспонаты часто вызывают реакцию более негативную. Как правило, чтобы избежать резко отрицательных эмоций, рекомендуется при осмотре экспозиции пользоваться услугами экскурсовода либо внимательно читать подробные описания объектов (за эти сопроводительные тексты – большая благодарность дирекции «Музеона», так как, к сожалению, во многих музеях современного искусства они отсутствуют).
Музей современного и новейшего искусства Museion в Больцано Архитекторы KSV Krüger Schuberth Vandreike. 2005–2007. Фото © Елизавета Клепанова

И да – это именно тот музей, уборщики которого прошлой осенью приняли за мусор инсталляцию «Мы собирались танцевать всю ночь», отсылающую зрителей к атмосфере бурных вечеринок итальянских политиков 1980-х годов. Не обошлось и без других скандалов: против некоторых экспонатов выступала не только городская администрация, но даже и Папа Римский.
Музей современного и новейшего искусства Museion в Больцано Архитекторы KSV Krüger Schuberth Vandreike. 2005–2007. Фото © Елизавета Клепанова
Музей современного и новейшего искусства Museion в Больцано Архитекторы KSV Krüger Schuberth Vandreike. 2005–2007. Фото © Елизавета Клепанова



Теперь Больцано знаменит не только чудесными пейзажами, рождественскими рынками, яблочным шнапсом и шпеком, но и принадлежностью к миру современного искусства. И, даже если вы не большие фанаты последнего, посетить «Музеон» – или хотя бы осмотреть его здание снаружи – все же стоит: это тот редкий случай, когда вживую он выглядит даже лучше, чем на фотографиях, в ансамбле с мостами, площадью, ландшафтом и отражениями в стекле музейных фасадов видов старого и нового Больцано.



Культурный центр в Оре.
Архитекторы Studio Monsorno Trauner. 2012
Культурный центр в Оре. Архитекторы Studio Monsorno Trauner. 2012. Фото: Augustin Ochsenreiter, Rene Riller

В нескольких километрах к югу от Больцано находится коммуна Ора с населением около трех с половиной тысяч человек. В ее историческом центре, на участке, объединяющем две улицы с перепадом высоты между ними, расположен культурный центр по проекту местного бюро – Studio Monsorno Trauner. В здании есть немецкая и итальянская библиотека, проводятся выставки, учебные занятия.
Культурный центр в Оре. Архитекторы Studio Monsorno Trauner. 2012. Фото: Augustin Ochsenreiter, Rene Riller

Культурный центр радикально отличается своим современным и «интровертным» образом от окружающей его исторической среды. Однако структура здания хорошо читается извне: заметно, что большая часть помещений различна по высоте, без труда определяются их функции. Попасть в центр можно с обеих улиц. Перед входом в культурный центр архитекторы Monsorno Trauner создали небольшую аккуратную площадь, органично вписавшуюся в ткань городской застройки.
Культурный центр в Оре. Архитекторы Studio Monsorno Trauner. 2012. Фото: Augustin Ochsenreiter, Rene Riller

В самом центре здания находится читальный зал, не ограниченный четырьмя стенам, а занимающий несколько уровней, чтобы посетители могли свободно выбрать удобное для работы или отдыха место. С уровня последнего этажа можно попасть на общедоступную террасу на крыше.
Культурный центр в Оре. Архитекторы Studio Monsorno Trauner. 2012. Фото: Augustin Ochsenreiter, Rene Riller

