Формула завода

Дом Александры Кузьминой, Ильи Машкова и Андрея Колпикова на ЗИЛАРТе решает давнюю головоломку вертикали/горизонтали, сведя прием к минимуму. Он становится воспоминанием о заводе и о времени его расцвета, тридцатых годах прошлого века.

mainImg

Архитектор:

Александра Кузьмина
Илья Машков
Андрей Колпиков

Мастерская:

Мезонпроект

Проект:

Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
Россия, Москва, ул. Автозаводская, вл. 23, участок № 5

Авторский коллектив:
Архитекторы: И.К. Машков, А.А. Кузьмина, А.Ф. Бафанов, А.В. Колпиков, П.П. Семикин

2015 – 2019

Заказчик: ООО «ЛСР Недвижимость-М»
Лот №4 – часть первой очереди ЗИЛАРТа, проекта компании ЛСР под кураторством Юрия Григоряна, который, как известно, определил и мастер-план, и дизайн-код застройки этой части бывшего машиностроительного полуострова. К проектированию первой очереди на каждый квартал пригласили одно известное бюро. Лот «Мезонпроекта» расположен на северной границе комплекса, которая проходит по проспекту Лихачева. Если считать от Москвы-реки, он третий за домами Сергея Скуратова и Евгения Герасимова, перед кварталом Сергея Чобана. «Соседи» по диагонали – лоты «Урбиса» и «Меганома». Ближайший сосед с внутренней, южной стороны – дом бюро «Цимайло, Ляшенко и Партнеры»: с его авторами архитекторы «Мезонпроект» часто встречались, обсуждали инсоляцию, цвет и высоту домов. В итоге возникла объемно-пространственная перекличка: дома пониже поставлены рядом и продолжают друг друга, формируя вдоль улицы Щусева фронт застройки невысокого роста, а 14-этажные башни двух лотов – перекликаются.
Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
© Мезонпроект
  • zooming
    1 / 2
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Ситуационный план
    © Мезонпроект
  • zooming
    2 / 2
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Генеральный план
    © Мезонпроект

Другим ограничением стал дизайн-код, регламентирующий квартальную планировку, высотность, высоту первых этажей и их общественную функцию. Код также определяет материалы облицовки: 70 процентов кирпича, 30 процентов – другие материалы; и цвета: красный, белый, оттенки серого; и темные переплеты окон. Кирпич Группа ЛСР изготавливает на собственном производстве, для ЗИЛАРТа часто – авторский, по эскизам и требованиям архитекторов, ради уникальной фактуры фасадов каждого лота.

«Мезонпроект» предложил строгое, в чем-то даже брутальное решение. Архитекторы выбрали два вида кирпича: один темный ангобированный с поблескивающей поверхностью, отражающей небо, меняя цвет от черно-коричневого до голубоватого. Второй нейтрально-серый, шершавый и похожий на темный песчаник. Вместе они дают гризайль оттенка сепии, старой подвыцветшей фотографии или кинохроники. Нейтральный оттенок, даже темный.
  • zooming
    1 / 8
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 8
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 8
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Проект
    © Мезонпроект
  • zooming
    4 / 8
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Проект
    © Мезонпроект
  • zooming
    5 / 8
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Проект
    © Мезонпроект
  • zooming
    6 / 8
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Проект
    © Мезонпроект
  • zooming
    7 / 8
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Проект
    © Мезонпроект
  • zooming
    8 / 8
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Проект
    © Мезонпроект

Третьим материалом стал керамогранит: панели с поверхностью, подобной кортеновой стали, похожей на старый заводской металл. Это – первая аналогия с ЗИЛом. Все простенки высокого, 6-метрового первого этажа по внешней стороне составлены из двух «гармошек» такого, отчасти ржавого, материала: нижняя повыше, верхняя покороче. Линия зигзага намеренно сбита, как будто дом поддерживают две ленты какого-то механизма. На углах пересечения становятся более заметны, ощущение старого устройства, нехотя крутившегося и затем со скрежетом вставшего, чтобы принять на себя тяжесть дома, усиливается.
  • zooming
    1 / 2
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    © Мезонпроект
  • zooming
    2 / 2
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    Фотография: Архи.ру

