Единственное имя

Об архитектуре Южного Тироля – немецкоговорящей области на севере Италии.

Автор текста:
Елизавета Эбнер

mainImg
Эта область на севере Италии имеет несколько имен. По-итальянски он – автономный регион Трентино-Альто-Адидже, но коренное население по-прежнему называет свою землю Зюдтироль (то есть Южный Тироль) и, как и века назад, говорит по-немецки.

В 1919, по итогам Первой мировой войны, в соответствии с Сен-Жерменским мирным договором, Южный Тироль и Трентино перешли от Австрии к Итальянскому королевству. Когда к власти в Италии пришли фашисты, в регионе стали проводить принудительную итальянизацию. Немецкоговорящую – бóльшую – часть населения притесняли, лишали возможности говорить на родном языке, сохранять традиции. Из-за этой политики очень многие были вынуждены были покинуть родину и перебраться на территорию бывшей Австрии, тогда принадлежавшей Третьему рейху.

Но сегодня, приезжая в Альто-Адидже, вы увидите, что любые надписи или знаки продублированы на двух языках – немецком и итальянском. Жители провинции сначала обратятся к вам на немецком, но спокойно перейдут на итальянский, если это будет необходимо. Местная кухня также удивит сочетанием традиционных блюд Тироля и Средиземноморья. А архитектура? Про нее мы и поговорим.



Музей современного и новейшего искусства Museion в Больцано
Архитекторы KSV Krüger Schuberth Vandreike. 2005–2007

Музей современного и новейшего искусства Museion в Больцано Архитекторы KSV Krüger Schuberth Vandreike. 2005–2007. Фото © Елизавета Клепанова

В мае 2008 в столице автономной провинции Больцано – Южный Тироль открылся музей современного и новейшего искусства Museion, построенный по проекту берлинской архитектурной мастерской KSV. Он должен был стать не только выставочным центром с постоянной и временными экспозициями, но и открытой площадкой для дискуссий, художественной мастерской. Основным визуальным требованием к проекту, в силу его местоположения, было «осуществление» мягкого перехода между историческим центром города и так называемой зоной города нового.
Музей современного и новейшего искусства Museion в Больцано Архитекторы KSV Krüger Schuberth Vandreike. 2005–2007. Фото © Елизавета Клепанова

Спроектировать музей современного искусства – сложная задача просто потому, что само здание должно быть вне времени, в идеале оставаясь актуальным независимо от течения лет. «Музеон» представляет собой простой и лаконичный 7-этажный объем cо сплошным остеклением как внутреннего, так и внешнего фасадов. Между фасадами оставлен промежуток около метра, который используется в качестве вентиляционного канала. Особенностью внешней оболочки здания являются специальные «жалюзи», которые работают как защита от солнца в течении дня, а в темное время суток в закрытом состоянии формируют экраны, на которые проецируют мультимедийные работы местных и зарубежных художников.
Музей современного и новейшего искусства Museion в Больцано Архитекторы KSV Krüger Schuberth Vandreike. 2005–2007. Фото © Елизавета Клепанова

В интерьере – подчеркнутая гибкость пространства с системой подвижных перегородок, разномасштабными выставочными пространствами и залами для проведения мероприятий, расположенными на нескольких уровнях. «Музеон» располагает собственной библиотекой, лабораториями, магазином и рестораном на последнем этаже с прекрасным видом на окрестности.
Музей современного и новейшего искусства Museion в Больцано Архитекторы KSV Krüger Schuberth Vandreike. 2005–2007. Фото © Елизавета Клепанова

Частью архитектурной композиции являются два моста, ведущие к музею через реку Тальвера. Для удобства пешеходов и велосипедистов для них выделены отдельные полосы. Мосты, на контрасте с строгой формой «Музеона» – криволинейные, но сделаны с использованием все тех же материалов, что и музей: металла и стекла.
Музей современного и новейшего искусства Museion в Больцано Архитекторы KSV Krüger Schuberth Vandreike. 2005–2007. Фото © Елизавета Клепанова

