Ген перемен

В Норвегии 2011-й объявлен Годом архитектуры; среди сотни событий его программы главным стал Архитектурный фестиваль, прошедший в Осло в конце сентября.

Нина Фролова

Автор текста:
Нина Фролова

07 Ноября 2011
mainImg
В 1911 была основана Национальная ассоциация норвежских архитекторов (Norske arkitekters landsforbund — NAL), и в нынешнем году отмечается ее столетие. Вполне сформировавшаяся национальная архитектура появилась в Норвегии еще в 19 веке, но последние сто лет, безусловно, стали для нее определяющими: она прошла путь от явления регионального масштаба до международного уровня. Сейчас проекты норвежских архитекторов широко публикуются в журналах и демонстрируются на выставках по всему миру, а бюро «Снохетта», пожалуй, входит в двадцатку самых известных мастерских планеты.
zooming
Национальный оперный театр в Осло. Бюро «Снохетта», 2007. Фото Нины Фроловой
zooming
Инсталляция перед зданием Национальной Оперы в Осло. Фото Нины Фроловой


Тем не менее, программа юбилейного года не была посвящена самодовольному подведению итогов и обращению к славной истории. По мнению ее составителей, сейчас архитектура, как и мир в целом, переживает период бурных перемен. Потепление климата, рост населения и изменения в его составе, активная урбанизация заставляют по-новому взглянуть на роль архитектора в обществе, задачи, стоящие перед ним, и пути их решения. Но эти трансформации — вовсе не катастрофа, потому что «ген перемен» есть у каждого архитектора: эта профессия сама по себе основана на врожденном стремлении человека к новому, обновлению и изменениям.
Макет общественного центра, построенного норвежскими архитекторами в рамках Года архитектуры в трущобах Бангкока. Фото Нины Фроловой


Под девизом Room for change («пространство для перемен») программу Года архитектуры составили разнообразные конференции, открытые дискуссии (в том числе и с участием широкой публики), воркшопы, выставки (часто — проектов для конкретных городов или районов), конкурсы, дни открытых дверей Open House во всех крупных городах, серии экскурсий, бесплатные архитектурные консультации населения, кинопоказы, специальная программа на телевидении и многое другое. В результате, норвежские архитекторы общались и сотрудничали друг с другом и зарубежными коллегами, с представителями других творческих профессий и властей, со студентами, школьниками и населением в целом. Год архитектуры был посвящен усилению существующих и созданию новых связей между архитектором и обществом; одна из его тем — вовлеченность: профессионал не должен забывать о людях, для которых работает, а у публики вполне можно разбудить интерес к архитектуре. Безусловно, мнение большинства в творческом процессе не должно быть определяющим, но участие «подготовленных», интересующихся архитектурными проблемами жителей в обсуждении проекта новой школы или общественного пространства исключительно полезно.
zooming
Выставка, посвященная открытым дискуссиям Года архитектуры. Фото Нины Фроловой


Среди примеров «работы с населением» в Год архитектуры — программа национального телевидения Håkon and Haffner's Building Bricks. Основатели бюро Fantastic Norway Хокон Осарёд и Эрленд Хаффнер в доступной и живой, почти игровой форме коснулись ключевых проблем архитектуры: удобного жилища, здания-достопримечательности, спальных районов, городского/общественного пространства. Коллеги обвинили их в излишнем упрощении предмета, но эта передача выполнила свою роль, открыв широкую дискуссию об архитектуре в обществе.
Выставка Building Blocks в Осло основана на проектах, созданных архитекторами по заказу и совместно с детьми 8 – 16 лет. В Тромсё, где активно исследуют возможности ландшафтной архитектуры в заполярье, в том числе и на базе самого северного в мире ботанического сада, прошел воркшоп для всех желающих, посвященный устройству в суровых климатических условиях городского мини-огорода (подобный опыт очень пригодился бы отечественным архитекторам, отвергающим многие аспекты зарубежного «озеленения» из-за якобы неподходящего климата).
zooming
Центр Vulkan, где проходил Фестиваль архитектуры. Слева здание Школы коммуникаций (арх. Кристин Ярмунд, 2011), позади - студенческое общежитие в бывшем элеваторе (бюро HRTB, 2001)


