Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу думать о реализации замысла, о несущей конструкции и форматах стекол»

Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.

Беседовала:
Ангелина Уттер

mainImg
Архи.ру:
Мы подробно рассказывали о вашем аэропорте «Гагарин» в Саратове – одном из двух аэропортов, построенных за последние 30 лет в России «с нуля». Сейчас предлагаем поговорить о его реализации подробнее, в частности, о технологиях, которые позволили воплотить в жизнь столь впечатляющее решение главного фасада. Хотя начать все равно стоит с идеи. Давайте вспомним, какие образы были взяты за основу при разработке концепции аэропорта. Ведь название «Гагарин» появилось не сразу.

Андрей Асадов:
У нас была целая история выстраивания образного ряда, причем имя Гагарина действительно стало фигурировать не сразу.

Так, мы искали для главного фасада прием, который создал бы эффект втягивающего пространства, своего рода воронки, направляющей посетителей в сердцевину линзы фасада, где расположен вход. Вначале у нас было две ассоциации. Первая – связанная с водой, Волгой, речной волной, изгибом саратовского моста. Вторая – с саратовской гармошкой, которая добавляла проекту аутентичности, поскольку идея речной воды сама по себе очень нейтральна.
Аэропорт «Гагарин» в Саратове
© Архитектурное бюро ASADOV

В результате образ реки поддерживает серия кровельных фонарей, представляющих собой пологие узкие дольки – внешне они напоминают рыбины. Мы называем их дирижаблями – в конце концов, рыбы плавают в воде, а дирижабли – в воздушном пространстве. К тому же три большие рыбины есть и на гербе Саратова, так что ассоциация еще и контекстуальная. Кстати, недавно над входом смонтировали еще один такой светильник – он был задуман изначально, но появился только сейчас. Входной тамбур из стекла, абсолютно нейтральный, проектировался как подставка под него.
Аэропорт «Гагарин» в Саратове
© Архитектурное бюро ASADOV

Согласно нашему первоначальному замыслу, тему реки поддерживал также водоем на площади перед аэропортом, потом в какой–то момент его сократили, и мы очень рады, что бюро Nowadays, которое занималось благоустройством территории, его все-таки вернуло. Блики от стекла отражаются в бликах воды, они перекликаются между собой, что помогает прочитать нашу главную идею. Водоем дает совершенно иной эффект от входного пространства.
Аэропорт «Гагарин» в Саратове
© Архитектурное бюро ASADOV

Когда саратовский аэропорт получил название «Гагарин», к нашим первоначальным ассоциациям добавился еще целый спектр авиакосмических. Стеклянные элементы фасада мы уподобили протуберанцам от взлета ракеты – веер расходится, как звуковая или акустическая волна. В проекте есть и символический эпицентр – маленький шарик, который лежит на площади перед аэропортом.
Аэропорт «Гагарин» в Саратове
© Архитектурное бюро ASADOV

Кстати, «Гагарин» – первый из «коллекции» аэропорытов, в работе над проектами которых участвовало бюро ASADOV. Сейчас в нашем портфолио 17 проектов аэропортов разного размера. Причем саратовский, площадью 23 000 м2, не самый большой.

Генпроектировщиком выступила компания «Спектрум», а на все дополнительные проекты – четыре VIP-зоны, благоустройство – заказчик проводил конкурсы, в которых победили очень хорошие команды, так что весь проект в целом получился удачным. В такой компании приятно было работать.
Аэропорт «Гагарин» в Саратове
© Архитектурное бюро ASADOV

Как вы считаете, насколько стеклянный фасад – удачное решение для аэропорта?

Остекленный фасад – эффектный и эффективный вариант для общественного здания, в том числе – транспортного. Светлые, просторные внутренние пространства – это элемент здоровой архитектуры. К тому же обилие света позволяет экономить на электричестве в дневное время, да и люди к естественному освещению относятся лучше, чем к искусственному.

В то же время для многих заказчиков камнем преткновения становятся теплоизоляционные характеристики и стоимость стеклянной фасадной конструкции. Поэтому важно с самого начала подобрать правильную витражную систему, чтобы потом не разориться на эксплуатации объекта.

