Илья Машков: «Мы спроектировали рисунок всех швов, и фасад приобрел архитектонику»

Разговор с сооснователем бюро «Мезонпроект» Ильей Машковым о недавно построенном доме на Рогожском валу, выборе между кварталом и башней, и применимости приемов сталинской архитектуры в наше время.

author pht

Беседовала:
Лара Копылова

24 Октября 2017
mainImg

Мастерская:

Мезонпроект

Проект:

Дом на Рогожском валу
Россия, Москва, Рогожский вал, вл. 11

Авторский коллектив:
Архитекторы: Кузьмина А. А., Машков И. К., Шицкова Е. А., Новиков Р. А.

2015 – 2017

Заказчик: ООО «Рогожский»
Архи.ру:
 Каков контекст комплекса на Рогожском валу, и на какие вызовы вы отвечали?

Илья Машков:
– Для любой площадки, выставляемой на конкурс с готовым ГПЗУ, есть две незыблемые исходные позиции – ее положение в городе и количество площадей, которое хотят видеть инвесторы. И ни один практикующий архитектор ничего с этим сделать не сможет. По Рогожскому валу для размещения требующихся площадей у нас было две версии: квартальная застройка и башни, но в результате мы пришли к башням. Двор дома при этом сформирован прилегающей застройкой и Музеем ретро-автомобилей. В квартальной планировке одна из проблем – угловая секция, из-за ощущения «окна в окна» и слишком крупных квартир, вынужденно получающихся в ней. К тому же площадка откровенно мала для размещения квартала. Даже если бы мы спланировали дом буквой «П», двор получился бы весьма затесненным. Поэтому возникли башни, как следствие, задача-минимум – добиться нужного количества качественных площадей и комфортного расположения их на участке была достигнута.

Конечно, рассуждая абстрактно, если с любого объекта срезать 10-15 % площадей с сохранением предельной этажности, архитектура станет лучше. Повысится качество городской среды. Восемь-девять этажей – идеальная высота для жизни, по крайней мере, европейца. Я живу на улице Куусинена – это один из самых комфортных районов сталинской застройки, и как москвич считаю, что Москва в спальных районах должна быть именно такой: не выше восьми этажей с отдельными повышениями до десяти. В таком масштабе оптимальны пропорции дворов, плотность дорожной сети, достаточно неба.
Дом на Рогожском валу © Мезонпроект
Дом на Рогожском валу © Мезонпроект
Дом на Рогожском валу © Мезонпроект

– Говорят, что плотность у близко стоящих 5-6-этажных домов – та же, что у многоэтажек, разнесенных далеко друг от друга, то есть в историческом городе она не меньше, чем в новых районах. Почему все-таки башни, а не, скажем, вариант той же улицы Куусинена?

– Действительно, возможно одинаковую плотность достичь либо близкой посадкой малоэтажных зданий, либо разреженной посадкой многоэтажек. Но, к сожалению, многоэтажки не размещают разреженно, а с принятием новых норм инсоляции в этом году и вовсе – переуплотнено. Улица Куусинена является градостроительным ансамблем, а не застройкой одного двора. Для принятия решения о характере застройки требуется соответствующий контекст. На Рогожском Валу уместными оказались именно башни.
Дом на Рогожском валу © Мезонпроект

– Иными словами, типология застройки, характерная для исторического города, москвичам не близка?

– Отнюдь, москвичи любят малоэтажный, низкоплотный центр, но живет их там мало, потому что исторического города в принципе мало по сравнению со спальными районами: лишь 1 млн из 15 млн населения столицы живет в центре. Житель исторического города с удовольствием мирится с некоторыми его неудобствами. К примеру, в Большом Знаменском переулке или во Всеволожском переулке, где мы проектировали жилые дома – там тесные дворы, но вышел из квартиры – и Храм Христа Спасителя рядом, пошел гулять по прекрасному кварталу, заполненному московским модерном. Хотя семья, которая стремится к комфорту в большой квартире и, одновременно, не готова переплачивать за исторический центр, скорее, купит квартиру на Рогожке.
Дом на Рогожском валу © Мезонпроект

– Как организовать композицию здания, если комплекс состоит из двух довольно масштабных башен? В XX веке эту задачу остроумно решали авторы небоскребов ар-деко или сталинских высоток. Как это делается в домах на Рогожском?

– Нельзя сказать, что сначала появляется комплекс из двух башен, а лишь потом организовывается композиция из них. Все происходит одновременно. Процесс формирования будущего образа неразрывно связан с работой над планировками этажей: каждая квартира проходит строгий контроль со стороны застройщика и, если планировка не будет соответствовать требованиям придирчивых покупателей, ее не продадут. Мы делаем обычно по 3-4 варианта планировочных решений, пока не убедимся сами и не убедим заказчика в качестве решений.