В интерьере здания много света, удачно подобрано цветовое решение, естественно выглядят такие детали, как ограждения из совсем недорогого материала – сетки-рабицы.
Культурный центр в Оре. Архитекторы Studio Monsorno Trauner. 2012. Фото: Augustin Ochsenreiter, Rene Riller
Культурный центр в Оре. Архитекторы Studio Monsorno Trauner. 2012. Фото: Augustin Ochsenreiter, Rene Riller
Культурный центр в Оре. Архитекторы Studio Monsorno Trauner. 2012. Фото: Augustin Ochsenreiter, Rene Riller
Культурный центр в Оре. Архитекторы Studio Monsorno Trauner. 2012. Фото: Augustin Ochsenreiter, Rene Riller
Культурный центр в Оре. Архитекторы Studio Monsorno Trauner. 2012. Фото: Augustin Ochsenreiter, Rene Riller
Культурный центр в Оре. Архитекторы Studio Monsorno Trauner. 2012. Фото: Augustin Ochsenreiter, Rene Riller
Культурный центр в Оре. Архитекторы Studio Monsorno Trauner. 2012. Фото: Augustin Ochsenreiter, Rene Riller
Культурный центр в Оре. Архитекторы Studio Monsorno Trauner. 2012. Фото: Augustin Ochsenreiter, Rene Riller
Культурный центр в Оре. Архитекторы Studio Monsorno Trauner. 2012. Фото: Augustin Ochsenreiter, Rene Riller



Совершенно не рассчитываешь обнаружить такое современное, комфортное здание в совсем небольшой сельскохозяйственной коммуне с традиционной застройкой, но тем приятнее открывать для себя новое и неожиданное архитектурное лицо Южного Тироля.




Площадь Анджелы Николетти в Больцано
Архитектор Роланд Бальди. 2007–2011

Площадь Анджелы Николетти в Больцано. Архитектор Роланд Бальди. 2007–2011. Фото © Oskar Da Riz

Последним проектом, который мы рассмотрим в этой статье, станет мемориальная площадь Анджелы Николетти в центре нового района Больцано – Ольтрисарко-Аслаго – по проекту южнотирольской архитектора Роланда Бальди.
Площадь Анджелы Николетти в Больцано. Архитектор Роланд Бальди. 2007–2011. Фото © Oskar Da Riz

Анджела Николетти известна в Южном Тироле всем. Будучи совсем молоденькой учительницей, она тайно учила детей немецкому, когда это запрещалось фашистскими властями Италии: немецкий нельзя было преподавать даже как второй язык, после итальянского, и за подобную деятельность учителю грозила тюрьма. Оказавшись в заключении, Николетти заболела туберкулезом и умерла в возрасте 25 лет.
Площадь Анджелы Николетти в Больцано. Архитектор Роланд Бальди. 2007–2011. Фото © Oskar Da Riz

На 2200 квадратных метрах нарочно нет никаких ограничительных элементов: площадь сделана максимально открытой для всевозможных мероприятий и отдыха на свежем воздухе. Ее мощение следует абстрактному рисунку, не цитируя ни исторические орнаменты средневекового центра города, ни модернизм новой застройки. Оно сделано из светлого мрамора «Бьянко Лаза» (привозится из соседнего города и известен во всем регионе) и черного базальта. Оба материала традиционно используются в Южном Тироле для мощения. Под площадью находится подземный паркинг, и по этой причине брусчатка лежит на специальной подушке из полимерного песка (это материал, сделанный из песка с добавлением акрилового связующего вещества).
Площадь Анджелы Николетти в Больцано. Архитектор Роланд Бальди. 2007–2011. Фото © Oskar Da Riz

Соединение в узоре двух противоположных цветов, черного и белого, характерные изгибы рисунка, его абстрактные формы выбраны не случайно: они символизируют сосуществование и сплавление культур, часто очень разных, в небольшом альпийском городе. На площади установлены всего две мобильные скамейки из древесины дуба. Площадь Анджелы Николетти – пример, когда о трагедии говорят не пугающими образами, а с помощью красоты.
Площадь Анджелы Николетти в Больцано. Архитектор Роланд Бальди. 2007–2011. Фото © Oskar Da Riz
Площадь Анджелы Николетти в Больцано. Архитектор Роланд Бальди. 2007–2011. Фото © Oskar Da Riz
Площадь Анджелы Николетти в Больцано. Архитектор Роланд Бальди. 2007–2011. Фото © Oskar Da Riz
Площадь Анджелы Николетти в Больцано. Архитектор Роланд Бальди. 2007–2011. Фото © Oskar Da Riz
Площадь Анджелы Николетти в Больцано. Архитектор Роланд Бальди. 2007–2011. Фото © Oskar Da Riz



