English version

Пятый элемент

Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

03 Февраля 2021
mainImg
Проект:
Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
Россия, Москва, Всеволожский переулок, вл. 5

Авторский коллектив:
Архитекторы: Кузьмина А.А., Машков И.К., Григорова Е.И., Борисенко В.Е., Кузьмина Н.А.
ГИП: Дундуков А.Ю.

2014 — 2015 / 2015 — 2020

Девелоперская компания – «Лидер-Инвест»
Строительная компания – Моспромстрой (разработка РД – «АРС»)
0 О проекте клубного дома на Остоженке во Всеволожском переулке мы рассказывали в 2016 году. Дом расположен в начале «Золотой мили», в пяти минутах пешком от станции Кропоткинской, на месте советской АТС 1980-х годов. По высоте и по красной линии он встроен в историческую застройку, справа и слева от него – два доходных дома архитектора Николая Жерихова начала 1910-х, причем один из них, угловой – внушительная неоклассика, другой, по переулку – несложный модерн. От обоих соседей новый дом отделен проездами, в отличие от советской АТС, которая была пристроена к их брандмауэрам. Новые цезуры в сплошном фронте застройки открыли путь для лучей солнца, которое светит с юга, со стороны двора; они позволили пропустить больше света в переулок, – поясняют авторы проекта.
Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект

Образно дом не апеллирует, однако, ни к одной из соседних построек, как и к домам напротив, – а развивает собственную тему, основанную на подчеркнутой орнаментальности где-то на грани модерна и ар-деко, но с некоторым современным укрупнением, вольностью трактовки и геометризацией всех элементов. Рынок московских клубных домов требует, с одной стороны, решения отчетливо-дорогого, построенного на ценных материалах, и прорисованного, детализированного – а с другой стороны, он же предпочитает необычное и неповторяющееся. Надо признать, дом во Всеволожском соответствует обоим критериям. Фасады очень насыщены, их основные фактуры – натуральный известняк и металл (стеклофибробетон с поверхностью, имитирующей патинированную бронзу). Но главное – в Москве такого еще не было.
  • zooming
    Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
    Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект
  • zooming
    Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
    Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект

В целом дом придерживается достаточно консервативной планировки и типологии: он выстроен «покоем» с двумя лестничными ризалитами со стороны двора, по центру на улицу выходит импозантный входной портал с глубоким двусветным вестибюлем за ним. По сторонам от него – граненые вертикали эркеров, в верхнем ярусе над их выступами – лоджии-террасы пентхаусов под массивными козырьками с застекленными «окнами в небо», похожими на крупные кессоны.
Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект

Структура, повторимся, традиционная, но каждый элемент в ее составе усилен несколько больше, чем обычно. Эркеры образуют граненую волну, верхние лоджии как бы в противовес им глубоки и просторны, входной портал велик. Кроме того, «металлических» поверхностей – очень много: со стеклом и камнем они образуют плетение сродни ювелирному, конечно, с поправкой на укрупнение во много раз.
Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект
Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект

Орнаментальное плетение и стало основополагающим приемом, формирующим ощущение «особости» дома. Пустых плоскостей на главном фасаде практически нет, и все элементы, даже те, в которых можно увидеть ордерную основу, подчинены общей «ковровой» декоративности. Так, простенки между эркерами уподоблены каннелированным пилястрам, но у них нет ни баз, ни капителей, помимо «сецессионовских» металлических подвесок-полосок вверху. Каменные вертикали могут показаться в равной степени каннелюрами или откликом поверхности стен на форму эркеров, поскольку их рельеф состоит из трехгранных выступов, а вовсе не из традиционных желобков.
Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект

Рустованная поверхность здесь же рядом получает скошенные контуры, образующие в простенках между окнами перспективную иллюзию – ложный уступ сродни находкам Помпеянского стиля. Замковые камни не венчают арок и не образуют сандриков, а лишь служат декоративными «коронами», будучи размещены ближе к цокольной части. Поребрики, повсеместно – огромные, каменные и бронзовые, ощутимо крупнее своих ордерных прообразов, работают на усиление светотени.
Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект

Наверное, наиболее традиционно выглядит бронзовая бриллиантовая разгранка переплетов тройных окон; она же усиливает ассоциации с Помпеянским стилем и ар-деко.
Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект

Все, что не может так или иначе быть объяснено с точки зрения ордера, подчинено орнаменту, который с долей условности можно подразделить на два вида: поверхности, сплошь покрытые «климтовскими» завитками – и рисунок, составленный из зигзагов и косых пластин, каждая из которых выглядывает из-под соседней. Они похожи на контрельеф (рельеф, не превышающий верхней плоскости исходного камня, техника, популярная в Древнем Египте – прим. ред.), изображающий растущие кристаллы. Любопытно, как со стороны двора крупный орнамент перекликается с пространственным рисунком бликов на косоурах лестниц в солнечном свете.
Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект

Важно и то, что «пластинчатый» рельеф покрывает не только фронтальные поверхности: рельефная отделка дома повсеместна и затрагивает, в частности, нижние плоскости эркеров, так что подняв голову, прохожий тоже увидит орнамент. «Для нас было принципиальным трактовать поверхность дома как обработанную, динамичную, проявить глубину поверхности камня», – подчеркивает глава АБ «Мезонпроект» Илья Машков.
Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект

Иногда пластинчатый рисунок «срастается» с завитками, причем в этой ситуации волюты становятся крупнее, а их контур – более вольным. Между камнем и бронзой «слоистые кристаллы» поделены примерно пополам – они присутствуют и там, и там, отвечая за цельность подхода и связь между двумя основными материалами фасада.

Они объединяют весь дом. Все рисунки учитывают стыки между каменными и бронзовыми пластинами, во многих случаях включая их в общий ритм как его достаточно естественную часть – может показаться, что дом складывается у нас на глазах из отдельных «чешуек», обыгрывая таким образом современную технологию взаимодействия вентфасада и его облицовки.
  • zooming
    1 / 5
    Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
    Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект
  • zooming
    2 / 5
    Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
    Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект
  • zooming
    3 / 5
    Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
    Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект
  • zooming
    4 / 5
    Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
    Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект
  • zooming
    5 / 5
    Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
    Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект

Рельефные мотивы находят продолжение в рисунках бронзовых решеток, причем на выступах эркеров они более свободные и абстрактно-геометричные, а в плоскостных вертикалях, решенных более традиционно, появляются фигуративные цветы-подсолнухи.

Впрочем, в базовом мотиве эркеров также можно разглядеть фигуративность – обобщенные человеческие фигурки, круг из которых образует солнце в логотипе дома, предложенном архитекторами.
zooming
Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект

Круг означает содружество жильцов, а условные оригами-«тени» фигур, которые на фасаде можно найти почти везде, хотя и в очень зашифрованном виде, служат напоминанием об основной идее. Контуры «человеческой фигуры», расчерченной наподобие пентаграммы, немного даже напоминают плечистый абрис модулора Ле Корбюзье, что неожиданно переправляет нас от условного «Сецессиона» к поискам более позднего времени.
Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект

Более плотная и детализированная разновидность орнамента находит продолжение в медных панелях над входом и в вестибюле, – здесь, ближе к входящему, использован настоящий металл. Переливы его драгоценного «червонного» оттенка хорошо читаются благодаря тесному «парчовому» плетению разнонаправленных завитков, работая на образ дорогой «оправы» или «подкладки» дома.
  • zooming
    Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
    Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект
  • zooming
    Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
    Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект

Дворовый фасад решен лаконичнее: с одной стороны, это диктует логика тыльного фасада сама по себе, с другой – здесь больше крупных уступов и ризалитов, отчего структура объемов попадает в резонанс с соседними домами и воспринимается как контекстуально осмысленная часть «московского дворика».
Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект

Здесь нарезка каменных пластин приобретает заметное сходство с рустом и, в отличие от главного фасада, «синтезированного» орнаментикой, здесь декорированные и лаконичные поверхности сочетаются друг с другом скорее на контрасте. В то же время масштабные рамы вокруг лестничных ризалитов продолжают тему, заданную входным порталом, и придают дому вполне торжественный оттенок: даже со стороны двора он выглядит «как дворец». Причем какой-то восточный, может быть даже персидский – прежде всего за счет неклассичности двухчастной композиции с простенком по центру.
  • zooming
    Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
    Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект
  • zooming
    Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
    Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект

Центральный простенок присутствует и на главном фасаде, где он чуть менее заметен. Его появление обусловлено структурой дома, состоящего из двух секций при одном входе по центру.
  • zooming
    1 / 7
    Клубный дом «Резиденция на Всеволожском». План 2 этажа
    © Мезонпроект
  • zooming
    2 / 7
    Клубный дом «Резиденция на Всеволожском». План 1 этажа
    © Мезонпроект
  • zooming
    3 / 7
    Клубный дом «Резиденция на Всеволожском». План типового этажа
    © Мезонпроект
  • zooming
    4 / 7
    Клубный дом «Резиденция на Всеволожском». Генеральный план
    © Мезонпроект
  • zooming
    5 / 7
    Клубный дом «Резиденция на Всеволожском». Разрез
    © Мезонпроект
  • zooming
    6 / 7
    Клубный дом «Резиденция на Всеволожском». Разрез
    © Мезонпроект
  • zooming
    7 / 7
    Клубный дом «Резиденция на Всеволожском». Фрагмент фасада с разрезом
    © Мезонпроект

Но главный эффект, производимый этим домом, конечно, театральный. Стоящие по соседству вдоль переулка модерн и неоклассика зримо показывают, что он – вовсе не стилизация и не историзм в прямом смысле, и даже не очередной эксперимент с буржуазным ар-деко. Больше всего он напоминает иллюстрации и сценографию символистов, эскизы костюмов и кулис; занавес к каким-нибудь «Египетским ночам». Слишком сильна тут фантазийная составляющая – стремясь украсить, проработать поверхность фасада, авторы сильнее подчеркивают его роль как некоего экрана, по которому можно, в сущности, «свободно рисовать». Заметим, что такой подход работает на восприятие дома как более чем современного: тот вариант тоски по ощущениям, который заставляет все больше театрализовывать окружающее и провоцирует не слишком серьезное, «игровое» отношение к правилам, столь хорошо ощутимым в домах столетней давности, принадлежит именно нашему времени. Именно он противопоставляет правилам – «буйство материи», пусть не красок, но линий и фактур, выступов и углублений.
Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект

Если сравнивать дом с более ранними домами «Мезонпроекта» в духе респектабельного историзма, к примеру, с ЖК «Дом при Академии Наук» или с домом на улице Вересаева, – то перед нами много более вольное построение, в какой-то степени основанное на самостоятельности орнаментики со склонностью к саморазвитию. Дом кажется «египетским», но, строго говоря, в нем нет ни одной узнаваемой египетской детали, ни лотоса, ни жука (хотя некоторые сомнения вызывают распахнутые «по-скарабеевски» крылья над центральным простенком на дворовом фасаде). А завитки на стенах больше напоминают парики и бороды крылатых ассирийских быков из Пушкинского музея. Дом – не стилизация, а скорее фантазия на тему фантазий символистов, вдохновленных восточной сказкой: сияющий, отчаянно роскошный, во многом намеренно загадочный – сумма тех эмоций, которые нередко вызывает у нас самое обобщенное представление об идеальном веке, прерванном Первой мировой войной. В общем-то не секрет, что многие видят в том времени не столько Серебряный век, сколько «Золотой», недосягаемую марципановую сказку. Возможно, такой сказкой должен стать клубный дом во Всеволожском. Что ж, тогда это очень понятный в московском контексте эксперимент с чувствами – как обитателя, как и прохожего.
Проект:
Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
Россия, Москва, Всеволожский переулок, вл. 5

Авторский коллектив:
Архитекторы: Кузьмина А.А., Машков И.К., Григорова Е.И., Борисенко В.Е., Кузьмина Н.А.
ГИП: Дундуков А.Ю.

