Холмы «Нового Иерусалима»

В 2013 году, задолго до строительства парка Зарядье, команда архитектурного бюро «Сити-арх» спроектировала музей-холм, с крупнейшим музейным фондом Подмосковья.

author pht

Автор текста:
Юлия Шишалова

18 Января 2018
mainImg

Мастерская:

Сити-Арх

Проект:

Здание музея в «Новом Иерусалиме»
Россия, Москва, Истринский район, с/п Лучинск ое, д. Никулино

Авторский коллектив:
Архитекторы: Лукомский Валерий Васильевич, Лукомская Ирина Васильевна, Лукомский Антон Валерьевич, Кошпаев Михаил Анатольевич, Зайцев Виктор Константинович, Селивончик Людмила Евгеньевна

2013

Заказчик: Министерство культуры Московской области

>> см. текст о проекте музея 2013 года 

На самом деле задача у «Сити-арх» была еще более нетривиальная: выделенный для строительства музея участок мало того, что одной границей всего на 300 метров удален от памятника архитектуры федерального значения – комплекса зданий Ново-Иерусалимского монастыря, так еще и другая его граница пересекает холмистые берега Истры. Пришлось учесть угрозу подтопления – и построить внутри обваловки дамбу высотой 4 метра. Так же как и подчиниться множеству других ограничений, прежде всего жестким ограничениям высоты, основанным на результатах визуально-ландшафтного анализа. На четырех гектарах требовалось разместить 28 000 ммузейных площадей, поэтому часть выставочных площадей решено было поместить ниже уровня грунта.
Здание музея в «Новом Иерусалиме». Визуализация. 2013 © АО «Сити-Арх»
zooming
Здание музея в «Новом Иерусалиме» © АО «Сити-Арх»

Так и вышло, что, с одной стороны, здание находится выше грунтовых вод и возможного уровня речной волны, а с другой – вписано в ландшафт, превращено в искусственный холм высотой 12 метров. Корпуса музея, которые и составляют значительную часть холма, в буквальном смысле распластаны по его периметру. А внутрь незамкнутой трапеции вписан смысловой центр композиции – чаша с выставочными галереями вдоль стен и большой круглой площадью посередине. Чаша двора кажется образно-смысловой парой гигантского шатра над кувуклией, главного символа подмосковного Нового Иерусалима патриарха Никона – конус музейной площади повторяет ее «наоборот»: пустота вместо объема, уступ вместо выступа, но тот же круг-кольцо обхода вокруг и тот же тип композиции, вытянутой с востока на запад.

Открываясь наиболее полно с Бужаровского шоссе, своим цветом выдержанного красного вина, на контрасте с серо-зеленой гаммой основных строений, чаша двора напоминает еще и о Святом Граале.
Здание музея в «Новом Иерусалиме». Реализация, 2013 © АО «Сити-Арх»
Здание музея в «Новом Иерусалиме». Реализация, 2013 © АО «Сити-Арх»
Здание музея в «Новом Иерусалиме». Реализация, 2013 © АО «Сити-Арх»
Здание музея в «Новом Иерусалиме». Реализация, 2013 © АО «Сити-Арх»
Здание музея в «Новом Иерусалиме». Реализация, 2013 © АО «Сити-Арх»

Музейные фонды и впрямь полны драгоценных реликвий. Коллекция Новоиерусалимского художественно-исторического музея, которая начала формироваться без малого сто лет назад, в 1920 году, сегодня насчитывает порядка 180 тысяч единиц и считается крупнейшей во всей Московской области. В стенах Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря она могла рассчитывать максимум на 9 000 м2 выставочных площадей. При этом экспонатам было непросто сосуществовать с масштабными работами по восстановлению монастырских построек. В 2008 году решением российских властей музей и монастырь разделили, запустив одновременно процессы реставрации и строительства нового музейного здания общей площадью 28 000 м2.

Градостроительно музей подчинен монастырскому ансамблю: южное крыло музея внутри холма расположено параллельно монастырской стене. Физически же территории комплексов соединены пешеходным мостом: путь по мосту от монастыря перемежается посадками деревьев, здание музея постоянно появляется и исчезает из виду.