 
* * *

Мы обязательно продолжим разговор об архитектуре Южного Тироля. А напоследок я расскажу о моем первом приезде в эту провинцию. После долгой дороги из Милана я зашла пообедать в кафе и, присев за столик, обнаружила меню только на немецком языке, который на тот момент не знала. Тогда я обратилась к официанту с просьбой принести мне итальянское меню и, увидев на его лице недовольство, добавила: «Мы же в Италии, да?» Внимательно наблюдавшие за этой сценой местные буквально рухнули от смеха. В общем, если вам будут говорить, что у этого региона несколько имен, не верьте: это Зюдтироль, и никак иначе.

11 Мая 2016

Похожие статьи
Мечта в движении: между утопией и реальностью
Исследование истории проектирования и строительства монорельсов в разных странах, но с фокусом мечты о новой мобильности в СССР, сделанное Александром Змеулом для ГЭС-2, переросло в довольно увлекательный ретро-футуристический рассказ о Москве шестидесятых, выстроенный на противопоставлениях. Публикуем целиком.
Модернизация – 3
Третья книга НИИТИАГ о модернизации городской среды: что там можно, что нельзя, и как оно исторически происходит. В этом году: готика, Тамбов, Петербург, Енисейск, Казанская губерния, Нижний, Кавминводы, равно как и проблематика реновации и устойчивости.
Три башни профессора Юрия Волчка
Все знают Юрия Павловича Волчка как увлеченного исследователя архитектуры XX века и теоретика, но из нашей памяти как-то выпадает тот факт, что он еще и проектировал как архитектор – сам и совместно с коллегами, в 1990-е и 2010-е годы. Статья Алексея Воробьева, которую мы публикуем с разрешения редакции сборника «Современная архитектура мира», – о Волчке как архитекторе и его проектах.
Школа ФЗУ Ленэнерго – забытый памятник ленинградского...
В преддверии вторичного решения судьбы Школы ФЗУ Ленэнерго, на месте которой может появиться жилой комплекс, – о том, что история архитектуры – это не история имени собственного, о самоценности архитектурных решений и забытой странице фабрично-заводского образования Ленинграда.
Нейросказки
Участники воркшопа, прошедшего в рамках мероприятия SINTEZ.SPACE, создавали комикс про будущее Нижнего Новгорода. С картинками и текстами им помогали нейросети: от ChatGpt до Яндекс Балабоба. Предлагаем вашему вниманию три работы, наиболее приглянувшиеся редакции.
Линия Елизаветы
Александр Змеул – автор, который давно и профессионально занимается историей и проблематикой архитектуры метро и транспорта в целом, – рассказывает о новой лондонской Линии Елизаветы. Она открылась ровно год назад, в нее входит ряд станцией, реализованных ранее, а новые проектировали, в том числе, Гримшо, Вилкинсон и Мак Аслан. В каких-то подходах она схожа, а в чем-то противоположна мега-проектам развития московского транспорта. Внимание – на сравнение.
Лучшее, худшее, новое, старое: архитектурные заметки...
«Что такое традиции архитектуры московского метро? Есть мнения, что это, с одной стороны, индивидуальность облика, с другой – репрезентативность или дворцовость, и, наконец, материалы. Наверное всё это так». Вашему вниманию – вторая серия архитектурных заметок Александра Змеула о БКЛ, посвященная его художественному оформлению, но не только.
Иван Фомин и Иосиф Лангбард: на пути к классике 1930-х
Новая статья Андрея Бархина об упрощенном ордере тридцатых – на основе сравнения архитектуры Фомина и Лангбарда. Текст был представлен 17 мая 2022 года в рамках Круглого стола, посвященного 150-летию Ивана Фомина.
Архитектурные заметки о БКЛ.
Часть 1
Александр Змеул много знает о метро, в том числе московском, и сейчас, с открытием БКЛ, мы попросили его написать нам обзор этого гигантского кольца – говорят, что самого большого в мире, – с точки зрения архитектуры. В первой части: имена, проектные компании, относительно «старые» станции и многое другое. Получился, в сущности, путеводитель по новой части метро.
