English version

Формула завода

Дом Александры Кузьминой, Ильи Машкова и Андрея Колпикова на ЗИЛАРТе решает давнюю головоломку вертикали/горизонтали, сведя прием к минимуму. Он становится воспоминанием о заводе и о времени его расцвета, тридцатых годах прошлого века.

mainImg
Архитектор:
Александра Кузьмина
Илья Машков
Андрей Колпиков
Мастерская:
Мезонпроект
Проект:
Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
Россия, Москва, ул. Автозаводская, вл. 23, участок № 5

Авторский коллектив:
Архитекторы: И.К. Машков, А.А. Кузьмина, А.Ф. Бафанов, А.В. Колпиков, П.П. Семикин

2015 — 2015 / 2016 — 2019

Заказчик: ООО «ЛСР Недвижимость-М»
Лот №4 – часть первой очереди ЗИЛАРТа, проекта компании ЛСР под кураторством Юрия Григоряна, который, как известно, определил и мастер-план, и дизайн-код застройки этой части бывшего машиностроительного полуострова. К проектированию первой очереди на каждый квартал пригласили одно известное бюро. Лот «Мезонпроекта» расположен на северной границе комплекса, которая проходит по проспекту Лихачева. Если считать от Москвы-реки, он третий за домами Сергея Скуратова и Евгения Герасимова, перед кварталом Сергея Чобана. «Соседи» по диагонали – лоты «Урбиса» и «Меганома». Ближайший сосед с внутренней, южной стороны – дом бюро «Цимайло, Ляшенко и Партнеры»: с его авторами архитекторы «Мезонпроект» часто встречались, обсуждали инсоляцию, цвет и высоту домов. В итоге возникла объемно-пространственная перекличка: дома пониже поставлены рядом и продолжают друг друга, формируя вдоль улицы Щусева фронт застройки невысокого роста, а 14-этажные башни двух лотов – перекликаются.
Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
© Мезонпроект
  • zooming
    1 / 2
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Ситуационный план
    © Мезонпроект
  • zooming
    2 / 2
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Генеральный план
    © Мезонпроект

Другим ограничением стал дизайн-код, регламентирующий квартальную планировку, высотность, высоту первых этажей и их общественную функцию. Код также определяет материалы облицовки: 70 процентов кирпича, 30 процентов – другие материалы; и цвета: красный, белый, оттенки серого; и темные переплеты окон. Кирпич Группа ЛСР изготавливает на собственном производстве, для ЗИЛАРТа часто – авторский, по эскизам и требованиям архитекторов, ради уникальной фактуры фасадов каждого лота.

«Мезонпроект» предложил строгое, в чем-то даже брутальное решение. Архитекторы выбрали два вида кирпича: один темный ангобированный с поблескивающей поверхностью, отражающей небо, меняя цвет от черно-коричневого до голубоватого. Второй нейтрально-серый, шершавый и похожий на темный песчаник. Вместе они дают гризайль оттенка сепии, старой подвыцветшей фотографии или кинохроники. Нейтральный оттенок, даже темный.
  • zooming
    1 / 8
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 8
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 8
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Проект
    © Мезонпроект
  • zooming
    4 / 8
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Проект
    © Мезонпроект
  • zooming
    5 / 8
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Проект
    © Мезонпроект
  • zooming
    6 / 8
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Проект
    © Мезонпроект
  • zooming
    7 / 8
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Проект
    © Мезонпроект
  • zooming
    8 / 8
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Проект
    © Мезонпроект

Третьим материалом стал керамогранит: панели с поверхностью, подобной кортеновой стали, похожей на старый заводской металл. Это – первая аналогия с ЗИЛом. Все простенки высокого, 6-метрового первого этажа по внешней стороне составлены из двух «гармошек» такого, отчасти ржавого, материала: нижняя повыше, верхняя покороче. Линия зигзага намеренно сбита, как будто дом поддерживают две ленты какого-то механизма. На углах пересечения становятся более заметны, ощущение старого устройства, нехотя крутившегося и затем со скрежетом вставшего, чтобы принять на себя тяжесть дома, усиливается.
  • zooming
    1 / 2
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    © Мезонпроект
  • zooming
    2 / 2
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    Фотография: Архи.ру

Заводские аллюзии поддержаны козырьками: их широкие и короткие блоки с подсвеченной по вечерам вогнутой поверхностью напоминают формы с раскаленным металлом.
  • zooming
    1 / 3
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    © Мезонпроект
  • zooming
    2 / 3
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    © Мезонпроект
  • zooming
    3 / 3
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    © Мезонпроект

Тема, несмотря на определенную брутальность, родственна витринному дизайну, который требует либо полной нейтральности, либо звучного высказывания. Заметим и ее созвучие современному контексту ЗИЛАРТа: кортеновой сталью покрыты первые этажи и «хвост» дома-кометы, лота №1, кортеновый зигзаг видим во внутреннем корпусе лота №2. Лот №4 продолжает заданную коллегой, Сергеем Скуратовым, заводскую тему.