Другой способ прийти в музей – с парковки перед шоссе, сюда подъезжают туристические автобусы, сюда обращен главный вход с широкой аркой, прорезанной в бордовом боку чаши круглого двора – внутренней площади, где музей проводит праздники, концерты и выставки арт-объектов, а летом разворачивает кафе. На галереи спирального обхода, напоминающие о главном прообразе музеев XX века – Нью-Йоркском Гуггенхайме Райта, можно подняться из двора и слушать, к примеру, концерты с нетипичный «приподнятой» точки зрения.
Здание музея в «Новом Иерусалиме». Визуализация, 2013 © АО «Сити-Арх»
Кафе в вестибюле музея. Спиралевидно расширяющаяся воронка двора обеспечивает очень эффектную ленту второго света – внутри светло даже в пасмурную погоду. Здание музея в «Новом Иерусалиме». Реализация, 2013 © АО «Сити-Арх». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Красная стена чаши «просачивается» и во внутренние помещения музея, обеспечивая взаимопроникновение внешнего и внутреннего, и подчеркивая, что здание, наподобие масштабной головоломки, состоит из состыкованных между собой элементов разной природы. Это довольно увлекательно: находясь внутри, обнаруживать части того, что уже видел снаружи.
Впрочем, внутри красный цвет дан не панелями, а крашеной штукатуркой. Но цвет тот же, он вполне узнаваем. Здание музея в «Новом Иерусалиме». Реализация, 2013 © АО «Сити-Арх». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Здание музея в «Новом Иерусалиме». Реализация, 2013 © АО «Сити-Арх»
Вестибюль с фрагментом красной стены. Здание музея в «Новом Иерусалиме». Проект, 2013 © АО «Сити-Арх»

Кроме того, во внутренних выставочных помещениях встречаются панорамные окна с видом на комплекс монастыря. Особенно хороша перспектива, которая открывается от восточного атриума в экспозиционном северном крыле здания: здесь, глядя через стеклянную стену, можно увидеть скит патриарха Никона в «рамке», образованной мини-двором, прорезанным – определенно, именно ради этой панорамы – в южном фондовом корпусе музея. Дворик, которого в первоначальном проекте не было, стал, по-видимому, результатом наблюдения архитекторов за натурой – скит же в этой рамке, подсвеченной сверху, кажется сияющим – почти как круглые храмы на ведутах мастеров ренессанса.
Вид на скит патриарха Никона в «простреле» южного крыла музея. Здание музея в «Новом Иерусалиме». Реализация, 2013 © АО «Сити-Арх». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Дворик – прорезанный в качестве видовой «рамы» в южном крыле музея. Справа – выступ овальной аудитории детского центра. Здание музея в «Новом Иерусалиме». Реализация, 2013 © АО «Сити-Арх». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Пространственная картина включается в состав экспозиции музея, становится ее постоянной частью, «входит» снаружи внутрь – определенно удачная архитектурно-градостроительная идея, она напоминает и подчеркивает: вот он, монастырь, рядом.
Вид на монастырь из северного крыла музея. Здание музея в «Новом Иерусалиме». Реализация, 2013 © АО «Сити-Арх». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Расчет лучей зрения и видовых перспектив от монастыря на музей и от музея на монастырь. Здание музея в «Новом Иерусалиме» © АО «Сити-Арх»

Внутри музей устроен так, что в нем можно гулять довольно долго и с интересом, даже не заходя на экспозицию. В экспозиционном крыле, помимо вестибюля и галерей, освещенных естественным светом панорамных окон по периметру двора, имеются два атриума: западный, отведенный для кафе, и восточный – с широкой трехмаршевой лестницей и просторным многофункциональным залом. Все эти общественные пространства наполнены экспонатами и отличаются от выставочных залов только их насыщенностью: ощущение пребывания в музейном пространстве полнейшее – как, к примеру, в римских термах Диоклетиана: куда ни пойдешь, что-нибудь да увидишь.
Восточный атриум северного крыла. Здание музея в «Новом Иерусалиме». Проект, 2013 © АО «Сити-Арх»
Восточный атриум северного крыла. Здание музея в «Новом Иерусалиме». Реализация, 2013 © АО «Сити-Арх». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Восточный атриум северного крыла. . Здание музея в «Новом Иерусалиме». Реализация, 2013 © АО «Сити-Арх». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Западный атриум северного крыла – пространство музейного кафе, вид с балкона. Здание музея в «Новом Иерусалиме». Реализация, 2013 © АО «Сити-Арх». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

«Археологическую» ноту восприятия формирует и поддерживает «стена-раскоп», превращенная в срез материалов и артефактов, связанных с монастырем, – от белого камня, позаимствованного с реставрационных площадок на территории монастыря, до специально разработанных архитекторами – а вовсе, подчеркнем, не заимствованных из фондов музея (!), хотя так и может показаться – пятицветных изразцов. Очень удачно, что этот орнаментально-археологический набор присутствует и снаружи, и внутри: именно он поддерживает ощущение холма-раскопа, музея в археологическом пространстве. Честно говоря, он его, конечно, имитирует: это не настоящий раскоп; но довольно умело – вместе с панорамой настоящего монастыря образ получается довольно убедительным.
Здание музея в «Новом Иерусалиме». Реализация, 2013 © АО «Сити-Арх»
Здание музея в «Новом Иерусалиме». Реализация, 2013 © АО «Сити-Арх»
Здание музея в «Новом Иерусалиме». Реализация, 2013 © АО «Сити-Арх»
Фрагмент «археологической стены» в главном дворе музея. Здание музея в «Новом Иерусалиме». Реализация, 2013 © АО «Сити-Арх». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Не менее ответственно авторы проекта подошли к функциональной программе музея: в первичном техническом задании по факту фигурировала только общая площадь, и из 28 тысяч квадратных метров под экспозицию отдали 20. Это в 2 с лишним раза больше, чем было у музея раньше, поэтому в новом здании есть не только выставочно-экспозиционная зона (ею занималась преимущественно команда «Раритет» из Санкт-Петербурга), но и культурно-просветительская: помимо двусветного пространства кафе на двух уровнях располагаются детский клуб и оборудованный по последнему слову техники конференц-зал (оба – с большими световыми фонарями), научная библиотека. А по соседству с кафе – реставрационные мастерские с функцией гостиницы, куда художники могут приезжать работать и жить.
Конференц-зал. Здание музея в «Новом Иерусалиме». Проект, 2013 © АО «Сити-Арх»
Здание музея в «Новом Иерусалиме». План на отметке +4.500 © АО «Сити-Арх»
Здание музея в «Новом Иерусалиме». План на нулевой отметке © АО «Сити-Арх»
Здание музея в «Новом Иерусалиме». План на отметке -5.100 © АО «Сити-Арх»

Проект предусматривал в реставрационных мастерских окна, обращенные в залы – через них посетители могли бы наблюдать за работой специалистов. Однако в ходе реализации от этой идеи пришлось отказаться.

И, к сожалению, это не единственное, что не было реализовано про проекту архитекторов. Вместо композитных листов бордового цвета чаша музея была затянута красной банерной тканью. Смотровая площадка с видом на монастырь на галерее, восходящей по спирали внутри чаши, также осталась на бумаге, также как и эксплуатируемые кровли холма, по которым, как планировали архитекторы, можно было бы гулять, осматривая окрестности. Путь от монастыря на музейный холм, затем вниз-вверх по спиральным пандусам, был пространственным лейтмотивом, целостной связующей нитью со своими повышениями и понижениями тона – и надо признать, что лишившись этого выразительного средства, музей многое потерял.

Инженерные системы и технологические решения, за использование которых в проекте команда «Сити-Арх» получила немало наград – так и остались нереализованными. Между тем, в проекте большое внимание уделялось энергосбережению и технологии «пассивного дома» (если бы утепление было выполнено так, как задумано, отапливать музей практически бы не пришлось – а для здания, расположенного вдали от центральных коммуникаций, это крайне важно). Из-за халатности подрядчика построенная дамба и предусмотренная гидроизоляция были возведены со значительными нарушениями, из-за чего фондохранилища регулярно затапливает.

Сложный и интересный проект, который мог бы стать во многом образцовым, продолжает находиться в «недоделанном» состоянии.

Ни для кого не секрет, что невысокое качество строительства – бич российской архитектуры в целом. Впрочем сейчас здание живет довольно насыщенной жизнью и развивается, не исключено, что когда-нибудь часть исполнительских огрехов можно будет исправить. Так или иначе, а музей вписывается в новейший тренд российской архитектуры, в типологию музея-холма, которая начинается, наверное, от проекта-идеи музея Стрельны, победившей в альтернативном конкурсе 2007 года; она же развита в музее «Куликово поле», реализованном почти в те же годы, что и «Новый Иерусалим», – и в недавно открывшихся павильонах «Зарядья», конечно же, тоже. Суть этих проектов близка: музей углубляют в землю, превращая в искусственный холм и в то же время – в смотровую площадку; восприятие пространства зрителем становится многоаспектным, здесь в равной степени присутствует и широта обзора, и возможность оказаться глубоко внутри, под землей, в «пещере». Спектр ощущений очень широк, музей существует на грани между нынешней реальностью видовых панорам, пространства и света – и исторической реальностью выставленных и хранимых в нем памятников. А это, надо думать, и есть самое правильное место для музея. 

Мастерская:

Сити-Арх

Проект:

Здание музея в «Новом Иерусалиме»
Россия, Москва, Истринский район, с/п Лучинск ое, д. Никулино

Авторский коллектив:
Архитекторы: Лукомский Валерий Васильевич, Лукомская Ирина Васильевна, Лукомский Антон Валерьевич, Кошпаев Михаил Анатольевич, Зайцев Виктор Константинович, Селивончик Людмила Евгеньевна

2013

Заказчик: Министерство культуры Московской области

18 Января 2018

author pht

Автор текста:

Юлия Шишалова

Поставщики, технологии

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Двенадцать формул
Два московских учебных заведения показывают в открытых мастерских Баухауза проект, посвященный общественным пространствам. Методы спекулятивного дизайна и «сенсорная урбанистика» помогли поставить правильные вопросы и получить серьезные выводы.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Умер Иона Фридман
Архитектор-теоретик, озвучивший в конце 1950-х идею мобильной, саморазвивающейся силами жителей и изменяемой архитектуры – своего рода пространственной сети, приподнятой над традиционным городом и способной охватить весь мир.
Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.