Как городские власти, так и работники музея замечают, что хотели бы, чтобы он стал не очередной «арт-коробкой», а местом живого обмена знаниями, лабораторией идей и творчества. Для максимального комфорта и спокойной работы приезжающих художников и скульпторов здесь даже организована небольшая резиденция, попасть в которую очень легко – достаточно лишь пересечь площадь перед «Музеоном».
Музей современного и новейшего искусства Museion в Больцано Архитекторы KSV Krüger Schuberth Vandreike. 2005–2007. Фото © Елизавета Клепанова

Мнения о музее разнообразны: посетители отмечают его интересную архитектуру и удобные интерьеры, но вот сами экспонаты часто вызывают реакцию более негативную. Как правило, чтобы избежать резко отрицательных эмоций, рекомендуется при осмотре экспозиции пользоваться услугами экскурсовода либо внимательно читать подробные описания объектов (за эти сопроводительные тексты – большая благодарность дирекции «Музеона», так как, к сожалению, во многих музеях современного искусства они отсутствуют).
Музей современного и новейшего искусства Museion в Больцано Архитекторы KSV Krüger Schuberth Vandreike. 2005–2007. Фото © Елизавета Клепанова

И да – это именно тот музей, уборщики которого прошлой осенью приняли за мусор инсталляцию «Мы собирались танцевать всю ночь», отсылающую зрителей к атмосфере бурных вечеринок итальянских политиков 1980-х годов. Не обошлось и без других скандалов: против некоторых экспонатов выступала не только городская администрация, но даже и Папа Римский.
Музей современного и новейшего искусства Museion в Больцано Архитекторы KSV Krüger Schuberth Vandreike. 2005–2007. Фото © Елизавета Клепанова
Музей современного и новейшего искусства Museion в Больцано Архитекторы KSV Krüger Schuberth Vandreike. 2005–2007. Фото © Елизавета Клепанова



Теперь Больцано знаменит не только чудесными пейзажами, рождественскими рынками, яблочным шнапсом и шпеком, но и принадлежностью к миру современного искусства. И, даже если вы не большие фанаты последнего, посетить «Музеон» – или хотя бы осмотреть его здание снаружи – все же стоит: это тот редкий случай, когда вживую он выглядит даже лучше, чем на фотографиях, в ансамбле с мостами, площадью, ландшафтом и отражениями в стекле музейных фасадов видов старого и нового Больцано.



Культурный центр в Оре.
Архитекторы Studio Monsorno Trauner. 2012
Культурный центр в Оре. Архитекторы Studio Monsorno Trauner. 2012. Фото: Augustin Ochsenreiter, Rene Riller

В нескольких километрах к югу от Больцано находится коммуна Ора с населением около трех с половиной тысяч человек. В ее историческом центре, на участке, объединяющем две улицы с перепадом высоты между ними, расположен культурный центр по проекту местного бюро – Studio Monsorno Trauner. В здании есть немецкая и итальянская библиотека, проводятся выставки, учебные занятия.
Культурный центр в Оре. Архитекторы Studio Monsorno Trauner. 2012. Фото: Augustin Ochsenreiter, Rene Riller

Культурный центр радикально отличается своим современным и «интровертным» образом от окружающей его исторической среды. Однако структура здания хорошо читается извне: заметно, что большая часть помещений различна по высоте, без труда определяются их функции. Попасть в центр можно с обеих улиц. Перед входом в культурный центр архитекторы Monsorno Trauner создали небольшую аккуратную площадь, органично вписавшуюся в ткань городской застройки.
Культурный центр в Оре. Архитекторы Studio Monsorno Trauner. 2012. Фото: Augustin Ochsenreiter, Rene Riller

В самом центре здания находится читальный зал, не ограниченный четырьмя стенам, а занимающий несколько уровней, чтобы посетители могли свободно выбрать удобное для работы или отдыха место. С уровня последнего этажа можно попасть на общедоступную террасу на крыше.
Культурный центр в Оре. Архитекторы Studio Monsorno Trauner. 2012. Фото: Augustin Ochsenreiter, Rene Riller

В интерьере здания много света, удачно подобрано цветовое решение, естественно выглядят такие детали, как ограждения из совсем недорогого материала – сетки-рабицы.
Культурный центр в Оре. Архитекторы Studio Monsorno Trauner. 2012. Фото: Augustin Ochsenreiter, Rene Riller
Культурный центр в Оре. Архитекторы Studio Monsorno Trauner. 2012. Фото: Augustin Ochsenreiter, Rene Riller
Культурный центр в Оре. Архитекторы Studio Monsorno Trauner. 2012. Фото: Augustin Ochsenreiter, Rene Riller
Культурный центр в Оре. Архитекторы Studio Monsorno Trauner. 2012. Фото: Augustin Ochsenreiter, Rene Riller
Культурный центр в Оре. Архитекторы Studio Monsorno Trauner. 2012. Фото: Augustin Ochsenreiter, Rene Riller
Культурный центр в Оре. Архитекторы Studio Monsorno Trauner. 2012. Фото: Augustin Ochsenreiter, Rene Riller
Культурный центр в Оре. Архитекторы Studio Monsorno Trauner. 2012. Фото: Augustin Ochsenreiter, Rene Riller
Культурный центр в Оре. Архитекторы Studio Monsorno Trauner. 2012. Фото: Augustin Ochsenreiter, Rene Riller
Культурный центр в Оре. Архитекторы Studio Monsorno Trauner. 2012. Фото: Augustin Ochsenreiter, Rene Riller



Совершенно не рассчитываешь обнаружить такое современное, комфортное здание в совсем небольшой сельскохозяйственной коммуне с традиционной застройкой, но тем приятнее открывать для себя новое и неожиданное архитектурное лицо Южного Тироля.




Площадь Анджелы Николетти в Больцано
Архитектор Роланд Бальди. 2007–2011

Площадь Анджелы Николетти в Больцано. Архитектор Роланд Бальди. 2007–2011. Фото © Oskar Da Riz

Последним проектом, который мы рассмотрим в этой статье, станет мемориальная площадь Анджелы Николетти в центре нового района Больцано – Ольтрисарко-Аслаго – по проекту южнотирольской архитектора Роланда Бальди.
Площадь Анджелы Николетти в Больцано. Архитектор Роланд Бальди. 2007–2011. Фото © Oskar Da Riz

Анджела Николетти известна в Южном Тироле всем. Будучи совсем молоденькой учительницей, она тайно учила детей немецкому, когда это запрещалось фашистскими властями Италии: немецкий нельзя было преподавать даже как второй язык, после итальянского, и за подобную деятельность учителю грозила тюрьма. Оказавшись в заключении, Николетти заболела туберкулезом и умерла в возрасте 25 лет.
Площадь Анджелы Николетти в Больцано. Архитектор Роланд Бальди. 2007–2011. Фото © Oskar Da Riz

На 2200 квадратных метрах нарочно нет никаких ограничительных элементов: площадь сделана максимально открытой для всевозможных мероприятий и отдыха на свежем воздухе. Ее мощение следует абстрактному рисунку, не цитируя ни исторические орнаменты средневекового центра города, ни модернизм новой застройки. Оно сделано из светлого мрамора «Бьянко Лаза» (привозится из соседнего города и известен во всем регионе) и черного базальта. Оба материала традиционно используются в Южном Тироле для мощения. Под площадью находится подземный паркинг, и по этой причине брусчатка лежит на специальной подушке из полимерного песка (это материал, сделанный из песка с добавлением акрилового связующего вещества).
Площадь Анджелы Николетти в Больцано. Архитектор Роланд Бальди. 2007–2011. Фото © Oskar Da Riz

Соединение в узоре двух противоположных цветов, черного и белого, характерные изгибы рисунка, его абстрактные формы выбраны не случайно: они символизируют сосуществование и сплавление культур, часто очень разных, в небольшом альпийском городе. На площади установлены всего две мобильные скамейки из древесины дуба. Площадь Анджелы Николетти – пример, когда о трагедии говорят не пугающими образами, а с помощью красоты.
Площадь Анджелы Николетти в Больцано. Архитектор Роланд Бальди. 2007–2011. Фото © Oskar Da Riz
Площадь Анджелы Николетти в Больцано. Архитектор Роланд Бальди. 2007–2011. Фото © Oskar Da Riz
Площадь Анджелы Николетти в Больцано. Архитектор Роланд Бальди. 2007–2011. Фото © Oskar Da Riz
Площадь Анджелы Николетти в Больцано. Архитектор Роланд Бальди. 2007–2011. Фото © Oskar Da Riz
Площадь Анджелы Николетти в Больцано. Архитектор Роланд Бальди. 2007–2011. Фото © Oskar Da Riz



 
* * *

Мы обязательно продолжим разговор об архитектуре Южного Тироля. А напоследок я расскажу о моем первом приезде в эту провинцию. После долгой дороги из Милана я зашла пообедать в кафе и, присев за столик, обнаружила меню только на немецком языке, который на тот момент не знала. Тогда я обратилась к официанту с просьбой принести мне итальянское меню и, увидев на его лице недовольство, добавила: «Мы же в Италии, да?» Внимательно наблюдавшие за этой сценой местные буквально рухнули от смеха. В общем, если вам будут говорить, что у этого региона несколько имен, не верьте: это Зюдтироль, и никак иначе.

