English version

Дом парящий

В рамках проекта «101-й километр – Далее везде» Пушкинский дом открыл в Лондоне павильон Александра Бродского. Это первая работа Бродского в Лондоне.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

23 Октября 2017
mainImg
0 Для павильона, посвященного русским поэтам-эмигрантам, Пушкинский дом в Лондоне не мог бы выбрать автора более подходящего, чем Александр Бродский. Все его инсталляции совершенно далеки от строительства и близки к поэзии – тонкой, ностальгической и тихой, непафосной – что хочется разместить их где-то на полюсе ультра-спектра. Вот, на одном полюсе купечески-успешный, панельно-толстопузый стройкомплекс, на другом – молчаливая поэзия сарая и барака, растрескивания, умирания. Архитектура поиска темы и смысла, причем такого поиска, когда найденное не заявляют, а вроде бы прячут обратно, внутрь неяркой образности. Кажется, что строительное в инсталляциях Бродского намеренно уничтожается, истирается, как старый коврик, подвергается аскезе сарая: минимум материалов, цвета. Формы тоже впрочем, минимум, самый такой, едва-прожиточный. Словом, поэзия актуальной внутренней эмиграции, сейчас и тогда, так что Бродский здесь подходит во всех смыслах.

Проект Пушкинского дома «101-й километр – Далее везде» посвящен творчеству русских поэтов-эмигрантов и столетию Октябрьской революции (интересно, ее еще не запретили называть переворотом?). Так забавно, что в Москве ее совсем не отмечают, видно стесняются, а в Лондоне – уже, можно сказать, отметили. Проект состоит из выставки фотографий сегодняшних художников-эмигрантов из России, лекций, чтений, кинопоказов и концертов, которые пройдут в Пушкинском доме на Блумсбери сквер. И павильона в парке рядом.
Павильон проекта «101-й километр – Далее везде». Александр Бродский, Блумсбери-сквер, Лондон, 2017. Фотография © Юрий Пальмин
Павильон проекта «101-й километр – Далее везде». Александр Бродский, Блумсбери-сквер, Лондон, 2017. Фотография © Юрий Пальмин

В павильоне показывают стихи – что само по себе не очень типично для выставки. Впрочем, павильон не выставка, – уточняют кураторы, а цельная инсталляция. К фанерным стенам прищепками прикреплены листочки со стихами Мандельштама, Цветаевой, Ходасевича, Пастернака, Иосифа Бродского – речь как об изгнанных, так и об убитых поэтах; на листки светят небольшие лампы. На торцевую стену проецируют видео железнодорожного полотна. Согласно сюжету павильон – метафора вагона, который едет за 101 километр, ближе которого неблагонадежным гражданам запрещено было приближаться к столицам, и «далее везде», цитируя объявления в электричках. Некий вагон, внутри похожий на теплушку, едет за 101 километр, и – далее везде – приземляется в Лондоне. Хотя на самом деле никуда не едет и снаружи больше похож не на вагон – даже попытки добиться сходства с вагоном тут нет, а на сарай или барак, приподнятый на тонких ножках металлического каркаса на высоту около метра, и снаружи обитый вертикальными рейками, которые как будто прижимают толь, но толя нет, вместо него крашеная прозрачно-черной краской фанера.
Павильон проекта «101-й километр – Далее везде». Александр Бродский, Блумсбери-сквер, Лондон, 2017. Фотография © Юрий Пальмин
Павильон проекта «101-й километр – Далее везде». Александр Бродский, Блумсбери-сквер, Лондон, 2017. Фотография © Юрий Пальмин

