English version

Принцип перископа

Юлий Борисов нашел нетривиальный образ, трансформировавший банальную «коробку» Дворца единоборств в Лужниках в иконическое здание, блестящее и современное, но наделенное контекстуальными аллюзиями и способное активно взаимодействовать с территорией и людьми.

Наталья Коряковская

Автор текста:
Наталья Коряковская

30 Июля 2019
mainImg
Архитектор:
Юлий Борисов
Мастерская:
UNK project http://unkproject.ru
Проект:
Дворец единоборств в Лужниках
Россия, Москва, ул. Лужники, 13

2018 — 2019

Генпроектировщик: Татинвестгражданпроект
Заказчик: КП БСА Лужники
Cразу оговоримся, что объемно-пространственное решение параллелепипеда на прямоугольном участке между Лужнецким проездом и Третьим транспортным кольцом, принадлежит вовсе не UNK project. Концепция Юлия Борисова победила в закрытом конкурсе, инициированном главным архитектором Москвы Сергеем Кузнецовым ради переосмысления объема, который выглядел не очень «спортивно», хотя и был призван вместить две спортивные организации: Федерацию самбо и Федерацию бокса. Сергей Кузнецов, как хорошо известно в профессиональной среде, принципиальный сторонник конкурсных процедур: «Для архитекторов создается здоровая конкурентная среда, которая наглядно показывает в том числе им самим лучшие проекты, – подчеркивает главный архитектор. – Работа разных команд над одним объектом помогает увидеть альтернативные точки зрения – участники конкурса делятся идеями, профессиональная среда развивается». Техзадание разработал Москомархитектуры совместно с ТПО «Прайд». Помимо UNK project, в конкурсе участвовали: ТПО «Прайд», группа «Камень», АБТБ Тимура Башкаева, ТПО «Резерв» Владимира Плоткина, и бюро ASADOV. Первые два конкурсанта предложили по 2 варианта, так что получилось в общей сложности 10 концепций, познакомиться с ними подробнее можно здесь.

Итак, победителем конкурса стало предложение UNK project.

Собственно тема параллелепипеда возникла не случайно, а стала следствием особенностей и ограничений участка. Он узкий и протяженный, длина больше 330 метров, соотношение сторон – один к пяти. С одной стороны Третье кольцо, с другой улица Лужники, ее ширина 35 м, что делает перспективу обозрения сравнительно ближней – на здание попросту особенно неоткуда взглянуть издали. ТТК, в этом месте именуемое Новолужнецким проездом, представляет собой в сущности стену, высокую эстакаду с открытой парковкой под ней. Вырастить объем центра в высоту было невозможно из-за ограничения высотности 27 м, обусловленного соседством, пусть и с другой стороны автострады, ансамбля Новодевичьего монастыря. Закапываться глубоко под землю не разрешил заказчик в силу ограничения бюджета и оптимизации сроков строительства. Кроме того напомним, прямоугольный объем-«чемодан» был фактически спроектирован и утвержден, от участников конкурса требовалось предложить улучшение в рамках имеющихся параметров, определенных, как мы видим, достаточно жестко – то есть, в сущности, нарисовать фасады. Но UNK project, как их коллеги по соревнованию, занялись в первую очередь функциональным зонированием и пересмотром объемов – даже в рамках предопределенных контуров.

«Задача «одеть фасады» была не то чтобы выполнимой, – поясняет Юлий Борисов. – Вот склад, и все что с ним не делай: конструкции разные, подсечки, окна – все это будет фальшивой декорацией, коробка есть коробка, большой такой кирпич». Поэтому архитекторы пошли от собственно функции – разложили ее в пространстве, вывели на фасады, а саму архитектуру сделали «говорящей».
Дворец единоборств в Лужниках. Вид с Лужнецкого проезда
© UNK project
Дворец единоборств в Лужниках, проект-победитель конкурса, 2019
© UNK project

С точки зрения функции в этом большом блоке существуют, на самом деле, два разных здания со своими инженерными системами, входами и инфраструктурой: общего у Федерации самбо и Федерации бокса – только медиаэкран для афиш на главном фасаде.

