Живое монументальное

По проекту Сергея Скуратова, недавно победившему на закрытом конкурсе, в Киеве будет выстроен новый жилой комплекс в виде пяти башен, приподнятых на высоком стилобате. Его архитектурная образность объединяет европейский лоск и актуальность обтекаемых форм с аллюзиями на древность киевской земли, инсценируя перед внимательным зрителям изящную и респектабельную версию геологического катаклизма

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

16 Апреля 2008
mainImg

Квартал, спроектированный Сергеем Скуратовым, предназначен для участка, который можно было бы определить так: с большими перспективами. Он недалеко от центра города, но и не близко. Это типичная выводимая промзона на берегу двух больших прудов, вытянутых, как половинки кофейного зерна, по сторонам тонкого перешейка, когда-то бывшего дорогой. Пруды отчаянно заброшены и густо поросли ряской, а на берегу, со стороны городского центра, то есть с востока – заводы. Ближайший к воде завод уже выведен, соседний на очереди. Затем пруды почистят, и вместо промзоны рядом с водой возникнет заметный издалека квартал Сергея Скуратова.

Квартал должен был стать заметным, он задуман как новая городская доминанта. Но при этом, по желанию заказчика, дома не могут быть «высотными» по определению – то есть не выше пожарных ограничений, составляющих 73,5 м, максимальной высоты, до которой раскрывается лестница пожарной машины. Сергей Скуратов решил эту задачу следующим образом – он приподнял весь комплекс на 20-метровом стилобате. Стилобат включил в себя парковки, магазины, частично офисы, практически не вкопавшись, таким образом, в неверную почву прибрежной зоны. На крыше стилобата будет насыпан полноценный искусственный грунт, высажены деревья, разбиты скверы и устроены детские площадки – словом, будет создана парковая зона для обителей квартала. Заодно на этот стилобат по пандусам смогут – если понадобится – заезжать пожарные машины. Для них предусмотрены специальные дорожки из керамики с крупными отверстиями, сквозь которые будет расти трава – чтобы не нарушать зеленого антуража.

Таким образом, используя стилобат, Сергей Скуратов решил даже не один вопрос, а целую связку проблем: достиг желаемой монументальности – общая высота комплекса от земли – 95 метров. Выполнил требования пожарных норм – пожарная машина, заезжая во двор на крыше стилобата, имеет дело с домами не выше 73,5 метров. Вписался в прибрежный перепад высот (около 10 м). Отделил частное дворовое пространство, принадлежащее жителям комплекса, не используя бетонных и прочих огромных заборов – просто приподняв его над городом. Заметим, что из этого двора должен раскрываться неплохой вид на пруды и их окрестности, на маячащий в перспективе парк.

Надо сказать, что Сергей Скуратов увлеченно разрабатывает тему уровней городского ландшафта в течение – это как минимум – последних двух лет. Вначале был дом в Тессинском переулке, казавшийся «откопанным» из земли наподобие памятника архитектуры, над которым поработали археологи. Затем – проект квартала рядом с Донским монастырем, где дворы, приподнятые на уровень нескольких этажей, были прорезаны ущельями улиц. Потом – вкопанный в землю на все свои три этажа дом в Хилковом переулке. Теперь – киевский квартал, который, если подключить воображение, можно представить себе как группу привычных домов с общим «пятном» подземных этажей. Только целиком, вместе со своей нижней частью, выкопавшийся из-под земли наружу.

Если же говорить об образной стороне вопроса, то тема «геологического катаклизма», в результате которого весь квартал оказался приподнят над городом, разыграна в полной мере. Внешние стены стилобата будут, по словам Сергея Скуратова, имитировать «фактуру гофрокартона», разрезанного поперек. Это означает, что большая часть стен –застекленные поверхности. Из ровной и блестящей «массы» выступают тонкие кирпичные (или каменные) полосы-ребра – горизонтали междуэтажных членений и вертикали, сменившие межоконные простенки и равномерно расставленные в шахматном порядке. Опять же по словам автора, это также похоже на прямоугольные «соты» – как будто бы их вырезали из земли острым ножом, а потом вытянули из этой земли – так, как  действительно поступают с медовыми сотами.

Вытянули вместе со всем, что на них стоит. А стоят на них пять 20-этажных башен с квартирами. Башни расставлены тоже в шахматном порядке – чтобы на загораживать друг другу вид на пруд. Фасады будут украшены в любимой скуратовской манере – терракотовыми плитками, плавно изменяющими тон от темного внизу до светлого вверху.  Архитектор уже использовал этот мотив в доме на Мосфильмовской и в Тессинском переулке.