Хотя события года архитектуры охватили все месяцы от января до ноября, его кульминацией стал фестиваль архитектуры в Осло, а главным событием фестиваля — День архитектуры, прошедший 23 сентября. Как и в предыдущие годы, NAL отметило его конференцией с участием норвежских и зарубежных специалистов. Но в этот раз, в связи с круглой датой, конференция была посвящена самому важному на сегодняшний день вопросу: как архитектура отвечает на новые экономические, экологические, политические и культурные вызовы. В современном мире меняется сам тип архитектурного дискурса, центр тяжести сдвигается с «облика» архитектуры на ее «эффективность» (в самом широком понимании этого слова). Организаторы разделили эту проблему на три части: Communication (общение), Exchange (обмен) и Participation (со-участие).
Конференция в День архитектуры проходила в реконструированном здании завода. Фото Нины Фроловой


Вступлением для Дня архитектуры стал доклад писателя, философа и редактора отдела культуры ведущей норвежской газеты Aftenposten Кнута Олава Омоса (Knut Olav Åmås). Он очертил ситуацию в современной норвежской архитектуре, подчеркнул основные проблемы. Важно заметить, что они оказались весьма близки российским реалиям, несмотря на все внешние различия. Омос считает, что сейчас архитекторы должны активнее участвовать в общественной жизни, так как архитектура — это зеркало общества, она свидетельствует о его настоящем и будущем. Люди, в частности, читатели Aftenposten интересуются архитектурой в аспекте этики и эстетики, качества проектов, национальной идентичности и т. д. Но не всегда они получают достаточно информации из первых рук: архитекторы — в большинстве своем интроверты, мало кто из них пытается писать о своем взгляде на профессию и общество, и эти тексты для неподготовленных читателей чаще всего тяжелы для понимания; нехватка ораторов порой делает «рупором» профессии людей этого не очень заслуживающих или представляющих точку зрения лишь малой доли коллег.
Внутри профессионального сообщества никто открыто не критикует друг друга: все подобные дискуссии происходят за кулисами, так же как и конкуренция за девелоперов, имеющих огромную власть: именно они принимают решение о том, что, как и где будет построено. Архитекторы редко пытаются обратиться к обществу, высокомерно относясь к вкусу и к суждению публики, они почти невидимы в общественной жизни — хотя и популизм, безусловно, ответом стать не может.
План перехода к «зеленой» архитектуре пока воплощается в жизнь с трудом: большинство проектов очень отсталы в экологическом аспекте. Малые и средние норвежские города для полноценного развития нуждаются в новых генпланах, которых пока нет. Существующий дефицит жилья ликвидируется с помощью новых домов низкого качества, которые вскоре придется заменять.
По мнению Омоса, все эти проблемы можно решить, наладив конструктивный диалог с обществом — для этого архитекторам придется взять на себя педагогическую роль, объясняя свою позицию четко и доступным языком.
zooming
Центр конгрессов и выставок Vulkan. Слева - здание конференц-центра, где проходил День архитектуры. Фото Нины Фроловой


Очевидно, все три темы Дня архитектуры — со-участие, обмен и коммуникация — являются частью и этого диалога, и нового «круга обязанностей» архитектора, поэтому переход к основному разделу конференции получился вполне естественным. В секторе Participation наиболее ярким было выступление любимца Америки Тедди Круса (Teddy Cruz): он рассказал о важности участия жителей в решении самых тяжелых проблем на примере городов-близнецов Сан-Диего и Тихуаны, разделенных государственной границей США и Мексики и стеной, препятствующей притоку на север нелегальных иммигрантов и контрабанды. В Тихуане работают американские заводы, но они ничего не принесли в город, кроме загрязнения окружающей среды. Трущобы частично строятся из мусора, завозимого из США, например, старых автомобильных покрышек. В Сан-Диего за пределами gated communities возникают такие же стихийные поселения, в которых нет ничего, кроме «творческого потенциала бедности». Для этих беднейших жителей США, легальных и нелегальных, необходимо изменить законы о зонировании, сделав территорию программно «раздробленной» и функционально насыщенной: для нескольких домов можно создать единую кухню, церковь использовать как общественный центр и т. д. Часть идей может принести туда архитектор – посредник между жителями и властями, но большинство планов сможет предложить население (в сотрудничестве с архитекторами). Так можно «спроектировать» экономический и политический процесс превращения иммигрантов в социально защищенных граждан США.
Дискуссия в ходе конференции. В центре - Даниэль Дендра и Биджой Джайн. Фото Ingebjørg Semb. Оформление конференции - бюро Сами Ринтала


