Отстоять «Политехническую»

В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.

author pht

Беседовала:
Алёна Кузнецова

mainImg
Недавно градсовет Петербурга утвердил проект мастерской Рейнберга и Шарова, суть которого заключается в том, чтобы заменить наземный вестибюль станции метро «Политехническая», построенный в 1975 году, на пятиэтажный торговый центр. Город отреагировал мгновенно: СМИ разнесли весть, студенты запустили петицию, которую подписало уже почти пять тысяч человек, а архитекторы составили письмо на имя губернатора и главного архитектора.
Станция метро «Политехническая», май 2020
Фотография © Никита Григорьев
Перспективный вид в окружающей застройке. Реконструкция вестибюля станции «Политехническая» и строительство МФК
© Архитектурная мастерская «Рейнберг & Шаров»

Мы попросили некоторых авторов письма поделиться более личным мнением о сложившейся ситуации и обнаружили, что одна повестка обнажила сразу несколько застарелых петербургских проблем: уязвимость наследия, пренебрежение общественными пространствами, непопулярность архитектурных конкурсов, консюмеристское и довольно абсурдное стремление подменить подлинное чем-то новым, но вторичным и стилизованным.

Сумма нижеприведенных мнений – альтернативный градсовет, который не менее профессионально поясняет, почему «Политехническая» достойна защиты и сохранения. Это также срез, «портрет» архитекторов «новой волны» – молодых или идущих по пути, отличному от того, который выбрали старшие и более влиятельные коллеги. 
***

zooming
Анна Броновицкая, историк архитектуры
«В том, что градостроительный совет Санкт-Петербурга поддержал проект перестройки наземного вестибюля станции «Политехническая», сказывается прискорбная недооценка модернистского наследия. Вероятно, архитекторам Марку Рейнбергу и Андрею Шарову, как и членам совета, сложно признать, что здание, появившееся на их памяти, уже принадлежит истории, а не современности. Стилизация языка архитектуры 1970-х годов, как будто говорящая об уважении к архитектуре советского модернизма, никак не искупает утраты оригинального павильона. Хочу обратить внимание на то, что архитекторы павильона 1975 года Арон Гецкин и Валентина Шувалова были также авторами наземного вестибюля станции метро «Горьковская», замена которого на новый в 2009 году уже широко признана ошибкой.
Станция метро «Политехническая», май 2020
Фотография © Никита Григорьев

Как специалист, достаточно хорошо знакомый с ленинградской архитектурой 1960-1980-х годов, могу ответственно заявить, что она глубоко оригинальна – скажем, очень заметно отличается от московской – и составляет пласт наследия, ценность которого только начинает осознаваться обществом. Памятники советского модернизма пора ставить на охрану, а не уничтожать в угоду сиюминутным коммерческим интересам».


zooming
Даниил Веретенников, бюро MLA+
«Несмотря на быстро растущую популярность, советский модернизм по-прежнему остается самым недооцененным пластом российской архитектуры. Казалось бы, именно ему посвящены самые модные инстаграм-аккаунты и телеграмм-каналы, именно о нем пишутся самые востребованные архитектурные путеводители, именно он становится наиболее частым предметом искусствоведческих исследований и героем популярных блогов. И все же до признания модернистского наследия национальным достоянием еще очень далеко.
Станция метро «Политехническая», май 2020
Фотография © Никита Григорьев

Конечно, не все из того, что было построено в 1960–1980 годы, стоит сохранять. Эпоха тотального технологизма и унификации закономерно оставила после себя в основном утилитарные и типовые объекты, заступаться за которые мало кому придет в голову. Да и те из них, что построены по уникальным проектам, вряд ли могут рассчитывать на активную защиту в случае возможного сноса. Модернистская архитектура не заигрывала со вкусами широкой общественности, а потому ее уж точно не назовешь всенародно любимой. Для многих дома той эпохи навсегда останутся «коробками», «стекляшками» и «этажерками», и пренебрежительный характер этих прозвищ говорит сам за себя. Вот и список утраченных объектов, которые можно отнести к числу безусловно выдающихся, полнится с нарастающей частотой. Екатеринбургская телебашня, Гостиница «Россия», Ховринская больница, СКК «Петербургский» – снос этих объектов хотя бы немного подогрел дискуссию о ценности модернистского наследия; в большинстве же случаев снос встречают с равнодушием и даже облегчением. От того, чтобы он стал массовым, его сдерживает только тот факт, что эти здания в основном еще не выработали свой срок службы и в большинстве своем пребывают в относительно хорошем техническом состоянии. Поэтому почти неизбежно, что в ближайшем будущем мы окажемся свидетелями нарастания волны сносов и реконструкций.
Станция метро «Политехническая», май 2020
Фотография © Никита Григорьев