По высоте и объему дома почти одинаковые, но немного разнятся по форме. Форма «лепная», скульптурная – башни слегка сужаются книзу, потом расширяются приблизительно в том месте, где у колонн энтазис, и вновь сужаются вверху. Можно сравнить их с гипертрофированными пра-колоннами, с камнями далекого Стоунхенджа или с «местными» половецкими бабами. Точнее всего, вероятно, будет стильный кельтский Стоунхендж, хотя и географически дальше. Архитектор как будто бы обобщает контекстуальные ассоциации своей формы, ненавязчиво намекая на древность места.
Одна из башен «положена на бок и разрезана пополам» – она дальше всего от воды и в ней размещается офисный центр. «Лежащая башня» поддерживает тему мегалитов – в Стоунхендже тоже есть упавшие камни, даже по силуэту получается похоже.

Башни, однако, не во всем похожи на «стоячие камни» мегалитов. И дело не только в масштабе и не только в высокой степени обобщения, хотя это тоже имеет место. Дело, вероятно, в том, что помимо древне-каменных ассоциаций здесь присутствуют современные бионические – башни похожи на какие-то природные образования, наподобие осиных гнезд, нарастающих на сотах пчелиных личинок или коконов, из которых что-то пытается вылупиться. Объемы поставлены под разными углами и кажется, что они едва заметно поворачиваются, наклоняются, создавая эффект шевеления – то ли застывшего, то ли пробуждающегося. Окна на башнях стягиваются в неравномерные «бочаги», и то же со стенами – как будто бы с пробудившихся гигантов облетает каменно-кирпичная кора. Это подспудное движение можно понять по-разному. Если квартал выдвинулся из земли, то мы имеем дело с геологическим катаклизмом. Вырос посреди Киева Стоунхендж и начал понемногу оживать, не теряя монументальности. Или же автохтонные каменные бабы пытаются освободиться из скорлупы своих коконов.

Перспектива
Фотомонтаж
Перспектива
Перспектива
Развертка
Генплан
Бизнес-центр. План
Бизнес-центр. Разрез
Жилой дом. Разрез


16 Апреля 2008

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина

Технологии и материалы

«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.
Tejas Borja. Революция в керамической черепице
Уникальность производства керамики Tejas Borja – в применении технологии цифровой струйной печати на поверхности черепицы, которая позволяет получить полную имитацию природных материалов: сланца, камня, дерева, цемента, мрамора и других.
Свет и тень
Панели из фиброцемента EQUITONE [linea] – современный материал, который способен вдохновить на творческий эксперимент. Он создан архитекторами, и его главные свойства: контрастная фактура, тактильность и долговечность.
Ключевой элемент
Специально для ЖК «Садовые кварталы» компания «ОртОст-Фасад» разработала материал, сочетающий силу стеклофибробетона и эстетику кирпича. Рассказываем о его особенностях и достоинствах на примере трех новых реализованных корпусов.
Живой дизайн для фасадов
Скучные однообразные фасадные решения уходят в прошлое с появлением новых дизайнерских решений от RHEINZINK: с разнообразием привлекательных вариантов дизайна любая поверхность теперь становится многомерным, несомненно, привлекающим внимание, зрелищем.

