Илья Машков: «Мы спроектировали рисунок всех швов, и фасад приобрел архитектонику»

Разговор с сооснователем бюро «Мезонпроект» Ильей Машковым о недавно построенном доме на Рогожском валу, выборе между кварталом и башней, и применимости приемов сталинской архитектуры в наше время.

author pht

Беседовала:
Лара Копылова

24 Октября 2017
mainImg

Мастерская:

Мезонпроект

Проект:

Дом на Рогожском валу
Россия, Москва, Рогожский вал, вл. 11

Авторский коллектив:
Архитекторы: Кузьмина А. А., Машков И. К., Шицкова Е. А., Новиков Р. А.

2015 – 2017

Заказчик: ООО «Рогожский»
Архи.ру:
 Каков контекст комплекса на Рогожском валу, и на какие вызовы вы отвечали?

Илья Машков:
– Для любой площадки, выставляемой на конкурс с готовым ГПЗУ, есть две незыблемые исходные позиции – ее положение в городе и количество площадей, которое хотят видеть инвесторы. И ни один практикующий архитектор ничего с этим сделать не сможет. По Рогожскому валу для размещения требующихся площадей у нас было две версии: квартальная застройка и башни, но в результате мы пришли к башням. Двор дома при этом сформирован прилегающей застройкой и Музеем ретро-автомобилей. В квартальной планировке одна из проблем – угловая секция, из-за ощущения «окна в окна» и слишком крупных квартир, вынужденно получающихся в ней. К тому же площадка откровенно мала для размещения квартала. Даже если бы мы спланировали дом буквой «П», двор получился бы весьма затесненным. Поэтому возникли башни, как следствие, задача-минимум – добиться нужного количества качественных площадей и комфортного расположения их на участке была достигнута.

Конечно, рассуждая абстрактно, если с любого объекта срезать 10-15 % площадей с сохранением предельной этажности, архитектура станет лучше. Повысится качество городской среды. Восемь-девять этажей – идеальная высота для жизни, по крайней мере, европейца. Я живу на улице Куусинена – это один из самых комфортных районов сталинской застройки, и как москвич считаю, что Москва в спальных районах должна быть именно такой: не выше восьми этажей с отдельными повышениями до десяти. В таком масштабе оптимальны пропорции дворов, плотность дорожной сети, достаточно неба.
Дом на Рогожском валу © Мезонпроект
Дом на Рогожском валу © Мезонпроект
Дом на Рогожском валу © Мезонпроект

– Говорят, что плотность у близко стоящих 5-6-этажных домов – та же, что у многоэтажек, разнесенных далеко друг от друга, то есть в историческом городе она не меньше, чем в новых районах. Почему все-таки башни, а не, скажем, вариант той же улицы Куусинена?

– Действительно, возможно одинаковую плотность достичь либо близкой посадкой малоэтажных зданий, либо разреженной посадкой многоэтажек. Но, к сожалению, многоэтажки не размещают разреженно, а с принятием новых норм инсоляции в этом году и вовсе – переуплотнено. Улица Куусинена является градостроительным ансамблем, а не застройкой одного двора. Для принятия решения о характере застройки требуется соответствующий контекст. На Рогожском Валу уместными оказались именно башни.
Дом на Рогожском валу © Мезонпроект

– Иными словами, типология застройки, характерная для исторического города, москвичам не близка?

– Отнюдь, москвичи любят малоэтажный, низкоплотный центр, но живет их там мало, потому что исторического города в принципе мало по сравнению со спальными районами: лишь 1 млн из 15 млн населения столицы живет в центре. Житель исторического города с удовольствием мирится с некоторыми его неудобствами. К примеру, в Большом Знаменском переулке или во Всеволожском переулке, где мы проектировали жилые дома – там тесные дворы, но вышел из квартиры – и Храм Христа Спасителя рядом, пошел гулять по прекрасному кварталу, заполненному московским модерном. Хотя семья, которая стремится к комфорту в большой квартире и, одновременно, не готова переплачивать за исторический центр, скорее, купит квартиру на Рогожке.
Дом на Рогожском валу © Мезонпроект

– Как организовать композицию здания, если комплекс состоит из двух довольно масштабных башен? В XX веке эту задачу остроумно решали авторы небоскребов ар-деко или сталинских высоток. Как это делается в домах на Рогожском?

– Нельзя сказать, что сначала появляется комплекс из двух башен, а лишь потом организовывается композиция из них. Все происходит одновременно. Процесс формирования будущего образа неразрывно связан с работой над планировками этажей: каждая квартира проходит строгий контроль со стороны застройщика и, если планировка не будет соответствовать требованиям придирчивых покупателей, ее не продадут. Мы делаем обычно по 3-4 варианта планировочных решений, пока не убедимся сами и не убедим заказчика в качестве решений.

