English version

Тактильное понимание

Кураторы выставки «Трогать+Видеть+Слышать=Чувствовать», архитекторы бюро «Мезонпроект», предложили новый, расширенный способ общения со скульптурой Анны Голубкиной.

Автор текста:
Алла Павликова

08 Декабря 2015
mainImg
Архитектор:
Илья Машков
Музей Анны Семёновны Голубкиной, часть комплекса Третьяковской галереи, расположен в Лёвшинском переулке недалеко от Старого Арбата. Вход во дворе, за тяжёлой дверью – обстановка художественного ателье Серебряного века; в холле показывают кадры хроники с Москвой и Парижем начала XX века, Огюста Родена, учителя Голубкиной. Входящим вручают забавный путеводитель, основанный на письме Голубкиной подруге, в котором упомянуты интересные для неё места – там узнаем, где находится мастерская Родена (теперь тоже музей), и ещё, что в зоосад ходить Анна Семёновна не советует.

Экспозиция, в которой собраны самые знаменитые и экспрессивные работы скульптора, занимает два этажа. Первый больше похож на традиционное выставочное пространство: два просторных зала, мягкий свет, равномерно рассредоточенные скульптуры, которые можно обойти кругом, даже музейные работники, бдительно наблюдающие за соблюдением порядка и тишины, те же, что и везде. Но в отличие от стандартной выставки, где категорически запрещают прикасаться к экспонатам, здесь у посетителей появляется уникальная возможность тактильного знакомства с произведением искусства и техникой скульптора. Для этого с помощью современной технологии трехмерной печати воспроизведены фрагменты двух работ Голубкиной.

Возле одного из самых заметных произведений – вазы «Туман» – установлена тактильная панель, где точно повторены фрагменты скульптуры. По замыслу автора идеи и сокуратора выставки, руководителя архитектурного бюро «Мезонпроект» Ильи Машкова, прикоснувшись к деталям, можно гораздо глубже понять, как работал художник, о чем думал в момент создания своих произведений. Вторая тактильная панель размещена у бюста писателя Алексея Ремизова и демонстрирует технику работы скульптора. В день открытия подойти и потрогать каждую из них было не то что бы просто: вдохновившись идеей, зрители выстраивались в очередь, трогали, задумывались, отходили в сторону и снова возвращались.
Фрагмент вазы «Туман». Скульптура Анны Голубкиной. Фотография Аллы Павликовой
Тактильная панель с фрагментами вазы «Туман». Фотография Аллы Павликовой

На втором этаже музея – мастерская с огромным окном во всю стену и узенькая мемориальная комната, где устроители выставки постарались в точности воспроизвести обстановку того времени. В этой комнате очень тихо, это единственное место, где практически нет скульптур. Основное же действие разворачивается в мастерской. Само это помещение, несмотря на свои скромные размеры, производит магическое впечатление – потемневшие обои на стенах, высокий потрескавшийся от времени потолок, пробитый квадратным световым фонарем, и всюду – работы скульптора. Выполненные в самых разных техниках из камня, мрамора, дерева они занимают все полки и столы вдоль стен, подоконник, стулья, вырастают в центре помещения, оставляя посетителям узкие лабиринты для передвижения.
Экспозиция в музее-мастерской Анны Голубкиной. Первый этаж. Фотография Аллы Павликовой

Не растеряться и не пропустить что-то важное в этом многообразии помогает специальное освещение. Установленные под потолком прожектора поочередно направляют мощный луч света на ту или иную скульптуру, заставляя посетителя обратиться к ней. Так раскрывается другой спецпроекта – «Видеть». Абсолютное же погружение и вовлечение посетителя в творческий процесс – а именно этого и добивались устроители выставки – происходит благодаря поясняющему звуковому ряду. Непрерывно звучат отрывки из писем Анны Голубкиной, её диалоги с коллегами и друзьями прочитанные историком-медиевистом, лектором Наталией Ивановной Басовской. Так раскрываются и другие аспекты спецпроекта: «Видеть» и «Слышать».