Сейчас на главной

«Стальная змея»
Основная часть Северного вокзала Кёге, нового транспортного узла для Большого Копенгагена, – это 225-метровый пешеходный мост через шоссе и железнодорожные пути. Авторы проекта – DISSING+WEITLING architecture и COBE.
МАРШ: Fuck Context
Под руководством Наринэ Тютчевой и Екатерины Ровновой студенты 2018/2019 учебного года формируют свое отношение к контексту, исследуя Трехгорную мануфактуру.
И вновь о прожиточном минимуме
«Экономичное», но качественное жилье во Франкфурте-на-Майне по образцовому проекту schneider+schumacher рассчитано на арендную плату на треть ниже среднерыночной ставки в этом городе.
Наследие, экология и очень, очень плохие архитекторы
Рассматриваем восемь работ воркшопов, проведенных на «Открытом городе» и один особенно понравившийся дипломный проект студии Евгения Асса. Многие проекты затрагивают актуальные и болезненные темы современности.
Семь рецептов успеха
Участники марафона «Свое бюро» в рамках «Открытого города» рассказали/умолчали о своих удачах/неудачах. На основе их выступлений мы сформулировали семь рецептов, которые точно помогут начать карьеру.
«Скромный шедевр»
Социальный малоэтажный комплекс на сотню семей в Норидже по проекту бюро Mikhail Riches и Кэти Холи получил премию Стерлинга как лучшее здание Британии 2019 года, уникальный дом из пробки награжден как лучший небольшой проект, а национальная железнодорожная компания – как лучший заказчик.
Видный дом
Art View House на открыточном «перекрестке» Мойки и Крюкова канала – еще один эксперимент бюро «Евгений Герасимов и партнеры» с неоклассикой, а также аккуратное завершение архитектурной панорамы в центре города.
Внимание деталям
Почти 150 идей для улучшения городской среды предложили дизайнеры-участники конкурса в рамках выставки «Город: детали», которая прошла в Москве на прошлой неделе. Представляем лучшие из них.
Пресса: Как все превратится в курорт
Если вы посмотрите на мировые проекты благоустройства, то увидите: все составляющие остроту города элементы — канализация, отопление, водопровод, метро, миллионы километров проводов, автомобили, грузовики, склады, больницы, морги, милиция, военные, — все это спрятано ...
Внутренний город
Два дома на территории бывшего завода «Рассвет» – пример тонкой работы с контекстом, формой и, главное, внутренней структурой апартаментов, которая стала, без преувеличения, уникальной для современной Москвы. Они уже неплохо известны профессиональной общественности. Рассматриваем подробно.
«Оптимистическая профессия»
Дублинское бюро Grafton награждено Золотой медалью RIBA. Его основательницы, Шелли МакНамара и Ивонн Фаррелл, курировали венецианскую биеннале архитектуры-2018, а в 2008 стали первыми лауреатами гран-при WAF.
Юбилейное ожерелье
Главная площадь Якутска будет преобразована по проекту консорциума под лидерством ТПО «Резерв». Представляем проекты победителя и призеров недавно завершившегося конкурса.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Экстравертный интроверт
Построив в Люблино фитнес-клуб La Salute (в переводе с итальянского «здоровье»), архитекторы бюро ASADOV оздоровили жизнь района, принесли в стандартное окружение авторскую архитектуру и полезные функции. Выразительная тектоника здания подчеркнула спортивную устремленность.
Архи-события: 30 сентября–6 октября
Интерактивная выставка-презентация «Город: детали», два новых лекционных курса в Музее архитектуры, ежегодная конференция об архитектурном образовании и карьере «Открытый город».
Пресса: Последний из главных
Президент Российской академии архитектуры и строительных наук Александр Кузьмин скончался в больнице в ночь на пятницу на 69-м году жизни. О нем — Григорий Ревзин.
Умер Александр Кузьмин
Сегодня ночью не стало Александра Викторовича Кузьмина, президента Российской академии архитектуры и строительных наук, с 1996 по 2012 годы – главного архитектора города Москвы.
Миллионы к миллионам
В Пекине открылся новый аэропорт Дасин по проекту Zaha Hadid Architects и ADP Ingénierie: стартовая «мощность» – 45 млн человек в год, в 2025 – 72 млн, затем – все сто.
Разворот к красоте
Первый приз конкурса Таллинской биеннале на концепцию ревитализации промышленной зоны получила команда российских архитекторов. Авторы разработали генплан, вдохновляясь железнодорожным поворотным кругом, и предложили застройку с «градиентом» приватных и общественных пространств.
Дорога к парку
«Братеевские телепортеры» – навес, который позволил оформить и защитить вход в одноименный парк, и получил недавно спецприз жюри АРХИWOOD. Рассматриваем проект и отчасти – дискуссию экспертов премии вокруг него.
Дом для друзей
Юбилейная, десяти лет от роду, премия АРХИWOOD присудила гран-при Николаю Белоусову за достижения, предложила одну нестандартную номинацию, а главная премия досталась Сергею Мишину за его собственный дом. Рассказываем о победителях и о церемонии.
На реке
Любопытный пример освоения «хипстерской» стилистки в ресторане-дебаркадере, расположенном в центре Ростова-на-Дону: сравнительно лаконичный фасад и крайне насыщенный интерьер.
Как в фотокамере
Недалеко от Осло по проекту BIG построен изогнутый музей-мост – в дополнение к самому крупному в Северной Европе парку скульптур.
Пресса: Как город соединит виртуальное с реальным
Интернет, как мы уже тут неоднократно обсудили, лишает город многих его преимуществ перед не-городом, но он же сделает города центрами своего всевластия и всеведения.
Холм в кольце
Смотровая терраса по проекту архитекторов WaterScales у средневекового замка на юге Испании помещает посетителей в контекст исторического ландшафта.
Савинкин & Кузьмин: «Оставить указатели, но убрать...
С 17 по 19 октября в Гостином дворе пройдёт XXVII Международный архитектурный фестиваль «Зодчество’19», главной темой которого в этом году стала «Прозрачность». О нынешней концепции и опыте организации фестиваля мы поговорили с его кураторами Владиславом Савинкиным и Владимиром Кузьминым.
Архи-события: 23–29 сентября
Открытие лекционного сезона в Музее архитектуры, мероприятия «Открытого города», новый учебный год в Ре-школе и экскурсия на курорт «ПИРогово».
Материальность модулей
Центр искусств Aranya на китайском курорте Циньхуандао по проекту бюро Neri&Hu получил «орнаментальный» фасад из стеклофибробетонных модулей.
Единый язык
Квартал Polaris в Нанте по мастерплану бюро LAN объединил колледж гостинично-ресторанного бизнеса, доступное жилье и офисы.