«Когда мы получили первоначальное зонирование от коллег, функции были перемешаны, например, было два зала для соревнований, но одно фойе, инженерные сети были смешаны, но, на мой взгляд, не до конца отработаны. Потом выяснилось, что эти две организации вообще между собой не общаются, и как они будут делить время, если у них общее фойе, непонятно. Архитектура – это, по сути, функция, положенная в пространство, но ее детальной разборки не было. Чтобы представить себе это зонирование, надо было просто мысленно прожить в этом здании несколько дней вместе с заказчиками, что мы и сделали. Это очень сложный комплекс, в нем сочетаются тренировочные зоны, мини-гостиница, администрация, медицинский блок, бассейны, кафе… Мы в итоге полностью разобрали все эти функции на две организации, включая сети, и заказчикам понравилась эта идея. Единственное, что им осталось поделить – это мультимедиа экран».
Дворец единоборств в Лужниках. Вид с Лужнецкого проезда
© UNK project

Спортивная функция где-то требует естественного освещения, а где-то, напротив, обходится без него. В композиционном отношении это дало поле для маневра: две огромные арены соревнований обеих федераций, оборудованные трибунами-бличерами на две тысячи человек, переехали в глубину здания – им естественный свет не нужен, за происходящими боями наблюдают на экранах. Над ними, в «подкосе», разместились внушительные технические объемы для большой инженерии и систем кондиционирования. Вглубь здания были отправлены и гостиничные номера для спортсменов, и административные кабинеты с возможностью выхода на кровлю. А вот «крылья» дворца – где со второго этажа расположились тренировочные залы – раскрылись прозрачными стенами к панораме Воробьевых гор и стали главными аттракторами нового архитектурного объекта.

«Я сам в детстве занимался самбо в подвале и знаю, насколько это не способствует качественному прогрессу спортсмена, – говорит Юлий Борисов. – Кроме того, сама закрытость тренировочного пространства никак не решает вопрос привлечения туда людей. А сейчас спорт, как инстаграм – люди должны видеть картинку, чтобы заинтересоваться, зайти туда, и это уже задачи архитектуры. Мы хотели, чтобы все могли видеть тренировки, потому что лучшая реклама чего-то – это видеть процесс, и никакая мультимедиа не заменит витрины».

Однако увидеть происходящее внутри залов, которые располагаются от второго этажа, то есть выше шести метров, с тротуара невозможно. UNK project придумали оригинальное техническое решение: потолки в помещениях сделали наклонными и зеркальными, чтобы они работали как перископ. Таким образом, здание раскрывается к улице не только первым этажом с фойе, кафе и зонами ожидания, куда можно свободно зайти и выпить кофе, но и основным объемом с системой открытых воздушных пространств для тренировок.
Дворец единоборств в Лужниках. Тренировочные залы
© UNK project
  • zooming
    1 / 3
    Дворец единоборств в Лужниках, проект-победитель конкурса, 2019
    © UNK project
  • zooming
    2 / 3
    Продольный разрез. Дворец единоборств в Лужниках, проект-победитель конкурса, 2019
    © UNK project
  • zooming
    3 / 3
    Поперечные разрезы. Дворец единоборств в Лужниках, проект-победитель конкурса, 2019
    © UNK project

«Мы придумали подвесить потолок под углом 45 градусов, чтобы люди, которые идут по улице Лужники, видели, что происходит в залах. Причем им доступна лучшая точка обзора тренировочного поля – сверху, в зеркале. Это была немножко безумная идея, но мы несколько раз проверили ее в моделях, в 3ds Max, все работало. Такие приемы применялись и раньше – SPEECH, например, сделал подобный наклонный полог в павильоне на миланской «ЭКСПО». Но в нашем проекте мы создали еще более жесткую геометрию. Эта подсечка разрушила гегемонию параллелепипеда, сделала его парящим, снабдив еще и реминисценциями на архитектуру самих Лужников. Я имею в виду подтрибунное пространство, которое присутствовало и в малой спортивной арене, и в открытом бассейне. Этот характерный прием мы здесь трактовали по-своему».

Итак, снаружи оптический эффект переносит акцент на преломление, почти как в фотоаппарате. За прозрачными стенами хорошо просматривается перевернутся зеркальная призма, и объем перестает быть «ящиком», приобретая свойства модернистского эксперимента по противостоянию гравитации: мы увидим блестящий пирамидообразный слиток, перевернутый широкой стороной кверху, но опирающийся на столь же блестящие металлические колонны – то ли гипертрофированный карниз, то ли инструмент для опытов в области физики света и преломления лучей.
Дворец единоборств в Лужниках, проект-победитель конкурса, 2019
© UNK project

Преломление, обеспеченное зеркальной поверхностью полированного металла, играет смыслообразующую роль, превращая объем в иконическую форму, подобную волнообразной кровле соседнего Центра гимнастики Ирины Винер, чей участок, к слову, обладает похожей спецификой. Здания занимают симметричные позиции относительно центральной оси Лужников, проходящей через БСА, и берут на себя роль своего рода пропилей. Но если Дворец гимнастики – контрастно современный по отношению к Лужнецкому ансамблю, то во Дворце единоборств мы во-первых, как уже было сказано, можем увидеть укрупненный вариант карниза с колонными, а во-вторых, за счет функционального деления на две организации здесь образовалась «классическая» симметричная композиция. Дворец единоборств современен, как и центр Ирины Винер, но перекликается к историческими постройками Лужников.
 