2014 — 2015 / 2015 — 2020

Девелоперская компания – «Лидер-Инвест»
Строительная компания – Моспромстрой (разработка РД – «АРС»)

03 Февраля 2021

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Мезонпроект: другие проекты
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Пароход у причала
Апарт-отель, похожий на корабль с широкими палубами, спроектирован для участка на берегу Химкинского водохранилища в Южном Тушино. Дом-пароход, ориентированный на воду и Северный речной вокзал, словно «готовится выйти в плавание».
Облака над железной дорогой
На месте складов вблизи станции «Люберцы-1» построен новый жилой комплекс, который уживается и с железной дорогой, и с эстакадой, и с разноликой окружающей средой, над которой не просто доминирует, но стремится ее улучшить.
Путь к новой орнаментальности
Клубный дом-дворец «Аристократ» у соснового парка перед началом Рублевского шоссе представляет собой новый этап развития московской декоративно-исторической архитектуры: респектабельно украшенной, но тяготеющей к легким светлым тонам и умело использующей романтический флёр майоликовых вставок.
Под сенью Папы Римского
Архбюро Мезонпроект построило мастерскую для Зураба Церетели во дворе дома на Пятницкой, напротив церкви Климента Папы Римского. Мягкий экомодернизм соединился с чертами ар деко.
Формула завода
Дом Александры Кузьминой, Ильи Машкова и Андрея Колпикова на ЗИЛАРТе решает давнюю головоломку вертикали/горизонтали, сведя прием к минимуму. Он становится воспоминанием о заводе и о времени его расцвета, тридцатых годах прошлого века.
Встреча Севера и Юга
Апарт-отель «Европа» – пример жилья в сдержанном скандинавском стиле с ностальгическими элементами приемов монументальности шестидесятых и южными террасами.
«Лучизм» в архитектуре
Проект комплекса с фудкортом и рынком в Барвихе, созданый архитектурным бюро «Мезонпроект», сочетает мягкий, экологической образ с модернистской лепкой объема. «Лучи» на фасаде подчеркивают линии рельефа и направления дорог.
Орнамент без предубеждений
В отличие от большинства домов в так называемом элитном сегменте рынка, проектируемых в универсальном псевдоклассическом стиле, «Резиденция на Всеволожском» спроектирован в духе ар-деко.
Тактильное понимание
Кураторы выставки «Трогать+Видеть+Слышать=Чувствовать», архитекторы бюро «Мезонпроект», предложили новый, расширенный способ общения со скульптурой Анны Голубкиной.
Похожие статьи
Зеленая ДНК лыжника
Супертехнологичный жилой комплекс «Тао Чжу Инь Юань», построенный Vincent Callebaut Architectures в Тайбэе, не просто безопасен для экологии планеты, он поглощает углекислый газ и борется с глобальным потеплением.
Ракушка у моря
Проектируя дворец спорта, который определит развитие всей северной части Дербента, бюро ASADOV обращается к архитектурному наследию Дагестана, местным материалам и древним пластам истории.
Очень гибкое решение
После обновления по проекту T+T architects офисное здание в 1-м Щипковском переулке приобрело более простую и строгую форму снаружи и исключительную, поддержанную «умной» электронной системой управления, функциональную и образную гибкость внутри. Осовремененная внешность соответствует agile-ной начинке. Новое название – MULTISPACE.
Вечерний свет
Часовня закатов на острове Хайнань по проекту шанхайского бюро UDG предназначена для влюбленных; она способна вращаться вокруг своей оси, чтобы в любой сезон открываться лучам заходящего солнца.
Лейтмотив – домик
В основе проекта здания для страховой компании Baloise в Базеле по проекту Валерио Ольджати лежит мотив архетипического «домика».
И домики на крышах…
Нидерландское бюро Mecanoo завершило работу над жилым кварталом KAMPUS в центре Манчестера. Архитекторы собрали в единое целое и вернули городу постройки разного времени.
Тихая гавань