Безусловно, хороший энергоэффективный фасад из стекла стоит немало, но, с другой стороны, есть возможность выиграть за счет высокой скорости монтажа. К примеру, один из наших заказчиков в какой-то момент понял, что сделать полностью стеклянную коробку эффективнее, чем вентфасады. Да, возможно чуть дороже, но если рассматривать инвестиционный проект «под ключ», то стеклянная коробка выгоднее.

Иными словами, витраж может быть энергоэффективным, важно только подобрать правильную конструкцию?

Да, конечно. Многие думают, что у стеклянных фасадов заведомо большие теплопотери, но это не так. К примеру, для структурного остекления аэропорта «Гагарин» применялась алюминиевая фасадная система от компании «АЛЮТЕХ».
zooming
Структурное остекление ALT F50 SG
© ГК «АЛЮТЕХ»


Комментарий компании «АЛЮТЕХ»

На объекте реализовано структурное остекление на основе алюминиевых профилей «АЛЮТЕХ» ALT F50 SG. Отличительной особенностью данной серии является возможность реализации полностью стеклянного фасада без алюминиевых профилей снаружи.

В ней предусмотрен целый ряд технологических решений, которые защищают конструкции от промерзания, помогают сохранить в помещениях тепло – специальный вспененный PE-термомост в зоне фальца стеклопакета, высококачественные EPDM-уплотнители, атмосферостойкий шовный герметик, которым проклеиваются все стыки.


Расскажите об особенностях реализации фасада аэропорта «Гагарин» подробнее.

Сразу отмечу, что мы сосредоточили основное внимание на главном фасаде. Ведь боковые фасады в аэропортах делают максимально простыми, так как здание зачастую со временем расширяется вправо и влево, пристраивают помещения для багажа и пространства стоек регистрации.

Работая над концепцией главного фасада, мы рассматривали несколько вариантов. В конкурсном проекте была конструкция на вантовых растяжках: очень изящная выгнутая седловидная плоскость. Но слишком дорогая. Была идея фасада с триангулярной сеткой: по аналогии со «стеклянной корой» концертного зала в парке «Зарядье». Но она не очень нам нравилась с эстетической точки зрения.

И в какой-то момент нам пришла идея составить фасад из равных полос. В центре они вертикальные, а к краям каждая начинает наклоняться немного вперед – и получается очень необычный визуальный эффект. Из-за наклона, который доходит до 15°, фасад напоминает веер или гармошку. Примечательно, что торец этих полосок непрозрачный, хотя он стеклянный, сделан из стемалита. В итоге именно эта задумка показалась нам конструктивной, честной и эстетически интересной. Мы нашли баланс.
Аэропорт «Гагарин» в Саратове
© Архитектурное бюро ASADOV

Сегодня я полностью доволен этой конструкцией с точки зрения качества исполнения, это объект, на который не стыдно пригласить коллег, подойти близко, показать в деталях.

Детальную документацию по проекту делала фасадная компания во взаимодействии с производителем профильных систем. Мы со своей стороны подготовили задание на фасадную конструкцию, отработали всю 3D-геометрию и отправили им, а все сочленения они прорабатывали сами. Затем вместе мы отсмотрели мокапы, изготовили один модуль со стеклопакетом, подвесили на фасад и уже на нем подбирали оттенки, чтобы непрозрачная стена максимально сливалась с прозрачной. И мне кажется, у нас все получилось.


Комментарий компании «АЛЮТЕХ»

Для взаимодействия с проектироващиками компания «АЛЮТЕХ» выделяет специалиста, который становится его личным консультантом. Получая от архитектора задание, консультант вместе с инженером компании разрабатывает и предлагает не просто эскиз, а конкретные решения, которое можно реализовать, используя системы бренда.

zooming
Узел, разработанный компанией«АЛЮТЕХ» для аэропорта «Гагарин»
© ГК «АЛЮТЕХ»


Как устроен несущий каркас фасада?

Несущий каркас состоит из основных опор с шагом 9 метров, горизонтальных балок и ребер витража, которые крепятся к балкам.

