Ойстейн Рё: «Добывающие компании работают на Севере по колониальной схеме»

Норвежский архитектор Ойстейн Рё – о развитии Баренц-региона, новых способах архитектурного просвещения общества и о комфорте как двигателе прогресса.

Нина Фролова

Беседовала:
Нина Фролова

mainImg
Ойстейн Рё (Øystein Rø) – со-основатель и директор архитектурной галереи 0047 (Осло), глава архитектурной мастерской Transborder Studio, куратор, исследователь. Он приехал в Москву для участия в организованной Институтом медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» открытой дискуссии «Пезаники: российско-норвежское соседство» о формирующейся трансграничной агломерации на границе России и Норвегии.

Архи.ру: Ваша галерея 0047 была куратором Года Архитектуры 2011 в Норвегии – празднования 100-летия национальной ассоциации архитекторов. Тогда проводились конференции, дни открытых дверей в исторических и современных постройках, другие «интерактивные» события, но не было никаких официозных выставок [Архи.ру рассказывал об Архитектурном фестивале-2011 в Осло]. Как вы разработали такую стратегию?

Ойстейн Рё: Нас назначили кураторами по итогам конкурса. Мы рассматривали Год Архитектуры как торжество в честь Национальной ассоциации норвежских архитекторов (NAL) и ее членов, поэтому мы хотели «мобилизовать» ее рядовых членов, чтобы они сами создали этот праздник, а не показать какую-нибудь выставку «100 лет NAL», организованную «в верхах». Мы придумали новые способы работы NAL и ее архитекторов в диалоге с обществом. В результате, в 2011 состоялось более ста событий по всей Норвегии, и я считаю, что в ходе Года Архитектуры архитекторы обновили свой союз и заново решили для себя, почему им так важно собираться за пределами их бюро – на этой общей платформе для дискуссий и дебатов, которой является NAL.
В Год Архитектуры мы поставили под сомнение привычный способ архитектурного просвещения общества: он очень архитектороцентричен – все эти традиционные выставки с макетами... Слишком часто архитекторы любят говорить исключительно с другими архитекторами. Мы заставили организаторов и участников Года искать другие пути популяризации архитектуры. Считаю, что результат был впечатляющим: это были телевизионные и радио- передачи, открытые дебаты, реализованные проекты, программы в сфере активизма – разные виды разговора об архитектуре.
Вообще, есть большой потенциал в исследовании новых способов архитектурного просвещения, и один из успешных примеров – московский Институт «Стрелка», который прекрасно встроен в городскую жизнь с помощью своей летней программы публичных лекций.
Главное событие 2011 года, Архитектурный фестиваль в Осло, был слиянием всех этих видов деятельности в одном месте в течении 10 дней. Тогда же состоялась международная конференция: мы пригласили докладчиков – зарубежных архитекторов, чтобы обсудить, как архитекторы могут участвовать в развитии общества.
Ойстейн Рё
Ойстейн Рё делает доклад в ходе дискуссии «Пезаники: российско-норвежское соседство» © Strelka Institute

Архи.ру: А сейчас вы организуете другую конференцию – для Архитектурной триеннале в Осло, которая состоится осенью 2013. Что это будет?

О.Р.: Это будет часть проекта бельгийской студии Rotor, которая делает главную выставку и разработала кураторскую платформу для всей триеннале, и мы отвечаем на поставленные ею задачи. Тема триеннале – «За зеленой дверью»: она посвящена идее «устойчивости», ее историческому и современному значениям и ее месту в архитектурной практике.
Мы делаем конференцию «Будущее комфорта», в ходе которой мы рассмотрим комфорт как движущую силу архитектурного творчества, а также экологические последствия вечного стремления ко все большим комфорту и роскоши. Мы хотим поговорить о том, как архитектура может создать более «устойчивый» образ жизни, как архитекторы могут помочь людям начать жить так, что бы они вредили окружающей среде не так сильно, как сейчас. Мы посмотрим на архитектуру как на «посредника», влияющего на условия существования людей и задающего рамки нового образа жизни.

Архи.ру: В 2009 Вы выпустили книгу о Баренц-регионе «Северные эксперименты», основанную на исследовании Barents Urban Survey 2009 [Выдержки из этой книги были  опубликованы в журнале ПРОЕКТ International № 30]. Что с тех пор изменилось на этих территориях?

О.Р.: Случились три важные вещи. Самое важное событие – урегулирование территориального спора между Россией и Норвегией и установление государственной границы между ними в 2010. Теперь зафиксирована политическая карта, и игра может начаться, так сказать. Другая веха – введение пропуска через границу для местных жителей обеих стран, по которому они могут пересекать границу как угодно часто. Это действительно может изменить использование приграничных территорий.
Еще одна тема – разработка Штокманского газового месторождения, масштабный норвежско-российско-французский проект, который должен был стать ключевым для будущего Баренцева моря. Сейчас он отменен, и это крупная перемена – наверное, к лучшему. Это напоминает нам о том, что мир меняется, и роль этого региона может тоже измениться.
zooming
Анатолий Смирнов делает доклад в ходе дискуссии «Пезаники: российско-норвежское соседство» © Strelka Institute

Архи.ру: 7 июня вы участвовали в дискуссии «Пезаники: российско-норвежское соседство» в Институте «Стрелка». Что для вас там было самым интересным?

