Поворотный ритм

Сложный участок – небольшой и стеснённый коммуникациями – создаёт архитекторам проблемы, но может послужить и во благо, что вновь доказал Валерий Лукомский, вырастив пластику дома на улице Орджоникидзе из анализа множества данностей.

Автор текста:
Наталья Леонова

15 Февраля 2017
mainImg

Мастерская:

Сити-Арх

Проект:

Жилой комплекс Байконур
Россия, Москва, ул. Орджоникидзе, вл. 13, стр. 1 Б/Н

2016
Жилой комплекс «Байконур» строится рядом с площадью Гагарина, на улице Орджоникидзе. Почти вплотную к нему стоит общежитие МАРХИ, за ним ЖК «Нескучный сад», построенный Николаем Лызловым в 2008 году. Ещё один ЖК – «Вавилова, 4» вскоре появится рядом, южнее. Впрочем, высокая плотность окружающей застройки – не единственная сложность, с которой бюро «Сити-Арх» столкнулось на данном участке.

Архитекторы знали: в непосредственной близости проходит туннель метрополитена. Согласно документам он должен был находиться в трёх метрах от объекта, и такое соседство не вызывало особенных опасений. На деле же метро оказалось почти вдвое ближе. Кроме того под участком проложены теплотрасса и высоковольтная линия электропередач. Словом, всё выглядело так, как будто обстоятельства не оставили проектировщикам ни малейшего пространства для маневра.

«Проект вырос из ограничений. Как говорил один мой коллега, когда существует масса ограничений и у тебя нет определённой степени свободы, работать очень легко», – шутит глава «Сити-Арх» Валерий Лукомский.
Многоквартирный жилой дом на ул. Орджоникидзе. Проект, 2016 © Сити-Арх
Многоквартирный жилой дом на ул. Орджоникидзе. Анализ территории участка. Проект, 2016 © Сити-Арх
Многоквартирный жилой дом на ул. Орджоникидзе. Анализ территории участка. Проект, 2016 © Сити-Арх
Многоквартирный жилой дом на ул. Орджоникидзе. Ситуационный план. Проект, 2015 © Сити-Арх

Впрочем, «Сити-Арх» расправились со сложностями участка достаточно изящно. Теплотрассу убрали в коллектор, который встроили в минус-первый этаж дома. Подземных этажа три, и работы идут на глубине пятнадцати метров, почти вровень с метротуннелем. Поэтому допустить смещение грунта в сторону метро более, чем на один сантиметр, было нельзя, и для ограждающих конструкций котлована архитекторы использовали технологию струйного цементирования – jet-сваи. Здание обеспечили виброзащитой, оно целиком стоит на виброэлементах. При этом был предусмотрен отложенный монтаж: после того, как основная несущая система закончена, её поднимают домкратом и ставят на виброопоры, чтобы точно отрегулировать нужную высоту. Тип виброопор решились поменять на более надёжный уже на стадии рабочей документации. Однако новые элементы не помещались в первоначальный план, поэтому нижний этаж пришлось переделывать, что заняло почти три месяца. В ходе работы перекраивали и площади будущих квартир, подгоняя их, по просьбе заказчика, под новые рыночные тренды. Квартиры получились от 45 до 123 м2.

Первоначально планировалось построить два 18-этажных корпуса. Архитекторы «Сити-Арх», изучив геометрию участка и особенности расположения соседних домов, пришли к выводу, что решить задачу стандартными средствами невозможно. Во-первых, подобная высота нарушила бы нормы инсоляции общежития МАРХИ. Во-вторых, два одинаковых объема, поставленных в прямую линию, с трудом вписывались в территорию, выделенную под застройку. Все эти сложности вылились в интересное объёмно-пространственное решение.

ЖК «Байконур» сделали разноэтажным: одну часть опустили до уровня 15 этажей, а вторую вырастили до 19. План дома представляет собой два врастающих друг в друга прямоугольника, один из которых, усеченный, развернут под углом около 45º. Дом, если смотреть на него сверху, получил неожиданно-контекстуальное сходство с общежитием МАРХИ, которое состоит из двух пластин, соединенных общим углом, хотя и строже, без разворота.

