English version

Снился мне сад...

Проект детского сада в городе Белоярском не только энергоэффективен, приспособлен для сурового климата, но и рассчитан на обновление устаревших нормативов вслед за современными взглядами на дошкольное образование. Это проект-реформа.

mainImg
Мастерская:
Сити-Арх http://city-arch.com
Проект:
Детский сад в г. Белоярский
Россия, Белоярский, микрорайон 3А

Авторский коллектив:
Главный архитектор проекта: А.В. Лукомский
Архитекторы: А.С. Кожаев, М.А. Кошпаев  

2014 — 2014 / 2021
Проект ДОУ, детского сада, рассчитанный на 220 детей, был разработан архитектурным бюро «Сити-Арх» для Ханты-Мансийского автономного округа ещё в 2014 году; в 2015 его номинировали на «Золотое сечение» и обсуждали на различных форумах и конференциях, он стал серебряным призером конкурса по экологическому девелопменту и энергоэффективности Green Awards в номинации «объекты социальной сферы», занял второе место на всероссийском конкурсе «Эко Тектоника». Но реализация пока не стартовала. Причина – в инновационности. Проект – пример того счастливого случая, когда архитектура диктует пользователям иную, принципиально новую форму существования в ней, тем самым меняя реальность. Но поскольку речь идет о дошкольном учреждении, где жёсткая система строительных и санитарных норм и регламентов практически не оставляет зазора для маневра, то не удивительно, что его реализация затянулась. Однако пока можно надеяться на то, что Ханты-Мансийскому проекту удастся внести принципиальные изменения в проектирование детских садов в России.

На подготовительной стадии авторы проекта изучали опыт западноевропейских и скандинавских стран в организации детских садов, а также консультировались с разработчиками программы дошкольного образования «Югорский трамплин», специально созданной для Ханты-Мансийского АО. Основная цель этой программы – качественное изменение системы дошкольного воспитания с переносом основного акцента на комплексное развитие детей. Именно на этой стадии подготовительных исследований авторы проекта и пришли к выводу о том, что наши нормы строительства детских садов устарели и не соответствуют принципам и открытиям современной педагогики.

Объем здания состоит из вытянутого двухэтажного основного блока, в плане напоминающего бумеранг, примыкает ромбовидный в плане блок с односкатной крышей. Такая форма позволила добиться сомасштабности здания в восприятии ребенка. Основные входные группы развернуты по движению общего потока из существующего жилого квартала. Они имеют цветовые акценты для визуальной ориентации, при которой ребенок четко понимает куда ему идти и где его группа. В основном блоке с улицы ведут три отдельных входа – здесь расположены помещения групповых, куда родители приводят детей и где дети, как известно, проводят большую часть своего дня. Отдельные входные группы позволили получить деление на «чистые» и «грязные» зоны. Предполагается, что младшие группы разместятся на первом этаже, старшие – на втором. В перспективе, групповые на втором этаже могут трансформироваться в классы начальной школы.
zooming
Детский сад в г. Белоярский. Проект, 2014
© Сити-Арх
Детский сад в г. Белоярский. Вид с высоты птичьего полёта. Проект, 2014
© Сити-Арх
Детский сад в г. Белоярский. Генеральный план
Сити-Арх

Итак, в чём заключается новаторство, предложенное архитекторами? Это уход от классической коридорной системы и создание общего двусветного игрового пространства внутри здания, своеобразный дворик, куда можно легко попасть изо всех групповых комнат. Согласно существующим нормам, дети разных возрастов не должны контактировать внутри сада (принцип групповой изоляции), что опять-таки не соответствует новейшим исследованиям в области педагогики. Сегодня доказано, что развитие детей получает колоссальный импульс именно в процессе разновозрастного общения. Детям необходимо пространство, которое позволяет им участвовать в обсуждениях, практических занятиях, обучении других детей (когда старшие учат младших, и те, и другие, лучше усваивают информацию). Общие игровые зоны расположены в примыкающей к двухэтажному блоку ромбовидной части здания: это двусветное пространство со световым фонарем. Для визуальной связи с ним отдельные участки стен в помещения групповых сделаны стеклянными. Со второго этажа попасть в общее игровое пространство первого уровня можно, выйдя на открытые галереи и спустившись по открытой лестнице или по винтовой горке. В общем игровом пространстве помимо больших площадок планируется скалодром, амфитеатр со сценой для проведения массовых мероприятий.
Детский сад в г. Белоярский. Проект, 2014
© Сити-Арх

Другое важное новшество – планировка собственно групповых помещений – одна из новаций для нашей страны. Практически все пространство групповых помещений можно использовать для игр. Трёхъярусные выдвижные кровати расставлены вдоль стен в игровых, а изолированными остались только санузлы (которые также имеют остекленные элементы в целях безопасности и возможности контроля воспитателем), раздевалки могут использоваться для игр. Мини-кухней внутри группы служит кухонная ниша (кухня-ниша), также отрытая; здесь, впрочем, еду только подготавливают к раздаче а также хранят и моют посуду, готовить еду её будут на большой, специальной кухне в северной части здания.

Таким образом, оптимизировав площади всего здания, архитекторы получили – до 14,7 м2 общей площади здания на одного ребёнка, – и значительно увеличили площадь игрового пространства, отводимого на каждого воспитанника: до 10,5 м2 на ребёнка вместо нормативных 2-2,5 м2, практически в четыре-пять раз больше. Развитие ребенка в процессе игры, когда он больше двигается и контактирует со сверстниками, проявляет инициативу и сам выбирает форму своей активности. Предусмотрены уютные уголки для времяпрепровождения в одиночестве или небольшими группами. Основной принцип – гибкость, многофункциональность, разнобразие формы и текструры материалов, мобильность: внутри групповой с помощью трансформируемой мобильной мебели можно создавать более обособленные участки, чтобы при необходимости разбивать детей на группы по интересам.
Детский сад в г. Белоярский. План 1 этажа. Проект, 2014
Сити-Арх
Детский сад в г. Белоярский. Общая игровая зона. Проект, 2014 © Сити-Арх
Детский сад в г. Белоярский. План 2 этажа. Проект, 2014
Сити-Арх
zooming
Детский сад в г. Белоярский. Разрез. Проект, 2014 © Сити-Арх

Во второй части здания под скатной крышей, кроме общей игровой зоны, находятся бассейн, спортивный зал, который также можно трансформировать с помощью перегородок в залы для физкультуры и других дополнительных занятий, а можно присоединять общей к игровой зоне, кухня и кладовые с отдельным входом с улицы (чтобы загружать продукты), административные и медицинские кабинеты, расположенные ближе к бассейну как одному из самых рискованных мест.

Ещё один важный аспект, который необходимо было учесть авторам проекта – возможности функционирования в условиях Крайнего Севера, где температура воздуха зимой опускается до минус 50 и ниже, а грунт промерзает почти на три метра вглубь. Естественно, очень важна была максимальная энергоэффективность при минимальных теплопотерях. Впрочем, для Валерия Лукомского, построившего несколько успешно функционирующих зданий в том же городе Белоярском – вспомним центр «Нуви Ат» и Ледовый дворец – здание детского сада, не теряющее ни капли лишнего тепла, стало лишь развитием темы.

Архитекторы основывались на принципах «пассивного дома» – в частности, продумали расположение здания относительно сторон света так, что все групповые помещения ориентированы на юг, и их большие окна не только придают фасаду привлекательность, но и ловят тепло солнца в отопительный период. Летом же напротив – специальное стекло задержит прохладу и избавит от необходимости в кондиционировании. Закрытые части здания – бассейн, спортзал, кухня и технические помещения – расположены с севера: здесь скатная кровля делает объём особенно компактным; в этой части архитекторы обходятся функциональным минимумом окон. Кроме того, здание сдвинуто к северной части участка, чтобы максимально высвободить площади для прогулок детей на южной стороне.
Детский сад в г. Белоярский. Проект, 2014
© Сити-Арх
Детский сад в г. Белоярский. Анализ температурных показателей. Проект, 2014 © Сити-Арх
Детский сад в г. Белоярский. Анализ солнечного света. Проект, 2014 © Сити-Арх

Основной задачей по энергоэффективности была не столько экономия ресурсов, сколько создание здорового микроклимата. Для минимизации энергопотерь разработана уникальная оболочка, герметичная, формирующая замкнутый тепловой периметр без разрывов и «тепловых мостов»: по словам архитекторов, единственные мостики холода здесь это колонны, было решено их оставить, т.к. окупаемость по ликвидации (решению) для данного региона переваливает за 80 лет. Фасады планируется утеплить минераловатным материалом толщиной 400 мм с высокой степенью однородности и облицевать керамогранитной плиткой. Фундамент и металлическая фальцевая кровля также утеплены и герметичны. Авторы уделили немало внимания и внутренней инженерии. Для поддержания оптимальных условий здание оборудовано механической системой вентиляции с рекуперацией тепла, подающей свежий воздух с контролируемыми параметрами. Датчики следят за содержанием СО2 в помещениях: они реагируют на количество детей и степень их активности, меняя температуру и усиливая или ослабляя приток воздуха. Ночью и в выходные предусмотрено понижение температуры. Все полы в здании – тёплые, с подогревом. Данная система позволяет держать температуру воздуха на минимальных значениях и при этом в помещениях будет очень комфортно. Низкие подоконники, высотой не более 40 см, чтобы дети могли выглянуть наружу и увидеть происходящее на улице (визуальная связь с природой и социумом) – также подогреваются.
Детский сад в г. Белоярский. Схема применения нового принципа утепления. Проект, 2014
Сити-Арх
Детский сад в г. Белоярский. Концепция по Passive House Institute (PHI). Проект, 2014
Сити-Арх

Внешний облик здания садика не менее «интерактивен», чем его внутреннее обустройство, и ориентирован на взаимодействие с детьми и родителями. Фасады вокруг трёх подъездов, ведущих в группы, облицованы цветным керамогранитом – каждый вход отмечен ярким цветовым пятном, чьи контуры, впрочем, затем плавно растворяются в естественной «деревянной» фактуре. При входе под лестницами предусмотрены дополнительные туалеты: дети смогут пользоваться ими во время прогулки, здесь же помыть игрушки; туалеты пригодятся и родителям – в стандартных ДОУ для родителей почему-то не предусматривают ничего в этом роде, что подчас крайне неудобно. С западной стороны к зданию примыкает амфитеатр для музыкальных и театрализованных представлений, он же служит пожарным выходом со второго этажа. В зимнее время амфитеатр будет превращаться в горку.
Детский сад в г. Белоярский. Проект, 2014
© Сити-Арх
Детский сад в г. Белоярский. Северный и южный фасады. Проект, 2014 © Сити-Арх
Детский сад в г. Белоярский. Западный и восточный фасады. Проект, 2014 © Сити-Арх

Проект детского сада, разработанный архитектурным бюро «Сити-Арх» – первый в своем роде, аналогов ему у нас пока нет, так что остаётся надеяться, и «лёд тронется»: проект не только воплотится, но и даст импульс как для развития архитектуры детских учреждений, так и для преобразования самой системы дошкольного воспитания в России.
Детский сад в г. Белоярский. Схема. Проект, 2014 © Сити-Арх
Детский сад в г. Белоярский. Схема. Проект, 2014 © Сити-Арх
Мастерская:
Сити-Арх http://city-arch.com
Проект:
Детский сад в г. Белоярский
Россия, Белоярский, микрорайон 3А

Авторский коллектив:
Главный архитектор проекта: А.В. Лукомский
Архитекторы: А.С. Кожаев, М.А. Кошпаев  

2014 — 2014 / 2021

26 Мая 2016

Сити-Арх: другие проекты
Образовательный эксперимент для Севера
Бюро «Сити-Арх» продолжает работу над проектами экспериментальных государственных ДОУ: по многим параметрам им могут позавидовать частные сады и школы. На этот раз – в городе Губкинском Ямало-Ненецкого автономного округа. Будущих воспитанников ждет разнообразная образовательная и игровая среда, которая включает зимний сад, педагогов – возможности для внедрения новых практик.
Первый среди равных
Здание детского сада в Белоярском – не просто еще один пример современного образовательного пространства. Его проектирование началось давно, расположен он на Крайнем Севере, и еще он государственный, подчиняется нормативам, и на стройке пришлось экономить (ну да это как всегда). Но форма получилась актуальной, планировки современными, по ощущениям – он очень свеж. Проект планируют тиражировать.
Басманный Манхэттен
Квартал на Малой Почтовой, спроектированный мастерской Сити-Арх, с кирпичными высотками, террасами и пентхаусами чем-то похож на Трайбеку и другие места Манхэттена. Архитектура проявляет высокий потенциал университетского района и приносит дополнительные блага местным жителям.
Холмы «Нового Иерусалима»
В 2013 году, задолго до строительства парка Зарядье, команда архитектурного бюро «Сити-арх» спроектировала музей-холм, с крупнейшим музейным фондом Подмосковья.
WAF как зеркало тенденций
Десятый WAF в середине ноября выпустил манифест с десятью принципами. Анализируем тенденции, заявленные фестивалем, сопоставляем их с комментариями архитекторов, посетивших в этом году фестиваль.
Поворотный ритм
Сложный участок – небольшой и стеснённый коммуникациями – создаёт архитекторам проблемы, но может послужить и во благо, что вновь доказал Валерий Лукомский, вырастив пластику дома на улице Орджоникидзе из анализа множества данностей.
Чаша сокровищ
В Истринском районе Московской области по проекту мастерской «Сити-Арх» заканчивается строительство комплекса, предназначенного для историко-архитектурного и художественного музея «Новый Иерусалим».
Северный олень
Чуть больше года назад в городе Белоярский архитектурное бюро «Сити Арх» закончило строительство трехзвездочной гостиницы «Карибу». Названный в честь животного, символизирующего фауну Ханты-Мансийского края, отель и внешне напоминает статного оленя.
Золотая середина
В центре Витебска мастерская «Сити-Арх» проектирует административно-деловой центр. В его облике нашли отражение и приемы современной архитектуры, и черты окружающей исторической застройки.
Валерий Лукомский: Главное для меня – сохранить авторский...
Реализация архитектурного проекта невозможна без досконально проработанных чертежей и скрупулезных расчетов, однако этот этап работы мастерских обычно не становится поводом для публикаций. Оценивая архитектурно-планировочные решения, критики, как правило, даже не упоминают тех, кто доводит их «до ума». Между тем так называемая стадия РД нередко поручается специальному бюро, и именно об этом наш сегодняшний разговор с руководителем архитектурной мастерской «Сити-Арх» Валерием Лукомским.
Лофт производственных цехов
Одним из участников амбициозного проекта по созданию в Москве бизнес-квартала «Даниловская мануфактура 1867» является архитектурная мастерская «Сити-Арх». По проекту этого бюро на территории бывшей текстильной фабрики реконструируется четыре здания производственных цехов.
Под крылом самолета
Одним из участников амбициозного градостроительного проекта «Большое Домодедово» была архитектурная мастерская «Сити-Арх». В основу концепции микрорайона «Южный» архитекторы положили ясную и логичную структуру пешеходных связей и высотных акцентов.
Оберег экологии Севера
Золотой диплом фестиваля «Зодчество» в разделе «Постройки» в этом году был присужден Центру особо охраняемых природных территорий «Нуви ат» в городе Белоярский. Архитектор Валерий Лукомский в основу композиции этого здания положил два самых ярких символа быта коренных народов Севера – лодку и чум.
Похожие статьи
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
Три измерения города
Начали рассматривать проект Сергея Скуратова, ЖК Depo в Минске на площади Победы, и увлеклись. В нем, как минимум, несколько измерений: историческое – в какой-то момент девелопер отказался от дальнейшего участия SSA, но концепция утверждена и реализация продолжается, в основном, согласно предложенным идеям. Пространственно-градостроительное – архитекторы и спорят с городом, и подыгрывают ему, вычитывают нюансы, находят оси. И тактильное – у построенных домов тоже есть свои любопытные особенности. Так что и у текста две части: о том, что сделано, и о том, что придумано.
В центре – полукруг
Бюро Atelier Delalande Tabourin реконструировало здание правительства региона Центр–Долина Луары в Орлеане. Главным мотивом проекта стали заданные планировкой зала заседаний полукруг и круг.
Новый «Полёт»
Архитекторы бюро «Мезонпроект» разработали проект перестройки областного молодежного центра «Полёт» в Орле. Летний клуб, построенный еще в конце 1970-х годов, станет всесезонным и приобретет много дополнительных функций.
Яуза towers
В столице не так много зданий и проектов Никиты Явейна и «Студии 44». Представляем вашему вниманию концепцию большого многофункционального комплекса на Яузе, между двумя парками, с набережной, перекрестьем пешеходных улиц, развитым общественным пространством и оригинальным пластическим решением. Оно совмещает сложную, асимметричную, как пятнашки, сетку фасадов и смелые заострения верхних частей, полностью скрывающее техэтажи и вылепливающее силуэт.
И опять о птицах
Завершается строительство первого аэропорта в китайском городе Лишуй. Архитекторы пекинского бюро MAD выбрали для своего проекта самый очевидный визуальный прототип – серебристо-белую птицу.
Офисы с «ленточкой»
В Берлине началось строительство офисного (и немного жилого) «кампуса» LXK по проекту MVRDV. Проект связан с развитием района Восточного вокзала.
Венец из пентхаусов
Первое многоэтажное здание Монако, жилая башня Le Schuylkill, получит после реконструкции по проекту Zaha Hadid Architects завершение из шести пентхаусов.
Вплотную к демократии
Конкурс на проект реконструкции зданий датского парламента выиграли бюро Cobe, Arcgency и Drachmann совместно с конструкторами Sweco. Цель трансформации – позволить любому гражданину приблизиться вплотную к оплоту демократии.
Парк архитектуры и отдыха
Для подмосковного гостиничного комплекса, предполагающего разные форматы отдыха, бюро T+T Architects предложило несколько типов жилья: от классического «стандарта» в общем корпусе до «пещеры в холме» и «домика на дереве». Дополнительной задачей стала интеграция в «архитектурно-лесной» парк существующих на территории резиденций, построенных в классическом стиле.
Лирически-энергетическая архитектура
Здание поста управления солнечной электростанцией Kalyon Karapınar SPP по проекту Bilgin Architects в Центральной Анатолии служит «пользовательским интерфейсом» для бесконечного поля солнечных батарей.
Энергетически нейтральный квадрат
На территории кампуса Университета Тилбуга открылся новый учебный корпус имени государственной деятельницы, первой женщины-министра Нидерландов Марги Кломпе. Авторы проекта – Powerhouse Company.
Творческий ужин
Элитный ресторан AIR по проекту архитекторов OMA в Сингапуре включает в себя лабораторию для исследования ингредиентов, сад и огород, кулинарную школу.
Черное и белое
Отдельно рассказываем об интерьерах павильона Атом на ВДНХ. Их решение – важная часть общего замысла, так что точность и аккуратность реализации были очень важны для архитекторов. Руководитель UNK interiors Юлия Тряскина делится частью наработок.
Квартиры в деревне
Жилой комплекс по проекту Karnet architekti на западе Чехии учитывает свое расположение в деревне и контекст бывшей промзоны.
В оттенках зеленого
Бюро Tsing-Tien Making реконструировало дом просветителя Чжан Тайяня в Сучжоу, превратив его в культурный центр и книжный магазин «Гу У Сюань». В отделке использовали три изысканных оттенка: пепельно-зеленый, нефритовый и яркий фруктовый зеленый.
Технологии и материалы
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Сейчас на главной
«Судьбоносный» музей
В шотландском Перте завершилась реконструкция городского зала собраний по проекту нидерландского бюро Mecanoo: в обновленном историческом здании открылся музей.
Перезапуск
Блог Анны Мартовицкой перезапустился как видеожурнал архитектурных новостей при поддержке с АБ СПИЧ. Обещают новости, особенно – выставки, на которые можно пойти в архитектурным интересом.
Степь полна красоты и воли
Задачей выставки «Дикое поле» в Историческом музее было уйти от археологического перечисления ценных вещей и создать образ степи и кочевника, разнонаправленный и эмоциональный. То есть художественный. Для ее решения важным оказалось включение произведений современного искусства. Одно из таких произведений – сценография пространства выставки от студии ЧАРТ.
Рыба метель
Следующий павильон незавершенного конкурса на павильон России для EXPO в Осаке 2025 – от Даши Намдакова и бюро Parsec. Он называет себя архитектурно-скульптурным, в лепке формы апеллирует к абстрактной скульптуре 1970-х, дополняет программу медитативным залом «Снов Менделеева», а с кровли предлагает съехать по горке.
Лазурный берег
По проекту Dot.bureau в Чайковском благоустроена набережная Сайгатского залива. Функциональная программа для такого места вполне традиционная, а вот ее воплощение – приятно удивляет. Архитекторы предложили яркие павильоны из обожженного дерева с характерными силуэтами и настроением приморских каникул.
Зеркало души
Продолжаем публиковать проекты конкурса на проект павильона России на EXPO в Осаке 2025. Напомним, его итоги не были подведены. В павильоне АБ ASADOV соединились избушка в лесу, образ гиперперехода и скульптуры из световых нитей – он сосредоточен на сценографии экспозиции, которую выстаивает последовательно как вереницу впечатлений и посвящает парадоксам русской души.
Кораблик на канале
Комплекс VrijHaven, спроектированный для бывшей промзоны на юго-западе Амстердама, напоминает корабль, рассекающий носом гладь канала.
Формулируй это
Лада Титаренко любезно поделилась с редакцией алгоритмом работы с ChatGPT 4: реальным диалогом, в ходе которого создавался стилизованный под избу коворкинг для пространства Севкабель Порт. Приводим его полностью.
Часть идеала
В 2025 году в Осаке пройдет очередная всемирная выставка, в которой Россия участвовать не будет. Однако конкурс был проведен, в нем участвовало 6 проектов. Результаты не подвели, поскольку участие отменили; победителей нет. Тем не менее проекты павильонов EXPO как правило рассчитаны на яркое и интересное архитектурное высказывание, так что мы собрали все шесть и будем публиковать в произвольном порядке. Первый – проект Владимира Плоткина и ТПО «Резерв», отличается ясностью стереометрической формы, смелостью конструкции и многозначностью трактовок.
Острог у реки
Бюро ASADOV разработало концепцию микрорайона для центра Кемерово. Суровому климату и монотонным будням архитекторы противопоставили квартальный тип застройки с башнями-доминантами, хорошую инсолированность, детализированные на уровне глаз человека фасады и событийное программирование.
Города Ленобласти: часть II
Продолжаем рассказ о проектах, реализованных при поддержке Центра компетенций Ленинградской области. В этом выпуске – новые общественные пространства для городов Луга и Коммунар, а также поселков Вознесенье, Сяськелево и Будогощь.
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
Сахарная вата
Новый ресторан петербургской сети «Забыли сахар» открылся в комплексе One Trinity Place. В интерьере Марат Мазур интерпретировал «фирменные» элементы в минималистичной манере: облако угадывается в скульптурном потолке из негорючего пенопласта, а рафинад – в мраморных кубиках пола.
Образ хранилища, метафора исследования
Смотрим сразу на выставку «Архитектура 1.0» и изданную к ней книгу A-Book. В них довольно много всякой свежести, особенно в тех случаях, когда привлечены грамотные кураторы и авторы. Но есть и «дыры», рыхлости и удивительности. Выставка местами очень приятная, но удивительно, что она думает о себе как об исследовании. Вот метафора исследования – в самый раз. Это как когда смотришь кино про археологов.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Сады как вечность
Экспозиция «Вне времени» на фестивале A-HOUSE объединяет работы десяти бюро с опытом ландшафтного проектирования, которые размышляли о том, какие решения архитектора способны его пережить. Куратором выступило бюро GAFA, что само по себе обещает зрелищность и содержательность. Коротко рассказываем об участниках.
Розовый vs голубой
Витрина-жвачка весом в две тонны, ковролин на стенах и потолках, дерзкое сочетание цветов и фактур превратили магазин украшений в место для фотосессий, что несомненно повышает узнаваемость бренда. Автор «вирусного» проекта – Елена Локастова.
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
IPI Award 2023: итоги
Главным общественным интерьером года стал туристско-информационный центр «Калужский край», спроектированный CITIZENSTUDIO. Среди победителей и лауреатов много региональных проектов, но ни одного петербургского. Ближайший конкурент Москвы по числу оцененных жюри заявок – Нижний Новгород.
Пресса: Набросок города. Владивосток: освоение пейзажа зоной
С градостроительной точки зрения самое примечательное в этом городе — это его план. Я не знаю больше такого большого города без прямых улиц. Так может выглядеть план средневекового испанского или шотландского борго, но не современный крупный город
Птица земная и небесная
В Музее архитектуры новая выставка об архитекторе-реставраторе Алексее Хамцове. Он известен своими панорамами ансамблей с птичьего полета. Но и модернизм научился рисовать – почти так, как и XVII век. Был членом партии, консервировал руины Сталинграда и Брестской крепости как памятники ВОВ. Идеальный советский реставратор.