Юлию Борисову отлично знаком язык и исторически сложившийся «дизайн-код» Лужников: как известно, он реконструирует Дворец водных видов спорта неподалеку – проект также победил в конкурсе, организованном Москомаритектуры, сейчас его реализация близка к завершению. Апеллировать к нему в нынешнем проекте архитектор посчитал обязательным. Так, на фасадах, в зонах частичного закрытия – это зоны плавательных бассейнов в центре, администрация и гостиничные номера для спортсменов, выходящие к Третьему кольцу – появились вертикальные солнцезащитные ламели из фибробетона. Вместе с облицовкой нижнего этажа они напоминают о легком бетоне, плиточки из которого покрывают все исторические лужнецкие строения. Другой вид ламелей – из полированной нержавеющей стали поверх структурного остекления – тоже вполне «советский» стиль, напоминает, к примеру, метро «Маяковскую».

«В Лужниках нет памятников архитектуры и охранных зон, но по моему убеждению это полноценный памятник градостроительства, – говорит Юлий Борисов. – Мы понимали, что объект должен жить в Лужниках, поддерживать ансамблевость комплекса и его дизайн-код, с классическими пропорциями, колоннадами, характерными материалами типа легкого бетона, барельефами. И второе, самое ценное – у вас есть потрясающая зеленая территория в нескольких километрах от Кремля с видом на Воробьевы горы. Такое мало где можно увидеть, может, только в Токио что-то похожее есть, но масштабы другие. Вот эти две вещи – подчинение ансамблю и открытость городу – мы хотели воплотить в этом объекте».
Архитектор:
Юлий Борисов
Мастерская:
UNK project http://unkproject.ru
Проект:
Дворец единоборств в Лужниках
Россия, Москва, ул. Лужники, 13

2018 — 2019

Генпроектировщик: Татинвестгражданпроект
Заказчик: КП БСА Лужники

30 Июля 2019

Наталья Коряковская

Автор текста:

Наталья Коряковская
UNK project: другие проекты
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Футуристическая сеть
Автомобильный мост как место для пешеходных прогулок и созерцания, сеть пешеходных артерий и капилляров, насыщенных зеленью и предназначенных для передвижения и общения. А также сеть «интеллектуальных устройств», помогающих человеку – проект “Linked city”.
Город Умный
Рассматриваем результаты конкурса на архитектурно-градостроительную концепцию территории «Рублево-Архангельское», где когда-то планировалось строить «Город миллионеров». Конкурс состоялся осенью 2018, победили три команды: Archea Associatii, Nikken Sekkei и Zaha Hadid Architects, их российские коллеги: ABD architects, UNK project и ТПО Прайд.
Школа нового поколения
Какой должна быть школа, в которой нет места для скуки? Ответ на этот вопрос дало бюро UNK project в своем проекте образовательного комплекса в Южно-Сахалинске, который получил название «Нескучная школа».
10 аэропортов
В стране интенсивно строят и реконструируют здания аэропортов: российские и иностранные архитекторы, причем нередко интерьеры получаются интереснее наружности, а иногда и фасад неплох. Рассматриваем 7 построек и 3 проекта по следам круглого стола с Арх Москвы.
Вспоминая Баухаус
Можно ли выразить в архитектуре связь школы Баухаус и ее педагога Василия Кандинского? Работая над проектом ЖК с предельными показателями плотности, глубины и высоты, UNK project сделали такую попытку, вольно скомпоновав 12-этажные пластины в трех измерениях прибрежного пространства.
Крылатый образ Перми
В новом терминале аэропорта Перми бюро Асадова не только добилось баланса между технологичностью, безопасностью, комфортом и имиджевой составляющей, но и предложило новый символ для всего Прикамья.
Городские сады
В проекте реновации кварталов в районе Хорошево-Мневники архитекторы UNK project использовали принцип подобия, в меньшем масштабе повторяя композиционное и функциональное построение, характерное для всей Москвы
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Юлий Борисов: «Наша главная проблема – время»
Для Юлия Борисова нет секрета в том, что такое качество. Об этом все сказано у Витрувия и в стандарте ИСО 8402-86. Но как сделать качественную архитектуру, а значит архитектуру, приносящую добро людям, – вот это вопрос, решением которого и занимается бюро UNK project.
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Линза в духе Эшера
Архитекторы UNK project реанимировали неудобный, но перспективный участок рядом с метро «Проспект Вернадского», разместив на нем бизнес-центр «Академик». Продуманная функциональная программа, технологические новшества и особое внимание к формированию идентичности здания позволили успешно решить все проблемы.
Юлий Борисов: «Следующее поколение будет менять квартиры,...
На прошедшем в рамках урбанистического форума «Среда для жизни» круглом столе «Для кого и как строить жилье?» глава UNK poject говорил о том, как будет выглядеть жилье для «поколения Z». Мы попросили Юлия Борисова подробнее рассказать о том, как, по его мнению, изменятся критерии оценки жилья и работа архитектора.
Уникальное общее
Представляем видеозапись круглого стола, проведенного Archi.ru на АРХ МОСКВА NEXT! В разговоре о новых форматах общественных пространств и методиках их создания приняли участие представители ведущих архитектурных бюро Москвы.
Юлий Борисов: «Одной только графикой улучшить жизнь...
В рамках воркшопа «Весенний МАРШ», организованного МАРШ Лаб по инициативе правительства республики Татарстан, группа Юлия Борисова предложила вместо простого проекта благоустройства села Старое Дрожжаное программу его эко-развития, совместив экологию с экономикой.
Похожие статьи
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.
Бинарная оппозиция
Рассматриваем довольно редкий случай – две постройки Евгения Герасимова на одной улице с разницей в пять лет, на примере которых удобно рассуждать об общих подходах и принципах мастерской.
Возвышение двора
Жилой комплекс «Реноме» состоит из двух корпусов: современного каменного дома и краснокирпичного фабричного здания конца XIX века, реконструированного по обмерам и чертежам. Их соединяет двор-горка – редкий для Москвы вариант геопластики, плавно поднимающейся на кровлю магазинов, выстроенных вдоль пешеходной улицы.
Поликарбонат над рекой
Студенческий центр Powerhouse для Белойтского колледжа в штате Висконсин – реконструированная по проекту Studio Gang историческая электростанция.
Расслышать мелодию прошлого
Храм Усекновения главы Иоанна Предтечи в сквере у Новодевичьего монастыря задуман в 2012 году в честь 200-летия победы над Наполеоном. Однако вместо декламационного размаха и «фанфар» архитектором Ильей Уткиным предъявлен сосредоточенно-молитвенный настрой и деликатное отношение к архитектуре ордерного шатрового храма. В подвальном этаже – музей раскопок, проведенных на месте церкви.
Новое внутри старого
В ходе реконструкции Королевского музея изящных искусств в Антверпене KAAN Architecten полностью скрыли современное крыло внутри исторического здания, чтобы не нарушать его облик.
Мост на 14 000 «лампочек»
Пешеходный мост близ Штутгарта получил эффектный облик благодаря единству пролетного строения и опорной конструкции. Проект разработан инженерами schlaich bergermann partner.
Водная стихия
Плавучий павильон Teahouse Ø по проекту бюро PAN- PROJECTS «обживает» каналы Копенгагена как общественное пространство.
Семантический разлом
Клубный дом STORY, расположенный рядом с метро Автозаводская и территорией ЗИЛа, деликатно вписан в контрастное окружение, а его форма, сочетающая регулярную сетку и эффектно срежиссированный «разлом» главного фасада, как кажется, откликается на драматичную историю места, хотя и не допускает однозначных интерпретаций.
Дуэт в Филях
Вторая очередь жилого комплекса Filicity, спроектированная бюро ADM, основана на контрасте стеклянного 57-этажного 200-метрового небоскреба и 11-этажного кирпичного дома. Высотка утверждает футуристичный вектор в московской жилой архитектуре.
Дворы и башни: самарский эксперимент
Конкурсный проект «Самара Арена Парка», предложенный Сергеем Скуратовым, занял на конкурсе 2 место. Его суть – эксперимент с типологией жилых домов, галерейных и коридорных планировок кварталов в сочетании с башнями – наряду с чуткостью реакции на окружение и стремлением создать внутри комплекса полноценное пространство мини-города с градиентом ощущений и значительным набором функций.
Стена и башня
Архитекторы ОСА в поисках решений, которые можно противопоставить среде малоэтажной застройки в центре Хабаровска, а также возможности вставить новое слово в разговор о массовом жилье.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни