English version

Принцип перископа

Юлий Борисов нашел нетривиальный образ, трансформировавший банальную «коробку» Дворца единоборств в Лужниках в иконическое здание, блестящее и современное, но наделенное контекстуальными аллюзиями и способное активно взаимодействовать с территорией и людьми.

Наталья Коряковская

Автор текста:
Наталья Коряковская

mainImg
Архитектор:
Юлий Борисов
Проект:
Дворец единоборств в Лужниках
Россия, Москва, ул. Лужники, 13

2018 — 2019

Генпроектировщик: Татинвестгражданпроект
Заказчик: КП БСА Лужники
Cразу оговоримся, что объемно-пространственное решение параллелепипеда на прямоугольном участке между Лужнецким проездом и Третьим транспортным кольцом, принадлежит вовсе не UNK project. Концепция Юлия Борисова победила в закрытом конкурсе, инициированном главным архитектором Москвы Сергеем Кузнецовым ради переосмысления объема, который выглядел не очень «спортивно», хотя и был призван вместить две спортивные организации: Федерацию самбо и Федерацию бокса. Сергей Кузнецов, как хорошо известно в профессиональной среде, принципиальный сторонник конкурсных процедур: «Для архитекторов создается здоровая конкурентная среда, которая наглядно показывает в том числе им самим лучшие проекты, – подчеркивает главный архитектор. – Работа разных команд над одним объектом помогает увидеть альтернативные точки зрения – участники конкурса делятся идеями, профессиональная среда развивается». Техзадание разработал Москомархитектуры совместно с ТПО «Прайд». Помимо UNK project, в конкурсе участвовали: ТПО «Прайд», группа «Камень», АБТБ Тимура Башкаева, ТПО «Резерв» Владимира Плоткина, и бюро ASADOV. Первые два конкурсанта предложили по 2 варианта, так что получилось в общей сложности 10 концепций, познакомиться с ними подробнее можно здесь.

Итак, победителем конкурса стало предложение UNK project.

Собственно тема параллелепипеда возникла не случайно, а стала следствием особенностей и ограничений участка. Он узкий и протяженный, длина больше 330 метров, соотношение сторон – один к пяти. С одной стороны Третье кольцо, с другой улица Лужники, ее ширина 35 м, что делает перспективу обозрения сравнительно ближней – на здание попросту особенно неоткуда взглянуть издали. ТТК, в этом месте именуемое Новолужнецким проездом, представляет собой в сущности стену, высокую эстакаду с открытой парковкой под ней. Вырастить объем центра в высоту было невозможно из-за ограничения высотности 27 м, обусловленного соседством, пусть и с другой стороны автострады, ансамбля Новодевичьего монастыря. Закапываться глубоко под землю не разрешил заказчик в силу ограничения бюджета и оптимизации сроков строительства. Кроме того напомним, прямоугольный объем-«чемодан» был фактически спроектирован и утвержден, от участников конкурса требовалось предложить улучшение в рамках имеющихся параметров, определенных, как мы видим, достаточно жестко – то есть, в сущности, нарисовать фасады. Но UNK project, как их коллеги по соревнованию, занялись в первую очередь функциональным зонированием и пересмотром объемов – даже в рамках предопределенных контуров.

«Задача «одеть фасады» была не то чтобы выполнимой, – поясняет Юлий Борисов. – Вот склад, и все что с ним не делай: конструкции разные, подсечки, окна – все это будет фальшивой декорацией, коробка есть коробка, большой такой кирпич». Поэтому архитекторы пошли от собственно функции – разложили ее в пространстве, вывели на фасады, а саму архитектуру сделали «говорящей».
Дворец единоборств в Лужниках. Вид с Лужнецкого проезда
© UNK project
Дворец единоборств в Лужниках, проект-победитель конкурса, 2019
© UNK project

С точки зрения функции в этом большом блоке существуют, на самом деле, два разных здания со своими инженерными системами, входами и инфраструктурой: общего у Федерации самбо и Федерации бокса – только медиаэкран для афиш на главном фасаде.