Архитектурная модернизация среды. Книга 2
Вслед за первой, выпущенной в прошлом году, публикуем вторую коллективную монографию НИИТИАГ, посвященную «Архитектурной модернизации среды»: история развития городской среды от Тамбова до Минусинска, от Пицунды 1950-х годов до Ричарда Роджерса.
Архитектурная модернизация среды жизнедеятельности:...
Публикуем полный текст первой книги коллективной монографии сотрудников НИИТИАГ. Книга посвящена разным аспектам обновления рукотворной среды, как городской, так и сельской, как древности, так и современной архитектуре, в частности, в ней есть глава, посвященная Николасу Гримшо. В монографии больше 450 страниц.
Поддержка архитектуры в Дании: коллаборации большие...
Публикуем главу из недавно опубликованного исследования Москомархитектуры, посвященного анализу практик поддержки архитектурной деятельности в странах Европы, США и России. Глава посвящена Дании, автор – Татьяна Ломакина.
Сколько стоил дом на Моховой?
Дмитрий Хмельницкий рассматривает дом Жолтовского на Моховой, сравнительно оценивая его запредельную для советских нормативов 1930-х годов стоимость, и делая одновременно предположения относительно внутренней структуры и ведомственной принадлежности дома.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
От музы до главной героини. Путь к признанию творческой...
Публикуем перевод статьи Энн Тинг. Она известна как подруга Луиса Кана, но в то же время Тинг – первая женщина с лицензией архитектора в Пенсильвании и преподаватель архитектурной морфологии Пенсильванского университета. В статье на примере девяти историй рассмотрена эволюция личностной позиции творческих женщин от интровертной «музы» до экстравертной креативной «героини».
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Технологии и материалы
A BOOK – уникальная палитра потолочных решений
Рассказываем о потолочных решениях Knauf Ceiling Solutions из проектного каталога A BOOK, которые были реализованы преимущественно в России и могут послужить отправной точкой для новых дизайнерских идей в работе с потолком как гибким конструктором.
Городские швы и архитектурный фастфуд
Вышел очередной эпизод GMKTalks in the Show – ютуб-проекта о российском девелопменте. В «Архитительном выпуске» разбираются, кто главный: архитектор или застройщик, говорят о работе с историческим контекстом, формировании идентичности города или, наоборот, нарушении этой идентичности.
​Гибкий подход к стенам
Компания Orac, известная дизайнерским декором для стен и богатой коллекцией лепных элементов, представила новинки на выставке Mosbuild 2024.
Art Vinyl Click: модульные ПВХ-покрытия от Tarkett
Art Vinyl Click – популярный продукт компании Tarkett, являющейся мировым лидером в производстве финишных напольных покрытий. Его отличают быстрота укладки, надежность в эксплуатации и множество вариантов текстур под натуральные материалы. Подробнее о возможностях Art Vinyl Click – в нашем материале.
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Жилой комплекс «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
Сейчас на главной
Нюансированная альтернатива
Как срифмовать квадрат и пространство? А легко, но только для этого надо срифмовать всё вообще: сплести, как в самонапряженной фигуре, найти свою оптику... Пожалуй, новая выставка в ГЭС-2 все это делает, предлагая новый ракурс взгляда на историю искусства за 150 лет, снабженный надеждой на бесконечную множественность миров / и историй искусства. Как это получается и как этому помогает выставочный дизайн Евгения Асса – читайте в нашем материале.
Атака цвета
