Все о Эве

Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
UPD 14/7/2020: управляющий совет АА уволил директора школы Эву Франк-и-Жилаберт 13 июля 2020 года, так как она не смогла разработать и воплотить стратегию развития школы и сохранить доверие ее сообщества (что описано в ее трудовом договоре как ключевые обязанности директора), кроме того, в ходе переговоров после голосования 29 июня Франк была дана возможность представить совету свои планы по исправлению сложившейся ситуации, но у совета не возникло уверенности, что она и дальше сможет выполнять свои обязанности директора (заявление совета АА полностью можно прочесть здесь).

UPD 8/7/2020: опубликовано ответное письмо сотрудников АА, которые ставят в вину Эве Франк, помимо прочего, недопустимо жесткое обращение с сотрудницами.



Эва Франк-и-Жилаберт стала директором школы АА в 2018: тогда ее предпочли английскому педагогу, архитектору и урбанисту Роберту Маллу (до 2016 – директору школы, в недавнем прошлом называвшейся The Cass) и итальянскому – Пиппо Чорра.

Франк-и-Жилаберт – каталонский архитектор и куратор, училась в Делфте, Барселоне и Принстоне, в 2004 основала мастерскую OOAA (Office Of Architectural Affairs), занимавшуюся жильем и общественными пространствами, а в 2010–2018 руководила прогрессивным «форумом» Storefront for Art and Architecture в Нью-Йорке. Она известна своими радикальными идеями, немалой харизмой, умением доносить свои мысли до публики в оригинальной форме. Ее назначение было встречено осторожным оптимизмом, хорошо выраженным в статье архитектурного критика The Observer Роуэна Мура, который, описав широту ее интересов и невероятную энергию, выразил надежду, что она вдохнет в АА новую жизнь, но признал при этом, что она может оказаться для школы слишком харизматичной и необычной.

Школа Архитектурной ассоциации – тоже необычна. Ее основали в 1847 молодые архитекторы как альтернативу традиционной подготовке зодчих того времени – ученичеству в мастерской у того или иного практика, что нередко было малополезно в образовательном аспекте и связано с эксплуатацией, дурным обращением и т.д. Так АА стала первым независимым архитектурным институтом Великобритании (зарегистрирована как charity, благотворительная организация), и именно с этим связана столь демократическая процедура голосования «сообщества» учащихся и учащих по всем важнейшим вопросам. Их решение не является обязательным к исполнению для управляющего совета, но всегда учитывается. Мировая слава современной АА связана с Алвиным Боярским, директором в 1971–1990: именно он направил вуз по радикальному, экспериментальному пути, который привел туда знаменитых педагогов и студентов. Очень многие из «звезд» архитектуры наших дней прошли АА в том или ином качестве, о чем гласит и «голубая табличка» на ее здании, обозначающая его статус памятника наследия.
 
zooming
Табличка на здании школы Архитектурной ассоциации в Лондоне
Фото: Ronaldccwong via Wikimedia Commons. Фото передано в общественное достояние

При этом АА наших дней живет совсем не безоблачно: как частному вузу ей не приходится рассчитывать на поддержку государства, поэтому обучение там совсем не дешево, что значительно ограничивает доступ к нему. Лишь в октябре прошлого года, впервые за всю историю, вуз был аккредитован, то есть получил право выдавать собственные дипломы государственного образца – по программам бакалавриата и магистратуры. До того эти программы подтверждались Королевским институтом британских архитекторов (RIBA) и Советом по регистрации архитекторов (ARB), но отсутствие государственной аккредитации затрудняло получение грантов и субсидий студентам, а иностранным выпускникам было сложно обосновать свою степень бакалавра или магистра на родине. В ситуации Брэкзита необходимость в аккредитации была особенно острой: ужесточение миграционного режима помешало бы зарубежным студентам получить визу, а иностранцы важны для полноценного развития школы, не говоря уже об их вкладе в ее бюджет.

Процесс аккредитации начал предшественник Франк, Бретт Стил, который покинул свой пост в 2017, и при временном руководстве АА в целях экономии был закрыт влиятельный журнал AA Files (позже восстановленный) и проведено увольнение сотрудников – несмотря на протесты членов Архитектурной ассоциации, включая Рема Колхаса, Ричарда Роджерса, Дэвида Аджайе.
 
Эва Франк в 2013 году
Фото: IAC Online via Wikimedia Commons. Лицензия Creative Commons Attribution-Share Alike 3.0 Unported

Эва Франк вступила в должность два года назад, 1 июля 2018-го, а 29 июня 2020 года около 900 из 1300 студентов и преподавателей приняли участие в онлайн-голосовании, в результате которого ей было выражено недоверие и отвергнут ее пятилетний план развития школы. План отклонило 80% проголосовавших, недоверие высказали с малым перевесом: 52%.

Неприятие плана основано на пренебрежении Франк двумя важнейшими проблемами: Брэкзитом и Covid-19, очень сильно влияющими на британские вузы. С недоверием к директору – сложнее, в комментариях нынешних и бывших студентов и преподавателей среди причин называют растущую плату за обучение при отсутствии грантовых программ для социально незащищенных студентов, понижение зарплаты преподавателям, недостаточное внимание Эвы Франк к нуждам учащихся и педагогов (граничащее с попытками заставить критиков из их числа замолчать) и ее чрезмерный «само-пиар», сказывавшийся на благополучии школы… Довод в ее пользу – что именно при Франк была получена государственная аккредитация – оспаривается тем, что шестилетний процесс был начат Стилом, а продолжен и завершен – отвечающими за это сотрудниками АА, а вовсе не руководительницей института.