Относительно внешнего облика – для Дома на Рогожском валу актуально восприятие застройки с расстояния в километр. Тысячный масштаб – первый этап восприятия качества. Нам удалось сделать хороший силуэт, раскрывающийся, в частности, с площади Абельмановской заставы. Две башни с дистанции воспринимаются достаточно интересно: их сосед с одной стороны – невысокий музей ретро-автомобилей, а с другой стороны – дома типовой серии. С дальних точек два наших объема работают в ракурсах и «цепляют» глаз, разбивая монотонную застройку.

Дальше приближаемся к зданиям и переходим к организации фасада. Заказчик хотел, чтобы по многодельности декора мы не уступали так называемому «сталинскому ампиру». Он исходил из маркетинговых исследований, из которых становится ясно – какой стиль нравится людям. Конечно, о значимости таких исследований в архитектуре можно спорить, но как писал Оноре де Бальзак: «Архитектура – выразительница нравов» и наш фасад отсылает к классическим мотивам: массивный низ, колонны на входе, пилястры, лопатки, горизонтальные членения, мощный карниз, раскреповка.

Мы представляли конкурсной комиссии заказчика три варианта проекта, и один из них был принят. В комиссию входили и профессиональные архитекторы, маркетологи и, естественно, инвесторы. Получилось очень неплохо. Сейчас все квартиры проданы, причем многие покупатели – коренные жители района. Метр стоит от 270 000 до 315 000 рублей.
Дом на Рогожском валу © Мезонпроект

– Насколько вы удовлетворены качеством строительства?

– Не знаю ни одного архитектора, удовлетворенного качеством строительства. Мы задумывали здание в штукатурном фасаде, все детали планировалось делать по другой технологии. Но, решение определялось сжатыми сроками строительства и невозможностью штукатурных работ зимой, так что фасад было решено делать вентилируемым из ФЦП панелей. Надо сказать, что постановление Никиты Сергеевича Хрущева об излишествах, принятое в 1955 году и приведшее к господству строителей, по-прежнему работает. До сих пор многое диктуют строители, даже в доме, где стоимость квадратного метра – 300 тысяч.

Это был серьезный вызов: каким образом задуманный в проекте «мокрый» штукатурный фасад с классическими элементами перевести в технику навесного фасада. Когда пришел подрядчик и сказал, что панели надо разложить так, чтобы уменьшить подрезку, мы были в шоке от того, как огромные черные швы толщиной 8 мм, хорошо видимые на светлой стене, будут сочетаться с другими элементами фасада. И «вытянуть» здание удалось только потому, что мы спроектировали весь рисунок швов. Кое-где строители проекту не последовали, но эти места не очень видны. Панели теперь воспринимаются как монолитные камни на фасаде. Фасад за счет этих швов не потерял, а приобрел мощную архитектонику, которая поддерживает остальные элементы.
Дом на Рогожском валу © Мезонпроект

Важно, что удалось сохранить темный гранит на первом этаже. Возможность прикоснуться к этому камню дает ощущение солидности и стабильности здания. Были разные варианты, удалось отстоять карельский елизовский камень. Немного жаль, что не удалось сделать первый этаж повышеы, но за счет темного рустованного камня он набрал должную массу.

Первый этаж – гранит, потом идет раскреповка по фиброцементным панелям, дальше – многодельный декор нижних ярусов. Выше – более светлый фасад, который заканчивается совсем светлой частью с карнизом. На черно-белой фотографии хорошо видны членения верхнего карниза и панелей пилястр, как будто они сделаны из камня. На самом деле карнизная часть выполнена из стеклофибробетона. Не могу сказать, что пропорции получились совсем уж идеальными, но в целом выдержать дом на высоком уровне как при восприятии с дальних точек, так и при приближении, думаю, получилось.
Дом на Рогожском валу © Мезонпроект

– В комплексе на Рогожском валу материалы играют большую роль. Какие материалы предпочтительны, на ваш взгляд, чтобы здания были более долговечными? Можно ли здесь опереться на опыт архитектуры 1930-1950-х?

– В сталинской архитектуре применялись штукатурные русты, плитка, крупный гранит (я очень люблю рваный гранит – как, например, на высотке на Баррикадной), активно использовались орнаменты и, конечно, карнизы. Основная масса стен облицовывалась неформатной плиткой, не «под кирпич», а более квадратных пропорций. Но сейчас такую плитку нигде не делают, мы искали. И как ее крепить? Раньше ее наклеивали на кирпич. Она и сама как кирпич, имеет достаточно большую толщину. Это считается дорогим удовольствием: стандартная внутренняя стена, с облицовкой фактически неформатным клинкерным пористым кирпичом. Сейчас строится наш проект на ЗИЛарте, полностью отделанный клинкерным кирпичом на металлической подсистеме – недешевое удовольствие.

