Принцип перископа

Юлий Борисов нашел нетривиальный образ, трансформировавший банальную «коробку» Дворца единоборств в Лужниках в иконическое здание, блестящее и современное, но наделенное контекстуальными аллюзиями и способное активно взаимодействовать с территорией и людьми.

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

mainImg

Мастерская:

UNK project

Проект:

Дворец единоборств в Лужниках
Россия, Москва, ул. Лужники, 13

2019

Генпроектировщик: Татинвестгражданпроект
Заказчик: КП БСА Лужники
Cразу оговоримся, что объемно-пространственное решение параллелепипеда на прямоугольном участке между Лужнецким проездом и Третьим транспортным кольцом, принадлежит вовсе не UNK project. Концепция Юлия Борисова победила в закрытом конкурсе, инициированном главным архитектором Москвы Сергеем Кузнецовым ради переосмысления объема, который выглядел не очень «спортивно», хотя и был призван вместить две спортивные организации: Федерацию самбо и Федерацию бокса. Сергей Кузнецов, как хорошо известно в профессиональной среде, принципиальный сторонник конкурсных процедур: «Для архитекторов создается здоровая конкурентная среда, которая наглядно показывает в том числе им самим лучшие проекты, – подчеркивает главный архитектор. – Работа разных команд над одним объектом помогает увидеть альтернативные точки зрения – участники конкурса делятся идеями, профессиональная среда развивается». Техзадание разработал Москомархитектуры совместно с ТПО «Прайд». Помимо UNK project, в конкурсе участвовали: ТПО «Прайд», группа «Камень», АБТБ Тимура Башкаева, ТПО «Резерв» Владимира Плоткина, и бюро ASADOV. Первые два конкурсанта предложили по 2 варианта, так что получилось в общей сложности 10 концепций, познакомиться с ними подробнее можно здесь.

Итак, победителем конкурса стало предложение UNK project.

Собственно тема параллелепипеда возникла не случайно, а стала следствием особенностей и ограничений участка. Он узкий и протяженный, длина больше 330 метров, соотношение сторон – один к пяти. С одной стороны Третье кольцо, с другой улица Лужники, ее ширина 35 м, что делает перспективу обозрения сравнительно ближней – на здание попросту особенно неоткуда взглянуть издали. ТТК, в этом месте именуемое Новолужнецким проездом, представляет собой в сущности стену, высокую эстакаду с открытой парковкой под ней. Вырастить объем центра в высоту было невозможно из-за ограничения высотности 27 м, обусловленного соседством, пусть и с другой стороны автострады, ансамбля Новодевичьего монастыря. Закапываться глубоко под землю не разрешил заказчик в силу ограничения бюджета и оптимизации сроков строительства. Кроме того напомним, прямоугольный объем-«чемодан» был фактически спроектирован и утвержден, от участников конкурса требовалось предложить улучшение в рамках имеющихся параметров, определенных, как мы видим, достаточно жестко – то есть, в сущности, нарисовать фасады. Но UNK project, как их коллеги по соревнованию, занялись в первую очередь функциональным зонированием и пересмотром объемов – даже в рамках предопределенных контуров.

«Задача «одеть фасады» была не то чтобы выполнимой, – поясняет Юлий Борисов. – Вот склад, и все что с ним не делай: конструкции разные, подсечки, окна – все это будет фальшивой декорацией, коробка есть коробка, большой такой кирпич». Поэтому архитекторы пошли от собственно функции – разложили ее в пространстве, вывели на фасады, а саму архитектуру сделали «говорящей».
Дворец единоборств в Лужниках. Вид с Лужнецкого проезда
© UNK project
Дворец единоборств в Лужниках, проект-победитель конкурса, 2019
© UNK project

С точки зрения функции в этом большом блоке существуют, на самом деле, два разных здания со своими инженерными системами, входами и инфраструктурой: общего у Федерации самбо и Федерации бокса – только медиаэкран для афиш на главном фасаде.

«Когда мы получили первоначальное зонирование от коллег, функции были перемешаны, например, было два зала для соревнований, но одно фойе, инженерные сети были смешаны, но, на мой взгляд, не до конца отработаны. Потом выяснилось, что эти две организации вообще между собой не общаются, и как они будут делить время, если у них общее фойе, непонятно. Архитектура – это, по сути, функция, положенная в пространство, но ее детальной разборки не было. Чтобы представить себе это зонирование, надо было просто мысленно прожить в этом здании несколько дней вместе с заказчиками, что мы и сделали. Это очень сложный комплекс, в нем сочетаются тренировочные зоны, мини-гостиница, администрация, медицинский блок, бассейны, кафе… Мы в итоге полностью разобрали все эти функции на две организации, включая сети, и заказчикам понравилась эта идея. Единственное, что им осталось поделить – это мультимедиа экран».
Дворец единоборств в Лужниках. Вид с Лужнецкого проезда
© UNK project

Спортивная функция где-то требует естественного освещения, а где-то, напротив, обходится без него. В композиционном отношении это дало поле для маневра: две огромные арены соревнований обеих федераций, оборудованные трибунами-бличерами на две тысячи человек, переехали в глубину здания – им естественный свет не нужен, за происходящими боями наблюдают на экранах. Над ними, в «подкосе», разместились внушительные технические объемы для большой инженерии и систем кондиционирования. Вглубь здания были отправлены и гостиничные номера для спортсменов, и административные кабинеты с возможностью выхода на кровлю. А вот «крылья» дворца – где со второго этажа расположились тренировочные залы – раскрылись прозрачными стенами к панораме Воробьевых гор и стали главными аттракторами нового архитектурного объекта.