Входа и выхода здесь нет, вот что. То есть нет дверей, войти и выйти можно снизу, сильно пригнувшись, что неудобно. Это распространенный экспозиционный прием современности, он позволяет изолировать зрителя от реальности и сосредоточить все чувства на том, что внутри, попутно обеспечивая небольшую зарядку. Все знают и привыкли, никто не удивляется, что в павильон приходится пролезать. Но здесь не так, как везде – бывает, что прием используют произвольно, здесь же отсутствие проявленного вовне входа-выхода принимает на себя мощную метафорическую нагрузку из разряда метрошного «нет выхода». Оно и глубина эмиграции, не столь внешней, сколько внутренней замкнутости гонимых поэтов, и отсутствие выхода как такового. Попасть в репрессивный механизм легко, и не всегда ясно, где у него вход – почему? – взял и попал, потому что не свой. Ни там, ни здесь не свой. И получается некий парящий, едва касаясь земли, дом, на дом-то похожий лишь общими очертаниями. Без корней, без пресловутого plot, так, приземлился, и может еще куда-нибудь улететь вместе со своим эфемерным словесным содержимым. Ночью, когда внутренние лампы высвечивают прямоугольник под павильоном, эффект парения усиливается.
Павильон проекта «101-й километр – Далее везде». Александр Бродский, Блумсбери-сквер, Лондон, 2017. Фотография © Юрий Пальмин

И еще: если смотреть издали, то возникает ощущение, что все эти люди читающие там, внутри стихи, несут этот дом на своих плечах, как улитка свой панцирь. Это груз: стихи, эмиграция – тяжесть, которую поэты вынесли на своих плечах. Да и продолжают, впрочем.
Павильон проекта «101-й километр – Далее везде». Александр Бродский, Блумсбери-сквер, Лондон, 2017. Фотография © Юрий Пальмин
Павильон проекта «101-й километр – Далее везде». Александр Бродский, Блумсбери-сквер, Лондон, 2017. Фотография © Юрий Пальмин