– Недавно Сергей Чобан и Владимир Седов написали книгу «30:70. Архитектура как баланс сил», где утверждают, что фасады современной архитектуры должны строиться из соответствующих материалов, чтобы благородно стареть. Что вы об этом думаете?

– Относительно старения современных фасадов есть две концепции: либо мы делаем долговечный фасад, который благородно стареет, либо «выставочный» фасад, который через 15-20 лет легко меняем. В разных местах города можно делать по-разному. Любая современная подсистема позволяет снять панели и поставить новые. Японцы так строят. Подсистема из нержавейки имеет запас прочности сто лет. Она же никуда не пропадает, когда вы снимаете с нее панели и ставите новые. А вот штукатурка, к слову сказать, не всегда хорошо стареет, ее требуется ремонтировать.

В любом случае проектировать здание надо с учетом всего срока его жизни, включая и старение фасада. Сейчас 4D-проектирование – норма: в проекте сразу закладывают смету на выведение здания из эксплуатации. Многое зависит от того, насколько все участники процесса девелопмента это понимают. Покупатели квартир платят деньги, застройщик строит. Хорошо, когда люди заплатили за то, чтобы прожить в здании 200-300 лет и получили такую возможность, часто бывает наоборот. Срок, на который рассчитано здание, срок до первого капитального ремонта, в частности, фасада, должен быт прописан в договоре долевого участия.

Но пока общество не чувствует остроты этой проблемы. Иначе покупатели подходили бы к выбору квартиры более ответственно, смотрели, из чего сделан фасад, думали, как он будет стареть. Возможно, они бы задавали этот вопрос застройщику, и он десять раз подумал бы, прежде чем менять дорогой материал на дешевый и быстро приходящий в негодность. Но у общества нет такого запроса. Легкомысленные жители РФ получают легкомысленное жилье.

Впрочем, на Рогожском использован каркас с большим запасом прочности и вполне ремонтопригодный, что всегда – большой плюс для навесной системы, как он будет стареть – покажет время.
Дом на Рогожском валу © Мезонпроект
Дом на Рогожском валу © Мезонпроект
Дом на Рогожском валу © Мезонпроект
Дом на Рогожском валу © Мезонпроект

– В той же книге Чобана и Седова говорится о том, что современной архитектуре часто недостает светотеневой проработки фасада. Как в доме на Рогожском вы решали пластику стены?

Абсолютно согласен. Чем больше игры теней, тем лучше. Комплекс на Рогожском в этом плане удачен, работа светотени активная. Минимальный перепад профиля стены у нас 20 мм, а максимальный, вынос карниза, – полтора метра, работа света и тени на наших фасадах использована максимально.
Дом на Рогожском валу © Мезонпроект

Критерием качества фасада, как мне кажется, является время разглядывания его с удовольствием. Конечно же нельзя сказать, что мы проектировали все движения глаза по фасаду, разве что в шутку. Но на самом деле, добавляя или убавляя что-то в процессе разработки деталей, и даже во время монтажа, мы думали об этом.

У нашего коллектива профессиональный взгляд, с хорошей, если можно так выразиться, «насмотренностью». Мы старались сделать архитектонику домов на Рогожском гармоничной в рамках непростой функциональной задачи. Дома построены, и увивать их плющом, кажется, необходимости нет.
Дом на Рогожском валу. Развертка © Мезонпроект
Дом на Рогожском валу. Фасады © Мезонпроект
Дом на Рогожском валу. Фасады © Мезонпроект
Дом на Рогожском валу. Схема фрагмента фасада © Мезонпроект
Дом на Рогожском валу. Разрез © Мезонпроект
Дом на Рогожском валу. Разрез © Мезонпроект
Дом на Рогожском валу. Генеральный план © Мезонпроект


Мастерская:

Мезонпроект

Проект:

Дом на Рогожском валу
Россия, Москва, Рогожский вал, вл. 11

Авторский коллектив:
Архитекторы: Кузьмина А. А., Машков И. К., Шицкова Е. А., Новиков Р. А.

2015 – 2017

Заказчик: ООО «Рогожский»

24 Октября 2017

author pht

Беседовала:

Лара Копылова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.

Сейчас на главной

Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.
Евгений Подгорнов: «Проектировать надо так, чтобы...
Руководитель петербургского бюро Intercolumnium рассказывает, почему в портфолио компании есть работы от хай-тека до историзма, рассуждает о высотных доминантах и о заказчиках как источниках драйва, необходимого городу.
Новая ячейка
Жилой квартал на территории IT-парка: компания Архиматика сочетает инновационные технологии с человечным масштабом и уютной средой.