В день открытия выставки мы поговорили с её куратором, руководителем мастерской «Мезонпроект» Ильёй Машковым:
Мастерская Анны Голубкиной. На фото: куратор выставки Илья Машков. Фотография Аллы Павликовой

«Все началось с участия в выставке «АрхМосква-2015», где наша мастерская представила необычный стенд: мы предложили посетителям воспринять архитектуру через все органы чувств. Нам удалось сделать так, чтобы к абсолютно нематериальной вещи – творческой идее – можно было одновременно и прикоснуться, и услышать, и увидеть ее. Тогда наш стенд очень понравился посетителям, которые охотно участвовали в эксперименте. Нашей работой заинтересовались сотрудники музея Анны Голубкиной, предложившие мне вместе с Татьяной Галиной выступить кураторами спецпроекта «Трогать + Видеть + Слышать = Чувствовать».

Как мне кажется, наш метод вовлечения всех органов чувств очень подходит столь экспрессивным произведениям искусства. По-другому донести их экспрессию до большого количества людей очень трудно. Посетители приходят, но не всегда до конца понимают увиденное и уходят слишком быстро, не успев наполниться гениальностью творчества Голубкиной, у которого в мире нет аналогов. Она ученица Родена, но при этом совсем другая, ни на кого не похожая. Она работала удивительно и все свои внутренние переживания воспроизводила в глине. Её переживания – как творца, гения, человека своего времени, большого мастера – мы и пытались показать в экспозиции музея. И это было очень непросто, ведь Анна Семёновна была необычным человеком – очень живым, энергичным, прямолинейным, самобытным. Она работала только над теми образами, которые ей были по-настоящему интересны. Например, она с удовольствием лепила Андрея Белого, но наотрез отказалась работать с образом Сергея Есенина. Она очень по-своему видела и чувствовала мир и окружающих ее людей. И именно это было сложно раскрыть в таком маленьком пространстве её мастерской. Передо мной, как перед архитектором, стояла задача создать впечатление расширения пространства, несмотря на огромное количество скульптур, и сделать так, чтобы ни одна не потерялась на фоне других.
Скульптура «Земля» Анны Голубкиной. Фотография Аллы Павликовой

Внутри экспозиции представлены самые эмоциональные работы. Например, бюст Ремизова, глядя на который понимаешь, что у него абсолютно живая кожа, настоящие усы и одет он в почти осязаемо мягкое пальто. Ходишь вокруг него и удивляешься, как можно было оживить безжизненный материал средствами скульптуры? Чтобы ответить на этот вопрос, возле его бюста мы поставили тактильную панель и выбрали самые интересные фрагменты, потрогав которые, начинаешь понимать, как это было сделано. Там есть фрагмент уха Ремизова, вылепленного одним движением трех пальцев. Голубкина просто взяла глину, нажала тремя пальцами и получилось ухо, провела рукой и вокруг шеи обвился воротник пальто, сделала несколько точных движений и лицо писателя ожило. Всё это невозможно понять без прикосновения. Поэтому, приходя на выставку, нужно обязательно трогать все фрагменты руками и фиксировать свои ощущения, пытаясь в какой-то мере почувствовать себя на месте скульптора, понять, как реализован прием, который виден глазами. Элемент осязания открывает новую, дополнительную сторону восприятия искусства.
Скульптуры Анны Голубкиной. Фотография Аллы Павликовой

Кроме того, мы постарались акцентировать каждую скульптуру с помощью света, последовательно фокусируя внимание посетителей на том или ином экспонате. Помимо света задействован звук. Наталия Басовская согласилась озвучить письма Голубкиной. И, по-моему, это получилось очень хорошо. Я слушал многих актеров, мужские и женские голоса, но никак не мог найти подходящий. У Анны Семёновны за голосом была необыкновенная глубина. Такую глубину я и услышал в голосе Наталии Ивановны, которая прочла все строки Голубкиной буквально на одном дыхании. Запись голоса все дни выставки транслируется по кругу без остановок. Мы специально ввели код возраста Голубкиной, чтобы посетитель, в какой бы момент он не вошел в мастерскую, смог сразу понять, о чем идет речь и прослушать все записи до конца. А ещё можно сравнивать свои собственные ощущения и восприятия в том или ином возрасте с переживаниями, о которых рассказывает Голубкина. Например, в 40 лет она восхищается мраморщиками и мечтает чему-то у них научиться. В 30 не слушает своих учителей и настаивает, что будет работать по-своему. А в 60 переживает из-за скульптуры Льва Толстого, которая никак у неё не выходит, потому что глаза у писателя как «у затравленного волка». Она не меняется с возрастом, оставаясь очень живым и энергичным человеком.