23 Октября 2017

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Похожие статьи
Лошарик
Москомархитектура обнародовала проект пешеходного моста между ММДЦ Москва Сити и ТПУ Деловой центр. Авторы – Сергей Кузнецов и Дмитрий Сухов.
Кино как поиск
В ГЭС-2 на презентации 99 номера «Проекта Россия» показали фильм – «архитектурное высказывание» бюро Мегабудка. Говорят, первый такого рода опыт в нашем контексте: то ли часть заявленного архитекторами поиска «русского стиля», то ли завершающий штрих исследования.
Стандарты по школам
Москомархитектура представила новые рекомендации проектирования объектов образования и инженерной инфраструктуры.
Озерный город
Максим Атаянц спроектировал крупный жилой комплекс на озере Черном в городе Кургане. Его каналы напоминают о «Городе набережных», а колокольня на острове призвана перекликаться с калязинской.
Стеклянное общежитие
Москомархитектура и ТПО «Прайд» обнародовали новый вариант проекта общежитий МТГУ имени Н.Э. Баумана на Госпитальной набережной.
4 сложные темы
Всемирный фонд памятников (WMF) представил очередной список из 25 объектов наследия под угрозой. Каждый из них страдает от одной из четырех глобальных проблем.
Всё отклонить
Неделю назад завершился период обсуждения законопроекта об архитектурной деятельности. На портале нормативных актов опубликованы замечания и предложения к тексту закона и их статус. Ни одного предложения не было принято к рассмотрению. Ощущение такое, что их отвергли, не особенно вчитываясь.
Около архитектуры
МАРШ анонсирует старт образовательных программ, которые будут интересны не только проектироващикам: теперь в школе можно обучиться архитектурной керамике, фотографии и познакомиться с современными тенденциями, даже если вам нет 18.
Арктический код
Опубликован дизайн-код арктических поселений – комплекс стандартов и сводов правил, регулирующих внешний облик городской среды в Арктике. Он доступен как в виде книги, так и в сети.
Надежда на историю будущего
В конце декабря была презентована научно обоснованная 3D и AR модель палат Ван дер Гульстов, известных как «дом Анны Монс», последнего, если не считать дворца Лефорта, сохранившегося каменного дома Немецкой слободы конца XVII века. Рассказываем о модели, судьбе и значении дома, также как и о надеждах открыть его для обозрения и отреставрировать.
Доминион на Шарикоподшипниковской: детали
Банк «Траст» продал Dominion Tower. Его реализовывали больше года, строили тоже очень долго и первое построенное здание бюро Захи Хадид в Москве, помнится, многих разочаровало. Вашему вниманию – небольшой фоторепортаж о здании, сделанный в 2020 году.
Смелый выбор
Куратором следующей, 18-й биеннале архитектуры в Венеции назначена Лесли Локко, исследовательница и преподавательница архитектуры, а также успешная писательница.
Злободневное
Megabudka опубликовали в инстаграме собственный «проект капитального ремонта здания ТАСС» – в виде небоскреба. Такого рода полезные шутки становятся распространенными; но в данном случае ироническое предложение перекликается не только с актуальной московской повесткой, но и с историей места.
Культ цикличности
На плато Гиза в рамках биеннале современного искусства в Египте 2021 реализована инсталляция Александра Пономарева Уроборос.
Ажурный XX-конструктив
Во дворе Музея архитектуры на Воздвиженке установлена инсталляция группы DNK ag. Она приурочена к 20-летнему юбилею бюро, и впервые была показана на Арх Москве. Предполагается, что объект простоит во дворе музея один год и послужит началом для новой традиции – регулярно обновляемого выставочного проекта «Современная архитектура во дворе МУАРа».
180 человек одних партнеров
Крупнейшим акционером Foster + Partners стала частная канадская инвестиционная фирма. Финансовое вливание позволит архитектурному бюро развиваться дальше, в том числе расширять число партнеров и обеспечивать их преемственность.
Дело роботов
В Амстердаме установили первый в мире стальной мост, напечатанный на 3D-принтере. Собственно производством занимались четыре робота.
Галька на берегу
Проект аэропорта в Геленджике от АБ «Цимайло, Ляшенко и Партнеры» стал единственным российским победителем премии Architizer A+Awards 2021 года.
Игра в кубе
В Minecraft создана виртуальная копия двух зданий Дарвиновского музея: модернистского и постмодернистского, типично-«лужковского». Можно гулять как снаружи, так и по залам.
Пять нелинейных
Вчера на МУФ анонсировали новый масштабный проект Zaha Hadid architects для Москвы – многофункциональный ЖК Union towers, спроектированный в 82 квартале Хорошево-Мневников по заказу концерна КРОСТ.
Выше всех
«Газпром» обещает построить в Петербурге башню высотой 703 метра. Рядом с Лахта центром должен появиться небоскреб Лахта-2, а автор – тот же, Тони Кеттл, только он уже не работает в RJMJ.