«Когда мы получили первоначальное зонирование от коллег, функции были перемешаны, например, было два зала для соревнований, но одно фойе, инженерные сети были смешаны, но, на мой взгляд, не до конца отработаны. Потом выяснилось, что эти две организации вообще между собой не общаются, и как они будут делить время, если у них общее фойе, непонятно. Архитектура – это, по сути, функция, положенная в пространство, но ее детальной разборки не было. Чтобы представить себе это зонирование, надо было просто мысленно прожить в этом здании несколько дней вместе с заказчиками, что мы и сделали. Это очень сложный комплекс, в нем сочетаются тренировочные зоны, мини-гостиница, администрация, медицинский блок, бассейны, кафе… Мы в итоге полностью разобрали все эти функции на две организации, включая сети, и заказчикам понравилась эта идея. Единственное, что им осталось поделить – это мультимедиа экран».
Дворец единоборств в Лужниках. Вид с Лужнецкого проезда
© UNK project

Спортивная функция где-то требует естественного освещения, а где-то, напротив, обходится без него. В композиционном отношении это дало поле для маневра: две огромные арены соревнований обеих федераций, оборудованные трибунами-бличерами на две тысячи человек, переехали в глубину здания – им естественный свет не нужен, за происходящими боями наблюдают на экранах. Над ними, в «подкосе», разместились внушительные технические объемы для большой инженерии и систем кондиционирования. Вглубь здания были отправлены и гостиничные номера для спортсменов, и административные кабинеты с возможностью выхода на кровлю. А вот «крылья» дворца – где со второго этажа расположились тренировочные залы – раскрылись прозрачными стенами к панораме Воробьевых гор и стали главными аттракторами нового архитектурного объекта.

«Я сам в детстве занимался самбо в подвале и знаю, насколько это не способствует качественному прогрессу спортсмена, – говорит Юлий Борисов. – Кроме того, сама закрытость тренировочного пространства никак не решает вопрос привлечения туда людей. А сейчас спорт, как инстаграм – люди должны видеть картинку, чтобы заинтересоваться, зайти туда, и это уже задачи архитектуры. Мы хотели, чтобы все могли видеть тренировки, потому что лучшая реклама чего-то – это видеть процесс, и никакая мультимедиа не заменит витрины».

Однако увидеть происходящее внутри залов, которые располагаются от второго этажа, то есть выше шести метров, с тротуара невозможно. UNK project придумали оригинальное техническое решение: потолки в помещениях сделали наклонными и зеркальными, чтобы они работали как перископ. Таким образом, здание раскрывается к улице не только первым этажом с фойе, кафе и зонами ожидания, куда можно свободно зайти и выпить кофе, но и основным объемом с системой открытых воздушных пространств для тренировок.
Дворец единоборств в Лужниках. Тренировочные залы
© UNK project
  • zooming
    1 / 3
    Дворец единоборств в Лужниках, проект-победитель конкурса, 2019
    © UNK project
  • zooming
    2 / 3
    Продольный разрез. Дворец единоборств в Лужниках, проект-победитель конкурса, 2019
    © UNK project
  • zooming
    3 / 3
    Поперечные разрезы. Дворец единоборств в Лужниках, проект-победитель конкурса, 2019
    © UNK project

«Мы придумали подвесить потолок под углом 45 градусов, чтобы люди, которые идут по улице Лужники, видели, что происходит в залах. Причем им доступна лучшая точка обзора тренировочного поля – сверху, в зеркале. Это была немножко безумная идея, но мы несколько раз проверили ее в моделях, в 3ds Max, все работало. Такие приемы применялись и раньше – SPEECH, например, сделал подобный наклонный полог в павильоне на миланской «ЭКСПО». Но в нашем проекте мы создали еще более жесткую геометрию. Эта подсечка разрушила гегемонию параллелепипеда, сделала его парящим, снабдив еще и реминисценциями на архитектуру самих Лужников. Я имею в виду подтрибунное пространство, которое присутствовало и в малой спортивной арене, и в открытом бассейне. Этот характерный прием мы здесь трактовали по-своему».