11 Мая 2016

Автор текста:

Елизавета Эбнер
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
От музы до главной героини. Путь к признанию творческой...
Публикуем перевод статьи Энн Тинг. Она известна как подруга Луиса Кана, но в то же время Тинг – первая женщина с лицензией архитектора в Пенсильвании и преподаватель архитектурной морфологии Пенсильванского университета. В статье на примере девяти историй рассмотрена эволюция личностной позиции творческих женщин от интровертной «музы» до экстравертной креативной «героини».
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Что не так с офисами открытого типа
Офисы свободного плана экономят деньги компаний-владельцев и помогают им выглядеть эффектней, но это практически единственное их достоинство. При этом работодатели любят «опен-спейс», а их сотрудники – не очень.
«Седрик Прайс придумывал архитектуру, которая может...
Саманта Хардингхэм – о британском архитекторе-визионере послевоенных десятилетий Седрике Прайсе и его самом важном проекте – Дворце развлечений. Ее лекция была частью конференции «Архитектор будущего», проведенной Институтом «Стрелка» в партнерстве с ДОМ.РФ.
Технологии и материалы
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Долина Муми-троллей
Компания «Новые Горизонты» представила тематические площадки, созданные по мотивам знаменитых историй Туве Янссон и при участии законных правообладателей: голубая башня, палатка, бревно-тоннель и другие чудеса Муми-Долины.
Секреты городского пейзажа
В творчестве известного архитектора-неоклассика Михаила Филиппова мансардные окна VELUX используются практически во всех проектах, начиная с его собственной квартиры и мастерской и заканчивая монументальными ансамблями в центре Москвы и Тюмени. Об умном применении мансардных окон и их связи с силуэтом городских крыш мастер дал развернутый комментарий порталу archi.ru.
Золотисто-медное обрамление
Откосы окон и входные порталы, обрамленные панелями из алюминия Sevalcon, завершают и дополняют архитектурный образ клубного дома «Долгоруковская 25», построенного в неорусском стиле рядом с колокольней Николая Чудотворца.
Как защитить деревянную мебель в доме и на улице: разновидности...
Деревянные изделия ручной работы не выходят из моды, а потому деревянную мебель используют как в интерьерах, так и для оборудования уличных зон отдыха. В этой статье расскажем, как подобрать оптимальный защитный состав для деревянных изделий.
Русское высотное
Последние несколько лет в России отмечены новой волной интереса к высотному строительству, не просто высокоплотному, а именно башням. Об одной из них известно, что ее высота будет 703 м, что вновь претендует на европейский рекорд. Но дело, конечно, не только в высоте – происходит освоение нового формата: башен на стилобате, их уже достаточно много. Делаем попытку систематизировать самые новые из построенных небоскребов и актуальные проекты.
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Сейчас на главной
От ЗИМа до -изма
В Самаре 13 сентября торжественно, в сопровождении перформанса, спонсированного Сбербанком, была презентована общественности реставрация здания фабрики-кухни, нового филиала Третьяковской галереи. Вашему вниманию – репортаж о промежуточных, но уже вполне значительных, результатах реставрации памятника авангарда.
Печатные, но наполовину
В Техасе выставили на продажу дома, возведенные при помощи 3D-принтера. Приобрести высокотехнологичное жилище можно за 745 000 долларов.
Шкала времени Кумертау
Проект-победитель конкурса Малых городов: с помощью малых форм архитекторы рассказывают историю возникшего на буроугольном разрезе поселения, активируют центральную улицу и готовят почву для насыщенной социальной жизни.
Дерево живет и регулярно побеждает
Невзирая на вирусы и прочих короедов современная русская деревянная архитектура демонстрирует чудеса выживаемости. Определен шорт-лист премии АРХИWOOD – 12-й по счету. Куратор премии Николай Малинин представляет финалистов.
Buena vista