Третья часть воспоминаний о ЗИЛе находится внутри и имеет совершенно изобразительный характер: керамические панно с изображениями грузовиков живо напоминают не только о заводе, но и о сталинских станциях метро или послевоенном ВДНХ.
  • zooming
    1 / 6
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4): керамические панно во входных зонах
    © Мезонпроект
  • zooming
    2 / 6
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4): керамические панно во входных зонах
    © Мезонпроект
  • zooming
    3 / 6
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4): керамические панно во входных зонах
    © Мезонпроект
  • zooming
    4 / 6
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4): керамические панно во входных зонах
    © Мезонпроект
  • zooming
    5 / 6
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4): керамические панно во входных зонах
    © Мезонпроект
  • zooming
    6 / 6
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4): керамические панно во входных зонах
    © Мезонпроект

Но вернемся наружу и поднимем глаза. Из двух оттенков архитекторы разыгрывают пьесу, посвященную взаимоотношениям вертикали и горизонтали, двум главным темам-антагонистам архитектуры XX века. Известно, горизонталь в какой-то степени есть манифест архитектуры авангарда, летящего вперед паровоза, простора и свободы. Однако горизонталь это еще и особенность металлургического цеха, прокатного стана и конвейера, – их попросту непрактично помещать в башню. Вертикаль, напротив, прием ар-деко и классицизирующей архитектуры в целом, антагонистов авангарда. В XX веке так и повелось: как только преобладает модернизм, здания делаются протяженными, окна ленточными или хотя бы прямоугольными, положенными на длинный бок. Когда модернизм надоедает, вертикальный рост башен поддерживают пилястры-лопатки, а окна, соответственно, вытягиваются в струну.

И если в XX веке вертикаль и горизонталь ведут позиционную войну, преобладает то одна, то другая, то теперь их борьба все чаще становится сюжетом рефлексии. Вот и архитекторы «Мезонпроекта» дали на своих фасадах слово обеим. В их схеме все разъяснено: одна 14-этажная башня, на углу улиц Голосова и Кандинского (sic, названия улиц ЗИЛАРТа не дадут забыть об истории искусства XX века), – утверждает вертикаль. Семиэтажный дом вдоль улицы Щусева культивирует горизонталь, как и два одноярусных объема, замыкающих контур справа и слева от него. Дом вдоль проспекта Лихачёва совмещает обе темы, нижние семь этажей в нем подчинены горизонтали, верхние вертикальны.
  • zooming
    1 / 3
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Аксонометрия
    © Мезонпроект
  • zooming
    2 / 3
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Фасад. Вид 1
    © Мезонпроект
  • zooming
    3 / 3
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Фасад. Вид 3
    © Мезонпроект

Вертикальная башня живо напоминает о 1930-х, о московском здании СТО (ныне Госдума), и многих американских, особенно чикагских, примерах. Узнаваемая деталь – разделенные тонкой металлической перемычкой сдвоенные по вертикали окна, – не оставляет сомнений в том, что главным прообразом здесь служит Чикаго. К современности нас возвращает эркер, асимметрично – две трети внизу, одна вверху – обнимающий угол, ненавязчиво напоминая зрителям номер актуального столетия, чтобы не увлеклись аллюзиями.
  • zooming
    1 / 7
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    © Мезонпроект
  • zooming
    2 / 7
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 7
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 7
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    © Мезонпроект
  • zooming
    5 / 7
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    6 / 7
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    7 / 7
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    Фотография: Архи.ру