Павильон станции «Политехническая» не стоит в первом ряду памятников ленинградского модернизма, но все-таки это безусловно интересный, яркий и стильный дом, и его очарование особенно полно раскрывается при сравнении с тем зловещим пятиэтажным ТРК, на который его грозят заменить. Кстати, главная линия обороны, выстраиваемая градозащитниками, держится вовсе не на историко-культурных аргументах, а на средовых. Те, кто хорошо знают окрестности «Политехнической», уверены, что появление такого торгового центра обезобразит просторную и зеленую площадь Академика Иоффе, внесет диссонанс в сложившуюся систему акцентов и доминант и попросту отнимет значительную часть ценного пешеходного пространства. Аргументы архитектурной ценности имеют здесь всего лишь второстепенное значение: даже если павильон удастся отстоять, это не станет реваншем градозащиты за произошедший несколько месяцев назад снос СКК, в случае с которым инженерная и художественная ценность объекта была совершенно очевидна для большинства. Однако хочется надеяться, что оборона «Политехнической» увенчается успехом, и эта победа станет предпосылкой для ревалоризации всей архитектуры ленинградского модернизма».


zooming
Сергей Мишин, архитектор
«Я подписал обращение, поскольку полностью согласен с мнением Даниила Веретенникова, высказанное им в письме. Да, я убежден, что советский модернизм – это безусловная ценность, как часть во многом искренней исчезнувшей советской парадигмы. Парадигма была во многом ложной и античеловечной, а архитектура была вполне искренней и не заимствованной. Чего, увы, не скажешь о той, которую собираются построить на этом месте.
Станция метро «Политехническая», май 2020
Фотография © Никита Григорьев

Я думаю, что Петербург – город-палимпсест, и надо работать со слоями, сохраняя и артикулируя каждый из них. Кроме того, я думаю, что это устаревший и неглубокий подход – оперировать домами, зданиями, какими бы актуальными они нам ни казались. Надо, чтобы дом был следствием суммы пространственных решений, которые в свою очередь должны быть следствием жизненных обстоятельств».


zooming
Евгений Решетов, бюро Rhizome
«Я понимаю и чувствую город как живую ткань, которой необходимо развитие и изменение. Часто в процессе этих изменений что-то дорогое и привычное уходит, освобождая место для нового. Это нормально, неизбежно и закономерно. Однако мы всегда должны тщательно взвешивать, что теряем и приобретаем. В случае с «Политехнической» нам предлагают изменить сложившуюся и довольно приятную, обжитую часть городской ткани путем внесения в нее нового объекта, ценность которого просто с точки зрения его функционального наполнения кажется сомнительной. Особенно будоражащей и узколобой кажется попытка возведения очередного торгового комплекса именно сейчас, когда все существующие ТЦ и ТК стоят закрытыми, избавляются от существенной части своих арендаторов, а отрасль в целом будет еще какое-то существенное время восстанавливать свою предпандемическую форму, и не факт, что к ней вернется, так как люди уже привыкают к онлайн-торговле.
Перспективный вид фасада обращенного на ул. Политехническая. Реконструкция вестибюля станции «Политехническая» и строительство МФК
© Архитектурная мастерская «Рейнберг & Шаров»

Нам предлагают потерять сложившуюся и дорогую многим конкретным горожанам среду, потерять выразительную авторскую архитектуру павильона. Она может вам нравиться или не нравиться, это ваше право, но это объект, увеличивающий сложность, проработанность и, как следствие, и общую ценность этой среды. И все ради объекта, который никому не нужен и, кажется, даже девелоперам принесет только проблемы и убытки. Есть много спорных и сложных историй изменения среды в нашем городе, но часто в них есть хоть какая-то логика и позиция, в которой можно понять агентов этих изменений, изменив свою внутреннюю оптику. Но тут поражает чудовищная некорректность, неуместность самого жеста, самой темы, предложенной к обсуждению.

Что же касается более субъективных категорий, то мне кажется, что тут не стоит вопрос какого-то консервативного поворота в угоду неразвитому вкусу публики или чего-то подобного. Никто не предлагает поставить на месте павильона неоклассическое здание, мотивируя это ущербностью социалистического модернизма. Ситуация скорее обратная – на месте по-своему радостного и светлого павильона, с обилием приветливых «золотых» деталей нам предлагают поставить серый и глухой объем, в куда большей степени созвучный самым спорным и тоскливым примерам позднесоветской архитектуры».


zooming
Степан Липгарт, архитектор
«Петербург у нас единственный, нет подобного ему. И нам, по счастью населяющим этот город, порой перестает быть очевидной бесценная неповторимость его черт. Вот – Политехническая: очередная свободная площадь у почти периферийной станции, проспект, уводящий к бесконечным спальникам северо-востока, институт, парк при нем.
Станция метро «Политехническая», май 2020
Фотография © Никита Григорьев
Станция метро «Политехническая», май 2020
Фотография © Никита Григорьев

Отчего-то это место всегда представляется наполненным весенним ярким светом, прозрачным воздухом петербургских предместий, благополучных окраин столетней давности. И, кажется, Политехническая улица, совершающая здесь мягкий изгиб, отправится дальше к другой судьбе, к другому городу, нежели тот, что оставил нам XX век, что продолжает воспроизводиться в веке нынешнем. Там, среди зеленых аллей, просторно расположатся светлые строгие здания, их карнизы обрамят наше северное бескрайнее небо, оно отразится в их высоких окнах. Этот наполненный воздухом Петербург легко представлять у ворот Политеха, он ведь именно таков здесь – чудом сохранившийся. И его гармонию удивительным образом не разрушают, но подчеркивают советские здания: элегантные бирюзовые ленты Института Иоффе – оптимизм поздних 60-х, и паркового почти масштаба павильон метро.