Еще один вариант «со-участия» представили французские архитекторы Дойна Петреску (Doina Petrescu) и Константин Петку (Constantin Petcou): их модульная система Ecobox позволяет создавать городские огороды, домовые библиотеки, общие кухни, которые можно легко переносить с места на место, «захватывая» на время не используемое городское пространство. Инициативу архитекторов быстро подхватывают жители banlieue — неблагополучных пригородов Парижа — и сами развивают тот или иной проект уже без участия «инициаторов» (архитектор-инициатор, занимающийся «упреждающими» проектами без заказчика — важный аспект новой архитектуры).
Реконструкция конференц-центра еще не завершена: над посетителями Дня архитектуры двигалась стрела крана. Фото Нины Фроловой


Секцию Exchange открыл глава индийского бюро Studio Mumbai Биджой Джайн (Bijoy Jain): он рассказал о постоянном обмене идеями и навыками, который идет между ним и его сотрудниками-ремесленниками — столярами, каменщиками, резчиками, имеющими традиционное образование. Такой метод работы не только позволяет добиваться тщательности в исполнении деталей, но и привносит новое в проектирование: так, вместо чертежей сотрудники мастерской постоянно делают макеты, часто — частей будущего здания в натуральную величину. В результате, интерьер бюро больше напоминает мастерскую столяра, чем офис архитектора: именно его Studio Mumbai показали на прошлой венецианской биеннале, где удостоились награды жюри.
zooming
Конференция в День архитектуры проходила в реконструированном здании завода. Фото Нины Фроловой


Но настоящей «звездой» как этой секции, так и всей конференции стал хорошо известный москвичам по проектам Института «Стрелка» Даниэль Дендра (Daniel Dendra), рассказавший о вызовах современности с точки зрения методики Open Source и Crowd Source. По его мнению, Интернет сделал знания равно доступными каждому жителю планеты, стали возможными удаленное обучение и, соответственно, удаленная работа. Прекрасный пример этого — проект Дендра Open Japan, когда для пострадавшей от недавнего землетрясения страны работали в течение 72-часового марафона архитекторы Китая, России, Европы и т. д., передавая проекты друг другу, как эстафетную палочку. Такой широкий, демократичный и гуманистический подход сможет преобразить профессию архитектора, считает Дендра, так как многие существующие методы не отвечают требованиям современности. Так, конкурс на проект нового Египетского музея в Каире заставил архитекторов-участников наработать количество человеко-часов, равное полной 40-летней карьере 10 архитекторов. В результате, был выбран один проект, а все остальные оказались бесполезными. Одновременно существует дефицит архитекторов: всего 2% зданий в мире строится с их участием, «зеленые» технологии внедряются очень медленно; публика не доверяет архитекторам, а выпускаемые вузами студенты часто не готовы к практической деятельности. Выходом может стать план Exchange 2.0: знание, «устойчивость», сотрудничество и прогнозирование.
zooming
Конференция в День архитектуры. Зона reception. Оформление конференции - бюро Сами Ринтала. Фото Нины Фроловой


Крейг Дайкерс (Craig Dykers), один из основателей бюро «Снохетта», выступил в секции Communication. Общение, считает он, играет ключевую роль в работе архитектора: конечное качество постройки больше говорит о нем (т. е. насколько хорошо удалось договориться между собой всем участникам процесса), а не об исходном замысле. Но и сложность многих проектов заключается именно в коммуникации: например, павильон мемориала на месте бывшего ВТЦ в Нью-Йорке расположен над 4 другими сооружениями, и его проект бюро Дайкерса нужно было согласовывать с их проектировщиками и заказчиками. Обсуждая свой проект университетской библиотеки в Торонто с местными жителями, архитекторы «Снохетты» предложили им выбрать самый интересный и актуальный для проекта образ из серии картинок на тему природы: им оказалось фото стайки сурикатов, которое было истолковано как символ единства и сотрудничества.
zooming
Конференция в День архитектуры проходила в реконструированном здании завода. Фото Нины Фроловой