Заводские аллюзии поддержаны козырьками: их широкие и короткие блоки с подсвеченной по вечерам вогнутой поверхностью напоминают формы с раскаленным металлом.
  • zooming
    1 / 3
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    © Мезонпроект
  • zooming
    2 / 3
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    © Мезонпроект
  • zooming
    3 / 3
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    © Мезонпроект

Тема, несмотря на определенную брутальность, родственна витринному дизайну, который требует либо полной нейтральности, либо звучного высказывания. Заметим и ее созвучие современному контексту ЗИЛАРТа: кортеновой сталью покрыты первые этажи и «хвост» дома-кометы, лота №1, кортеновый зигзаг видим во внутреннем корпусе лота №2. Лот №4 продолжает заданную коллегой, Сергеем Скуратовым, заводскую тему.

Третья часть воспоминаний о ЗИЛе находится внутри и имеет совершенно изобразительный характер: керамические панно с изображениями грузовиков живо напоминают не только о заводе, но и о сталинских станциях метро или послевоенном ВДНХ.
  • zooming
    1 / 6
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4): керамические панно во входных зонах
    © Мезонпроект
  • zooming
    2 / 6
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4): керамические панно во входных зонах
    © Мезонпроект
  • zooming
    3 / 6
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4): керамические панно во входных зонах
    © Мезонпроект
  • zooming
    4 / 6
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4): керамические панно во входных зонах
    © Мезонпроект
  • zooming
    5 / 6
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4): керамические панно во входных зонах
    © Мезонпроект
  • zooming
    6 / 6
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4): керамические панно во входных зонах
    © Мезонпроект

Но вернемся наружу и поднимем глаза. Из двух оттенков архитекторы разыгрывают пьесу, посвященную взаимоотношениям вертикали и горизонтали, двум главным темам-антагонистам архитектуры XX века. Известно, горизонталь в какой-то степени есть манифест архитектуры авангарда, летящего вперед паровоза, простора и свободы. Однако горизонталь это еще и особенность металлургического цеха, прокатного стана и конвейера, – их попросту непрактично помещать в башню. Вертикаль, напротив, прием ар-деко и классицизирующей архитектуры в целом, антагонистов авангарда. В XX веке так и повелось: как только преобладает модернизм, здания делаются протяженными, окна ленточными или хотя бы прямоугольными, положенными на длинный бок. Когда модернизм надоедает, вертикальный рост башен поддерживают пилястры-лопатки, а окна, соответственно, вытягиваются в струну.

И если в XX веке вертикаль и горизонталь ведут позиционную войну, преобладает то одна, то другая, то теперь их борьба все чаще становится сюжетом рефлексии. Вот и архитекторы «Мезонпроекта» дали на своих фасадах слово обеим. В их схеме все разъяснено: одна 14-этажная башня, на углу улиц Голосова и Кандинского (sic, названия улиц ЗИЛАРТа не дадут забыть об истории искусства XX века), – утверждает вертикаль. Семиэтажный дом вдоль улицы Щусева культивирует горизонталь, как и два одноярусных объема, замыкающих контур справа и слева от него. Дом вдоль проспекта Лихачёва совмещает обе темы, нижние семь этажей в нем подчинены горизонтали, верхние вертикальны.
  • zooming
    1 / 3
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Аксонометрия
    © Мезонпроект
  • zooming
    2 / 3
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Фасад. Вид 1
    © Мезонпроект
  • zooming
    3 / 3
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Фасад. Вид 3
    © Мезонпроект