Как это часто бывает справедливо для Петербурга, созиданием здесь стало бы сохранение, а разрушением – новое строительство. Невосполнимым уроном для масштаба, характера, памяти места».


zooming
Петр Советников, бюро Katarsis
«Хочется поддержать прозвучавшую на градсовете идею архитектурных конкурсов на такие общественно значимые объекты, как станции метрополитена.

Смысл строительства торгового центра на месте хорошего модернистского павильона непонятен с точки зрения пользы для города. Неясно, что такого проект предлагает жителям, чтобы ради этого снести симпатичный объект. Не понятна позиция города.

Хотелось бы скорее разумного развития уютной и зеленой площади, такой камерной и одновременно просторной студенческой площади, где центральное место занимает непосредственно Политехнический университет.
Станция метро «Политехническая», май 2020
Фотография © Никита Григорьев

Формат торгового центра над метро – это уже что-то из начала 2000-х, есть же более гибкие, прогрессивные методы развития. Может быть, проект так остро не воспринимался бы, если вместо чистой коммерции и парковки предлагал бы городу что-то полезное. Например, нормальную организацию площади Иоффе и территории с обратной стороны метро, с озеленением и общественным пространством, где наверняка нашлось бы достаточно места для нужной коммерции и без сноса павильона, если бы город был в этом заинтересован. Но похоже такого интереса здесь нет, к сожалению».


zooming
Елена Миронова, архитектор Института Территориального развития 
«Хочется начать уважать законодательство. Я могу допустить, что не у всех архитекторов солнце встает на востоке. Порядок такого нарушения – нормативов по инсоляции – касается отдельного помещения и вполне может быть осознанным. Но требование по сохранению исторически сложившейся среды не может быть не замечено, и это не может касаться только одного архитектора или даже группы, это касается всех, кто живет в этом городе.

Площадь – это системная пауза в городской ткани. Рядом с мощным университетским кампусом она особенно необходима. Почему бы инвестору не поучаствовать в благоустройстве площади Иоффе? У этого места огромный потенциал для создания интересного многофункционального пространства, куда можно деликатно интегрировать и коммерческую функцию.
Станция метро «Политехническая», май 2020
Фотография © Никита Григорьев
Станция метро «Политехническая», май 2020
Фотография © Никита Григорьев

Главный архитектор спрашивал: «А можно ли сносить Сперанского?» Вопрос риторический, Сперанского сносить нельзя. Для нашего поколения это очевидно. Это абсолютно контекстный образец ленинградского модернизма, который очень деликатно вписан в пространство площади и придает ей определенный колорит. Его человечный масштаб, материалы и пропорции работают на гармонизацию среды.

Не мне судить об экономической целесообразности предлагаемого проекта, но надеюсь, что сегодняшняя ситуация еще больше усилит ирреальность этого предложения. У всех моих знакомых и коллег, кто узнает об этой истории, вопрос на устах: «А зачем?»

28 Мая 2020

author pht

Беседовала:

Алёна Кузнецова
comments powered by HyperComments
Пресса: Бадаевский «обвесили»
В начале июня 2019 года было подано заявление о включении здания бондарной весовой в реестр ОКН в составе ансамбля Трехгорного пивоваренного завода. В начале июля заявка была возвращена без рассмотрения. Формальной причиной отказа в рассмотрении заявки стал тот факт, что она была подана после публикации для общественного обсуждения историко-культурной экспертизы корректировки зон охраны, в которой эксперты решили считать бондарную-весовую “объектом историко-градостроительной среды”.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Момент внезапного обрушения старинного здания в Одессе...
В четверг, 9 апреля, в Одессе произошло частичное обрушение здания, расположенного на углу Канатной улицы и переулка Нахимова. Момент ЧП попал в объектив камеры наблюдения, а последствия сняли на видео с дрона.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Молодой город для молодой науки
В издательстве «Кучково поле Музеон» вышла книга «Зеленоград – город Игоря Покровского». Замечательная «кухня» этого проекта – в живых воспоминаниях близкого друга и соратника Покровского, Феликса Новикова, с прекрасным набором фотоматериалов и комментариями всех причастных.
Советский регионализм
В книге итальянских фотографов Роберто Конте и Стефано Перего «Советская Азия» собраны постройки 1950-х–1980-х в Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане и Таджикистане. Цель авторов – показать разнообразие послевоенной советской архитектуры и ее связь с контекстом – историческим и климатическим.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Пресса: Ленинградский модернизм. Ветер перемен
Советский модернизм – явление, которое только ещё предстоит открыть общественности. Даже сам термин появился только в середине 2000-х, не говоря уже о сколько-нибудь последовательной рефлексии и теоретической инвентаризации зданий, построенных в период после ХХ съезда КПСС до Перестройки.
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.