На выставке «Конструкторы науки» проекты зданий институтов и научных городков РАН – в основном модернистские, но есть и до-, и пост- – погружены в атмосферу романтизированной науки очень глубоко: во многом это заслуга яркого экспозиционного дизайна NZ Group, – выставка стала цветным аттракционном, где атмосфера не менее значима, чем история архитектуры.
Пресса: Город с двух сторон от одного тракта
Бийск — это место, некогда пережившее столкновение двух линий российской колонизации, христианской и предпринимательской. Конфликт возник вокруг местного вероучения и, хотя одни хотели его сгубить, а другие — защитить, показал, что обе линии слабо понимают свойства осваиваемого ими пространства. Обе вскоре были уничтожены революцией, на время приостановившей и саму колонизацию, которая, впрочем, впоследствии возродилась, пусть формы ее и менялись. Пространство тоже не утратило своих особенностей, пусть они и выглядят несколько иначе. Более того — сейчас в некоторых отношениях они прекрасно понимают друг друга.
Трилистник инноваций
В Пекине готов Международный центр инноваций «Чжунгуаньцунь» (ZGC), спроектированный MAD Architects. В апреле здесь уже провели престижный технологический форум.
Олива в кубе
Офис продаж жилого комплекса Moments транслирует покупателям заложенные проектом ценности. Близость природы, красота смены сезонов, изящество архитектурных решений интерпретированы через прозрачный куб, внутри которого растет оливковое дерево. В дальнейшем здание сменит функцию и станет частью входной группы общеобразовательной школы.
Город палимпсест
Довольно интересно рассматривать известные проекты в процессе их жизни. «Городу набережных» Максима Атаянца сейчас – 15 лет от замысла и 9 лет от завершения строительства. Заехали посмотреть: к качеству много вопросов, но, что интересно – архитектурные решения по-прежнему неплохо «держат» комплекс. Смотрите картинки.
Журавли и фонарики
В казанском ресторане Ichi-Go-Ichi-E команда Ideologist создавала азиатский интерьер без привязки к определенной стране или эпохе. Набор визуальных кодов включает отсылки к Японии 1980-х, ночному Гонконгу и футуристичному Сингапуру.
Деревья и арки
В условиях дефицита площади спорткомплекс Шаосинского университета вместил на разных уровнях серию игровых полей и площадок, общественные пространства и даже деревья.
Радиоволна
Бюро «Цимайло Ляшенко и Партнеры» подготовило концепцию приспособления к современному использованию Дома Радио – официальной резиденции Теодора Курентзиса в Петербурге. Проект подчеркнет исторические слои пространств и привнесет новое звучание, связанное с более совершенным техническим оснащением залов.
Орел шестого легиона
С сегодняшнего дня в ГМИИ открыта выставка, посвященная Риму. В основном это коллекция гравюр и античной пластики Максима Атаянца – очень большая, внушительная коллекция, дополненная, как хороший букет, вещами из музейного хранения. Как она скомпонована и зачем туда идти – в нашем материале.
Жалюзи для льда
В Домодедово по проекту мастерской Юрия Виссарионова построена ледовая арена. Чтобы протяженный фасад, обусловленный техническими характеристиками сооружения для зимних видов спорта, не выглядел однообразным, архитекторы предложили использовать навесные конструкции с разнонаправленными ламелями. Таким образом лед защищается от солнечных лучей, а стена приобретает фактурность и детализацию.
Пресса: Столичный кейс в Омске: как и где строить не только...
Подкаст "Зерно архитектуры" побывал в гостях у "Архитектурной группы ДНК" в Москве. Сейчас их проект воплощается в жилой комплекс бизнес-класса "Пушкина 77" на пересечении улиц Масленникова и Жукова в Омске. Соучредитель и глава компании Константин Ходнев рассказал ведущей подкаста Алине Бегун, как птицы стали "частью" омского аэропорта, куда следует относить знаковые стены с граффити, за что команду архитекторов обвиняли в диверсии и что хорошего они надеются привнести в застройку и благоустройство Омска?