Поворот же в данном случае помог не только обеспечить необходимую инсоляцию и приватность как самому дому, так и его нынешним и будущим соседям, но и позволил удачно вписать его в городское окружение. Девятнадцатиэтажная башня стала тем вертикальным акцентом, который на советах любят называть доминантой: подчеркнула угол между улицей Орджоникидзе и проездом, ведущим к улице Вавилова. Поворот заострил силуэт дома и ориентировал его на ось пешеходного маршрута от ближайшей автобусной остановки на Ленинском проспекте. В то же время если высокая башня салютует дому Николая Лызлова, но башня поменьше образует ступеньку, необходимую для разнообразного силуэта: рассчитывая панораму с учетом будущего ЖК «Вавилова, 4», архитекторы смогли создать пусть неизбежно плотный, но все же не лишённый пауз городской силуэт.
Многоквартирный жилой дом на ул. Орджоникидзе. Проект, 2016 © Сити-Арх
Многоквартирный жилой дом на ул. Орджоникидзе. Проект, 2016 © Сити-Арх

Стыковку двух объёмов следовало не только использовать, но и проявить пластически. Так в верхней части появился воображаемый шарнир – треугольный балкон с изящной золотистого цвета опорой, издали похожий на стыковочную «лапу» дома-механизма.
Многоквартирный жилой дом на ул. Орджоникидзе. Проект, 2016 © Сити-Арх

Но свободного пространства, «воздуха» всё равно не хватало. «Я не люблю, когда объект решён так, что нет пустоты, нет пространства. Если есть перетекание внешнего во внутреннее – это выглядит гораздо интереснее. Поэтому появилась такая сдвижка, когда один объем органично пересекается с другим. Имея узел первых пяти этажей и вот такую сдвижку, можно делать любой фасад и использовать любой материал», – объясняет Валерий Лукомский.

Добавить необходимую для гармонии пустоту вокруг нижнего яруса не позволял размер участка, но архитекторы «Сити-Арх» нашли выход. Объёмы трёх занятых офисами нижних этажей 19-этажной башни ступенчато сдвинули на юг, в сторону улицы Вавилова. На их кровлях предусмотрели террасы для офисных сотрудников; здесь отчасти (деревьями в кадках) планируется компенсировать недостаток озеленения. Дом получил, таким образом, своеобразную «подошву» – визуальную опору. Две стройные белые башни, развёрнутые друг относительно друга на воображаемом шарнире, оттенены тёмным титан-цинком горизонтальных офисных террас.
Схема построения объёмной композиции. Многоквартирный жилой дом на ул. Орджоникидзе. Схема формообразования. Проект, 2016 © Сити-Арх
Вид с юго-запада. Многоквартирный жилой дом на ул. Орджоникидзе. Проект, 2016 © Сити-Арх
Террасы офисной части. Многоквартирный жилой дом на ул. Орджоникидзе. Проект, 2016 © Сити-Арх
Многоквартирный жилой дом на ул. Орджоникидзе. Разрез. Проект, 2016 © Сити-Арх

А внутри сдвиг освободил двусветное пространство для небольшого, но высокого лобби. Тёмная консоль, обведённая широкой рамкой-телевизором, выступает в строну улицы Орджоникидзе, акцентируя вход массивным «козырьком». Её поддерживают четыре пластины гранитных пилонов, установленных продольно, открывая вход и отчасти даже приглашая, «затягивая» внутрь, как и полагается порталу таких размеров.
Многоквартирный жилой дом на ул. Орджоникидзе. Проект, 2016 © Сити-Арх

На продольных сторонах пилонов с помощью спайдерных систем будет крепиться стекло с иллюстрациями и текстами, посвященными освоению космоса – отдавая дань соседству площади Гагарина и очевидно вдохновлённому им названию ЖК «Байконур». На нижней плоскости козырька-консоли также появится светящийся по ночам рисунок звёздного неба. Планируется, что интерьеры общественных зон тоже будут так или иначе обыгрывать космическую тематику.
Многоквартирный жилой дом на ул. Орджоникидзе. Проект, 2016 © Сити-Арх
***

Здание – а в современной архитектуре это распространённый приём – делает свою вынужденно-лепную форму частью образа, давая ощутить сложность сопряжений и даже некоторую напряженность контраста черного и белого, горизонталей и вертикалей, прорастающих друг в друга.

