English version

Пятый элемент

Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

03 Февраля 2021
mainImg
Проект:
Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
Россия, Москва, Всеволожский переулок, вл. 5

Авторский коллектив:
Архитекторы: Кузьмина А.А., Машков И.К., Григорова Е.И., Борисенко В.Е., Кузьмина Н.А.
ГИП: Дундуков А.Ю.

2014 — 2015 / 2015 — 2020

Девелоперская компания – «Лидер-Инвест»
Строительная компания – Моспромстрой (разработка РД – «АРС»)
О проекте клубного дома на Остоженке во Всеволожском переулке мы рассказывали в 2016 году. Дом расположен в начале «Золотой мили», в пяти минутах пешком от станции Кропоткинской, на месте советской АТС 1980-х годов. По высоте и по красной линии он встроен в историческую застройку, справа и слева от него – два доходных дома архитектора Николая Жерихова начала 1910-х, причем один из них, угловой – внушительная неоклассика, другой, по переулку – несложный модерн. От обоих соседей новый дом отделен проездами, в отличие от советской АТС, которая была пристроена к их брандмауэрам. Новые цезуры в сплошном фронте застройки открыли путь для лучей солнца, которое светит с юга, со стороны двора; они позволили пропустить больше света в переулок, – поясняют авторы проекта.
Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект

Образно дом не апеллирует, однако, ни к одной из соседних построек, как и к домам напротив, – а развивает собственную тему, основанную на подчеркнутой орнаментальности где-то на грани модерна и ар-деко, но с некоторым современным укрупнением, вольностью трактовки и геометризацией всех элементов. Рынок московских клубных домов требует, с одной стороны, решения отчетливо-дорогого, построенного на ценных материалах, и прорисованного, детализированного – а с другой стороны, он же предпочитает необычное и неповторяющееся. Надо признать, дом во Всеволожском соответствует обоим критериям. Фасады очень насыщены, их основные фактуры – натуральный известняк и металл (стеклофибробетон с поверхностью, имитирующей патинированную бронзу). Но главное – в Москве такого еще не было.
  • zooming
    Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
    Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект
  • zooming
    Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
    Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект

В целом дом придерживается достаточно консервативной планировки и типологии: он выстроен «покоем» с двумя лестничными ризалитами со стороны двора, по центру на улицу выходит импозантный входной портал с глубоким двусветным вестибюлем за ним. По сторонам от него – граненые вертикали эркеров, в верхнем ярусе над их выступами – лоджии-террасы пентхаусов под массивными козырьками с застекленными «окнами в небо», похожими на крупные кессоны.
Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект

Структура, повторимся, традиционная, но каждый элемент в ее составе усилен несколько больше, чем обычно. Эркеры образуют граненую волну, верхние лоджии как бы в противовес им глубоки и просторны, входной портал велик. Кроме того, «металлических» поверхностей – очень много: со стеклом и камнем они образуют плетение сродни ювелирному, конечно, с поправкой на укрупнение во много раз.
Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект
Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект

Орнаментальное плетение и стало основополагающим приемом, формирующим ощущение «особости» дома. Пустых плоскостей на главном фасаде практически нет, и все элементы, даже те, в которых можно увидеть ордерную основу, подчинены общей «ковровой» декоративности. Так, простенки между эркерами уподоблены каннелированным пилястрам, но у них нет ни баз, ни капителей, помимо «сецессионовских» металлических подвесок-полосок вверху. Каменные вертикали могут показаться в равной степени каннелюрами или откликом поверхности стен на форму эркеров, поскольку их рельеф состоит из трехгранных выступов, а вовсе не из традиционных желобков.
Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект

Рустованная поверхность здесь же рядом получает скошенные контуры, образующие в простенках между окнами перспективную иллюзию – ложный уступ сродни находкам Помпеянского стиля. Замковые камни не венчают арок и не образуют сандриков, а лишь служат декоративными «коронами», будучи размещены ближе к цокольной части. Поребрики, повсеместно – огромные, каменные и бронзовые, ощутимо крупнее своих ордерных прообразов, работают на усиление светотени.
Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект

Наверное, наиболее традиционно выглядит бронзовая бриллиантовая разгранка переплетов тройных окон; она же усиливает ассоциации с Помпеянским стилем и ар-деко.
Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект

Все, что не может так или иначе быть объяснено с точки зрения ордера, подчинено орнаменту, который с долей условности можно подразделить на два вида: поверхности, сплошь покрытые «климтовскими» завитками – и рисунок, составленный из зигзагов и косых пластин, каждая из которых выглядывает из-под соседней. Они похожи на контрельеф (рельеф, не превышающий верхней плоскости исходного камня, техника, популярная в Древнем Египте – прим. ред.), изображающий растущие кристаллы. Любопытно, как со стороны двора крупный орнамент перекликается с пространственным рисунком бликов на косоурах лестниц в солнечном свете.
Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект

Важно и то, что «пластинчатый» рельеф покрывает не только фронтальные поверхности: рельефная отделка дома повсеместна и затрагивает, в частности, нижние плоскости эркеров, так что подняв голову, прохожий тоже увидит орнамент. «Для нас было принципиальным трактовать поверхность дома как обработанную, динамичную, проявить глубину поверхности камня», – подчеркивает глава АБ «Мезонпроект» Илья Машков.
Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект

Иногда пластинчатый рисунок «срастается» с завитками, причем в этой ситуации волюты становятся крупнее, а их контур – более вольным. Между камнем и бронзой «слоистые кристаллы» поделены примерно пополам – они присутствуют и там, и там, отвечая за цельность подхода и связь между двумя основными материалами фасада.

Они объединяют весь дом. Все рисунки учитывают стыки между каменными и бронзовыми пластинами, во многих случаях включая их в общий ритм как его достаточно естественную часть – может показаться, что дом складывается у нас на глазах из отдельных «чешуек», обыгрывая таким образом современную технологию взаимодействия вентфасада и его облицовки.
  • zooming
    1 / 5
    Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
    Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект
  • zooming
    2 / 5
    Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
    Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект
  • zooming
    3 / 5
    Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
    Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект
  • zooming
    4 / 5
    Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
    Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект
  • zooming
    5 / 5
    Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
    Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект

Рельефные мотивы находят продолжение в рисунках бронзовых решеток, причем на выступах эркеров они более свободные и абстрактно-геометричные, а в плоскостных вертикалях, решенных более традиционно, появляются фигуративные цветы-подсолнухи.

Впрочем, в базовом мотиве эркеров также можно разглядеть фигуративность – обобщенные человеческие фигурки, круг из которых образует солнце в логотипе дома, предложенном архитекторами.
zooming
Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект

Круг означает содружество жильцов, а условные оригами-«тени» фигур, которые на фасаде можно найти почти везде, хотя и в очень зашифрованном виде, служат напоминанием об основной идее. Контуры «человеческой фигуры», расчерченной наподобие пентаграммы, немного даже напоминают плечистый абрис модулора Ле Корбюзье, что неожиданно переправляет нас от условного «Сецессиона» к поискам более позднего времени.
Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект

Более плотная и детализированная разновидность орнамента находит продолжение в медных панелях над входом и в вестибюле, – здесь, ближе к входящему, использован настоящий металл. Переливы его драгоценного «червонного» оттенка хорошо читаются благодаря тесному «парчовому» плетению разнонаправленных завитков, работая на образ дорогой «оправы» или «подкладки» дома.
  • zooming
    Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
    Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект
  • zooming
    Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
    Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект

Дворовый фасад решен лаконичнее: с одной стороны, это диктует логика тыльного фасада сама по себе, с другой – здесь больше крупных уступов и ризалитов, отчего структура объемов попадает в резонанс с соседними домами и воспринимается как контекстуально осмысленная часть «московского дворика».
Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект

Здесь нарезка каменных пластин приобретает заметное сходство с рустом и, в отличие от главного фасада, «синтезированного» орнаментикой, здесь декорированные и лаконичные поверхности сочетаются друг с другом скорее на контрасте. В то же время масштабные рамы вокруг лестничных ризалитов продолжают тему, заданную входным порталом, и придают дому вполне торжественный оттенок: даже со стороны двора он выглядит «как дворец». Причем какой-то восточный, может быть даже персидский – прежде всего за счет неклассичности двухчастной композиции с простенком по центру.
  • zooming
    Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
    Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект
  • zooming
    Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
    Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект

Центральный простенок присутствует и на главном фасаде, где он чуть менее заметен. Его появление обусловлено структурой дома, состоящего из двух секций при одном входе по центру.
  • zooming
    1 / 7
    Клубный дом «Резиденция на Всеволожском». План 2 этажа
    © Мезонпроект
  • zooming
    2 / 7
    Клубный дом «Резиденция на Всеволожском». План 1 этажа
    © Мезонпроект
  • zooming
    3 / 7
    Клубный дом «Резиденция на Всеволожском». План типового этажа
    © Мезонпроект
  • zooming
    4 / 7
    Клубный дом «Резиденция на Всеволожском». Генеральный план
    © Мезонпроект
  • zooming
    5 / 7
    Клубный дом «Резиденция на Всеволожском». Разрез
    © Мезонпроект
  • zooming
    6 / 7
    Клубный дом «Резиденция на Всеволожском». Разрез
    © Мезонпроект
  • zooming
    7 / 7
    Клубный дом «Резиденция на Всеволожском». Фрагмент фасада с разрезом
    © Мезонпроект

