Илья Мукосей: «На макроуровне мы формируем идентичность района»

Партнер студии ПланАР – о благоустройстве жилых дворов, приемах, элементах, нормативах и образцах.

author pht

Беседовала:
Юлия Тарабарина

mainImg
Студия ПланАР основана Наталией Воиновой в 2003 году, Илья Мукосей стал еe партнером в 2009. ПланАР много работает с благоустройством общественных пространств, начав в 2010 с проекта территории ЖК «Марфино», где архитекторы предложили обозначить дворы крупного панельного массива фигурами экзотических животных, связав с ними внутреннюю навигацию и самоидентификацию жителей. Проект был реализован, его часть – деревянные беседки на бульваре – отмечены премией АрхиWOOD, что, в свою очередь, принесло ПланАРу славу специалистов в области работы с ландшафтом жилых дворов и благоустройством городских пространств. Они одними из первых установили во дворах продвинутые импортные детские площадки и ввели моду на разноцветные яркие покрытия, которые теперь в Москве мы видим повсюду. У них даже анализ нормативных ограничений превращается в декоративное панно, эволюционируя затем в панно под ногами, видимое со спутника.
UP-квартал «Новое Тушино». (Московская область, городской округ Красногорск, деревня Путилково). Детская площадка. Фотография © ПланАР
UP-квартал «Западное Кунцево» (Московская область, Одинцовский район, с.Ромашково), концепция благоустройства, анализ нормативных ограничений, фрагмент © ПланАР

Среди проектов ПланАРа в области благоустройства около десяти разработаны для жилых комплексов девелоперской компании ФСК «Лидер» – об этой группе работ мы и говорим с Ильей Мукосеем.

Юлия Тарабарина, Архи.ру:
– Я слышала, что с частным заказчиком работать легче, чем с государственным. Почему?

Илья Мукосей, ПланАР: 
– По моему ощущению – частный, не связанный с государством девелопер, как правило, лучше знает, что ему нужно, знает свою целевую аудиторию. Он более персонифицирован – при необходимости можно встретиться с представителем компании, принимающим ответственные решения, и переубедить его, или лучше понять его позицию. Чиновник, представляющий государственного заказчика, имеет гораздо меньше полномочий. При работе с госзаказом часто случаются авралы, это работа в режиме постоянного стресса: существенные поправки в проекте могут потребоваться в последний момент, потому что тебе о чем-то забыли сказать или что-то неожиданно поменялось. Или наоборот – в самом начале внезапно требуют показать какому-нибудь начальнику рендеры, которых еще нет… К тому же работать приходится без аванса. Наоборот, вначале ты платишь государству, внося средства для обеспечения заявки на торгах, и тем самым доказывая, что ты надежный поставщик услуг. В лучшем случае все, что можно получить от такой работы – это слава, да и то если повезет.

– В благоустройстве жилых комплексов много технической работы. Что остается для творчества?

– В архитектуре в принципе много технической работы. Проектируя благоустройство, мы прежде всего на макроуровне придумываем прием, который помогает сформировать идентичность места. Мы часто работаем в окраинных районах, где дома строятся на месте промзон или пустырей. Там нужно создавать «дух места» с нуля. Если пустить процесс на самотек, то этот дух появится нескоро. Иногда мы предлагаем тему, иногда, напротив, следуем за предложением маркетологов и работаем вместе с ними – в этом случае мы признательны, что к нашим идеям прислушиваются.

Ну а на микроуровне наша работа – декораторство. Придумываем, как раскрасить фасады технических сооружений и детские площадки, как расставить на этих площадках элементы, какие посадить растения. Конечно, места для маневра не всегда много, не все и не везде можно разместить. На микроуровне нужно также ориентироваться и на архитектуру зданий, если, конечно, речь не идет о панельной застройке, но это – дело прошлое.

– А как насчет отклика на уже сложившуюся идентичность места? Об этом написано в credo вашего бюро…

– Пожалуй, самый характерный пример такой работы – нереализованная концепция, которую мы делали по заказу Мосгорпарка для Парка Победы. Парк чрезмерно ориентирован на монозадачу – пропаганду патриотизма. Нашей целью было функциональное перепрограммирование территории, поэтому мы делали детальное исследование: фотофиксацию ежедневной жизни парка, опросы людей, которые живут рядом с ним давно и хорошо знают местные условия. Другой пример – концепция благоустройства территории вокруг кинотеатра «Родина», выполненная по заказу ADG Group. Здесь пришлось изучить историю развития района, порыться в старых чертежах и фотографиях. Но такой насыщенный бэкграунд в нашей практике встречается не слишком часто.

– Ваш проект благоустройства обнинского UP-квартала «Олимп» продолжает его архитектуру. Как часто удается применить такой подход?

– На наш взгляд, у этого жилого комплекса очень симпатичные фасады. Кроме того, в его названии не было сильной маркетинговой составляющей: просто рядом расположен бассейн «Олимп», в котором тренируется российская сборная по плаванию. Поэтому можно было отталкиваться от архитектуры, не особенно думая о названии.
UP-квартал «Олимп» (Калужская область, Обнинск, просп. Ленина), концепция. Раскладка плитки у подъездов двора и сопоставление с фасадом © ПланАР

В некоторых других проектах, когда фасады зданий относительно нейтральны, нужна яркая тема для того, чтобы их «оживить». Третий вариант – если перед нами стоит определенная маркетинговая задача, необходимость развить заданный сюжет. К примеру название ЖК «Поколение» на Сигнальном проезде задавало ностальгическую тему, которая была нами проявлена в архитектуре беседок, графике бульваров, а также в изображениях спутников и ракет на детских площадках.
ЖК «Поколение» (Москва, Сигнальный проезд, 5). Концепция благоустройства © ПланАР
ЖК «Поколение». (Москва, Сигнальный проезд, 5). Концепция благоустройства. Беседка © ПланАР

В UP-квартале «Сколковский» в Одинцово, названном так из-за близости к одноименному иннограду, в основу проектной графики мы положили образ штрих-кода, который стал сквозной темой для всей территории, и микросхем, линии которых обозначают «игровые маршруты», соединяющие элементы детских площадок, рассчитанные на определенный возраст.
UP-квартал «Сколковский» (Московская область, Одинцово, ул.Чистяковой), концепция благоустройства. Базовая схема © ПланАР
UP-квартал «Сколковский», концепция благоустройства, фрагмент с «игровыми маршрутами» © ПланАР
UP-квартал «Сколковский» © ПланАР

– Фирменный прием ПланАРа – крупные цветные животные, символы дворов и подъездов, основа навигации. В вашем первом проекте «Марфино» они были скульптурами, потом стали цветными рисунками на земле… Они определяют ваш почерк? 

– На самом деле добровольно к этой теме мы обращались лишь дважды. После «Марфино» мы понимали, что буквально повторять историю с фигурами животных нельзя. Следующим проектом был ЖК «Головино», территорию которого мы трактовали как дерево с ветвями-дорожками и листьями-площадками. Целиком это можно воспринять с верхних этажей, но прием читается и с земли, благодаря извилистости «ветвей» и относительно небольшому размеру «листьев». Прогуливающийся взрослый или играющий ребенок может представить себя муравьем или гусеницей на гигантском дереве. Уже в процессе реализации мы отчетливо увидели свое дерево на спутниковой съемке, и это нас очень впечатлило.
ЖК «Головино», спутниковая съемка / изображение © CNES / Airbus 2017. Картографические данные © Google 2017

Поэтому в одном из следующих проектов мы решили специально сделать рисунок, который воспринимался бы со спутника. Ведь это неплохо и для рекламы: район, который можно безошибочно узнать даже из космоса. Для проекта UP-квартала «Новое Тушино» в подмосковном Путилкове мы взяли в качестве прообраза знаменитые рисунки в перуанской пустыне Наска. В результате их изучения появились плоские изображения на детских площадках – ящерица, черепаха, птица, лягушка, рыба. Идея понравилась заказчикам, так что потом в Петербурге, в UP-квартале «Светлановский» нас уже настойчиво просили нарисовать зверей. Сами мы первоначально этого не планировали.
UP-квартал «Новое Тушино», концепция благоустройства, раскладка плоскостных изображений во дворах © ПланАР
UP-квартал «Новое Тушино», концепция благоустройства, формообразование плоскостных изображений во дворах © ПланАР
UP-квартал «Новое Тушино». (Московская область, городской округ Красногорск, деревня Путилково). Детская площадка. Изображение © ФСК «Лидер»
UP-квартал «Новое Тушино». (Московская область, городской округ Красногорск, деревня Путилково). Детская площадка. Изображение © ФСК «Лидер»
UP-квартал «Новое Тушино». (Московская область, городской округ Красногорск, деревня Путилково). Детская площадка. Фотография © ПланАР
UP-квартал «Новое Тушино», концепция благоустройства, решения по навигации © ПланАР
UP-квартал «Новое Тушино», концепция благоустройства. Применение камуфляжа Dazzle для оформления инженерных сооружений и заборов © ПланАР
UP-квартал «Светлановский» (Ленинградская область, Всеволожский район, пос.Бугры), концепция, раскраска площадок © ПланАР

– В случае с домом «Дыхание» – согласовывали ли вы свои ландшафтные разработки с авторами интерьеров общественных зон – YOO inspired by Stark – или работали автономно?

– Все уличные решения полностью наши, YOO мы их не показывали. Но, поскольку мы занимались детализацией эскизов YOO для интерьеров и террас на эксплуатируемых кровлях – успели вжиться.

Если говорить о благоустройстве, в образном плане мы попытались сделать некоторые отсылки к Старку. Это относится, в первую очередь, к деревянной беседке с золотыми опорами. С эскизами YOO для эксплуатируемых кровель наше благоустройство сближено за счет большого количества дерева в отделке уличных объектов. Впрочем, из противопожарных соображений во многих случаях дерево пришлось заменить другими материалами. В частности, объем въезда в парковку, кровлю которого мы превратили в систему ярусов-террас, отделан панелями из стеклофибробетона, отлитыми в деревянной опалубке.
 
Дом премиум-класса «Дыхание» (Москва, Дмитровское ш.,13). Детская площадка и беседка. Фотография предоставлена ФСК «Лидер»
Дом премиум-класса «Дыхание». Детская площадка и беседка. Фотография предоставлена ФСК «Лидер»
Дом премиум-класса «Дыхание». Терраса на кровле въезда в подземную парковку. Архитекторы ПланАР, Изображение предоставлено ФСК «Лидер»
Дом премиум-класса «Дыхание». Патио на кровле въезда в подземную парковку. Архитекторы ПланАР, фотография © ПланАР

– Как часто эксплуатируемые кровли встречаются в проектах?

– На крышах домов – нечасто. В проектах элитного класса, как, к примеру, в «Дыхании», это иногда получается, а в эконом-классе, как правило, нет. Террасы на крышах высотных зданий сложно согласовать с МЧС, да и в принципе не всегда стоит собирать людей на крыше. В «Дыхании» этот прием сработал как дополнительная приманка для покупателей квартир, но в «экономе» он, судя по всему, себя не окупает.

С другой стороны, в новостройках, с которыми мы работаем, почти в каждом дворе зарыта подземная стоянка – технически это тоже эксплуатируемая кровля, так что их больше, чем кажется. Работа с дворами над парковкой во многом подобна работе с благоустройством крыш. В частности, мало где можно посадить деревья, ведь для этого требуется большой слой земли – метра полтора в среднем.

– Отсюда искусственные деревья в UP-квартале «Западное Кунцево»?

– Именно. Там главный бульвар расположен на кровле подземной парковки. Чтобы сформировать бульвар, нужны деревья, а полуметровый слой земли над парковкой позволял посадить только кустарники. Да и вообще на территории было мало места для посадки деревьев – из-за большого количества сетей. Чтобы смягчить эту проблему, мы предложили аллеи-берсо с волнистым силуэтом, напоминающие группы деревьев, а также расставили навигационные знаки-деревья.
Дом премиум-класса «Дыхание». Детская площадка. Архитекторы ПланАР, иллюстрация предоставлена ФСК «Лидер»
UP-квартал «Западное Кунцево», Одинцовский район. Концепция навигации © ПланАР

– Насколько сложно и дорого интегрировать в проекты крупные аттрактивные элементы: амфитеатры, двухъярусные беседки или более сложные вещи для активного отдыха, такие как роллердром и скалодром?

– Не сказал бы, что это зависит от класса недвижимости, к тому же вложения требуются не слишком большие, в сравнении с положительным эффектом для территории, который, в свою очередь, приводит к повышению продаж.

Большинство «аттракционов» возникают как отклик на естественный или искусственный рельеф, или на различные вспомогательные сооружения, особенно на парковки. К примеру, после амфитеатров в «Западном Кунцеве», созданных над въездами в паркинг, нас попросили поработать с аналогичными сооружениями в «Новом Тушине» – так появились солярии. А скалодром в ЖК «М-House» возник там, где парковка выступила из земли.
 
UP-квартал«Западное Кунцево», Одинцовский район. Концепция благоустройства © ПланАР
UP-квартал «Западное Кунцево», вид с амфитеатра. Благоустройство: архитекторы ПланАР, фотография предоставлена ФСК «Лидер»
UP-квартал «Западное Кунцево», Одинцовский район. Концепция благоустройства. Амфитеатр на кровле подземной парковки © ПланАР
UP-квартал «Западное Кунцево», Одинцовский район. Концепция благоустройства. Роллердром © ПланАР
UP-квартал «Олимп», Обнинск. Концепция благоустройства. Беседка и амфитеатр © ПланАР

«M-House» – любопытный проект: дом расположен прямо у метро, в его первом этаже с внешней стороны – магазины, доступ к которым должен быть свободным. В этой зоне, со стороны Варшавского шоссе, мы разместили «спортивное ядро» с единой оградой, внутри которой – роллердром, тренажеры, волейбольная и баскетбольная площадки. Беговая дорожка опоясывает «ядро» по кругу. В течение дня спортивная зона открыта для всех желающих, а в 22:00 служба эксплуатации запирает её до утра, так что шум от мячей и колес не мешает жильцам спать. При этом доступ к магазинам и пешеходный транзит через территорию остаются открытыми. Все это, в известной степени, помогает примирить окрестных жителей с появлением нового дома.
UP-квартал «Западное Кунцево», Одинцовский район. Концепция благоустройства. Беседки © ПланАР

Наличие в проектах необычных элементов, – того, чего нет у других – один из основных способов увеличить привлекательность жилья. В ФСК «Лидер» это хорошо понимают.

– Каких производителей оборудования для детских площадок вы предпочитаете?

– В Москве представлено несколько крупных международных производителей. Их предложения очень разнообразны, а цены – приблизительно на одном уровне. Когда-то, в Марфино, мы оказались первыми, кто установил датские площадки Kompan на общедоступной территории. Теперь они часто встречаются в Москве, и некоторым застройщикам уже кажутся «обычными», так что они просят нас поставить что-то другое, хотя и у Kompan регулярно появляются новые продукты в каталоге. Мы стараемся использовать изделия разных фирм примерно поровну, и приглашать, в рамках одного большого комплекса, таких производителей как Lappset, Hags, Proludic, Eibe, упомянутый выше Kompan и так далее. Но, как правило, на одной площадке стоят элементы только одной марки – так удобнее с точки зрения доставки и монтажа. В «Дыхании» ситуация нетипичная, там на площадке ужились Eibe, Hags и Proludic.
ЖК «M-House». Концепция благоустройства © ПланАР
Дом премиум-класса «Дыхание». Детская площадка. Архитекторы ПланАР, фотография предоставлена ФСК «Лидер»
Дом премиум-класса «Дыхание». Детская площадка. Архитекторы ПланАР, фотография предоставлена ФСК «Лидер»

В последнее время наконец-то стали появляться интересные по дизайну и достойные по качеству разработки российских производителей. Мы начинаем работать и с ними тоже. В частности, мне очень понравилась деревянная детская площадка от бюро «Чехарда» в экопарке Ясно-Поле. Надеюсь, что удастся с ними посотрудничать в ближайшее время.

– Вижу, что в проектах для UP-квартала «Скандинавский» и дома «Дыхание» как будто бы стало больше дерева и меньше цвета, скамейки с гнутыми спинками вместо геометризованных, эффектных, но не слишком, на мой взгляд, удобных. Это особенности конкретных проектов, или так развивается стилистика бюро?

– Относительно стиля – не сказал бы, чтобы мы как-то последовательно его развивали в этом направлении. Мы стремимся не повторяться, и пробуем разное.

Большую роль играет экономика. Как правило, при строительстве недорогого жилья на «городскую мебель» отводят довольно скромный бюджет – поэтому нам часто приходится ограничиваться выразительными, но простыми приемами.

«Дыхание» – дом премиум-класса, что по определению задает несколько иную планку для многих параметров, включая благоустройство. Для «Скандинавского» мы поначалу предложили достаточно лаконичные объекты, но заказчик сам настоял на более «органическом» решении: плавных линиях, скруглениях, большем использовании дерева. Проект еще не реализован, и мы надеемся, что удастся сохранить эту тенденцию.
Дом премиум-класса «Дыхание». Детская площадка. Архитекторы ПланАР, фотография предоставлена ФСК «Лидер»

Постепенно мы поняли, что изготавливать нестандартную городскую мебель на месте силами строителей неправильно, намного продуктивнее, спроектировав элементы, заказать их фабричное производство – это дает существенную позитивную разницу в качестве. Кроме того, сейчас на рынке появилась неплохая готовая городская мебель. Так, в «Дыхании» использована продукция компании «Аданат» которой мы вполне довольны. Недавно мы предложили «Аданату» для серийного производства одну из наших разработок, скамейку PlanarWave, она теперь продается на их сайте.
UP-квартал «Скандинавский» (Московская область, городской округ Мытищи, дер.Бородино), концепция благоустройства. Двор «Финляндия» © ПланАР

– Есть другие примеры серийного производства?

– К примеру, для «Дыхания» мы разработали двойные полусферы ограничителей парковки под названием «INFINITY 1028», и разместили заказ у одного из производителей фибробетона. В плане они напоминают восьмерку или знак бесконечности, и тоже являются своеобразным приветом Старку. Кстати, по цене они оказались не дороже обычных.
UP-квартал «Сколковский», концепция, лавки PlanAR Wave
Дом премиум-класса «Дыхание». Двор, на переднем плане – ограничители парковки, фотография предоставлена ФСК «Лидер»

– Все ваши проекты начинаются с анализа нормативных отступов: получаются этакие круги вокруг домов, шахт и прочего. Хорошо видно, что места для маневра остается немного. А еще ведь надо развести детей по трем возрастам…

– Сейчас преобладает тенденция всех перемешивать, и детей, и взрослых, создавать возможности для общения. Поэтому детские и спортивные площадки у нас не разделены, они плавно перетекают друг в друга, что особенно удобно родителям с детьми разного возраста. Сложнее с зонами так называемого «тихого отдыха для взрослых», которые предусмотрены в нормативах – не слишком понятно, что это такое… Мы обычно ставим там столы для пинг-понга, большие шахматы, или смешиваем эти зоны с чем-то еще.

– А как же стол для домино и соседского, скажем так, общения, как в «Покровских воротах»?

– Стол, вокруг которого можно сидеть – почти табу. Там, где он стоит, наверняка будет шум по ночам. Современные жилые комплексы для этого слишком компактны, поэтому я считаю, что столам место скорее в парке. Хотя и не во всех районах можно найти парк или сквер, где посиделки до утра, даже и с песнями, никого не побеспокоят.

Этот вопрос, кстати говоря, связан с переходом от микрорайонной застройки к кварталам европейского масштаба. Они меньше, и невозможно разместить внутри них все то, что положено по микрорайонным нормам. Поэтому на некоторое количество кварталов нужно выделять одну незастроенную площадку, занимая ее сквером, спортом, или даже парковкой. Для группы кварталов микрорайонные нормы могут быть по-прежнему выполнимы. В Европе это видишь повсеместно: дворы компактные, и детские площадки, в основном, расположены в общественных скверах и на площадях.

– Вы теперь опытные мастера благоустройства. Какова сейчас ситуация с нормативами и стандартами в этой области?