Относительно внешнего облика – для Дома на Рогожском валу актуально восприятие застройки с расстояния в километр. Тысячный масштаб – первый этап восприятия качества. Нам удалось сделать хороший силуэт, раскрывающийся, в частности, с площади Абельмановской заставы. Две башни с дистанции воспринимаются достаточно интересно: их сосед с одной стороны – невысокий музей ретро-автомобилей, а с другой стороны – дома типовой серии. С дальних точек два наших объема работают в ракурсах и «цепляют» глаз, разбивая монотонную застройку.

Дальше приближаемся к зданиям и переходим к организации фасада. Заказчик хотел, чтобы по многодельности декора мы не уступали так называемому «сталинскому ампиру». Он исходил из маркетинговых исследований, из которых становится ясно – какой стиль нравится людям. Конечно, о значимости таких исследований в архитектуре можно спорить, но как писал Оноре де Бальзак: «Архитектура – выразительница нравов» и наш фасад отсылает к классическим мотивам: массивный низ, колонны на входе, пилястры, лопатки, горизонтальные членения, мощный карниз, раскреповка.

Мы представляли конкурсной комиссии заказчика три варианта проекта, и один из них был принят. В комиссию входили и профессиональные архитекторы, маркетологи и, естественно, инвесторы. Получилось очень неплохо. Сейчас все квартиры проданы, причем многие покупатели – коренные жители района. Метр стоит от 270 000 до 315 000 рублей.
Дом на Рогожском валу © Мезонпроект

– Насколько вы удовлетворены качеством строительства?

– Не знаю ни одного архитектора, удовлетворенного качеством строительства. Мы задумывали здание в штукатурном фасаде, все детали планировалось делать по другой технологии. Но, решение определялось сжатыми сроками строительства и невозможностью штукатурных работ зимой, так что фасад было решено делать вентилируемым из ФЦП панелей. Надо сказать, что постановление Никиты Сергеевича Хрущева об излишествах, принятое в 1955 году и приведшее к господству строителей, по-прежнему работает. До сих пор многое диктуют строители, даже в доме, где стоимость квадратного метра – 300 тысяч.

Это был серьезный вызов: каким образом задуманный в проекте «мокрый» штукатурный фасад с классическими элементами перевести в технику навесного фасада. Когда пришел подрядчик и сказал, что панели надо разложить так, чтобы уменьшить подрезку, мы были в шоке от того, как огромные черные швы толщиной 8 мм, хорошо видимые на светлой стене, будут сочетаться с другими элементами фасада. И «вытянуть» здание удалось только потому, что мы спроектировали весь рисунок швов. Кое-где строители проекту не последовали, но эти места не очень видны. Панели теперь воспринимаются как монолитные камни на фасаде. Фасад за счет этих швов не потерял, а приобрел мощную архитектонику, которая поддерживает остальные элементы.
Дом на Рогожском валу © Мезонпроект

Важно, что удалось сохранить темный гранит на первом этаже. Возможность прикоснуться к этому камню дает ощущение солидности и стабильности здания. Были разные варианты, удалось отстоять карельский елизовский камень. Немного жаль, что не удалось сделать первый этаж повышеы, но за счет темного рустованного камня он набрал должную массу.

Первый этаж – гранит, потом идет раскреповка по фиброцементным панелям, дальше – многодельный декор нижних ярусов. Выше – более светлый фасад, который заканчивается совсем светлой частью с карнизом. На черно-белой фотографии хорошо видны членения верхнего карниза и панелей пилястр, как будто они сделаны из камня. На самом деле карнизная часть выполнена из стеклофибробетона. Не могу сказать, что пропорции получились совсем уж идеальными, но в целом выдержать дом на высоком уровне как при восприятии с дальних точек, так и при приближении, думаю, получилось.
Дом на Рогожском валу © Мезонпроект

– В комплексе на Рогожском валу материалы играют большую роль. Какие материалы предпочтительны, на ваш взгляд, чтобы здания были более долговечными? Можно ли здесь опереться на опыт архитектуры 1930-1950-х?

– В сталинской архитектуре применялись штукатурные русты, плитка, крупный гранит (я очень люблю рваный гранит – как, например, на высотке на Баррикадной), активно использовались орнаменты и, конечно, карнизы. Основная масса стен облицовывалась неформатной плиткой, не «под кирпич», а более квадратных пропорций. Но сейчас такую плитку нигде не делают, мы искали. И как ее крепить? Раньше ее наклеивали на кирпич. Она и сама как кирпич, имеет достаточно большую толщину. Это считается дорогим удовольствием: стандартная внутренняя стена, с облицовкой фактически неформатным клинкерным пористым кирпичом. Сейчас строится наш проект на ЗИЛарте, полностью отделанный клинкерным кирпичом на металлической подсистеме – недешевое удовольствие.

– Недавно Сергей Чобан и Владимир Седов написали книгу «30:70. Архитектура как баланс сил», где утверждают, что фасады современной архитектуры должны строиться из соответствующих материалов, чтобы благородно стареть. Что вы об этом думаете?

