Живое монументальное

По проекту Сергея Скуратова, недавно победившему на закрытом конкурсе, в Киеве будет выстроен новый жилой комплекс в виде пяти башен, приподнятых на высоком стилобате. Его архитектурная образность объединяет европейский лоск и актуальность обтекаемых форм с аллюзиями на древность киевской земли, инсценируя перед внимательным зрителям изящную и респектабельную версию геологического катаклизма

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

16 Апреля 2008
mainImg

Квартал, спроектированный Сергеем Скуратовым, предназначен для участка, который можно было бы определить так: с большими перспективами. Он недалеко от центра города, но и не близко. Это типичная выводимая промзона на берегу двух больших прудов, вытянутых, как половинки кофейного зерна, по сторонам тонкого перешейка, когда-то бывшего дорогой. Пруды отчаянно заброшены и густо поросли ряской, а на берегу, со стороны городского центра, то есть с востока – заводы. Ближайший к воде завод уже выведен, соседний на очереди. Затем пруды почистят, и вместо промзоны рядом с водой возникнет заметный издалека квартал Сергея Скуратова.

Квартал должен был стать заметным, он задуман как новая городская доминанта. Но при этом, по желанию заказчика, дома не могут быть «высотными» по определению – то есть не выше пожарных ограничений, составляющих 73,5 м, максимальной высоты, до которой раскрывается лестница пожарной машины. Сергей Скуратов решил эту задачу следующим образом – он приподнял весь комплекс на 20-метровом стилобате. Стилобат включил в себя парковки, магазины, частично офисы, практически не вкопавшись, таким образом, в неверную почву прибрежной зоны. На крыше стилобата будет насыпан полноценный искусственный грунт, высажены деревья, разбиты скверы и устроены детские площадки – словом, будет создана парковая зона для обителей квартала. Заодно на этот стилобат по пандусам смогут – если понадобится – заезжать пожарные машины. Для них предусмотрены специальные дорожки из керамики с крупными отверстиями, сквозь которые будет расти трава – чтобы не нарушать зеленого антуража.

Таким образом, используя стилобат, Сергей Скуратов решил даже не один вопрос, а целую связку проблем: достиг желаемой монументальности – общая высота комплекса от земли – 95 метров. Выполнил требования пожарных норм – пожарная машина, заезжая во двор на крыше стилобата, имеет дело с домами не выше 73,5 метров. Вписался в прибрежный перепад высот (около 10 м). Отделил частное дворовое пространство, принадлежащее жителям комплекса, не используя бетонных и прочих огромных заборов – просто приподняв его над городом. Заметим, что из этого двора должен раскрываться неплохой вид на пруды и их окрестности, на маячащий в перспективе парк.

Надо сказать, что Сергей Скуратов увлеченно разрабатывает тему уровней городского ландшафта в течение – это как минимум – последних двух лет. Вначале был дом в Тессинском переулке, казавшийся «откопанным» из земли наподобие памятника архитектуры, над которым поработали археологи. Затем – проект квартала рядом с Донским монастырем, где дворы, приподнятые на уровень нескольких этажей, были прорезаны ущельями улиц. Потом – вкопанный в землю на все свои три этажа дом в Хилковом переулке. Теперь – киевский квартал, который, если подключить воображение, можно представить себе как группу привычных домов с общим «пятном» подземных этажей. Только целиком, вместе со своей нижней частью, выкопавшийся из-под земли наружу.

Если же говорить об образной стороне вопроса, то тема «геологического катаклизма», в результате которого весь квартал оказался приподнят над городом, разыграна в полной мере. Внешние стены стилобата будут, по словам Сергея Скуратова, имитировать «фактуру гофрокартона», разрезанного поперек. Это означает, что большая часть стен –застекленные поверхности. Из ровной и блестящей «массы» выступают тонкие кирпичные (или каменные) полосы-ребра – горизонтали междуэтажных членений и вертикали, сменившие межоконные простенки и равномерно расставленные в шахматном порядке. Опять же по словам автора, это также похоже на прямоугольные «соты» – как будто бы их вырезали из земли острым ножом, а потом вытянули из этой земли – так, как  действительно поступают с медовыми сотами.

Вытянули вместе со всем, что на них стоит. А стоят на них пять 20-этажных башен с квартирами. Башни расставлены тоже в шахматном порядке – чтобы на загораживать друг другу вид на пруд. Фасады будут украшены в любимой скуратовской манере – терракотовыми плитками, плавно изменяющими тон от темного внизу до светлого вверху.  Архитектор уже использовал этот мотив в доме на Мосфильмовской и в Тессинском переулке.

По высоте и объему дома почти одинаковые, но немного разнятся по форме. Форма «лепная», скульптурная – башни слегка сужаются книзу, потом расширяются приблизительно в том месте, где у колонн энтазис, и вновь сужаются вверху. Можно сравнить их с гипертрофированными пра-колоннами, с камнями далекого Стоунхенджа или с «местными» половецкими бабами. Точнее всего, вероятно, будет стильный кельтский Стоунхендж, хотя и географически дальше. Архитектор как будто бы обобщает контекстуальные ассоциации своей формы, ненавязчиво намекая на древность места.
Одна из башен «положена на бок и разрезана пополам» – она дальше всего от воды и в ней размещается офисный центр. «Лежащая башня» поддерживает тему мегалитов – в Стоунхендже тоже есть упавшие камни, даже по силуэту получается похоже.

Башни, однако, не во всем похожи на «стоячие камни» мегалитов. И дело не только в масштабе и не только в высокой степени обобщения, хотя это тоже имеет место. Дело, вероятно, в том, что помимо древне-каменных ассоциаций здесь присутствуют современные бионические – башни похожи на какие-то природные образования, наподобие осиных гнезд, нарастающих на сотах пчелиных личинок или коконов, из которых что-то пытается вылупиться. Объемы поставлены под разными углами и кажется, что они едва заметно поворачиваются, наклоняются, создавая эффект шевеления – то ли застывшего, то ли пробуждающегося. Окна на башнях стягиваются в неравномерные «бочаги», и то же со стенами – как будто бы с пробудившихся гигантов облетает каменно-кирпичная кора. Это подспудное движение можно понять по-разному. Если квартал выдвинулся из земли, то мы имеем дело с геологическим катаклизмом. Вырос посреди Киева Стоунхендж и начал понемногу оживать, не теряя монументальности. Или же автохтонные каменные бабы пытаются освободиться из скорлупы своих коконов.

Перспектива
Фотомонтаж
Перспектива
Перспектива
Развертка
Генплан
Бизнес-центр. План
Бизнес-центр. Разрез
Жилой дом. Разрез


16 Апреля 2008

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.
Курортная история
Про участок в Геленджике, планы развития которого начались в 2005 году и пришли к завершению только сейчас, миновав стадии многоквартирного дома среднего, затем большого размера и наконец воплотившись в таунхаусы со скатными кровлями.
Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.