Как мне кажется, простыми техническими средствами нам удалось расширить пространство маленькой мастерской и добиться эффекта полного вовлечения посетителя».
Бюст Льва Толстого. Скульптура Анны Голубкиной. Фотография Аллы Павликовой

Выставка открыта до 31 января включительно. К 2017 году здание музея планируется полностью отремонтировать, поэтому настоящая выставка – ещё и шанс увидеть мастерскую необыкновенного скульптора в практически нетронутом виде.
Архитектор:
Илья Машков

08 Декабря 2015

Автор текста:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
Гаражный заговор
Публикуем главу из книги «Гараж» художницы Оливии Эрлангер и архитектора Луиса Ортеги Говели о «гаражной мифологии» и происхождении этого типа постройки. Книга выпущена Strelka Press совместно с музеем современного искусства «Гараж».
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Двенадцать формул
Два московских учебных заведения показывают в открытых мастерских Баухауза проект, посвященный общественным пространствам. Методы спекулятивного дизайна и «сенсорная урбанистика» помогли поставить правильные вопросы и получить серьезные выводы.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Архсовет Москвы-65
Архсовет поддержал проект размещения скульптур Виктора Корнеева на проектируемой станции метро «Лианозово», рекомендовав «усилить провокацию».
Сжигая мосты
В конце зимы на Масленице в Никола-Ленивце сожгут мост по проекту архитектурного бюро KATARSIS. Рассказываем об итогах конкурса на лучший арт-объект.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
Следы на берегу
Фестиваль «Архследы» в Башкортостане собрал архитекторов со всей республики для создания ленд-арт парка на берегу реки Зилаир.
Проникновение?
Фонтан не фонтан, таран не таран, скамейка не скамейка, архив не архив, в коридор входить не рекомендуется: Древолюция 2019 года прошла на Арт Плее, оставив кластеру шесть объектов, не лишенных экзистенциальной печали.
Территория оперы: Архстояние-2019
Картина «Впечатление» дала название импрессионизму. Фестиваль Архстояние-2019 стал местом впечатлений от впечатлений, в основе которых лежат живопись Клода Моне, запахи Никола Ленивца, голос грибов, и даже монолог марсохода.
Человек и река
В Суздальском районе на реке Нерль появился своего рода Никола-Ленивец с арт-объектами под открытым небом, созданными российскими и зарубежными мастерами.
10 минут на искусство
Рисунки победителей – династии Асадовых – и участников турнира архитектурной графики «Линия мысли», который прошел в мае на Арх Москве под темой «Воздвиг я памятник…», а также видео о самом турнире.
Миссия выполнима
Подробнее о гигантском арт-объекте Vessel Томаса Хезервика в Хадсон-Ярдс. Он стал еще одной активной туристической точкой на карте Манхэттена, но и критику тоже вызвал.
Меняя город, меняя себя
В середине июня в Выксе прошел очередной фестиваль «Арт-Овраг», в программе которого было собрано все, над чем работали и работают в течении последних лет его организаторы вместе с администрацией города и горожанами.
Лимитация как девиз
Участники «АрхБухты» в этом году работали в условиях жесткого ограничения материалов, габаритов и участков. Рассказываем о том, что представляет собой фестиваль, и что происходит с построенными объектами после его окончания.
Манежный дебют
Двадцать четвертая Арх Москва открылась в Манеже. Там дышится, пожалуй, лучше, чем в ЦДХ, и много инсталляций. Участвуют 250 компаний из 14 стран.
Планета Бродского
В Цюрихе заканчивается выставка «Планетариум», состоящая из работ Олега Кудряшова и Петера Меркли, оформленная Александром Бродским и Марией Кремер. Там же – реплика «Павильона для водочных церемоний», созданная Антоном Горленко по фотографиям Юрия Пальмина.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.