– Относительно старения современных фасадов есть две концепции: либо мы делаем долговечный фасад, который благородно стареет, либо «выставочный» фасад, который через 15-20 лет легко меняем. В разных местах города можно делать по-разному. Любая современная подсистема позволяет снять панели и поставить новые. Японцы так строят. Подсистема из нержавейки имеет запас прочности сто лет. Она же никуда не пропадает, когда вы снимаете с нее панели и ставите новые. А вот штукатурка, к слову сказать, не всегда хорошо стареет, ее требуется ремонтировать.

В любом случае проектировать здание надо с учетом всего срока его жизни, включая и старение фасада. Сейчас 4D-проектирование – норма: в проекте сразу закладывают смету на выведение здания из эксплуатации. Многое зависит от того, насколько все участники процесса девелопмента это понимают. Покупатели квартир платят деньги, застройщик строит. Хорошо, когда люди заплатили за то, чтобы прожить в здании 200-300 лет и получили такую возможность, часто бывает наоборот. Срок, на который рассчитано здание, срок до первого капитального ремонта, в частности, фасада, должен быт прописан в договоре долевого участия.

Но пока общество не чувствует остроты этой проблемы. Иначе покупатели подходили бы к выбору квартиры более ответственно, смотрели, из чего сделан фасад, думали, как он будет стареть. Возможно, они бы задавали этот вопрос застройщику, и он десять раз подумал бы, прежде чем менять дорогой материал на дешевый и быстро приходящий в негодность. Но у общества нет такого запроса. Легкомысленные жители РФ получают легкомысленное жилье.

Впрочем, на Рогожском использован каркас с большим запасом прочности и вполне ремонтопригодный, что всегда – большой плюс для навесной системы, как он будет стареть – покажет время.
Дом на Рогожском валу © Мезонпроект
Дом на Рогожском валу © Мезонпроект
Дом на Рогожском валу © Мезонпроект
Дом на Рогожском валу © Мезонпроект

– В той же книге Чобана и Седова говорится о том, что современной архитектуре часто недостает светотеневой проработки фасада. Как в доме на Рогожском вы решали пластику стены?

Абсолютно согласен. Чем больше игры теней, тем лучше. Комплекс на Рогожском в этом плане удачен, работа светотени активная. Минимальный перепад профиля стены у нас 20 мм, а максимальный, вынос карниза, – полтора метра, работа света и тени на наших фасадах использована максимально.
Дом на Рогожском валу © Мезонпроект

Критерием качества фасада, как мне кажется, является время разглядывания его с удовольствием. Конечно же нельзя сказать, что мы проектировали все движения глаза по фасаду, разве что в шутку. Но на самом деле, добавляя или убавляя что-то в процессе разработки деталей, и даже во время монтажа, мы думали об этом.

У нашего коллектива профессиональный взгляд, с хорошей, если можно так выразиться, «насмотренностью». Мы старались сделать архитектонику домов на Рогожском гармоничной в рамках непростой функциональной задачи. Дома построены, и увивать их плющом, кажется, необходимости нет.
Дом на Рогожском валу. Развертка © Мезонпроект
Дом на Рогожском валу. Фасады © Мезонпроект
Дом на Рогожском валу. Фасады © Мезонпроект
Дом на Рогожском валу. Схема фрагмента фасада © Мезонпроект
Дом на Рогожском валу. Разрез © Мезонпроект
Дом на Рогожском валу. Разрез © Мезонпроект
Дом на Рогожском валу. Генеральный план © Мезонпроект


0

Мастерская:

Мезонпроект

Проект:

Дом на Рогожском валу
Россия, Москва, Рогожский вал, вл. 11

Авторский коллектив:
Архитекторы: Кузьмина А. А., Машков И. К., Шицкова Е. А., Новиков Р. А.

2015 – 2017

Заказчик: ООО «Рогожский»

24 Октября 2017

author pht

Беседовала:

Лара Копылова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Паттерн золотой волны
Потолочные детали и настенные панно, выполненные из алюминия Sevalcon, превращаются в орнамент и оттеняют вереницу национальных узоров в интерьерах Центра художественной гимнастики, формируя переклички с основной иконической формой фасада здания.
Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Зеркальная иллюзия на работе
Атриум офисного здания в центре Сеула превращен архитекторами OBBA в визуальный аттракцион, чтобы спасти сотрудников от рутины. При этом эффективность использования площадей достигает максимума, разрешенного СНиПами.
Город у большой воды
Концепция масштабной застройки на краю Воронежа, над водой водохранилища-«моря», использует прибрежный перепад высот для организации сложносоставного общественного пространства и уделяет много внимания силуэту и распределению масс, определяющих вид на будущий комплекс с другого берега реки.
Пол Флауэрс: «Инвестиции в архитекторов – это инвестиции...
Поговорили с вице-президентом по дизайну корпорации LIXIL, в состав которой с 2014 года входит GROHE, о новой премии WAF Water Research Prize, о микро- и макротрендах и о том, почему архитекторы и производители вместе смогут сделать для этого мира больше, чем по отдельности.
Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.