Отстоять «Политехническую»

В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.

Алёна Кузнецова

Беседовала:
Алёна Кузнецова

mainImg
Недавно градсовет Петербурга утвердил проект мастерской Рейнберга и Шарова, суть которого заключается в том, чтобы заменить наземный вестибюль станции метро «Политехническая», построенный в 1975 году, на пятиэтажный торговый центр. Город отреагировал мгновенно: СМИ разнесли весть, студенты запустили петицию, которую подписало уже почти пять тысяч человек, а архитекторы составили письмо на имя губернатора и главного архитектора.
Станция метро «Политехническая», май 2020
Фотография © Никита Григорьев
Перспективный вид в окружающей застройке. Реконструкция вестибюля станции «Политехническая» и строительство МФК
© Архитектурная мастерская «Рейнберг & Шаров»

Мы попросили некоторых авторов письма поделиться более личным мнением о сложившейся ситуации и обнаружили, что одна повестка обнажила сразу несколько застарелых петербургских проблем: уязвимость наследия, пренебрежение общественными пространствами, непопулярность архитектурных конкурсов, консюмеристское и довольно абсурдное стремление подменить подлинное чем-то новым, но вторичным и стилизованным.

Сумма нижеприведенных мнений – альтернативный градсовет, который не менее профессионально поясняет, почему «Политехническая» достойна защиты и сохранения. Это также срез, «портрет» архитекторов «новой волны» – молодых или идущих по пути, отличному от того, который выбрали старшие и более влиятельные коллеги. 
***

zooming
Анна Броновицкая, историк архитектуры
«В том, что градостроительный совет Санкт-Петербурга поддержал проект перестройки наземного вестибюля станции «Политехническая», сказывается прискорбная недооценка модернистского наследия. Вероятно, архитекторам Марку Рейнбергу и Андрею Шарову, как и членам совета, сложно признать, что здание, появившееся на их памяти, уже принадлежит истории, а не современности. Стилизация языка архитектуры 1970-х годов, как будто говорящая об уважении к архитектуре советского модернизма, никак не искупает утраты оригинального павильона. Хочу обратить внимание на то, что архитекторы павильона 1975 года Арон Гецкин и Валентина Шувалова были также авторами наземного вестибюля станции метро «Горьковская», замена которого на новый в 2009 году уже широко признана ошибкой.
Станция метро «Политехническая», май 2020
Фотография © Никита Григорьев

Как специалист, достаточно хорошо знакомый с ленинградской архитектурой 1960-1980-х годов, могу ответственно заявить, что она глубоко оригинальна – скажем, очень заметно отличается от московской – и составляет пласт наследия, ценность которого только начинает осознаваться обществом. Памятники советского модернизма пора ставить на охрану, а не уничтожать в угоду сиюминутным коммерческим интересам».


zooming
Даниил Веретенников, бюро MLA+
«Несмотря на быстро растущую популярность, советский модернизм по-прежнему остается самым недооцененным пластом российской архитектуры. Казалось бы, именно ему посвящены самые модные инстаграм-аккаунты и телеграмм-каналы, именно о нем пишутся самые востребованные архитектурные путеводители, именно он становится наиболее частым предметом искусствоведческих исследований и героем популярных блогов. И все же до признания модернистского наследия национальным достоянием еще очень далеко.
Станция метро «Политехническая», май 2020
Фотография © Никита Григорьев