Дом на Курляндской улице по современным меркам небольшой – всего на 95 квартир, при этом он все же выделяется габаритами на фоне соседней исторической застройки. Рассказываем, какие приемы мастерская Анатолия Столярчука использует, чтобы сгладить разницу в масштабах.
Локальные красные тона
Жилой комплекс Turley Areal в Мангейме по проекту бюро Макса Дудлера получил колорит в тон расположенного рядом исторического здания из красного песчаника.
«Экономика дебюта»
Торговый центр Daning Jiuguang в Шанхае по проекту бюро UNStudio – новая площадка для выхода на китайский рынок зарубежных брендов.
Бифуркация непамятника
Бюро Dmytro Aranchii Architects выиграло конкурс на реконструкцию модернистского здания универмага «Детский мир» в Киеве. Основной объем и отделка фасадов будут сохранены.
Стратиграфия на фасадах
Музей римских древностей Narbo Via в Нарбоне по проекту Foster + Partners получил стены, напоминающие о глубоком и разнообразном культурном слое Южной Франции.
Медь и зеркала
Образовательный центр науки и инноваций Vizium в латвийском Вентспилсе по проекту вильнюсского бюро Audrius Ambrasas Architects.
Маяк Нагатинского
В четвертом и пятом кварталах ЖК «Ривер Парк» – угловых, выходящих к реке практически vis-a-vis с будущим Южным портом, ADM architects развивают темы двухуровневого города с пешеходными мостиками между дворами и усиливают театральность каскадных террас с роскошными видами. Большинство террас частные, но есть одна общественная. Городу будет принадлежать и набережная, благоустроенная на основе бывших доков.
Грядут перемены
Проект бюро Snøhetta победил в международном конкурсе на реконструкцию территории у Центрального вокзала Хельсинки. Там создадут современную пешеходную зону и построят новый многофукциональный комплекс.
Новый взгляд на историю
Разработанный Adjaye Associates проект мемориала на месте захоронения 570 рабов близ столицы Барбадоса посвящен трагическому прошлому, но также обращен к будущему.
Баланс возможностей
ЖК «Новокрасково» в Люберцах можно понять как пример баланса максимума авторских усилий, вложенных в осмысление объема и пространства в ключе современных градостроительных принципов – и небольшого, в целом, бюджета проекта. Результат – комплекс совсем не похож на своих привычных подмосковных «сородичей». И продан был очень быстро.
Экологичный ребрендинг
Бюро MVRDV реконструирует территорию Berliner Union Film Ateliers. Вместо устаревших корпусов, узких дорожек и заасфальтированных открытых площадок минимальными средствами создадут живое пространство, полностью отвечающее принципам устойчивого развития.
Береговые перископы
Архитекторы из Сантьяго-де-Чили Фелипе Кроксатто и Николас Опасо построили два крошечных домика для отдыха с видом на океанский прибой, скалистый остров, колонию морских львов и яркие крылья кайтов.
Парадное построение
Три кирпичных квартала жилого комплекса «Ривер Парк» раскрываются на воду террасами. Каждый квартал образует задник и две кулисы, а дворы на подиумах, предназначенные только для жителей, становятся как бы сценами, воспринимаемыми с реки. Благоустроенная набережная, доступная всем горожанам, дополняет выстроенную здесь иерархию приватной, полуприватной и публичной городской жизни.
По образцу шапито
Культурный центр по проекту K architectures рядом с городом Безье на юге Франции заключен в трех напоминающих цирковые шатры павильонах.
Игра в архетипы
Бюро ОСА предложило Нур-Султану жилой комплекс, в котором брутальные башни соседствуют с высокоплотной квартальной застройкой. Рассказываем, как концепция встраивается в череду мега-проектов новой столицы Казахстана.
Первый шаг
Бюро OMA завершило первую из четырех фаз реконструкции легендарного универмага KaDeWe в Берлине. Центром обновленного пространства стала отделанная темным деревом «воронка» атриума с веером эскалаторов.