Конференция длилась целый день; среди выступавших был также редактор журнала Volume Джефри Инаба (Jeffrey Inaba) и другие норвежские и зарубежные специалисты; доклады чередовались с открытым обсуждением. Было высказано немало разных идей, но самой важным в День архитектуры стал сам способ его проведения. Столетие национального архитектурного союза отмечали в Осло не праздником, не речами о чувстве гордости (хотя гордиться есть чем), а серьезным разговором о будущем профессии. Такой подход сам по себе — повод для гордости.
zooming
Дети участников конференции занимались LEGO-архитектурой. Фото Нины Фроловой

07 Ноября 2011

Нина Фролова

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Истина в Зодчестве
Алексей Комов выбран куратором следующего фестиваля «Зодчество». Тема – «Истина». Рассматриваем выдержки из тезисов программы.
«Ориентация на неудачу»
Foster + Partners и Zaha Hadid Architects вышли из-за идеологических разногласий из архитектурного объединения Architects Declare, созданного для борьбы с изменением климата и сохранения биоразнообразия.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Вопросы к закону об архитектурной деятельности
Мария Элькина, Сергей Чобан и Олег Шапиро опубликовали письмо – фактически петицию – с призывом не принимать закон об архитектурной деятельности в нынешней редакции. Письмо призывают подписывать и отправлять на подпись коллегам.
От фундамента до ложки
Ориентируясь на вкус друзей-заказчиков, архитекторы Ольга Буденная и Роман Леонидов задумали и осуществили дом в ближнем Подмосковье как игру в ар-нуво. А заодно обогатили типологию частного жилья современными функциями гаражного лофта и детской художественной студии-мастерской.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Имена многократного использования
Дублинское бюро Grafton стало лауреатом Притцкеровской премии-2020: это лишь последняя из града наград и других знаков признания, который сыпется на основательниц этой мастерской в последние годы.
Проектируя себя
В марте в МАРШ стартуют два интенсива, которые помогут архитекторам выстроить бизнес-стратегию, а также найти и сформулировать миссию. Подробности от куратора курса.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Небо становится ближе
В проекте Спортпарка в Тушино архитекторы бюро ASADOV объединили бассейны, каток, гимнастические залы и теннисные корты под общим «небом» – гигантской перголой из деревоклеёных конструкций, создав убедительный образ экологической архитектуры.
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.
Экстравертный интроверт
Построив в Люблино фитнес-клуб La Salute (в переводе с итальянского «здоровье»), архитекторы бюро ASADOV оздоровили жизнь района, принесли в стандартное окружение авторскую архитектуру и полезные функции. Выразительная тектоника здания подчеркнула спортивную устремленность.
Не такой, как все
Роман Леонидов и Павел Сороковов построили в Подмосковье дом в авангардной стилистике, который при этом имеет традиционное «дореволюционное» название – особняк Данилова. В типовом классическом окружении авторский авангардный особняк – способ подчеркнуть свое отличие от других.
Без гарантий качества
Европейский суд отменил существовавшие в Германии государственные тарифы для услуг архитекторов и инженеров-строителей. Теперь профессионалы опасаются недобросовестной конкуренции и обвала цен.
Советский регионализм
В книге итальянских фотографов Роберто Конте и Стефано Перего «Советская Азия» собраны постройки 1950-х–1980-х в Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане и Таджикистане. Цель авторов – показать разнообразие послевоенной советской архитектуры и ее связь с контекстом – историческим и климатическим.
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.
Бинарная оппозиция
Рассматриваем довольно редкий случай – две постройки Евгения Герасимова на одной улице с разницей в пять лет, на примере которых удобно рассуждать об общих подходах и принципах мастерской.
Победа пополам
Конкурс на концепцию развития центральной части Саратова завершился победой сразу двух участников. Показываем проекты победителей и рассказываем, чем конкретно займется каждый из них.