На внешней стороне фасада нет видимых швов, прижимных планок. Все элементы «гармошки» состыкованы очень чисто. В двух углах размещены связи жесткости. Мы выкрасили их в белый цвет, и они практически незаметны.

Должен заметить, что отсутствие накладных крышек, видимых швов профилей – это действительно важно. По ним можно определить, какого времени объект: семидесятых, девяностых или двухтысячных. Современные стандарты – гладкое остекление без накладных крышек, а также возможность крепления стекол большого формата.
Аэропорт «Гагарин» в Саратове
© Архитектурное бюро ASADOV

Почему для данного объекта вы выбрали именно алюминиевые профили?

С учетом того, что для меня как архитектора важнее всего внешний вид объекта, алюминий, позволяющий реализовать практически любые идеи – беспереплетные решения фасадов, структурное и спайдерное остекление, – оптимальный выбор.

К тому же алюминий – промежуточный вариант между сталью, более прочной, но тяжелой и дорогой, и пластиком. Он легче и доступнее. Стальные конструкции, насколько я знаю, используют в особых случаях, для каких-то сложных изгибов, большой нагрузки или из-за повышенных пожарных требований.

Последний вопрос – ваши советы молодому неопытному автору, который хочет использовать в своем проекте эффектный витраж. Где подводные камни, на что обратить внимание?

Золотое правило – на концептуальном этапе сразу оценить реалистичность своего замысла. Например, мы придумали для аэропорта «Гагарин» красивую геометрию, и потом пришлось еще поломать голову над тем, какая конструкция будет для нашей идеи оптимальной.

Второй совет – сразу думать про габариты стекол для витража. Стандартный размер – 2 х 3 м, надо стараться придерживаться его или кратного ему, работать с модулем в пропорции от формата, не превышать 3 м по одной стороне и 2 м по другой. А если превышаешь, сразу учитывать, что это будут более дорогие стекла, и использовать их в наиболее эффектных местах, например, на уровне входа.

Хотя для тех же профилей «АЛЮТЕХ» размер 2 х 3 м – не предел. В системах компании предусмотрены различные решения для фасадов с тяжелыми заполнениями: профили выдерживают стеклопакеты весом до 1 100 кг и размерами 6 х 4 м.

Третья рекомендация – выбирать формулу стеклопакета с учетом стороны света. В саратовском аэропорте у нас на разных сторонах здания разные стекла. С южной стороны, обращенной к взлетной полосе – солнцезащитные, а с севера, со стороны главного входа – с меньшей степенью защиты, зато с большей прозрачностью. Кстати, это стало возможным благодаря тому, что в выбранных для объекта профильных системах допустимо использование любых заполнений: прозрачных, непрозрачных, с переходом от прозрачных к непрозрачным и даже огнестойких.

И, наконец, четвертый мой совет: всегда задумываться о соотношении цены и качества, то есть искать золотую середину между своим архитектурным высказыванием и стоимостью конструкций уже на начальном этапе, чтобы они впоследствии не вошли в противоречие. К счастью, в случае с аэропортом «Гагарин» подобных расхождений не возникло.

Поставщики, технологии

28 Декабря 2020

Беседовала:

Ангелина Уттер
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.
Москомархитектура: итоги года. Часть I
Шесть коротких интервью: с Никитой Токаревым, Кириллом Теслером, Сергеем Георгиевским, Николаем Переслегиным, Филиппом Якубчуком и основателями бюро ARCHSLON Татьяной Осецкой и Александром Саловым.
Амир Идиатулин: «Главное – объект должен быть тебе...
IND architects стали ньюсмейкерами завершающегося года: выиграли два иностранных конкурса, поучаствовали в трех международных консорциумах, завершили реконструкцию здания первого детского хосписа в Москве для фонда Нюты Федермессер. Основатель и руководитель бюро Амир Идиатулин – об основных принципах работы: самым важным архитекторы считают увлеченность темой, стремятся к универсальности, с жюри и заказчиками не заигрывают, стоимость работы рассчитывают по человеко-часам.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.