Не только Алёнка
Музей Cтрит-арта запускает он-лайн курс по паблик-арту, который поможет архитекторам актуализировать свои проекты при помощи современного искусства.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Истина в Зодчестве
Алексей Комов выбран куратором следующего фестиваля «Зодчество». Тема – «Истина». Рассматриваем выдержки из тезисов программы.
«Ориентация на неудачу»
Foster + Partners и Zaha Hadid Architects вышли из-за идеологических разногласий из архитектурного объединения Architects Declare, созданного для борьбы с изменением климата и сохранения биоразнообразия.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Вопросы к закону об архитектурной деятельности
Мария Элькина, Сергей Чобан и Олег Шапиро опубликовали письмо – фактически петицию – с призывом не принимать закон об архитектурной деятельности в нынешней редакции. Письмо призывают подписывать и отправлять на подпись коллегам.
Пресса: Русская революция за 101-м километром
«101-й км — Далее везде» — так называется лаконичная экспозиция, открытая в лондонском Блумсбери сквере рядом с Пушкинским домом до 10 ноября. Об изящном выставочном павильоне, напоминающем о жизни в изгнании, и работе с его автором — архитектором Александром Бродским — с нами поговорила Клементина Сесил, директор Пушдома в Лондоне.
Технологии и материалы
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Клуб SURF BROTHERS. Масштаб света и цвета
При создании концепции освещения в первую очередь нужно задаться некой идеей, которая будет проходить через весь проект. Для Surf Brothers смело можно сформулировать девиз «Море света и цвета».
Преодолевая стены
Дом Skarnu apartamentai строился в самом сердце Старой Риги. Реализовать ключевые для архитектурного образа решения – наклонную и рельефную кладку – удалось с помощью системы BAUT.
Решения Hilti для светопрозрачных конструкций
Чтобы остекление было не только красивым, но надёжным и безопасным, изначально необходимо выбрать витражную систему, подходящую для конкретного объекта. В зависимости от задач, стоящих перед архитекторами и конструкторами, Hilti предлагает ряд решений и технологий, упрощающих работу по монтажу светопрозрачных конструкций и обеспечивающих надежность, долговечность и безопасность узлов их крепления и примыкания к железобетонному каркасу здания.
Квартира «в стиле Дружко»
Дизайнер Александр Мершиев о ремонте для телеведущего Сергея Дружко и возможностях преобразования пространства при помощи красок Sikkens.
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Лахта Центр: вызовы и ответы самого северного небоскреба...
Не так давно, в 2021 году, в Петербурге были озвучены планы строительства, в дополнение к Лахта Центру, двух новых небоскребов. В тот момент мы подумали, что это неплохой повод вспомнить историю первой башни и хотя бы отчасти разобраться в технических тонкостях и подходах, связанных с ее проектированием и реализацией. Результатом стал разговор с Филиппом Никандровым, главным архитектором компании «Горпроект», который рассказал об архитектурной концепции и о приоритетах, которых придерживались проектировщики реализованного комплекса.
На заводе «Грани Таганая» открылась вторая производственная...
В конце 2021 года была открыта вторая производственная линия завода «Грани Таганая». Современное европейское оборудование позволяет дополнить коллекции FEERIA и «GRESSE» плиткой крупных форматов и производить 7 млн. квадратных метров керамогранита в год.
Сейчас на главной
Внутри смартфона
Офис компании VLP в Санкт-Петербурге напоминает современный гаджет – компактный, минималистичный и контрастный. Из других особенностей: зонирование с помощью растений и кабинет руководителей рядом с общей кухней.
Просьба не беспокоить
Secret Boutique Hotel, открывшийся в деловом квартале «Московский шелк», предлагает своим гостям камерность и приватность. Бюро Archpoint сделало каждый номер в чем-то особеным, а также продумало пространства для деловых или очень неформальных встреч.
Лесная шкатулка
Храм Вознесения Господня, построенный под Выборгом на фундаменте финской усадьбы, встраивается в пейзаж, достойный кисти Ивана Шишкина или Исаака Левитана. Внутреннее убранство храма одновременно минималистично и наполнено отсылками к истории места.
Взлет многофункционального подхода
Бюро ASADOV представило концепцию развития территории старого аэропорта Ростова-на-Дону. Четырехкилометровый бульвар на месте взлетно-посадочной полосы и квартальная застройка, помноженные на широкий диапазон общественно-деловых функций, включая, может быть, даже правительственную, позволят району претендовать на роль новой точки притяжения с высоким уровнем самодостаточности.
Черные ступени