В горизонтальном корпусе полоски-каннелюры переворачиваются на 90 градусов и штриховкой соединяют окна, подчеркивая ленточное направление. Прием, восходящий к шестидесятым–восьмидесятым, также как и зигзаг межэтажных полос. Фасад приобретает объем, пластичность, строгий ритм и совершенно явное сходство с модернистской трактовкой горизонтали. Вверх вырастают два темных, уплощенных этажа, сходных с соседней вертикальной башней – то ли надстройка, то ли ядро дома, опоясанное крупной плиссировкой светлого кирпича.
  • zooming
    1 / 3
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    © Мезонпроект
  • zooming
    2 / 3
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    © Мезонпроект
  • zooming
    3 / 3
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    Фотография: Архи.ру

Итак, два противоположных по сути приема, принадлежащих ар-деко и модернизму, приведены к общему знаменателю: простому рельефному приему полосок-струн. Авторы как будто намеренно показывают, что бурный спор XX века о предпочтениях в сущности есть дискуссия тупоконечников и остроконечников Свифта. И если достичь высокого уровня обобщения, то их можно будет складывать и вычитать, как в математической формуле.

В третьем корпусе и происходит сложение: внизу желобки горизонтальные, опоясывающие, выше седьмого этажа вертикальные, вытягивающие – почти как две части знака «плюс». Весь фасад подчинен их строгой графье. В верхней части вертикаль поддержана стеклянно-металлическими «капсулами» эркеров, похожих на лифты – кажется, особенно при взгляде снизу, что они замерли и вот-вот поедут вверх или вниз. Интересное решение проблемы «градусников лоджий» – превратить их в часть сюжета. Эркеры также становятся дополнениям к пространству квартир: они далеко выдаются вперед, метра на два от плоскости внутренней стены, внося разнообразие и служа видовыми «фонарями» благодаря их треугольной форме выступов.
  • zooming
    1 / 11
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 11
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 11
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    © Мезонпроект
  • zooming
    4 / 11
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    © Мезонпроект
  • zooming
    5 / 11
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Проект
    © Мезонпроект
  • zooming
    6 / 11
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    © Мезонпроект
  • zooming
    7 / 11
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    © Мезонпроект
  • zooming
    8 / 11
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Фасад. Вид 5
    © Мезонпроект
  • zooming
    9 / 11
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Фрагмент фасада. Эркнер корпуса А
    © Мезонпроект
  • zooming
    10 / 11
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Типовой этаж. Корпус А
    © Мезонпроект
  • zooming
    11 / 11
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    © Мезонпроект

Надо сказать, что корпус, выходящий на проспект Лихачёва, в первоначальных эскизах был много более пластичным и представлял собой несколько лент крупной гармошки, составленной из асимметричных треугольных эркеров. Так что весь дом становился, как в стим-панке, скульптурой застывшего механизма, какого-то гигантского трака. Собственно зигзаг, опоясывающий 7-этажный корпус и треугольные эркеры – отзвуки этой формы, ее остатки после существенной «чистки» и «умиротворения» посредством параллельно-перпендикулярных линий.
  • zooming
    1 / 4
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Эскиз 3
    © Мезонпроект
  • zooming
    2 / 4
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Эскиз 2
    © Мезонпроект
  • zooming
    3 / 4
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Эскиз 1
    © Мезонпроект
  • zooming
    4 / 4
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Эскиз 4
    © Мезонпроект

Сейчас же линии основного сюжета вертикалей и горизонталей получают местами орнаментальные дополнения: где-то это штрихи на торце башни, где-то металлические орнаментальные решетки вентсистем: в них чередуются вертикальные и горизонтальные волны – этот рисунок стал символом здания, он повторен и над входами.
  • zooming
    1 / 5
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 5
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 5
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 5
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    © Мезонпроект
  • zooming
    5 / 5
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    © Мезонпроект

Благоустроенный двор с лаконичными скосами в обрамлении клумб и подчеркнуто-высокими спинками деревянных скамеек разомкнут только в одном месте, со стороны улицы Голосова. Здесь он закрыт решеткой с воротами и калиткой. Согласно мастер-плану, улицы Голосова и Кандинского, окружающие лот №4 с двух сторон – пешеходные бульвары, доступные только для спецтехники; сейчас здесь устанавливают и шкурят деревянные скамейки, обустраивают газоны с соснами. Улица Щусева с восточной стороны – внутренняя автомобильная, проспект Лихачёва, проложенный на месте когда-то бывшего здесь внутризаводского проезда – широкая трасса и граница ЗИЛАРТа. Иными словами, вокруг довольно тихо, выйдя за решетку двора, можно спокойно прогуливаться. Но авторы предусмотрели и другой маршрут, из калитки – во двор соседнего дома Евгения Герасимова, откуда потом можно будет выйти налево, на улицу Кандинского. Если конечно калитки будут открыты – ну или доступны жильцам по ключу, – то это будет еще одним способом развития связности пространства, стимулирования его городских качеств и проницаемости.
  • zooming
    1 / 2
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 2
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Проект
    © Мезонпроект

