Принцип перископа

Юлий Борисов нашел нетривиальный образ, трансформировавший банальную «коробку» Дворца единоборств в Лужниках в иконическое здание, блестящее и современное, но наделенное контекстуальными аллюзиями и способное активно взаимодействовать с территорией и людьми.

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

mainImg

Мастерская:

UNK project

Проект:

Дворец единоборств в Лужниках
Россия, Москва, ул. Лужники, 13

2019

Генпроектировщик: Татинвестгражданпроект
Заказчик: КП БСА Лужники
Cразу оговоримся, что объемно-пространственное решение параллелепипеда на прямоугольном участке между Лужнецким проездом и Третьим транспортным кольцом, принадлежит вовсе не UNK project. Концепция Юлия Борисова победила в закрытом конкурсе, инициированном главным архитектором Москвы Сергеем Кузнецовым ради переосмысления объема, который выглядел не очень «спортивно», хотя и был призван вместить две спортивные организации: Федерацию самбо и Федерацию бокса. Сергей Кузнецов, как хорошо известно в профессиональной среде, принципиальный сторонник конкурсных процедур: «Для архитекторов создается здоровая конкурентная среда, которая наглядно показывает в том числе им самим лучшие проекты, – подчеркивает главный архитектор. – Работа разных команд над одним объектом помогает увидеть альтернативные точки зрения – участники конкурса делятся идеями, профессиональная среда развивается». Техзадание разработал Москомархитектуры совместно с ТПО «Прайд». Помимо UNK project, в конкурсе участвовали: ТПО «Прайд», группа «Камень», АБТБ Тимура Башкаева, ТПО «Резерв» Владимира Плоткина, и бюро ASADOV. Первые два конкурсанта предложили по 2 варианта, так что получилось в общей сложности 10 концепций, познакомиться с ними подробнее можно здесь.

Итак, победителем конкурса стало предложение UNK project.

Собственно тема параллелепипеда возникла не случайно, а стала следствием особенностей и ограничений участка. Он узкий и протяженный, длина больше 330 метров, соотношение сторон – один к пяти. С одной стороны Третье кольцо, с другой улица Лужники, ее ширина 35 м, что делает перспективу обозрения сравнительно ближней – на здание попросту особенно неоткуда взглянуть издали. ТТК, в этом месте именуемое Новолужнецким проездом, представляет собой в сущности стену, высокую эстакаду с открытой парковкой под ней. Вырастить объем центра в высоту было невозможно из-за ограничения высотности 27 м, обусловленного соседством, пусть и с другой стороны автострады, ансамбля Новодевичьего монастыря. Закапываться глубоко под землю не разрешил заказчик в силу ограничения бюджета и оптимизации сроков строительства. Кроме того напомним, прямоугольный объем-«чемодан» был фактически спроектирован и утвержден, от участников конкурса требовалось предложить улучшение в рамках имеющихся параметров, определенных, как мы видим, достаточно жестко – то есть, в сущности, нарисовать фасады. Но UNK project, как их коллеги по соревнованию, занялись в первую очередь функциональным зонированием и пересмотром объемов – даже в рамках предопределенных контуров.

«Задача «одеть фасады» была не то чтобы выполнимой, – поясняет Юлий Борисов. – Вот склад, и все что с ним не делай: конструкции разные, подсечки, окна – все это будет фальшивой декорацией, коробка есть коробка, большой такой кирпич». Поэтому архитекторы пошли от собственно функции – разложили ее в пространстве, вывели на фасады, а саму архитектуру сделали «говорящей».
Дворец единоборств в Лужниках. Вид с Лужнецкого проезда
© UNK project
Дворец единоборств в Лужниках, проект-победитель конкурса, 2019
© UNK project

С точки зрения функции в этом большом блоке существуют, на самом деле, два разных здания со своими инженерными системами, входами и инфраструктурой: общего у Федерации самбо и Федерации бокса – только медиаэкран для афиш на главном фасаде.