Конечно, не все из того, что было построено в 1960–1980 годы, стоит сохранять. Эпоха тотального технологизма и унификации закономерно оставила после себя в основном утилитарные и типовые объекты, заступаться за которые мало кому придет в голову. Да и те из них, что построены по уникальным проектам, вряд ли могут рассчитывать на активную защиту в случае возможного сноса. Модернистская архитектура не заигрывала со вкусами широкой общественности, а потому ее уж точно не назовешь всенародно любимой. Для многих дома той эпохи навсегда останутся «коробками», «стекляшками» и «этажерками», и пренебрежительный характер этих прозвищ говорит сам за себя. Вот и список утраченных объектов, которые можно отнести к числу безусловно выдающихся, полнится с нарастающей частотой. Екатеринбургская телебашня, Гостиница «Россия», Ховринская больница, СКК «Петербургский» – снос этих объектов хотя бы немного подогрел дискуссию о ценности модернистского наследия; в большинстве же случаев снос встречают с равнодушием и даже облегчением. От того, чтобы он стал массовым, его сдерживает только тот факт, что эти здания в основном еще не выработали свой срок службы и в большинстве своем пребывают в относительно хорошем техническом состоянии. Поэтому почти неизбежно, что в ближайшем будущем мы окажемся свидетелями нарастания волны сносов и реконструкций.
Станция метро «Политехническая», май 2020
Фотография © Никита Григорьев

Павильон станции «Политехническая» не стоит в первом ряду памятников ленинградского модернизма, но все-таки это безусловно интересный, яркий и стильный дом, и его очарование особенно полно раскрывается при сравнении с тем зловещим пятиэтажным ТРК, на который его грозят заменить. Кстати, главная линия обороны, выстраиваемая градозащитниками, держится вовсе не на историко-культурных аргументах, а на средовых. Те, кто хорошо знают окрестности «Политехнической», уверены, что появление такого торгового центра обезобразит просторную и зеленую площадь Академика Иоффе, внесет диссонанс в сложившуюся систему акцентов и доминант и попросту отнимет значительную часть ценного пешеходного пространства. Аргументы архитектурной ценности имеют здесь всего лишь второстепенное значение: даже если павильон удастся отстоять, это не станет реваншем градозащиты за произошедший несколько месяцев назад снос СКК, в случае с которым инженерная и художественная ценность объекта была совершенно очевидна для большинства. Однако хочется надеяться, что оборона «Политехнической» увенчается успехом, и эта победа станет предпосылкой для ревалоризации всей архитектуры ленинградского модернизма».


zooming
Сергей Мишин, архитектор
«Я подписал обращение, поскольку полностью согласен с мнением Даниила Веретенникова, высказанное им в письме. Да, я убежден, что советский модернизм – это безусловная ценность, как часть во многом искренней исчезнувшей советской парадигмы. Парадигма была во многом ложной и античеловечной, а архитектура была вполне искренней и не заимствованной. Чего, увы, не скажешь о той, которую собираются построить на этом месте.
Станция метро «Политехническая», май 2020
Фотография © Никита Григорьев

Я думаю, что Петербург – город-палимпсест, и надо работать со слоями, сохраняя и артикулируя каждый из них. Кроме того, я думаю, что это устаревший и неглубокий подход – оперировать домами, зданиями, какими бы актуальными они нам ни казались. Надо, чтобы дом был следствием суммы пространственных решений, которые в свою очередь должны быть следствием жизненных обстоятельств».


zooming
Евгений Решетов, бюро Rhizome
«Я понимаю и чувствую город как живую ткань, которой необходимо развитие и изменение. Часто в процессе этих изменений что-то дорогое и привычное уходит, освобождая место для нового. Это нормально, неизбежно и закономерно. Однако мы всегда должны тщательно взвешивать, что теряем и приобретаем. В случае с «Политехнической» нам предлагают изменить сложившуюся и довольно приятную, обжитую часть городской ткани путем внесения в нее нового объекта, ценность которого просто с точки зрения его функционального наполнения кажется сомнительной. Особенно будоражащей и узколобой кажется попытка возведения очередного торгового комплекса именно сейчас, когда все существующие ТЦ и ТК стоят закрытыми, избавляются от существенной части своих арендаторов, а отрасль в целом будет еще какое-то существенное время восстанавливать свою предпандемическую форму, и не факт, что к ней вернется, так как люди уже привыкают к онлайн-торговле.
Перспективный вид фасада обращенного на ул. Политехническая. Реконструкция вестибюля станции «Политехническая» и строительство МФК
© Архитектурная мастерская «Рейнберг & Шаров»