Планировки и расположение квартир в целом традиционные, не евро и не студийные, они рассчитаны на то, что даже в семье человеку необходимо собственное пространство. Однокомнатные квартиры начинаются от 42 м2, а в 48-метровой есть даже гардеробная. Двухкомнатные квартиры часто большие по 70 и более м2, и в них, что для России необычно, по два санузла, как и в 3- и 4-комнатных; размер последних около 120 м2. На лестничных площадках расположено по четыре-пять квартир. Номера подъездов выложены перед ними со стороны двора кирпичом и хорошо заметны.
  • zooming
    1 / 7
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). План 1 этажа
    © Мезонпроект
  • zooming
    2 / 7
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). План -1 этажа
    © Мезонпроект
  • zooming
    3 / 7
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Разрез 1-1
    © Мезонпроект
  • zooming
    4 / 7
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Разрез 2-2
    © Мезонпроект
  • zooming
    5 / 7
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Типовой этаж. Корпус Б
    © Мезонпроект
  • zooming
    6 / 7
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Типовой этаж. Корпус В
    © Мезонпроект
  • zooming
    7 / 7
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Интерьер квартиры
    © Мезонпроект

По сравнению с соседними домами ЗИЛАРТа лот №4 – наименее пестрый, монохромный. Он как будто выдерживает паузу, уходя в черно-белое кино, в воспоминания о временах расцвета завода. Таких времен было два: индустриализация тридцатых – хотя завод появился на месте Тюфелевой рощи в 1916 году, расцвет его, конечно, начался в 1930-1931, с запуском первого в стране конвейера. Второй период расцвета – шестидесятые-семидесятые, время «сурового стиля» и самоотвержения страны, спешащей отстроить себя заново. Сюжет дома в общем-то очень ясен и четко прописан в его архитектуре: вертикальная башня обозначает первый расцвет, время ар-деко и постконструктивизма, даже чикагские аналогии отлично подходят, поскольку в 1930-е завод модернизировали по американской лицензии. Горизонтальный корпус ясно указывает на 1960-е – 1970-е, время оттепели и с другой стороны – время, когда ЗИЛ выпускал десятки тысяч грузовиков в год и еще холодильники. Третья башня суммирует две темы. Дом становится памятником заводу.

С другой стороны, вспомним, что «Мезонпроект» – бюро, одна из ярких специализаций которого связана с современной интерпретацией ар-деко. Поэтому в принципе неудивительно, что архитекторы решили построить свой сценарий на башне, апеллирующей к тридцатым. Но решение получилось совершенно иным: много менее детализированным, простым и в чем-то суровым. Ему идет даже запыленность еще не смытых высолов. Любопытное решение. Оно определенно выполнило свою задачу: добавило к разработанной схеме толику авторского высказывания.
 

Архитектор:
Александра Кузьмина
Илья Машков
Андрей Колпиков
Мастерская:
Мезонпроект
Проект:
Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
Россия, Москва, ул. Автозаводская, вл. 23, участок № 5

Авторский коллектив:
Архитекторы: И.К. Машков, А.А. Кузьмина, А.Ф. Бафанов, А.В. Колпиков, П.П. Семикин

2015 — 2015 / 2016 — 2019

Заказчик: ООО «ЛСР Недвижимость-М»

24 Июня 2019

author pht author pht

Авторы текста:

Юлия Тарабарина, Лара Копылова
Технологии и материалы
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Питеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Сейчас на главной
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Деревянный рай
Один из кварталов в составе крупного и очень передового по многим параметрам района Асперн в Вене выстроен из дерева – как клееной, так и обычной древесины на бетонном каркасе, причем очень многие элементы конструкции – сборные, предварительно изготовлены на заводе.
Путь к новой орнаментальности
Клубный дом-дворец «Аристократ» у соснового парка перед началом Рублевского шоссе представляет собой новый этап развития московской декоративно-исторической архитектуры: респектабельно украшенной, но тяготеющей к легким светлым тонам и умело использующей романтический флёр майоликовых вставок.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства нового муниципалитета по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе. Сохраняется только один корпус 1965 года, который будет служить «входным порталом» нового комплекса.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.