«Когда мы получили первоначальное зонирование от коллег, функции были перемешаны, например, было два зала для соревнований, но одно фойе, инженерные сети были смешаны, но, на мой взгляд, не до конца отработаны. Потом выяснилось, что эти две организации вообще между собой не общаются, и как они будут делить время, если у них общее фойе, непонятно. Архитектура – это, по сути, функция, положенная в пространство, но ее детальной разборки не было. Чтобы представить себе это зонирование, надо было просто мысленно прожить в этом здании несколько дней вместе с заказчиками, что мы и сделали. Это очень сложный комплекс, в нем сочетаются тренировочные зоны, мини-гостиница, администрация, медицинский блок, бассейны, кафе… Мы в итоге полностью разобрали все эти функции на две организации, включая сети, и заказчикам понравилась эта идея. Единственное, что им осталось поделить – это мультимедиа экран».
Дворец единоборств в Лужниках. Вид с Лужнецкого проезда
© UNK project

Спортивная функция где-то требует естественного освещения, а где-то, напротив, обходится без него. В композиционном отношении это дало поле для маневра: две огромные арены соревнований обеих федераций, оборудованные трибунами-бличерами на две тысячи человек, переехали в глубину здания – им естественный свет не нужен, за происходящими боями наблюдают на экранах. Над ними, в «подкосе», разместились внушительные технические объемы для большой инженерии и систем кондиционирования. Вглубь здания были отправлены и гостиничные номера для спортсменов, и административные кабинеты с возможностью выхода на кровлю. А вот «крылья» дворца – где со второго этажа расположились тренировочные залы – раскрылись прозрачными стенами к панораме Воробьевых гор и стали главными аттракторами нового архитектурного объекта.

«Я сам в детстве занимался самбо в подвале и знаю, насколько это не способствует качественному прогрессу спортсмена, – говорит Юлий Борисов. – Кроме того, сама закрытость тренировочного пространства никак не решает вопрос привлечения туда людей. А сейчас спорт, как инстаграм – люди должны видеть картинку, чтобы заинтересоваться, зайти туда, и это уже задачи архитектуры. Мы хотели, чтобы все могли видеть тренировки, потому что лучшая реклама чего-то – это видеть процесс, и никакая мультимедиа не заменит витрины».

Однако увидеть происходящее внутри залов, которые располагаются от второго этажа, то есть выше шести метров, с тротуара невозможно. UNK project придумали оригинальное техническое решение: потолки в помещениях сделали наклонными и зеркальными, чтобы они работали как перископ. Таким образом, здание раскрывается к улице не только первым этажом с фойе, кафе и зонами ожидания, куда можно свободно зайти и выпить кофе, но и основным объемом с системой открытых воздушных пространств для тренировок.
Дворец единоборств в Лужниках. Тренировочные залы
© UNK project
  • zooming
    1 / 3
    Дворец единоборств в Лужниках, проект-победитель конкурса, 2019
    © UNK project
  • zooming
    2 / 3
    Продольный разрез. Дворец единоборств в Лужниках, проект-победитель конкурса, 2019
    © UNK project
  • zooming
    3 / 3
    Поперечные разрезы. Дворец единоборств в Лужниках, проект-победитель конкурса, 2019
    © UNK project

«Мы придумали подвесить потолок под углом 45 градусов, чтобы люди, которые идут по улице Лужники, видели, что происходит в залах. Причем им доступна лучшая точка обзора тренировочного поля – сверху, в зеркале. Это была немножко безумная идея, но мы несколько раз проверили ее в моделях, в 3ds Max, все работало. Такие приемы применялись и раньше – SPEECH, например, сделал подобный наклонный полог в павильоне на миланской «ЭКСПО». Но в нашем проекте мы создали еще более жесткую геометрию. Эта подсечка разрушила гегемонию параллелепипеда, сделала его парящим, снабдив еще и реминисценциями на архитектуру самих Лужников. Я имею в виду подтрибунное пространство, которое присутствовало и в малой спортивной арене, и в открытом бассейне. Этот характерный прием мы здесь трактовали по-своему».

Итак, снаружи оптический эффект переносит акцент на преломление, почти как в фотоаппарате. За прозрачными стенами хорошо просматривается перевернутся зеркальная призма, и объем перестает быть «ящиком», приобретая свойства модернистского эксперимента по противостоянию гравитации: мы увидим блестящий пирамидообразный слиток, перевернутый широкой стороной кверху, но опирающийся на столь же блестящие металлические колонны – то ли гипертрофированный карниз, то ли инструмент для опытов в области физики света и преломления лучей.
Дворец единоборств в Лужниках, проект-победитель конкурса, 2019
© UNK project

Преломление, обеспеченное зеркальной поверхностью полированного металла, играет смыслообразующую роль, превращая объем в иконическую форму, подобную волнообразной кровле соседнего Центра гимнастики Ирины Винер, чей участок, к слову, обладает похожей спецификой. Здания занимают симметричные позиции относительно центральной оси Лужников, проходящей через БСА, и берут на себя роль своего рода пропилей. Но если Дворец гимнастики – контрастно современный по отношению к Лужнецкому ансамблю, то во Дворце единоборств мы во-первых, как уже было сказано, можем увидеть укрупненный вариант карниза с колонными, а во-вторых, за счет функционального деления на две организации здесь образовалась «классическая» симметричная композиция. Дворец единоборств современен, как и центр Ирины Винер, но перекликается к историческими постройками Лужников.
 