Нам предлагают потерять сложившуюся и дорогую многим конкретным горожанам среду, потерять выразительную авторскую архитектуру павильона. Она может вам нравиться или не нравиться, это ваше право, но это объект, увеличивающий сложность, проработанность и, как следствие, и общую ценность этой среды. И все ради объекта, который никому не нужен и, кажется, даже девелоперам принесет только проблемы и убытки. Есть много спорных и сложных историй изменения среды в нашем городе, но часто в них есть хоть какая-то логика и позиция, в которой можно понять агентов этих изменений, изменив свою внутреннюю оптику. Но тут поражает чудовищная некорректность, неуместность самого жеста, самой темы, предложенной к обсуждению.

Что же касается более субъективных категорий, то мне кажется, что тут не стоит вопрос какого-то консервативного поворота в угоду неразвитому вкусу публики или чего-то подобного. Никто не предлагает поставить на месте павильона неоклассическое здание, мотивируя это ущербностью социалистического модернизма. Ситуация скорее обратная – на месте по-своему радостного и светлого павильона, с обилием приветливых «золотых» деталей нам предлагают поставить серый и глухой объем, в куда большей степени созвучный самым спорным и тоскливым примерам позднесоветской архитектуры».


zooming
Степан Липгарт, архитектор
«Петербург у нас единственный, нет подобного ему. И нам, по счастью населяющим этот город, порой перестает быть очевидной бесценная неповторимость его черт. Вот – Политехническая: очередная свободная площадь у почти периферийной станции, проспект, уводящий к бесконечным спальникам северо-востока, институт, парк при нем.
Станция метро «Политехническая», май 2020
Фотография © Никита Григорьев
Станция метро «Политехническая», май 2020
Фотография © Никита Григорьев

Отчего-то это место всегда представляется наполненным весенним ярким светом, прозрачным воздухом петербургских предместий, благополучных окраин столетней давности. И, кажется, Политехническая улица, совершающая здесь мягкий изгиб, отправится дальше к другой судьбе, к другому городу, нежели тот, что оставил нам XX век, что продолжает воспроизводиться в веке нынешнем. Там, среди зеленых аллей, просторно расположатся светлые строгие здания, их карнизы обрамят наше северное бескрайнее небо, оно отразится в их высоких окнах. Этот наполненный воздухом Петербург легко представлять у ворот Политеха, он ведь именно таков здесь – чудом сохранившийся. И его гармонию удивительным образом не разрушают, но подчеркивают советские здания: элегантные бирюзовые ленты Института Иоффе – оптимизм поздних 60-х, и паркового почти масштаба павильон метро.

Как это часто бывает справедливо для Петербурга, созиданием здесь стало бы сохранение, а разрушением – новое строительство. Невосполнимым уроном для масштаба, характера, памяти места».


zooming
Петр Советников, бюро Katarsis
«Хочется поддержать прозвучавшую на градсовете идею архитектурных конкурсов на такие общественно значимые объекты, как станции метрополитена.

Смысл строительства торгового центра на месте хорошего модернистского павильона непонятен с точки зрения пользы для города. Неясно, что такого проект предлагает жителям, чтобы ради этого снести симпатичный объект. Не понятна позиция города.

Хотелось бы скорее разумного развития уютной и зеленой площади, такой камерной и одновременно просторной студенческой площади, где центральное место занимает непосредственно Политехнический университет.
Станция метро «Политехническая», май 2020
Фотография © Никита Григорьев

Формат торгового центра над метро – это уже что-то из начала 2000-х, есть же более гибкие, прогрессивные методы развития. Может быть, проект так остро не воспринимался бы, если вместо чистой коммерции и парковки предлагал бы городу что-то полезное. Например, нормальную организацию площади Иоффе и территории с обратной стороны метро, с озеленением и общественным пространством, где наверняка нашлось бы достаточно места для нужной коммерции и без сноса павильона, если бы город был в этом заинтересован. Но похоже такого интереса здесь нет, к сожалению».


zooming
Елена Миронова, архитектор Института Территориального развития 
«Хочется начать уважать законодательство. Я могу допустить, что не у всех архитекторов солнце встает на востоке. Порядок такого нарушения – нормативов по инсоляции – касается отдельного помещения и вполне может быть осознанным. Но требование по сохранению исторически сложившейся среды не может быть не замечено, и это не может касаться только одного архитектора или даже группы, это касается всех, кто живет в этом городе.