Проект частного дома в Подмосковье архитектор Роман Леонидов назвал Buena Vista, то есть хороший вид по-испански. И действительно, великолепный вид откроется не только из дома с бельведером, стоящего на возвышении, но и сама вилла на холме предназначена для созерцания из партера парка. В общем, буэна виста и бельведер, с какой стороны ни посмотреть.
Кирпичный текстиль
На фасадах офисного здания по проекту Make Architects в Солфорде – кирпичная кладка, имитирующая традиционные для этого города ткани.
Большая Астрахань live
Гибкое улучшение связности территорий, развитие полицентричности, улучшение качества жизни, экологичные инновации – все эти решения проекта-победителя конкурса на мастер-план Астраханской агломерации, разработанного консорциумом под руководством Института Генплана Москвы, основаны на синтезе профессиональных аналитических инструментов, позволяющих оценивать последствия решений в динамике, и общения с жителями города.
Архив архитектуры
В Музее архитектуры открылась выставка «Профессия – реставратор», первая из экспозиций, приуроченных к будущему юбилею. Нетрадиционная тема позволяет показать работу не самых заметных, но очень важных для музея людей – тех, кто восстанавливает предметы и готовит их к хранению и показу.
Вода для жизни
Пятый, а значит юбилейный по счету форум «Среда для жизни» прошел в Нижнем Новгороде сразу после юбилейных торжеств, посвященных 800-летию города, и стал, в сущности, частью празднования. В то же время среди показанных проектов лидировали решения, связанные с временно затопляемыми территориями, что можно признать одной из актуальных тенденций нашего времени.
Градсовет Петербурга 8.09.2021
Градсовет рассмотрел новый вариант перестройки станции метро «Фрунзенская»: проект от московских архитекторов, Единый диспетчерский центр и противоречивый традиционализм.
Медовая горка
Проект-победитель конкурса Малых городов для города Куртамыш: террасированный парк, который дает возможность по-новому проводить досуг
Традиции орнамента
На фасаде павильона для собраний по проекту OMA при синагоге на Уилшир-бульваре в Лос-Анджелесе – узор, вдохновленный оформлением ее исторического купола.
Кочевники и пряности
Два проекта павильона ресторана катарской кухни, который мог появиться в Экспофоруме: не отработанный в Петербурге формат временной архитектуры, способный пропустить в город более смелые решения.
Магистры ЯГТУ 2021: «Тени забытых предков»
Работы выпускников кафедры архитектуры Ярославского государственного технического университета: анализ сталинской архитектуры, возвращение к жизни города-призрака, актуализация советских гаражей и маршрут по исправительно-трудовому лагерю.
Домики в кронах
Свайные гостевые домики по проекту бюро aoe обеспечивают постояльцам близость к природе и уединение.
Дерево с удостоверением
Объявлены финалисты премии за постройки из сертифицированной древесины WAF 2021. Среди них: самое крупное CLT-здание в США, микро-библиотека в Индонезии, офисный комплекс в Сиднее и киоск в Гонконге.
Химические реакции
Проект-победитель конкурса Малых городов раскрывает многогранность Щекино: в нем нашлось место Анне Карениной и Игорю Талькову, космонавтам и шахтерам, равно как и богатой природе тульского края, безбарьерной среде и разным видам досуга.
Диалектический манифест
Высотный ЖК MOD, строительство которого начато в Марьиной роще рядом с территорией, на которой запланирована штаб-квартира РЖД, откликается на «центральный» контекст будущего городского окружения и в то же время позиционируется авторами как «манифест модернистских минималистичных принципов в архитектуре».
Мечта Азимова
Проект DNK ag победил в конкурсе на АГО Национального центра физики и математики в Сарове, проведенного корпорацией Росатом совместно с МГУ, РАН и Курчатовским институтом.
Ре-Школа 2021: Соловки
Третий учебный год Ре-Школа посвятила Соловецкому архипелагу и подготовке жизнеспособной концепции сохранения трех объектов на Банном озере. Об эмоциональных и по-настоящему научных открытиях, которые состоялись за два семестра, рассказывает руководитель школы Наринэ Тютчева.