Юлию Борисову отлично знаком язык и исторически сложившийся «дизайн-код» Лужников: как известно, он реконструирует Дворец водных видов спорта неподалеку – проект также победил в конкурсе, организованном Москомаритектуры, сейчас его реализация близка к завершению. Апеллировать к нему в нынешнем проекте архитектор посчитал обязательным. Так, на фасадах, в зонах частичного закрытия – это зоны плавательных бассейнов в центре, администрация и гостиничные номера для спортсменов, выходящие к Третьему кольцу – появились вертикальные солнцезащитные ламели из фибробетона. Вместе с облицовкой нижнего этажа они напоминают о легком бетоне, плиточки из которого покрывают все исторические лужнецкие строения. Другой вид ламелей – из полированной нержавеющей стали поверх структурного остекления – тоже вполне «советский» стиль, напоминает, к примеру, метро «Маяковскую».

«В Лужниках нет памятников архитектуры и охранных зон, но по моему убеждению это полноценный памятник градостроительства, – говорит Юлий Борисов. – Мы понимали, что объект должен жить в Лужниках, поддерживать ансамблевость комплекса и его дизайн-код, с классическими пропорциями, колоннадами, характерными материалами типа легкого бетона, барельефами. И второе, самое ценное – у вас есть потрясающая зеленая территория в нескольких километрах от Кремля с видом на Воробьевы горы. Такое мало где можно увидеть, может, только в Токио что-то похожее есть, но масштабы другие. Вот эти две вещи – подчинение ансамблю и открытость городу – мы хотели воплотить в этом объекте».

Мастерская:

UNK project

Проект:

Дворец единоборств в Лужниках
Россия, Москва, ул. Лужники, 13

2019

Генпроектировщик: Татинвестгражданпроект
Заказчик: КП БСА Лужники

30 Июля 2019

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская

Технологии и материалы

Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.

Сейчас на главной

Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.
Евгений Подгорнов: «Проектировать надо так, чтобы...
Руководитель петербургского бюро Intercolumnium рассказывает, почему в портфолио компании есть работы от хай-тека до историзма, рассуждает о высотных доминантах и о заказчиках как источниках драйва, необходимого городу.
Новая ячейка
Жилой квартал на территории IT-парка: компания Архиматика сочетает инновационные технологии с человечным масштабом и уютной средой.
Градсовет 18.12.2019
Вторая и, по всей видимости, успешная попытка согласовать жилой дом, выходящий окнами на Троицкий собор и Фонтанку.
В преддверии театра
На Земляном валу справа от въезда в туннель под Таганской площадью, перед Театром на Таганке и рядом с торцом ЖК «Шоколад», достраивается здание 8-этажной гостиницы Novotel по проекту бюро «Гран» Павла Андреева.
Энергия студента
Показываем работы финалистов студенческого конкурса «АРХПроект», а также рассказываем о том, как организаторы попытались выйти за рамки сухой процедуры: с помощью менторов, лектория и выставки с вечеринкой в «Севкабель порту».
Кино на плоту
Летний кинотеатр от архитектурного бюро «А4» как универсальное общественное пространство и вариация на тему паркового павильона.
Перемена мест слагаемых
Используя приемы и материалы типового дачного строительства, Spirin architects находят свой убедительный архитектурный ответ на вызов предельно ограниченного бюджета.
Заседание в бассейне
Новый корпус штаб-квартиры adidas по проекту бюро COBE включает переговорные и актовый зал в виде разных типов спортивных сооружений, включая бассейн.
Метод сращивания
Вариант современного контекстуализма – фактурная и орнаментальная архитектура, сдержанно-классичная, но явным образом не принадлежащая ни к одному стилю. T+T architects использовали этот современный подход для деликатной работы в историческом центре Екатеринбурга.
Между Мегой и рекой
Парк у торгового центра, сделанный по всем канонам современного общественного пространства: здесь учтены потребности горожан, идентичность, экономическая и экологическая устойчивость.