Площадь – это системная пауза в городской ткани. Рядом с мощным университетским кампусом она особенно необходима. Почему бы инвестору не поучаствовать в благоустройстве площади Иоффе? У этого места огромный потенциал для создания интересного многофункционального пространства, куда можно деликатно интегрировать и коммерческую функцию.
Станция метро «Политехническая», май 2020
Фотография © Никита Григорьев
Станция метро «Политехническая», май 2020
Фотография © Никита Григорьев

Главный архитектор спрашивал: «А можно ли сносить Сперанского?» Вопрос риторический, Сперанского сносить нельзя. Для нашего поколения это очевидно. Это абсолютно контекстный образец ленинградского модернизма, который очень деликатно вписан в пространство площади и придает ей определенный колорит. Его человечный масштаб, материалы и пропорции работают на гармонизацию среды.

Не мне судить об экономической целесообразности предлагаемого проекта, но надеюсь, что сегодняшняя ситуация еще больше усилит ирреальность этого предложения. У всех моих знакомых и коллег, кто узнает об этой истории, вопрос на устах: «А зачем?»

28 Мая 2020

Алёна Кузнецова

Беседовала:

Алёна Кузнецова
comments powered by HyperComments
Пресса: Клуб «Каучук», гараж «Госплана» и другие шедевры Константина...
Со дня рождения самого известного архитектора русского авангарда исполнилось 130 лет 3 августа. Юбилейную дату в Музее архитектуры имени Щусева решили отметить пресс-туром по четырем постройкам Константина Мельникова.
Пресса: Сохранить пермскую старину: имеем желание, но не имеем...
Дом Третьяковой в Перми все еще прочный памятник старины до сих пор ждет капитального ремонта. В разное время здесь проживала семья известного российского и советского ученого А. Г. Генкеля. А во время Великой Отечественной войны в эвакуации здесь жил фотограф и художник-авангардист Александр Михайлович Родченко, один из родоначальников рекламы в Советском Союзе.
Пресса: Бадаевский «обвесили»
В начале июня 2019 года было подано заявление о включении здания бондарной весовой в реестр ОКН в составе ансамбля Трехгорного пивоваренного завода. В начале июля заявка была возвращена без рассмотрения. Формальной причиной отказа в рассмотрении заявки стал тот факт, что она была подана после публикации для общественного обсуждения историко-культурной экспертизы корректировки зон охраны, в которой эксперты решили считать бондарную-весовую “объектом историко-градостроительной среды”.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Момент внезапного обрушения старинного здания в Одессе...
В четверг, 9 апреля, в Одессе произошло частичное обрушение здания, расположенного на углу Канатной улицы и переулка Нахимова. Момент ЧП попал в объектив камеры наблюдения, а последствия сняли на видео с дрона.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Молодой город для молодой науки
В издательстве «Кучково поле Музеон» вышла книга «Зеленоград – город Игоря Покровского». Замечательная «кухня» этого проекта – в живых воспоминаниях близкого друга и соратника Покровского, Феликса Новикова, с прекрасным набором фотоматериалов и комментариями всех причастных.
Советский регионализм
В книге итальянских фотографов Роберто Конте и Стефано Перего «Советская Азия» собраны постройки 1950-х–1980-х в Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане и Таджикистане. Цель авторов – показать разнообразие послевоенной советской архитектуры и ее связь с контекстом – историческим и климатическим.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.