Вертикальная башня живо напоминает о 1930-х, о московском здании СТО (ныне Госдума), и многих американских, особенно чикагских, примерах. Узнаваемая деталь – разделенные тонкой металлической перемычкой сдвоенные по вертикали окна, – не оставляет сомнений в том, что главным прообразом здесь служит Чикаго. К современности нас возвращает эркер, асимметрично – две трети внизу, одна вверху – обнимающий угол, ненавязчиво напоминая зрителям номер актуального столетия, чтобы не увлеклись аллюзиями.
  • zooming
    1 / 7
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    © Мезонпроект
  • zooming
    2 / 7
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 7
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 7
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    © Мезонпроект
  • zooming
    5 / 7
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    6 / 7
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    7 / 7
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    Фотография: Архи.ру

В горизонтальном корпусе полоски-каннелюры переворачиваются на 90 градусов и штриховкой соединяют окна, подчеркивая ленточное направление. Прием, восходящий к шестидесятым–восьмидесятым, также как и зигзаг межэтажных полос. Фасад приобретает объем, пластичность, строгий ритм и совершенно явное сходство с модернистской трактовкой горизонтали. Вверх вырастают два темных, уплощенных этажа, сходных с соседней вертикальной башней – то ли надстройка, то ли ядро дома, опоясанное крупной плиссировкой светлого кирпича.
  • zooming
    1 / 3
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    © Мезонпроект
  • zooming
    2 / 3
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    © Мезонпроект
  • zooming
    3 / 3
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    Фотография: Архи.ру

Итак, два противоположных по сути приема, принадлежащих ар-деко и модернизму, приведены к общему знаменателю: простому рельефному приему полосок-струн. Авторы как будто намеренно показывают, что бурный спор XX века о предпочтениях в сущности есть дискуссия тупоконечников и остроконечников Свифта. И если достичь высокого уровня обобщения, то их можно будет складывать и вычитать, как в математической формуле.

В третьем корпусе и происходит сложение: внизу желобки горизонтальные, опоясывающие, выше седьмого этажа вертикальные, вытягивающие – почти как две части знака «плюс». Весь фасад подчинен их строгой графье. В верхней части вертикаль поддержана стеклянно-металлическими «капсулами» эркеров, похожих на лифты – кажется, особенно при взгляде снизу, что они замерли и вот-вот поедут вверх или вниз. Интересное решение проблемы «градусников лоджий» – превратить их в часть сюжета. Эркеры также становятся дополнениям к пространству квартир: они далеко выдаются вперед, метра на два от плоскости внутренней стены, внося разнообразие и служа видовыми «фонарями» благодаря их треугольной форме выступов.
  • zooming
    1 / 11
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 11
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 11
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    © Мезонпроект
  • zooming
    4 / 11
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    © Мезонпроект
  • zooming
    5 / 11
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Проект
    © Мезонпроект
  • zooming
    6 / 11
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    © Мезонпроект
  • zooming
    7 / 11
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    © Мезонпроект
  • zooming
    8 / 11
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Фасад. Вид 5
    © Мезонпроект
  • zooming
    9 / 11
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Фрагмент фасада. Эркнер корпуса А
    © Мезонпроект
  • zooming
    10 / 11
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Типовой этаж. Корпус А
    © Мезонпроект
  • zooming
    11 / 11
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    © Мезонпроект

Надо сказать, что корпус, выходящий на проспект Лихачёва, в первоначальных эскизах был много более пластичным и представлял собой несколько лент крупной гармошки, составленной из асимметричных треугольных эркеров. Так что весь дом становился, как в стим-панке, скульптурой застывшего механизма, какого-то гигантского трака. Собственно зигзаг, опоясывающий 7-этажный корпус и треугольные эркеры – отзвуки этой формы, ее остатки после существенной «чистки» и «умиротворения» посредством параллельно-перпендикулярных линий.
  • zooming
    1 / 4
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Эскиз 3
    © Мезонпроект
  • zooming
    2 / 4
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Эскиз 2
    © Мезонпроект
  • zooming
    3 / 4
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Эскиз 1
    © Мезонпроект
  • zooming
    4 / 4
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Эскиз 4
    © Мезонпроект