Но главный эффект, производимый этим домом, конечно, театральный. Стоящие по соседству вдоль переулка модерн и неоклассика зримо показывают, что он – вовсе не стилизация и не историзм в прямом смысле, и даже не очередной эксперимент с буржуазным ар-деко. Больше всего он напоминает иллюстрации и сценографию символистов, эскизы костюмов и кулис; занавес к каким-нибудь «Египетским ночам». Слишком сильна тут фантазийная составляющая – стремясь украсить, проработать поверхность фасада, авторы сильнее подчеркивают его роль как некоего экрана, по которому можно, в сущности, «свободно рисовать». Заметим, что такой подход работает на восприятие дома как более чем современного: тот вариант тоски по ощущениям, который заставляет все больше театрализовывать окружающее и провоцирует не слишком серьезное, «игровое» отношение к правилам, столь хорошо ощутимым в домах столетней давности, принадлежит именно нашему времени. Именно он противопоставляет правилам – «буйство материи», пусть не красок, но линий и фактур, выступов и углублений.
Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
Фотография © Дмитрий Яговкин / предоставлено Мезонпроект

Если сравнивать дом с более ранними домами «Мезонпроекта» в духе респектабельного историзма, к примеру, с ЖК «Дом при Академии Наук» или с домом на улице Вересаева, – то перед нами много более вольное построение, в какой-то степени основанное на самостоятельности орнаментики со склонностью к саморазвитию. Дом кажется «египетским», но, строго говоря, в нем нет ни одной узнаваемой египетской детали, ни лотоса, ни жука (хотя некоторые сомнения вызывают распахнутые «по-скарабеевски» крылья над центральным простенком на дворовом фасаде). А завитки на стенах больше напоминают парики и бороды крылатых ассирийских быков из Пушкинского музея. Дом – не стилизация, а скорее фантазия на тему фантазий символистов, вдохновленных восточной сказкой: сияющий, отчаянно роскошный, во многом намеренно загадочный – сумма тех эмоций, которые нередко вызывает у нас самое обобщенное представление об идеальном веке, прерванном Первой мировой войной. В общем-то не секрет, что многие видят в том времени не столько Серебряный век, сколько «Золотой», недосягаемую марципановую сказку. Возможно, такой сказкой должен стать клубный дом во Всеволожском. Что ж, тогда это очень понятный в московском контексте эксперимент с чувствами – как обитателя, как и прохожего.
Проект:
Клубный дом «Резиденция на Всеволожском»
Россия, Москва, Всеволожский переулок, вл. 5

Авторский коллектив:
Архитекторы: Кузьмина А.А., Машков И.К., Григорова Е.И., Борисенко В.Е., Кузьмина Н.А.
ГИП: Дундуков А.Ю.

2014 — 2015 / 2015 — 2020

Девелоперская компания – «Лидер-Инвест»
Строительная компания – Моспромстрой (разработка РД – «АРС»)