«Я сам в детстве занимался самбо в подвале и знаю, насколько это не способствует качественному прогрессу спортсмена, – говорит Юлий Борисов. – Кроме того, сама закрытость тренировочного пространства никак не решает вопрос привлечения туда людей. А сейчас спорт, как инстаграм – люди должны видеть картинку, чтобы заинтересоваться, зайти туда, и это уже задачи архитектуры. Мы хотели, чтобы все могли видеть тренировки, потому что лучшая реклама чего-то – это видеть процесс, и никакая мультимедиа не заменит витрины».

Однако увидеть происходящее внутри залов, которые располагаются от второго этажа, то есть выше шести метров, с тротуара невозможно. UNK project придумали оригинальное техническое решение: потолки в помещениях сделали наклонными и зеркальными, чтобы они работали как перископ. Таким образом, здание раскрывается к улице не только первым этажом с фойе, кафе и зонами ожидания, куда можно свободно зайти и выпить кофе, но и основным объемом с системой открытых воздушных пространств для тренировок.
Дворец единоборств в Лужниках. Тренировочные залы
© UNK project
  • zooming
    1 / 3
    Дворец единоборств в Лужниках, проект-победитель конкурса, 2019
    © UNK project
  • zooming
    2 / 3
    Продольный разрез. Дворец единоборств в Лужниках, проект-победитель конкурса, 2019
    © UNK project
  • zooming
    3 / 3
    Поперечные разрезы. Дворец единоборств в Лужниках, проект-победитель конкурса, 2019
    © UNK project

«Мы придумали подвесить потолок под углом 45 градусов, чтобы люди, которые идут по улице Лужники, видели, что происходит в залах. Причем им доступна лучшая точка обзора тренировочного поля – сверху, в зеркале. Это была немножко безумная идея, но мы несколько раз проверили ее в моделях, в 3ds Max, все работало. Такие приемы применялись и раньше – SPEECH, например, сделал подобный наклонный полог в павильоне на миланской «ЭКСПО». Но в нашем проекте мы создали еще более жесткую геометрию. Эта подсечка разрушила гегемонию параллелепипеда, сделала его парящим, снабдив еще и реминисценциями на архитектуру самих Лужников. Я имею в виду подтрибунное пространство, которое присутствовало и в малой спортивной арене, и в открытом бассейне. Этот характерный прием мы здесь трактовали по-своему».

Итак, снаружи оптический эффект переносит акцент на преломление, почти как в фотоаппарате. За прозрачными стенами хорошо просматривается перевернутся зеркальная призма, и объем перестает быть «ящиком», приобретая свойства модернистского эксперимента по противостоянию гравитации: мы увидим блестящий пирамидообразный слиток, перевернутый широкой стороной кверху, но опирающийся на столь же блестящие металлические колонны – то ли гипертрофированный карниз, то ли инструмент для опытов в области физики света и преломления лучей.
Дворец единоборств в Лужниках, проект-победитель конкурса, 2019
© UNK project

Преломление, обеспеченное зеркальной поверхностью полированного металла, играет смыслообразующую роль, превращая объем в иконическую форму, подобную волнообразной кровле соседнего Центра гимнастики Ирины Винер, чей участок, к слову, обладает похожей спецификой. Здания занимают симметричные позиции относительно центральной оси Лужников, проходящей через БСА, и берут на себя роль своего рода пропилей. Но если Дворец гимнастики – контрастно современный по отношению к Лужнецкому ансамблю, то во Дворце единоборств мы во-первых, как уже было сказано, можем увидеть укрупненный вариант карниза с колонными, а во-вторых, за счет функционального деления на две организации здесь образовалась «классическая» симметричная композиция. Дворец единоборств современен, как и центр Ирины Винер, но перекликается к историческими постройками Лужников.
 

Юлию Борисову отлично знаком язык и исторически сложившийся «дизайн-код» Лужников: как известно, он реконструирует Дворец водных видов спорта неподалеку – проект также победил в конкурсе, организованном Москомаритектуры, сейчас его реализация близка к завершению. Апеллировать к нему в нынешнем проекте архитектор посчитал обязательным. Так, на фасадах, в зонах частичного закрытия – это зоны плавательных бассейнов в центре, администрация и гостиничные номера для спортсменов, выходящие к Третьему кольцу – появились вертикальные солнцезащитные ламели из фибробетона. Вместе с облицовкой нижнего этажа они напоминают о легком бетоне, плиточки из которого покрывают все исторические лужнецкие строения. Другой вид ламелей – из полированной нержавеющей стали поверх структурного остекления – тоже вполне «советский» стиль, напоминает, к примеру, метро «Маяковскую».

«В Лужниках нет памятников архитектуры и охранных зон, но по моему убеждению это полноценный памятник градостроительства, – говорит Юлий Борисов. – Мы понимали, что объект должен жить в Лужниках, поддерживать ансамблевость комплекса и его дизайн-код, с классическими пропорциями, колоннадами, характерными материалами типа легкого бетона, барельефами. И второе, самое ценное – у вас есть потрясающая зеленая территория в нескольких километрах от Кремля с видом на Воробьевы горы. Такое мало где можно увидеть, может, только в Токио что-то похожее есть, но масштабы другие. Вот эти две вещи – подчинение ансамблю и открытость городу – мы хотели воплотить в этом объекте».

0

Мастерская:

UNK project

Проект:

Дворец единоборств в Лужниках
Россия, Москва, ул. Лужники, 13

2019

Генпроектировщик: Татинвестгражданпроект
Заказчик: КП БСА Лужники

30 Июля 2019

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.