Сейчас же линии основного сюжета вертикалей и горизонталей получают местами орнаментальные дополнения: где-то это штрихи на торце башни, где-то металлические орнаментальные решетки вентсистем: в них чередуются вертикальные и горизонтальные волны – этот рисунок стал символом здания, он повторен и над входами.
  • zooming
    1 / 5
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 5
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 5
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 5
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    © Мезонпроект
  • zooming
    5 / 5
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    © Мезонпроект

Благоустроенный двор с лаконичными скосами в обрамлении клумб и подчеркнуто-высокими спинками деревянных скамеек разомкнут только в одном месте, со стороны улицы Голосова. Здесь он закрыт решеткой с воротами и калиткой. Согласно мастер-плану, улицы Голосова и Кандинского, окружающие лот №4 с двух сторон – пешеходные бульвары, доступные только для спецтехники; сейчас здесь устанавливают и шкурят деревянные скамейки, обустраивают газоны с соснами. Улица Щусева с восточной стороны – внутренняя автомобильная, проспект Лихачёва, проложенный на месте когда-то бывшего здесь внутризаводского проезда – широкая трасса и граница ЗИЛАРТа. Иными словами, вокруг довольно тихо, выйдя за решетку двора, можно спокойно прогуливаться. Но авторы предусмотрели и другой маршрут, из калитки – во двор соседнего дома Евгения Герасимова, откуда потом можно будет выйти налево, на улицу Кандинского. Если конечно калитки будут открыты – ну или доступны жильцам по ключу, – то это будет еще одним способом развития связности пространства, стимулирования его городских качеств и проницаемости.
  • zooming
    1 / 2
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 2
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Проект
    © Мезонпроект

Планировки и расположение квартир в целом традиционные, не евро и не студийные, они рассчитаны на то, что даже в семье человеку необходимо собственное пространство. Однокомнатные квартиры начинаются от 42 м2, а в 48-метровой есть даже гардеробная. Двухкомнатные квартиры часто большие по 70 и более м2, и в них, что для России необычно, по два санузла, как и в 3- и 4-комнатных; размер последних около 120 м2. На лестничных площадках расположено по четыре-пять квартир. Номера подъездов выложены перед ними со стороны двора кирпичом и хорошо заметны.
  • zooming
    1 / 7
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). План 1 этажа
    © Мезонпроект
  • zooming
    2 / 7
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). План -1 этажа
    © Мезонпроект
  • zooming
    3 / 7
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Разрез 1-1
    © Мезонпроект
  • zooming
    4 / 7
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Разрез 2-2
    © Мезонпроект
  • zooming
    5 / 7
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Типовой этаж. Корпус Б
    © Мезонпроект
  • zooming
    6 / 7
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Типовой этаж. Корпус В
    © Мезонпроект
  • zooming
    7 / 7
    Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4). Интерьер квартиры
    © Мезонпроект

По сравнению с соседними домами ЗИЛАРТа лот №4 – наименее пестрый, монохромный. Он как будто выдерживает паузу, уходя в черно-белое кино, в воспоминания о временах расцвета завода. Таких времен было два: индустриализация тридцатых – хотя завод появился на месте Тюфелевой рощи в 1916 году, расцвет его, конечно, начался в 1930-1931, с запуском первого в стране конвейера. Второй период расцвета – шестидесятые-семидесятые, время «сурового стиля» и самоотвержения страны, спешащей отстроить себя заново. Сюжет дома в общем-то очень ясен и четко прописан в его архитектуре: вертикальная башня обозначает первый расцвет, время ар-деко и постконструктивизма, даже чикагские аналогии отлично подходят, поскольку в 1930-е завод модернизировали по американской лицензии. Горизонтальный корпус ясно указывает на 1960-е – 1970-е, время оттепели и с другой стороны – время, когда ЗИЛ выпускал десятки тысяч грузовиков в год и еще холодильники. Третья башня суммирует две темы. Дом становится памятником заводу.