Рядом с Лидвалем и Нобелем
Жилой комплекс по проекту мастерской Анатолия Столярчука в Нейшлотском переулке: аккуратная смена масштаба, дань памяти места, финские дополнения к функциональной типологии – в частности, сауны в квартирах, и планы получения сертификата BREEAM.
Самый «зеленый»
West Mall на Большой Очаковской улице станет первым в России торговым центром, построенным по международным экологическим стандартам с применением зеленых технологий. Заказчик проекта, компания «Гарант-Инвест», планирует сертифицировать его по стандартам BREEAM и LEED.
Технологии и материалы
Wienerberger поздравляет с наступившим Новом Годом и подводит...
керамика Porotherm в 2021г – спрос превысил предложение!
новая керамическая плитка Terca Slips,
новый онлайн-курс «Школа проектировщиков»,
керамика Wienerberger – для Open Village,
канал Porotherm на Youtube,
работаем дальше для вас и – к новым победам на рынке!
Инновационная сантехника. Новинки подвесных монолитных...
Последняя революция в сантехнике произошла недавно, когда оборудование для ванных комнат приобрело монолитную форму. Следуя мировым трендам, специалисты Cersanit создали новые модели подвесных унитазов CREA SQUARE и CITY OVAL. Спрятали крепления и колено под корпус, добились ещё большей эстетики, гигиеничности и простоты в уходе. Что ещё нужно знать дизайнеру о новинках?
Красный кирпич от брутализма до постмодернизма
Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.
3D-узоры из кирпича
Объемная кладка – один из способов переосмыслить традиционный кирпич и сделать здание современным и контекстуальным одновременно. Разбираемся, что такое 3D-кладка и как ее возможно реализовать.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Знак качества
Регулярно в мире проходят тысячи архитектурных конкурсов, но не более десятка являются авторитетными площадками демонстрации или проводниками новых идей. В их числе – A+Awards, которую присуждает архитектурный портал Architizer. Среди лауреатов Девятой премии – сразу два проекта, в которых используются фиброцементные панели EQUITONE.
Андрей Кузьменков, Digital Guru: «С общественным мнением...
Агентство Digital Guru занимается управлением репутацией и исследованиями пользовательских мнений в социальных медиа – так называемым social listening, а также геоаналитическими исследованиями. О том, как эти методы могут использоваться архитекторами и застройщиками на стадии подготовки и планирования общественно значимых проектов, мы поговорили с директором Digital Guru – Андреем Кузьменковым.
Клинкер Hagemeister – ведущая партия в проекте
Для строительства ЖК «Ривер парк», спроектированного архитектурным бюро ADM, использовалась клинкерная плитка Hagemeister в специально созданных для этого комплекса сортировках и миксах – эксклюзивных и неповторяющихся ни в одном другом проекте.
Коллекция светодиодного искусства
Выбрать идеальный светильник под определенный интерьер легко! Главное, влюбиться в светильник с первого взгляда и представить его в интерьере своей гостиной, кухни, спальни или офиса.
Потолки-фрагменты – ключ к адаптивным пространствам
Они позволяют ощутить проницаемость поверхности и высоту пространства, сохраняя звукоизолирующие свойства, и гибко зонировать помещение, что сейчас особенно актуально. Потолки-фрагменты Armstrong от Knauf Ceiling Solutions – адаптивное и современное решение.
Игра света расширяет пространство
Даже самые маленькие помещения обретают очарование, когда в них появляются мансардные окна VELUX и образуются пересекающиеся световые потоки. Хижины выходного дня в Австрии, Италии, Швеции и Дании, равно как и модульный Скаут-хаус в Казани красноречиво подтверждают этот закон.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Графика трехмерного фасада