Итак, снаружи оптический эффект переносит акцент на преломление, почти как в фотоаппарате. За прозрачными стенами хорошо просматривается перевернутся зеркальная призма, и объем перестает быть «ящиком», приобретая свойства модернистского эксперимента по противостоянию гравитации: мы увидим блестящий пирамидообразный слиток, перевернутый широкой стороной кверху, но опирающийся на столь же блестящие металлические колонны – то ли гипертрофированный карниз, то ли инструмент для опытов в области физики света и преломления лучей.
Дворец единоборств в Лужниках, проект-победитель конкурса, 2019
© UNK project

Преломление, обеспеченное зеркальной поверхностью полированного металла, играет смыслообразующую роль, превращая объем в иконическую форму, подобную волнообразной кровле соседнего Центра гимнастики Ирины Винер, чей участок, к слову, обладает похожей спецификой. Здания занимают симметричные позиции относительно центральной оси Лужников, проходящей через БСА, и берут на себя роль своего рода пропилей. Но если Дворец гимнастики – контрастно современный по отношению к Лужнецкому ансамблю, то во Дворце единоборств мы во-первых, как уже было сказано, можем увидеть укрупненный вариант карниза с колонными, а во-вторых, за счет функционального деления на две организации здесь образовалась «классическая» симметричная композиция. Дворец единоборств современен, как и центр Ирины Винер, но перекликается к историческими постройками Лужников.
 

Юлию Борисову отлично знаком язык и исторически сложившийся «дизайн-код» Лужников: как известно, он реконструирует Дворец водных видов спорта неподалеку – проект также победил в конкурсе, организованном Москомаритектуры, сейчас его реализация близка к завершению. Апеллировать к нему в нынешнем проекте архитектор посчитал обязательным. Так, на фасадах, в зонах частичного закрытия – это зоны плавательных бассейнов в центре, администрация и гостиничные номера для спортсменов, выходящие к Третьему кольцу – появились вертикальные солнцезащитные ламели из фибробетона. Вместе с облицовкой нижнего этажа они напоминают о легком бетоне, плиточки из которого покрывают все исторические лужнецкие строения. Другой вид ламелей – из полированной нержавеющей стали поверх структурного остекления – тоже вполне «советский» стиль, напоминает, к примеру, метро «Маяковскую».

«В Лужниках нет памятников архитектуры и охранных зон, но по моему убеждению это полноценный памятник градостроительства, – говорит Юлий Борисов. – Мы понимали, что объект должен жить в Лужниках, поддерживать ансамблевость комплекса и его дизайн-код, с классическими пропорциями, колоннадами, характерными материалами типа легкого бетона, барельефами. И второе, самое ценное – у вас есть потрясающая зеленая территория в нескольких километрах от Кремля с видом на Воробьевы горы. Такое мало где можно увидеть, может, только в Токио что-то похожее есть, но масштабы другие. Вот эти две вещи – подчинение ансамблю и открытость городу – мы хотели воплотить в этом объекте».
Архитектор:
Юлий Борисов
Проект:
Дворец единоборств в Лужниках
Россия, Москва, ул. Лужники, 13

2018 — 2019

Генпроектировщик: Татинвестгражданпроект
Заказчик: КП БСА Лужники

30 Июля 2019

Наталья Коряковская

Автор текста:

Наталья Коряковская
Группа компаний UNK: другие проекты
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Футуристическая сеть
Автомобильный мост как место для пешеходных прогулок и созерцания, сеть пешеходных артерий и капилляров, насыщенных зеленью и предназначенных для передвижения и общения. А также сеть «интеллектуальных устройств», помогающих человеку – проект “Linked city”.
Город Умный
Рассматриваем результаты конкурса на архитектурно-градостроительную концепцию территории «Рублево-Архангельское», где когда-то планировалось строить «Город миллионеров». Конкурс состоялся осенью 2018, победили три команды: Archea Associatii, Nikken Sekkei и Zaha Hadid Architects, их российские коллеги: ABD architects, UNK project и ТПО Прайд.
Школа нового поколения
Какой должна быть школа, в которой нет места для скуки? Ответ на этот вопрос дало бюро UNK project в своем проекте образовательного комплекса в Южно-Сахалинске, который получил название «Нескучная школа».
10 аэропортов
В стране интенсивно строят и реконструируют здания аэропортов: российские и иностранные архитекторы, причем нередко интерьеры получаются интереснее наружности, а иногда и фасад неплох. Рассматриваем 7 построек и 3 проекта по следам круглого стола с Арх Москвы.
Вспоминая Баухаус
Можно ли выразить в архитектуре связь школы Баухаус и ее педагога Василия Кандинского? Работая над проектом ЖК с предельными показателями плотности, глубины и высоты, UNK project сделали такую попытку, вольно скомпоновав 12-этажные пластины в трех измерениях прибрежного пространства.
Крылатый образ Перми
В новом терминале аэропорта Перми бюро Асадова не только добилось баланса между технологичностью, безопасностью, комфортом и имиджевой составляющей, но и предложило новый символ для всего Прикамья.
Городские сады
В проекте реновации кварталов в районе Хорошево-Мневники архитекторы UNK project использовали принцип подобия, в меньшем масштабе повторяя композиционное и функциональное построение, характерное для всей Москвы
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Юлий Борисов: «Наша главная проблема – время»
Для Юлия Борисова нет секрета в том, что такое качество. Об этом все сказано у Витрувия и в стандарте ИСО 8402-86. Но как сделать качественную архитектуру, а значит архитектуру, приносящую добро людям, – вот это вопрос, решением которого и занимается бюро UNK project.
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Линза в духе Эшера
Архитекторы UNK project реанимировали неудобный, но перспективный участок рядом с метро «Проспект Вернадского», разместив на нем бизнес-центр «Академик». Продуманная функциональная программа, технологические новшества и особое внимание к формированию идентичности здания позволили успешно решить все проблемы.
Похожие статьи
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Ажурные узоры
Манчестерский Еврейский музей приобрел после реконструкции по проекту Citizens Design Bureau новый корпус с орнаментом на фасаде: он напоминает о культуре сефардов.
Зигзаг фасада
Офисное здание в Майнце защищает новый район на Рейне от шума порта. Авторы проекта – MVRDV и morePlatz.
Стальная живопись
Панели из нержавеющей стали на «Башне» Фрэнка Гери в арт-центре LUMA в Арле задуманы как мазки кисти Ван Гога.
Стеклянное облако
На морском курорте Циньхуандао на северо-востоке Китая строится «Облачный центр» по проекту пекинского бюро MAD.
Путь света
В знаменитый дворец императора Нерона – «Золотой дом» в Риме – теперь ведет новый вход по проекту Stefano Boeri Architetti.
Импортная типология
Комплекс доступного жилья с начальной школой по проекту бюро Henley Halebrown в лондонском районе Хакни основан на «центральноевропейском» типе жилой башни.
Силуэт прошлого
Внутренний двор музея и библиотеки в Цзяшане на востоке Китая напоминает силуэтом традиционную печь для обжига керамики, которыми славился этот город.
Штрихи современности
Открылся после реконструкции музей истории Парижа – Карнавале: в команде проекта архитекторы Snøhetta отвечали за новшества.
Обратная пропорция
В Центре инноваций INES университета чилийской области Био-Био по замыслу архитекторов Pezo von Ellrichshausen пространства для совместной и индивидуальной работы обратно пропорциональны друг другу.
Геометрические игры
В Мохали, городе-спутнике Чандигарха, архитекторы Studio Ardete снабдили офисное здание выразительным фасадом с асимметричными балконами, оставшись в жестких рамках бюджета.
Смена масштабов
AMO, исследовательское подразделение бюро OMA, разработало декорации для показа ювелирной коллекции Bvlgari в миланской Галерее Виктора Эммануила II.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Технологии и материалы
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Сейчас на главной
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.
Галька на берегу
Проект аэропорта в Геленджике от АБ «Цимайло, Ляшенко и Партнеры» стал единственным российским победителем премии Architizer A+Awards 2021 года.
Стратегия преображения
Публикуем 8 проектов реконструкции построек послевоенного модернизма, реализованных за последние 15 лет Tchoban Voss Architekten и показанных в галерее AEDES на недавней выставке Re-Use. Попутно размышляя о продемонстрированных подходах к сохранению того, что закон сохранять не требует.
Ажурные узоры
Манчестерский Еврейский музей приобрел после реконструкции по проекту Citizens Design Bureau новый корпус с орнаментом на фасаде: он напоминает о культуре сефардов.