– Помимо всем известного СП по планировке и застройке, где приводятся, помимо прочего, базовые требования к благоустройству, в некоторых регионах, например, в Москве, существуют специальные, более подробные нормативы по благоустройству. В Подмосковье, где такого норматива нет, есть закон «О благоустройстве», а также местные нормы в некоторых муниципальных образованиях, например, в Ленинском районе.

В существующих нормах, на мой взгляд, не так уж много неувязок, излишне строгих или невыполнимых требований, но несколько серьезных проблем есть. Одна из самых насущных – СанПин «Санитарно-защитные зоны», который устанавливает расстояния от парковок до окон жилых и общественных зданий, детских площадок и так далее. При проектировании мы учитываем эти, довольно большие, расстояния, но на практике норма практически всегда нарушается: в отсутствие парковок у входа в дом, люди оставляют машины на не предназначенных для этого пожарных проездах. Ситуация получается не вполне управляемая, эту невыполнимую норму надо радикально пересматривать в сторону меньшей строгости. Во-первых, качество автомобилей сейчас сильно выросло, и выхлопы уже далеко не такие ядовитые, как были тогда, когда писался СанПин. Во-вторых, государство всячески стимулирует покупку автомобилей: на это работают выгодные автокредиты, программы утилизации и поддержки отечественного автопрома. Если при этом парковаться во дворах мешает СанПин, а на улицах парковка платная, да и не везде разрешена, налицо серьезное противоречие. Нужна более последовательная политика. И потом, существует такой принцип: если закон невыполним, его нужно изменить хотя бы для того, чтобы не дискредитировать законодательство в целом.

Еще одна серьезная проблема поджидает проектировщиков на городских улицах. Дело в том, что ни в нормативной, ни в законодательной базе не предусмотрено проектирование и реализация благоустройства в отрыве от капитального строительства. Нет четко прописанных процедур на этот случай. Впрочем, в Москве, например, уже есть практический опыт такой работы, сложившийся за время реализации программы «Моя улица». Он далеко не идеален, и не слишком удобен для изучения: информацию можно добыть по крупицам из многочисленных объявлений о государственных торгах на разработку и реализацию проектов благоустройства, которые публикуются на интернет-портале госзакупок. Нужно много терпения, чтобы ее собрать, но этот опыт стоит изучать и обсуждать, чтобы тема развивалась. Я сам занимался такими поисками в ходе исследований, которые проводились по заказу КБ «Стрелка» при разработке «Стандарта благоустройства улиц», но результаты этих исследований, к сожалению, пока не опубликованы.

Кое-какие новые нормативы все же появляются. Многие из них носят не обязательный, а рекомендательный характер, но как методические материалы они могут быть весьма полезны. В этом ряду необходимо упомянуть «Стандарт благоустройства вылетных магистралей», разработанный ГлавАПУ по заказу Москомархитектуры, альбом типовых дорожных конструкций для Москвы, выпущенный Мосинжпроектом, а также опубликованную часть уже упомянутого мной «Стандарта благоустройства улиц» от «Стрелки». В этом документе впервые предложены классификация городских улиц в зависимости от их положения в городе, мощности транспортных и пешеходных потоков, и других подобных факторов, а также порядок определения границ благоустройства, согласно которому в эти границы следует включать всё, что просматривается с улицы, независимо от того, кому принадлежат и как используются эти территории.

Важным источником информации я считаю также рабочие чертежи благоустройства, которые публикуются на портале госзакупок при проведении торгов на реализацию проектов благоустройства. Там сохраняется, в том числе, и информация о проектах, с момента реализации которых уже прошло довольно много времени, таких, например, как Триумфальная площадь, улицы Мясницкая или Малая Дмитровка. О правильности принятых проектных решений теперь уже можно судить практически, гуляя по этим улицам и площадям. Поскольку проекты их благоустройства в свое время проходили госэкспертизу, разработанные для них узлы и детали вполне можно считать готовыми методическими материалами для повторного применения. Эта, скажем так, прецедентная методическая база сейчас активно пополняется, что хорошо. Но, возможно, масштабы входящих в неё проектов могли бы быть и поскромнее.
 
UP-квартал «Скандинавский». Анализ нормативных расстояний от зданий и сооружений до детских и спортивных площадок © ПланАР


23 Октября 2017

author pht

Беседовала:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.

Сейчас на главной

Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.