В предместье немецкого Саарбрюкена, на ведущей в город автостраде появился новый объект ─ столь примечательный, что его невозможно не заметить. Масштабная постройка торгового центра MÖBEL MARTIN сохраняет характерные для больших моллов лаконичные модернистские формы, однако его фасады получили необычную объемную пластическую разработку. Пространственная оболочка фасада создана посредством алюминиевых композитных панелей ALUCOBOND® A2.
«Фирма «КИРИЛЛ»:
25 лет для самых красивых домов
В ноябре 2021 года одному из ведущих поставщиков облицовочного кирпича на российском рынке «Фирме «КИРИЛЛ» исполнилось 25 лет. Архи.ру восстанавливает хронологию последней четверти века, связанную с использованием этого материала в строительстве и архитектуре.
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Сейчас на главной
Русско-советский Палладио. Мифы и реальность
Публикуем рецензию на книгу Ильи Печенкина и Ольги Шурыгиной «Иван Жолтовский. Жизнь и творчество» , а также сокращенную главу «Лиловый кардинал. И.В. Жолтовский и борьба течений в советской архитектуре», любезно предоставленную авторами и «Издательским домом Руденцовых».
Мечта мальчика Кая
Архитекторы бюро Zone of Utopia и Mathieu Forest Architecte вспомнили детскую игру и сложили культурно-выставочный центр в китайском Синьсяне из девяти полностью стеклянных «замороженных» кубов.
Буян и суд
Новость об отмене парка Тучков буян уже неделю занимает умы петербуржцев. В отсутствие каких-либо серьезных подробностей, мы поговорили о ситуации с архитекторами парка и судебного квартала: Никитой Явейном и Евгением Герасимовым.
Надежда на историю будущего
В конце декабря была презентована научно обоснованная 3D и AR модель палат Ван дер Гульстов, известных как «дом Анны Монс», последнего, если не считать дворца Лефорта, сохранившегося каменного дома Немецкой слободы конца XVII века. Рассказываем о модели, судьбе и значении дома, также как и о надеждах открыть его для обозрения и отреставрировать.
Градсовет Петербурга 14.01.2022
На днях состоялся первый после смены председателя КГА и главного архитектора Петербурга градостроительный совет. На нем рассматривались: доработанный вариант реконструкции «Фрунзенской», жилой комлпекс на месте «Ленэкспо» и очередная LEGENDA Евгения Герасимова. Также были представлены новые лица в составе совета.
Возможность полета
Проект аэропорта, разработанный АБ ASADOV для Тобольска и победивший в архитектурном конкурсе, не был реализован. Однако он интересен как пример работы со зданием аэропорта очень небольшого масштаба, где целью становится оптимальная организация пространства и инфраструктуры без потери образной составляющей.
Умер Рикардо Бофилл
Безусловная звезда современной архитектуры, автор, сменивший несколько направлений и тем самым примиривший в своем творчестве постмодернизм, национальные мотивы, неоклассику и интернациональный стиль, умер в возрасте 82 лет от последствий ковида в больнице Барселоны.
Поднимаясь над окружением
Бюро А4 придумало новую типологию благоустройства – городской балкон. Небольшая смотровая площадка позволяет по-новому взглянуть на привычные городские панорамы. Первые три балкона появились на московских набережных напротив Кремля и Зарядья.
Длина волны
ЖК «Тургенева 13» в Пушкино, встраиваясь в масштаб окружающей застройки, отличается от нее ритмичной строгостью парной композиции, легкой волной фасада и колористикой, в которой можно разглядеть два образа: один летний, другой зимний, – оба «прорастают» из особенностей места.
Зеленая ДНК лыжника
Супертехнологичный жилой комплекс «Тао Чжу Инь Юань», построенный Vincent Callebaut Architectures в Тайбэе, не просто безопасен для экологии планеты, он поглощает углекислый газ и борется с глобальным потеплением.
Приятный вид
Небольшая смотровая площадка в Красноярске стала новой точкой притяжения: панорамы города, Енисея и тайги дополнили минималистичные дорожки, амфитеатр и удобная парковка.