О.Р.: Самым интересным стало сообщение бывшего российского консула в Киркенесе Анатолия Смирнова о планах по строительству нового порта в заливе (фьорде) Печенга. Это значит, что на приграничные территории придут новые виды деятельности, их возможности можно будет трактовать по-новому. Это будет важным шагом по развитию потенциала региона. Также это означает демилитаризацию залива, ведь сейчас его контролируют военные.
Вторая интересная тема – разговор о том, что премьер-министр Дмитрий Медведев представит план очистки зоны химического завода «Печенганикель» (это предприятие «Норильского Никеля» располагается в поселке Никель и городе Заполярный). Будет замечательно, если это окажется правдой, потому что эта территория экологической катастрофы остро нуждается в переменах.

Архи.ру: Но если оставить в стороне экологическую катастрофу и военные объекты, которые сдерживают развитие этого региона, остаются общие проблемы жизни на Крайнем Севере. Например, в полярных районах Канады, в Гренландии высок уровень безработицы, потребления алкоголя и т. д. А какова сейчас социально-экономическая обстановка на севере Норвегии?

О.Р.:
Долгое время проблемы были и там: постоянно уезжали люди, особенно молодежь, но сейчас ситуация меняется. В губернии Финнмарк сейчас растет население, а в приграничной коммуне Сёр-Варангер (куда входит город Киркенес) незанято много муниципальных должностей, чтобы занять их, требуются новые люди – и они приезжают, но нужно еще больше.
Финнмарк пока остается регионом с большой государственной поддержкой: субсидии, специальная система налогообложения. Жителям компенсируется часть их кредита на образование, имеются и другие финансовые льготы, побуждающие людей там жить и заниматься бизнесом. Но момент, когда эти меры перестанут быть необходимостью, наступит скорее раньше, чем позже, как я считаю.
Анатолий Смирнов рассказывает о будущем порте в заливе Печенга. Фото Нины Фроловой

Архи.ру: Там имеются шахты и другие «неэкологичные» предприятия. Что делает норвежское государство для нейтрализации их негативного влияния на окружающую среду?

О.Р.: По моему мнению, государство делает слишком мало, оно могло бы больше интересоваться этой проблемой. Ведь в повестку дня добавился новый вопрос – формирование новой добывающей промышленности в Норвегии, особенно на севере страны. Термин «колониальная модель», которым Татьяна Базанова [начальник Отдела международных связей Печенгского района Мурманской области] назвала во время нашей дискуссии на «Стрелке» финансовую модель работы «Норильского Никеля» в Печенгском районе, относится к любимому образу действий добывающей промышленности в целом.
Я думаю, что это станет ключевой темой будущей дискуссии о развитии Арктики, это очень актуально и для Норвегии, особенно для горнодобывающей промышленности, потому что такие компании делают там то же самое. Они не платят местный налог муниципалитету – его платят лишь работающие в шахтах люди. Но в Киркинесе большая часть шахтеров не живет там, а только работает неделю, а потом улетает домой и платит налоги там. Так Киркенес не получает ничего, кроме загубленной природы. Это разновидность современного колониализма. Это «не устойчиво» и потому не может оставаться способом добычи полезных ископаемых в будущем, по крайней мере, в Норвегии – или в России, если на то пошло.
В Норвегии эти компании инвестируют как можно меньше в местную экономику. Это разительная разница с тем, как обстояли дела около века назад, когда был основан Киркенес. Тогда горнодобывающее предприятие отвечало за все: жилье, инфраструктуру, социальную поддержку населения. Оно основало город, потому что ему было нужно, чтобы люди жили там, и жили хорошо. А теперь компании уменьшают свою ответственность до минимума.
У нас была учебная мастерская в Школе архитектуры и дизайна Осло, посвященная новой горнодобывающей отрасли – не только в Норвегии, но и по всему миру. Добывающие компании захватывают новые и пока неосвоенные территории на суше и даже под водой: мы наблюдаем их драматическую, беспрецедентную охоту за полезными ископаемыми, которая меняет рельеф Земли.

Архи.ру: Если взять Арктику как развивающийся глобальный регион, какую пользу могут там принести архитекторы?

О.Р.: Архитекторы могут разрабатывать для Севера модели городского развития, методы проектирования больших и малых городов. Это должны быть новые типы городов, гармонично соединяющие в себе застроенную и природную среду. Это абсолютно необходимо, учитывая растущую активность людей в Арктике и хрупкость местной природы. Я думаю, что архитекторы могут и должны стать действующей силой «устойчивого» развития Арктики.
Татьяна Базанова делает доклад в ходе дискуссии «Пезаники: российско-норвежское соседство» © Strelka Institute

20 Июня 2013

Нина Фролова

Беседовала:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Технологии и материалы
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.