С другой стороны, вспомним, что «Мезонпроект» – бюро, одна из ярких специализаций которого связана с современной интерпретацией ар-деко. Поэтому в принципе неудивительно, что архитекторы решили построить свой сценарий на башне, апеллирующей к тридцатым. Но решение получилось совершенно иным: много менее детализированным, простым и в чем-то суровым. Ему идет даже запыленность еще не смытых высолов. Любопытное решение. Оно определенно выполнило свою задачу: добавило к разработанной схеме толику авторского высказывания.
 

0

Архитектор:

Александра Кузьмина
Илья Машков
Андрей Колпиков

Мастерская:

Мезонпроект

Проект:

Жилой комплекс ЗИЛАРТ (лот №4)
Россия, Москва, ул. Автозаводская, вл. 23, участок № 5

Авторский коллектив:
Архитекторы: И.К. Машков, А.А. Кузьмина, А.Ф. Бафанов, А.В. Колпиков, П.П. Семикин

2015 – 2019

Заказчик: ООО «ЛСР Недвижимость-М»

24 Июня 2019

author pht author pht

Авторы текста:

Юлия Тарабарина, Лара Копылова

Технологии и материалы

Паттерн золотой волны
Потолочные детали и настенные панно, выполненные из алюминия Sevalcon, превращаются в орнамент и оттеняют вереницу национальных узоров в интерьерах Центра художественной гимнастики, формируя переклички с основной иконической формой фасада здания.
Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Дюны, кварц и атом
Проект-победитель конкурса Малых городов для Соснового Бора: благоустройство парка и пляжа, вдохновленное северным ландшафтом, зеркалами и ядерной энергетикой.
Стеклянный ларец
Пражские архитекторы OV-A спроектировали штаб-квартиру производителя дизайнерского богемского стекла Lasvit в Нови-Боре: главную роль там играет корпус с фасадами из специально изобретенной стеклянной плитки.
Пресса: Как мир перенесет прививку от изоляционизма
«Мне странно теперь представить себе,— пишет Илья Эренбург в начале 1960-х, вспоминая 1914-й,— что можно было отправиться в другую страну, не заполнив анкеты, не проводя недели в ожидании — впустят или не впустят; но слово "виза" я услышал впервые во время войны; прежде не спрашивали даже паспорта».
Красный акцент
Коммерческое здание Stellar по проекту Sanjay Puri Architects в новом районе Ахмадабада привлекает внимание офисным «пентхаусом» из красного металла.
Течение линий
Пять домов квартала «Свобода» ЖК «Символ» – пример комплексной работы архитекторов над целостным фрагментом города, который стал воплощением того подхода к архитектуре, который в Москве ранее не встречался: все подчинено пластическому потоку – своего рода течению, подчеркнутому энергичным рисунком фасадов сродни «суперграфике».
Каркас по донцу
Проект-победитель конкурса Малых городов для Городца: комплексная программа обновления общественных пространств с углубленным анализом истории и культурных кодов места.
Зеркальная иллюзия на работе
Атриум офисного здания в центре Сеула превращен архитекторами OBBA в визуальный аттракцион, чтобы спасти сотрудников от рутины. При этом эффективность использования площадей достигает максимума, разрешенного СНиПами.
Город у большой воды
Концепция масштабной застройки на краю Воронежа, над водой водохранилища-«моря», использует прибрежный перепад высот для организации сложносоставного общественного пространства и уделяет много внимания силуэту и распределению масс, определяющих вид на будущий комплекс с другого берега реки.
Пол Флауэрс: «Инвестиции в архитекторов – это инвестиции...
Поговорили с вице-президентом по дизайну корпорации LIXIL, в состав которой с 2014 года входит GROHE, о новой премии WAF Water Research Prize, о микро- и макротрендах и о том, почему архитекторы и производители вместе смогут сделать для этого мира больше, чем по отдельности.
Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.