author pht

Автор текста:
Нина Фролова

Внезапный вызов к доске

Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».


Королевский институт британских архитекторов в последние десятилетия переживает не лучшие времена: выборы его президента нередко проходят безальтернативно – не находится более одного желающего занять этот пост. Члены RIBA обвиняют выборных и назначенных его руководителей в оторванности от реальности, по сути – в бесполезности. Институт должен представлять интересы архитекторов, однако на деле это часто ограничивается официальной реакцией на те или иные события или действия властей, напрямую касающиеся профессии (что именуется лоббированием).

В 2020 сложилась особенно показательная ситуация, попавшая даже в национальную прессу, обычно не очень интересующуюся делами RIBA, помимо его премий. В марте, когда архитекторы остро переживали вместе со всем обществом Covid-кризис, президент Алан Джонс временно сложил с себя обязанности – без объяснения причин. Лишь позже выяснилось, что у него был роман с обратившейся в RIBA за помощью против дискриминации в архитектурной профессии афробританкой, которая в итоге позволила себе близкие к шантажу действия (помимо прочего, Джонс женат). Он пытался скрыть серьезность положения, но потом все же явился с повинной – к жене и в RIBA. Было проведено независимое расследование силами юридической фирмы, как того требуют британские законы: RIBA – благотворительная организация, и потому отчитывается особенно строго. В итоге, в июне президент принес извинения и вернулся к своим обязанностям, а вся эта история – на фоне пандемии – заставила говорить о неспособности института отвечать на вызовы времени.

Этот внутренний кризис сделал невиданное: прошедшие затем выборы президента RIBA на период с сентября 2021-го по сентябрь 2023-го привлекли целых пять кандидатов. Среди них был Саймон Олфорд, сооснователь ведущего английского бюро Allford Hall Monaghan Morris (AHMM), который ожидаемо победил. В XXI веке президентами института обычно становятся не слишком известные и заслуженные архитекторы, недаром критик Кэтрин Слэссор жестко назвала их «провинциальными типами», поэтому участие крупной фигуры в выборах тоже стало неожиданностью и предопределило победу Олфорда. Однако голосовали лишь 13,2% членов института, поэтому это оживление было все же очень относительным.

Учитывая это положение, публикация RIBA радикальной новой стратегии «Путь вперед» (pdf доступен здесь) вызвала смешанные чувства. Согласно этому плану, архитекторы должны соответствовать единому образовательному стандарту, состоящему из ряда «компетенций», образовательных «тем и ценностей». Предложена схема развития профессионала от позиции работающего студента еще до диплома уровня «часть 1» (существующая схема RIBA предполагает три этапа обучения, три «части») до позиции партнера или директора, всего пять вариантов статуса, каждый – со своими обязательными требованиями. Целью называют повышение качества вузовских программ и увеличение объема непрерывного образования (сейчас член института должен отчитаться о 35 часах учебы в год, однако эти семинары, по жалобам архитекторов, RIBA давно отдал на откуп производителям и поставщикам материалов).

Упор делается на технические дисциплины в вузах и тематику безопасности жизни и здоровья для профессионалов, с особым вниманием к пожарной безопасности. Причины очевидны: продолжающееся расследование трагедии в башне Grenfell, а также история с обрушением стены в эдинбургской начальной школе (ее и 16 подобных, построенных с нарушениями, пришлось закрыть) показали частую и очень опасную некомпетентность архитекторов и других проектировщиков. Вторая тема – нарастающий климатический кризис, также требующий от архитекторов специальных знаний. В ответ на пожар в башне Grenfell правительство разработало законопроект о безопасности строительства, где рассматриваются в том числе меры контроля компетентности архитекторов. Это также стало стимулом для стратегии RIBA.

«Путь вперед» предлагает вузам (программы частей 1 и 2) сосредоточится на технике и технологиях, защите «конечного пользователя», социальных целях архитектуры, «климатической грамотности», исследовательских и деловых навыках. Примерно те же темы будут и на экзаменах для практиков, причем «Безопасность жизни и здоровья» станет предметом такого обязательного теста уже в 2022. Институт обещает обеспечить своих членов бесплатными онлайн-семинарами в рамках продолжающегося образования, и экзамены тоже будут бесплатными (для справки: полное членство в RIBA стоит от 200 фунтов).