Стряхнуть пыль
Реконструкция доходного дома в Краснодаре от бюро ARD: творческое переосмысление не только сохранило обаяние старой постройки, но и позволило ей уверенно занять свое место на улице современного города.
Зеркало супрематиста
Рассматриваем парк Малевича на Рублевке: проект, осуществленный в 2020 году, и реальность через год после открытия. Общий вердикт – метафизическая основа пополнилась цветом, также как и непосредственно-нарративными элементами. То есть он развивается как сам Малевич, от абстракции к фигуративности. Впрочем, парк по-прежнему свеж.
Ближе к лету
Две центральные набережные Сочи, обновленные по проекту архитекторов ab2.0, меняют образ курорта, переключая фокус с торговых точек и кафе на любование морем и небом.
Ракушка у моря
Проектируя дворец спорта, который определит развитие всей северной части Дербента, бюро ASADOV обращается к архитектурному наследию Дагестана, местным материалам и древним пластам истории.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Новогодние небоскребы
Карен Сапричян поздравляет всех с Новым годом серией небоскребов в виде букв. Автор давно разрабатывает эту тему и имеет в запасе календари разных лет. Последняя подборка – башни для города NEOM, запланированного в Саудовской Аравии.
Вечерний свет
Часовня закатов на острове Хайнань по проекту шанхайского бюро UDG предназначена для влюбленных; она способна вращаться вокруг своей оси, чтобы в любой сезон открываться лучам заходящего солнца.
Очень гибкое решение
После обновления по проекту T+T architects офисное здание в 1-м Щипковском переулке приобрело более простую и строгую форму снаружи и исключительную, поддержанную «умной» электронной системой управления, функциональную и образную гибкость внутри. Осовремененная внешность соответствует agile-ной начинке. Новое название – MULTISPACE.
Лейтмотив – домик
В основе проекта здания для страховой компании Baloise в Базеле по проекту Валерио Ольджати лежит мотив архетипического «домика».
Архсовет Москвы – 72
Концепцию развития территории бывшего завода «Красный богатырь», разработанную Buromoscow и включающую идеи сохранения пяти исторических зданий без статуса ОКН, Архсовет Москвы поддержал, выразив надежду на превращение будущего комплекса площадью 473 000 м2 в часть нового линейного центра, формирующегося на северо-востоке города вдоль Яузы; эксперты также предложили повысить высоту части башен не до 100 метров, в больше.
Союз с природой
Показываем четыре загородных дома, архитектура которых вырастает из природного окружения: леса, моря, холма или горного склона.
Пресса: 21 главный архитектурный проект Москвы в 2021-м
В конце прошлого года я написал статью «20 проектов московской архитектуры 2020 года, за которые не стыдно». В этом году столько нестыдных проектов не набралось, поэтому мы решили написать о, с одной стороны, характерных, с другой стороны, значимых.
Сохраним Пулково!
Стало известно о планах сноса модернистского здания аэропорта Пулково, построенного в 1973 году. Архитекторы Петербурга призывают присвоить зданию статус объекта культурного наследия и сохранить его. Собираем подписи за сохранение модернистского здания Пулково.
Новый русский
В проекте ресторанного центра на берегу реки Дон недалеко от одноименной трассы архитекторы бюро Megabudka задались амбициозной целью поставить эксперимент с поиском «нового русского стиля», и, собрав в тесный узел множество европейских аллюзий, добились своего. Именно в том русский стиль, наверное, и состоит, чтобы творчески копировать немцев.
И домики на крышах…
Нидерландское бюро Mecanoo завершило работу над жилым кварталом KAMPUS в центре Манчестера. Архитекторы собрали в единое целое и вернули городу постройки разного времени.