03 Февраля 2021

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Мезонпроект: другие проекты
Пароход у причала
Апарт-отель, похожий на корабль с широкими палубами, спроектирован для участка на берегу Химкинского водохранилища в Южном Тушино. Дом-пароход, ориентированный на воду и Северный речной вокзал, словно «готовится выйти в плавание».
Облака над железной дорогой
На месте складов вблизи станции «Люберцы-1» построен новый жилой комплекс, который уживается и с железной дорогой, и с эстакадой, и с разноликой окружающей средой, над которой не просто доминирует, но стремится ее улучшить.
Путь к новой орнаментальности
Клубный дом-дворец «Аристократ» у соснового парка перед началом Рублевского шоссе представляет собой новый этап развития московской декоративно-исторической архитектуры: респектабельно украшенной, но тяготеющей к легким светлым тонам и умело использующей романтический флёр майоликовых вставок.
Под сенью Папы Римского
Архбюро Мезонпроект построило мастерскую для Зураба Церетели во дворе дома на Пятницкой, напротив церкви Климента Папы Римского. Мягкий экомодернизм соединился с чертами ар деко.
Формула завода
Дом Александры Кузьминой, Ильи Машкова и Андрея Колпикова на ЗИЛАРТе решает давнюю головоломку вертикали/горизонтали, сведя прием к минимуму. Он становится воспоминанием о заводе и о времени его расцвета, тридцатых годах прошлого века.
Встреча Севера и Юга
Апарт-отель «Европа» – пример жилья в сдержанном скандинавском стиле с ностальгическими элементами приемов монументальности шестидесятых и южными террасами.
«Лучизм» в архитектуре
Проект комплекса с фудкортом и рынком в Барвихе, созданый архитектурным бюро «Мезонпроект», сочетает мягкий, экологической образ с модернистской лепкой объема. «Лучи» на фасаде подчеркивают линии рельефа и направления дорог.
Орнамент без предубеждений
В отличие от большинства домов в так называемом элитном сегменте рынка, проектируемых в универсальном псевдоклассическом стиле, «Резиденция на Всеволожском» спроектирован в духе ар-деко.
Тактильное понимание
Кураторы выставки «Трогать+Видеть+Слышать=Чувствовать», архитекторы бюро «Мезонпроект», предложили новый, расширенный способ общения со скульптурой Анны Голубкиной.
Похожие статьи
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Один памятник вместо другого
Новый зал Мойнихана по проекту SOM для Пенсильванского вокзала в Нью-Йорке призван заменить общественные пространства снесенного в 1965 его исторического здания.
Древность, дроны и кортен
Руины средневекового замка Гельфштын на востоке Чехии благодаря реконструкции по проекту бюро atelier-r не только избежали обрушения, но и стали доступней туристам.
Подвижность модульного
В ЖК Discovery ADM architects предложили современную версию структурализма: форма основана на модульных ячейках, которые, плавно выдвигаясь и углубляясь, придают контурам объемов сдержанную гибкость, «дифференцированную» поэлементно. Пластично-ступенчатые фасады «прошиты» золотистыми нитями – они объединяют объемы, подчеркивая рельефность решения.
Традиции энергетики
В Порсгрунне на юге Норвегии по проекту архитекторов Snøhetta построено четвертое здание из их ресурсоэффективной серии Powerhouse: как и три предыдущих, оно произведет за время эксплуатации (минимум 60 лет) больше энергии, чем потратит, включая периоды строительства и демонтажа и даже процесс производства стройматериалов.
Наследники трамвая
Офисный комплекс Five в пражском районе Смихов «вырастает» из исторического здания трамвайного депо. Авторы проекта – бюро Qarta Architektura.
Забег по петле
Образовательный центр и информационный павильон нового района в окрестностях Чэнду связаны красной лентой – эксплуатируемой кровлей с беговой дорожкой по проекту Powerhouse Company.
Жизнь на биеннале
Скандинавский павильон на ближайшей венецианской биеннале превратится в экспериментальное жилье-кохаузинг по замыслу норвежских архитекторов Helen & Hard при участии восьми жильцов из их «коммунального» дома в Ставангере.
Полифония строгого стиля
Проект жилого комплекса «ID Московский» на Московском проспекте в Петербурге – работа команды Степана Липгарта минувшего 2020 года. Ансамбль из двух зданий, объединенных пилонадой, выполнен в стиле обобщенной неоклассики с элементами ар-деко.
Металлическая «улыбка»
В жилом комплексе The Smile по проекту BIG на Манхэттене 20% квартир рассчитаны на малообеспеченных жильцов, а еще 10% горожане со средним доходом могут снять по сниженной стоимости.
Кирпичный узор
Многофункциональный комплекс Theodora House на месте бывшего пивоваренного завода Carlsberg в Копенгагене: в историческом складе архитекторы Adept устроили офисы и пристроили к нему жилые корпуса, восстановив планировку начала XX века.
Древесина как ценность
Спроектированный Nikken Sekkei к Олимпиаде в Токио центр гимнастики имеет двойное назначение: когда Игры, наконец, состоятся, трибуны уберут, и он станет выставочным павильоном.
В три голоса
Высотный – 41-этажный – жилой комплекс HIDE строится на берегу Сетуни недалеко от Поклонной горы. Он состоит из трех башен одной высоты, но трактованных по-разному. Одна из них, самая заметная, кажется, закручивается по спирали, складываясь из множества золотистых эркеров.
Зеленые ступени наверх
В 400-метровых парных башнях для нового бизнес-комплекса на юге Китая Zaha Hadid Architects предусмотрели террасные сады, связывающие небоскреб с окружением.
Технологии и материалы
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.