Стратегия RIBA столкнулась с широкой критикой. Архитекторы в комментариях на сайтах ведущих профильных еженедельников, Building Design и Architects’ Journal, отмечают, что институт взялся не за свою задачу. Он должен защищать и представлять архитекторов, а не контролировать их – для чего у него нет никаких инструментов. Даже членство в нем – дело сугубо добровольное, в RIBA состоит порядка 60% из лицензированных архитекторов Великобритании, более того, некоторые бюро прекрасно обходятся без индивидуального или корпоративного членства, например, студия Томаса Хезервика. Контролем и наказанием архитекторов занята лицензирующая организация, ARB (Architects Registration Board, Совет по регистрации архитекторов, созданный Парламентом в 1997).

ARB, кстати, также заявил о реформах и находится не в лучшем состоянии: летом его без объяснения причин покинули исполнительный директор и председатель. Сейчас совет объявил, что проведет опрос всех лицензированных архитекторов (их 42 500 человек) о критериях регистрации (без нее называться архитектором нельзя). Последний раз такой опрос проводился десять лет назад, что гораздо лучше ситуации с RIBA, который не занимался модернизацией с 1958, когда от архитекторов стали обязательно требовать диплом о профильном высшем образовании.

Именно на ARB, а не на RIBA, упомянутый выше законопроект о безопасности строительства возлагает проведение начального экзамена и регулярную проверку знаний архитекторов. Вообще, Совет по регистрации архитекторов и так заставляет с собой считаться. Сообщение о штрафах и лишении архитекторов регистрации – временной или вечной – регулярно появляются в профессиональных СМИ. Причиной становятся самые разные проступки, вплоть до ксенофобской публикации в Facebook, хотя это, казалось бы, юрисдикция полиции и суда (на днях ARB на этом основании лишила регистрации архитектора-традиционалиста Питера Келлоу как скомпрометировавшего профессию), но чаще это обман заказчика, плохое качество проекта или незаконное использование «титула» архитектора (за последнее грозит значительный штраф). Регистрацию также легко потерять, не заплатив вовремя ежегодный взнос (плата за 2020 год составляла при имеющейся регистрации 111 фунтов).

Критики новой стратегии RIBA также отмечают, что ей не подчинятся не только 40% лицензированных архитекторов (которые не являются членами института), но и всевозможные проектировщики и дизайнеры, на которых власть RIBA (и ARB!) не распространяется. То есть в реальности надо защищать функцию, а не «название» профессии.

Но главное, что совершенно упускают из виду эти два учреждения, актуальное не только для Великобритании, но и для России, Сингапура, Перу или ЮАР, заключается в том, что основная вина за пожароопасную облицовку или неустойчивую конструкцию в большинстве случаев лежит на чрезмерно экономных заказчиках и недобросовестных подрядчиках, а не на авторах проекта, даже если технических знаний у выпускников архитектурных вузов последних десятилетий и правда стало меньше.
 

10 Сентября 2020

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Вопросы к закону об архитектурной деятельности
Мария Элькина, Сергей Чобан и Олег Шапиро опубликовали письмо – фактически петицию – с призывом не принимать закон об архитектурной деятельности в нынешней редакции. Письмо призывают подписывать и отправлять на подпись коллегам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
МАРХИ-2019: 10 проектов на тему «Школа»
Школа для детей с инвалидностью, воспитательная колония для малолетних преступников, интернат для детей-сирот – студенты МАРХИ создают новый образ современного образования.
Образовательный заплыв в центре города
Прошедшим летом Плавучий университет в Берлине по проекту коллектива raumlaborberlin стал площадкой для дискуссий и экспериментов на тему городов, переживающих бурную трансформацию. Этот необычный кампус – в фотографиях Дениса Есакова.
Технологии и материалы
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Сейчас на главной
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Стеклянный бутон
Башня по проекту Zaha Hadid Architects, строящаяся в Гонконге, напоминает бутон цветка с его флага и герба, учитывает реалии пандемии и претендует на лидерство по «устойчивости».
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Ландшафт как мемориал
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект президентской библиотеки Теодора Рузвельта рядом с национальным парком его имени в Северной Дакоте.
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.
От гор к водам
В Шэньчжэне реализован проект OMA: офисная башня Prince Plaza c торговым центром в большом стилобате.