Помимо башен и террас ещё один пример такого прорастания-под-углом – тёмный цинковый козырёк на северо-восточном углу малой башни. Он призван привлечь внимание к кафе и магазинам первых этажей, а кроме того – скрасить проходящего здесь пути от автобусной остановки к общежитию МАРХИ.
Многоквартирный жилой дом на ул. Орджоникидзе. Проект, 2016 © Сити-Арх

Не менее актуально равновесие горизонталей и вертикалей. Протяжённость ступеней офисных этажей подчёркнута сеткой рельефных полос, усиливающих их образное сходство с тектоническими пластами. Однако тут же вступает в силу и противоположный голос – тонкие вертикали деревянных ламелей дробят крупные плоскости стекла витрин. Белые фасады башен, чей рисунок подчинён стройным парам окон с редкими, но регулярными акцентами золотистой охры – уравновешены горизонтальной сеткой стыков крупных керамогранитных плит, напоминающей тонкий руст. 
***

Отдельным сюжетом стало благоустройство. Миниатюрная территория, оставшаяся от пятна застройки, не будет ограждена – напротив, архитекторы продумали ряд мелочей, направленных на то, чтобы активнее включить её в городское пространство. В частности, запланировано благоустройство зелёной зоны вдоль улицы Орджоникидзе – сейчас здесь довольно много деревьев, хотя большинство из них американские клёны. Мини-сквер остаётся городским и в то же время он становится частью пространства ЖК, добавляя «воздуха» в прямом и переносном смысле. Здесь появится ещё одна пешеходная дорожка, и трава, будем надеяться, приобретёт цивильный вид.

Здесь же, перед пилонами входа, к которым, как мы помним, ведёт ближайшая «народная тропа» от Ленинского проспекта, появилась небольшая площадь. Её не испортила даже вентшахта трёхъярусной подземной парковки, которую больше некуда было вывести: архитекторы оформили шахту в виде блестящего стеклянного шара – получился почти что памятник спутнику – что созвучно космической тематике дома. На поверхности шара установят монитор с полезной для жильцов информацией. Шар стоит на аккуратно-выпуклом, круглом холме газона, который смело, в духе современной урбанистики, прорезан студенческой тропой. Вымостку же авторы решили сделать равномерной, из одного материала, чтобы не усложнять без того небольшой фрагмент городского пространства.
Вид с северо-запада. Многоквартирный жилой дом на ул. Орджоникидзе. Проект, 2016 © Сити-Арх

Словом, проект ЖК «Байконур» проработан до мелочей. «Если нет деталей, то и объекта практически не будет», – поясняет глава «Сити-Арх» Валерий Лукомский. На фестивале «Зодчество»-2016 года проект вошёл в пятёрку лучших.
Многоквартирный жилой дом на ул. Орджоникидзе. Генеральный план. Проект, 2016 © Сити-Арх
Многоквартирный жилой дом на ул. Орджоникидзе. План -1 этажа. Проект, 2016 © Сити-Арх
Многоквартирный жилой дом на ул. Орджоникидзе. План 1 этажа. Проект, 2016 © Сити-Арх
Многоквартирный жилой дом на ул. Орджоникидзе. План 2 этажа. Проект, 2016 © Сити-Арх
zooming
Многоквартирный жилой дом на ул. Орджоникидзе. План 8 этажа. Проект, 2016 © Сити-Арх


Мастерская:

Сити-Арх

Проект:

Жилой комплекс Байконур
Россия, Москва, ул. Орджоникидзе, вл. 13, стр. 1 Б/Н

2016

15 Февраля 2017

Автор текста:

Наталья Леонова

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Двенадцать формул
Два московских учебных заведения показывают в открытых мастерских Баухауза проект, посвященный общественным пространствам. Методы спекулятивного дизайна и «сенсорная урбанистика» помогли поставить правильные вопросы и получить серьезные выводы.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Умер Иона Фридман
Архитектор-теоретик, озвучивший в конце 1950-х идею мобильной, саморазвивающейся силами жителей и изменяемой архитектуры – своего рода пространственной сети, приподнятой над традиционным городом и способной охватить весь мир.
Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.