Храм Баладжи по проекту Sameep Padora & Associates на юго-востоке Индии служит также для восстановления экологического равновесия в окружающей местности.
Мост-завиток
Проект пешеходного моста, предложенного архитекторами бюро ATRIUM Веры Бутко и Антона Надточего для Алматы, стал победителем премии A+A Awards портала Architizer в номинации «Непостроенная транспортная инфраструктура». Он и правда хорош: «висячий сад» в бетонных колоннах-кадках над городской трассой сопровожден завитками деревянных пандусов, которые в ключевой точке складываются в элемент национальной орнаментики.
Один большой плюс
Для новой фабрики норвежской мебельной компании Vestre бюро BIG выбрало простую, но функционально оправданную и многозначную форму в виде огромного знака плюс посреди лесного массива.
Душой и телом
Частный спа-комплекс, напоминающий галерею искусств: барельефы из переработанного пластика в зоне бассейна, NFT-искусство в баре и антикварная мебель в комнатах отдыха.
Новая устойчивость
Экспозиция молодых архитекторов NEXT стала одним из самых ярких и эмоционально насыщенных событий прошедшей Арх Москвы. Предлагаем виртуально познакомиться со всеми 13 объектами.
Атриум для жизни
Историческая штаб-квартира Голландской железнодорожной компании теперь вместила амстердамский филиал международной юридической фирмы. Авторы трансформации – архитекторы KCAP и дизайнеры интерьера Fokkema & Partners.
Неоновая трансформация
Устаревший сингапурский молл 1990-х превращен бюро SPARK в яркий молодежный аттракцион. Кроме перепланировки, архитекторы занимались «содержательной» стороной и большую роль отвели инфографике и указателям, в том числе неоновым.
Не серый, а цветной
Итогом последней проектно-исследовательской лаборатории, которую с 2018 года проводит петербургский офис международного архитектурного бюро MLA+, стала книга, посвященная серому поясу Петербурга. Ранее студенты и профессионалы раскрывали потенциал водных и зеленых территорий города.
Горская гавань
Конкурс на концепцию развития территории «Горская» завершился победой консорциума под лидерством Wowhaus, однако проект, вероятно, реализован не будет. Рассказываем о причинах и публикуем предложения победителей.
История вопроса
Эрик Валеев и бюро IQ разработали экспозиционный дизайн для выставки «Россия. Дорогами цивилизаций» в Историческом музее.
Под лаской пледа
Для семейной кондитерской в спальном районе Минска ZROBIM Architects создавали уютный интерьер без налета старомодности с помощью разнообразных фактур, штучной мебели и продуманного освещения.
Правильное хранение
Обновляя интерьер винного бутика на территории алтайского курорта, архитекторы студии Balcon сделали ассортимент частью дизайна и позаботились об условиях хранения.
Три слагаемых культуры
В Шэньчжэне завершилось строительство культурного центра района Баоань по проекту Rocco Design Architects. Третьим и самым важным его элементом стало здание театра.
Пресса: Сергей Скуратов: «Садовые кварталы» — это зеркало...
В начале 2022 года была завершена застройка жилых корпусов «Садовых кварталов» — знакового для Москвы комплекса, строившегося более десяти лет. О том, что в проекте удалось, что не удалось, о радостях и трудностях совместной работы звезд архитектуры рассказал знаменитый архитектор Сергей Скуратов.
Доступное жилье в деловом центре
Комплекс Émergence Lafayette в одном из крупнейших деловых районов Европы, лионском Пар-Дьё, призван принести туда жизнь за пределами рабочего дня и обеспечить доступными квартирами нуждающихся, в том числе – работающую молодежь.
Алтайский метаболизм
Структура нового корпуса филиала РАНХиГС в Барнауле напоминает дерево: к ограничениям небольшого участка здание приспосабливается с помощью ветвей-консолей, которые также допускают возможное расширение кампуса. Путь от проектирования до реализации занял всего 10 месяцев.
Сохранить спонтанное?
О том, как эксперты Нижнего Новгорода обсуждали судьбу Караваихи – городского района, сложившегося в 1920-е – 1950-е годы, а сейчас ставшего территорией КРТ.
Пресса: Как сетка квадратов стала первой утопией
Григорий Ревзин о Гипподаме и «гипподамовой планировке». Аристотель отнес Гипподама к числу предшественников Платона в деле изобретения идеального государства. Платон — отец утопии, так что Гипподам ее дед, и при всей шаткости этой генеалогии счет утопий можно начинать с него. Шаткость отчасти компенсируется тем, что Гипподама можно считать архитектором (хотя скорее — городским планировщиком). <...>
Арх Москва 2022: награды
Наград Арх Москвы, как всегда, много, на сей раз даже очень много. Рассказываем, кого за что отметили, вспоминаем прошедшую выставку. Важно: звание лучших архитекторов NEXT и обязанность делать экспозицию молодого архитектора получило бюро Надежды и Ильи Кореневых KRNV – за объект «Экзистенция».