Но едва ли не большее возмущение, чем любые недостатки и ошибки Эвы Франк, вызвало в сообществе АА открытое письмо в защиту директрисы, направленное в совет АА. Оно появилось уже 30 июня, а на данный момент под ним – 174 подписи. Абсолютное большинство поддержавших это обращение не учились и не преподавали в АА, о чем они прямо заявляют, но зато среди них многие сотрудничали с Франк в том или ином качестве и остались этим сотрудничеством очень довольны. Там много громких имен людей, известных широтой взглядов и радикальным подходом к профессии: исследователи Беатрис Коломина, Марк Уигли, Энтони Видлер, все три партнера Diller Scofidio + Renfro, Бенедетта Тальябуэ, Иван Баан, некоторые бывшие и нынешние партнеры OMA, Алехандро Саэро-Поло, руководители и профессора многих знаменитых архитектурных и художественных вузов.

Но смысл не в перечне имен, а тексте письма, в котором голосовавшие против смело обвиняются в сексизме и предвзятости, так как Франк – «вдохновляющий лидер», честный и цельный человек, «неутомимая интеллектуалка», преданная архитектурной педагогике, к тому же женщины на руководящих постах всегда оцениваются строже, чем мужчины. Несмотря на уверения в собственной неосведомленности, авторы письма описывают голосование как поспешно и неудачно организованное во время карантина и антирасистских волнений, когда люди часто расстроены и взволнованы, а также проведенное тогда, когда вне Европы наступила ночь.

Учащиеся АА делятся по гендерному признаку примерно поровну, как и во всей Британии, и обвинение в сексизме задело многих студенток, голосовавших против Франк. Естественное возмущение вызвал и высокомерный тон письма. Интересной деталью остается то, что еще в 2019 в редакцию еженедельника Architects' Journal поступило анонимное письмо, якобы подписанное 161 студентом и преподавателем АА: они описывали ситуацию, где теория в учебном курсе довлеет над проектированием с плачевным последствиями для обоих, а определенные методы и подходы считаются оптимальными в ущерб всем остальными.

Совет АА обещал учесть доводы письма от 30 июня 2020 и результаты голосования при принятии решения, но, каким бы оно ни было, кажется грустным, что один из лучших архитектурных институтов мира находится в кризисе, из которого Франк (пока) не смогла его вывести. Очевидно, ее быстрый ум, оригинальное мышление, энергия и харизма подкупили отборочный комитет, желавший перемен и потому возложивший на нее такие большие надежды, несмотря на ее сравнительную молодость (она родилась в 1978) и недостаток управленческого опыта (ее предыдущее место работы, Storefront – очень небольшая организация).

Еще это говорит о большом дефиците талантливых и знающих руководителей архитектурных вузов, с которым столкнулось даже такое легендарное учреждение, как АА. Остается лишь рассчитывать на внутреннюю крепость школы Архитектурной ассоциации, которая сможет пережить и этот кризис, отреагирует на запрос своего сообщества и, может быть, предложит при этом выход из тупика и для других институтов – не только архитектурных.

07 Июля 2020

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
МАРХИ-2019: 10 проектов на тему «Школа»
Школа для детей с инвалидностью, воспитательная колония для малолетних преступников, интернат для детей-сирот – студенты МАРХИ создают новый образ современного образования.
Образовательный заплыв в центре города
Прошедшим летом Плавучий университет в Берлине по проекту коллектива raumlaborberlin стал площадкой для дискуссий и экспериментов на тему городов, переживающих бурную трансформацию. Этот необычный кампус – в фотографиях Дениса Есакова.
Пресса: Мэр Иркутска Дмитрий Бердников: «Зимний градостроительный...
Опыт Международного Байкальского зимнего градостроительного университета (МБЗГУ) может быть полезен и интересен школьникам, планирующим выбрать профессию архитектора и остаться работать в Приангарье. Об этом на заключительной презентации проектов XIX-й сессии воркшопа 1 марта сообщил мэр Иркутска Дмитрий Бердников, пригласивший старшеклассников в ИРНИТУ.
Пресса: Интервью руководителей студии "Свое пространство"...
Молодые и успешные архитекторы, партнеры архитектурного бюро FAS(t) Ксения Харитонова и Александр Рябский станут преподавателями и руководителями проектной студии в МА1 во втором семестре. Накануне старта занятий они рассказали нам о деятельности бюро, о том, зачем им преподавать, и чем они хотят поделиться со студентами.
Пресса: Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями...
Архитекторы, партнеры архитектурной студии FAS(t) Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями одной из студий в МА1 во втором семестре 2017-2018 учебного года. Они убеждены: «Архитектура – это всегда проекция нашего внутреннего мира». Участникам студии предлагается поработать над «Своим пространством».
Пресса: Портландия: как становятся инженерами в самом странном...
По просьбе Strelka Magazine студентка Портлендского государственного университета Полина Поликахина рассказала об особенностях инженерного образования в Америке, соревновании по строительству мостов и стиле жизни в крупнейшем городе штата Орегон.
Пресса: Александр Острогорский: «Cлово «критик» — ловушка»
В последние дни декабря, в самый разгар «ёлок» у меня возникло желание поговорить с коллегами о том, как они прочувствовали пульсации семнадцатого года в своей профдеятельности, что стало главной движущей силой и задало направление для следующих лет. Одним из таких людей оказался Александр Острогорский. Разговор состоялся в самый разгар просмотров студийных работ; из темы «А что стало для Вас главным в этом году» он стремительно улетел в тему архитектурной критики. Впрочем, мы не стали менять этот неожиданный ракурс, — он нам обоим показался крайне любопытным. Выкладываю здесь краткий конспект.
Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градосвет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.