Яхты-лайнеры
Максим Рымарь построил для футбольной команды Сергея Галицкого, с которым работает уже давно, спортивно-оздоровительный комплекс в окрестностях Краснодара. Типология отеля-лайнера, растущего лентами террас на берегу озера – яркое и емкое пластическое высказывание. В плане как три эллиптических лепестка, нанизанных на продольную ось.
Тетрис в порту
Смотровая башня, спроектированная для Старого порта Монреаля бюро Provencher_Roy, и общественная зеленая зона вокруг нее от ландшафтного бюро NIPPAYSAGE вобрали в себя множество элементов местной идентичности.
Стержни и лепестки
Для московского района Преображенское бюро GAFA спроектировало камерный комплекс Artel, который состоит всего из двух корпусов по 12 этажей. Отсылки к ар-деко и его ответвлению – стримлайну – мы нашли не только в архитектуре, но и в благоустройстве, напоминающем поглощенную природой железнодорожную эстакаду.
Закулисная история
В Грозном по проекту Alexey Podkidyshev studio преобразился Театр юного зрителя. Авторы не только разделили исторические объемы и более поздние пристройки, но и превратили невзрачный объект в востребованное общественное пространство.
Место силлы
В Петропавловске-Камчатском прошел конкурс на создание общественно-культурного центра. В финал вышли три бюро, о работе каждого мы считаем важным рассказать. Начнем с победителя – консорциума во главе с Wowhaus.
Памяти Марии Зубовой
Мария Зубова преподавала историю искусства и архитектуры нескольким поколениям студентов МАРХИ. Художник, иконописец, искусствовед, автор учебников, книги о графике Матисса, инициатор переиздания книг Василия Зубова по истории и теории архитектуры, реставрации и христианской философии.
Баланс желтого
Архитекторы АБ ATRIUM, используя свои навыки и знания в области проектирования школ нового поколения, в которых само пространство и пластика – так задумано – работают на развитие ребенка, оживили крупный, хотя и среднеэтажный, жилой комплекс New Питер проектом, где сквозь темный кирпич прорываются лучи желтого цвета, актового зала нет, зато есть четыре амфитеатра, две открытые террасы, парк и возможность использовать возможности школы не только ученикам, но и, по вечерам, горожанам.
Очередной оазис
Stefano Boeri Architetti выиграли конкурс на проект жилого комплекса в Братиславе. Здесь не обошлось без их «фирменных» висячих садов.
Маршрут на выбор
После реновации парк культуры и отдыха Белорецка предлагает посетителям больше сценариев для досуга: на его территории появились экотропа, лестница со смотровой площадкой, музей в водонапорной башне и другие объекты.
Кампус за день
Кто-то в теремочке живет? Рассказываем о том, чем занимались участники хакатона Института Генплана на стенде МКА на Арх Москве. Кто выиграл приз и почему, и что можно сделать с территорией маленького вуза на краю Москвы.
Не-стирание. Памяти Николая Лызлова
Николай Лызлов умер три дня назад, 7 июня. Вспоминаем его архитектуру, старые и новые проекты, построенное и не построенное, принципы и метод, отношение к среде и контексту. Светлая память. Прощание завтра в ЦДА.
Пресса: Город, сделанный из древнерусского
Суздаль: совместное предприятие интеллигенции и власти. Рассказ о Суздале принято начинать, продолжать и заканчивать описанием его средневекового наследия. Слов нет, оно величественно. Три памятника в списке Всемирного наследия ЮНЕСКО говорят сами за себя. Однако исключительность города все же не в них.
Игра в «Тезисы»
Спецпроект АРХ Москвы «Тезисы» в 2024 году – результат и демонстрация профессиональной игры, которая создает условия для рефлексии. По мнению кураторов, времени на нее в современном мире ни у кого не хватает, при этом рефлексия – необходимое условие для роста архитектора. Объясняем правила и пытаемся распутать ход мыслей участников.