Ирина Коробьина: «Весь мир признает советский авангард главным вкладом России в мировую культуру XX века»

Директор Музея архитектуры им. А.В. Щусева Ирина Коробьина о спецпроекте «Наследие Авангарда» на фестивале «Зодчество» 2014.

author pht

Беседовала:
Наталия Алексеева

mainImg
Сохранение

Архи.ру:
– С чем, на ваш взгляд, связан рост интереса к сохранению наследия авангарда?

Ирина Коробьина:
– Похоже, в Россию пришло, наконец, осознание ценности советского архитектурного авангарда, и того, что мы стремительно его теряем.

– Насколько существенной Вы считаете поддержку Минкульта в этой сфере? В чем принципиальная разница между государственным подходом к сохранению и приспособлению и общественными культурными инициативами?

– Государственный подход обеспечивает высокий уровень принятия решений. Государственная машина работает медленно, избирательно, но верно – на уровне законодательства, выпуска документов с судьбоносными решениями, гарантирующими будущее и их последовательное воплощение за счет средств госбюджета. Общественные движения ярче, динамичнее, но развиваются больше в pr-поле.

Выставка, являющаяся специальным проектом Минкультуры России, призвана выявить и обозначить вектор государственной политики, направленной на сохранение конструктивистского наследия и его введения в мировой культурный оборот.

В контексте обзора памятников советского архитектурного авангарда не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и по всей России будут подробно представлены пять конкретных примеров памятников, которым оказана поддержка Минкультуры РФ: это Дом К.С. Мельникова в Кривоарбатском переулке в Москве (1927–1929), Фабрика-кухня завода имени Масленникова в Самаре (1932), Гараж для грузовых машин на Новорязанской улице в Москве (1929–1931), Драматический театр в Ростове-на-Дону (1930–1935) и Белая Башня в Екатеринбурге (1928–1931).

Естественно, выбранные примеры не ограничивают охват поддержки, оказываемой Минкультуры памятникам авангарда, они относятся к практике последних лет и наиболее наглядно демонстрируют различные подходы к решению проблем конструктивистского наследия и различные инструменты, при помощи которых удается их решать.
zooming
Ирина Коробьина. Фотография © А. Семерзина
zooming
Проект гаража грузовых машин на Новорязанской улице в городе Москва, архитектор К.С. Мельников, инженер В.Г. Шухов, 1926. Из собрания Государственного музея архитектуры А.В. Щусева
– Идет ли речь о масштабной государственной программе поддержки сохранения объектов авангарда?

– Надеюсь, она зреет в недрах кабинетов. В отсутствие специальной программы, реально памятники авангарда становятся предметом ответственности собственников, точнее, пользователей, на которых возлагаются охранные обязательства. Обзор российского опыта показывает, что таких памятников абсолютное большинство.

Идентичность и актуальность

– Насколько тема архитектурного авангарда является специфичной именно для России?

– Когда мы говорим о российской архитектуре с соотечественниками, всегда подразумеваем древнерусские храмы, терема и палаты. Иностранцы, обсуждая русскую архитектуру, имеют в виду конструктивизм. Весь мир признает советский авангард главным вкладом России в мировую культуру XX века. Для меня это безусловный знак русской идентичности.

– Как представленные на выставке идеи и решения вписываются в мировой контекст?

– На выставке представлены пять подходов к решению тяжелейшей проблемы спасения памятников авангарда, которые характеризуют деятельность Минкультуры России в этом направлении в последние годы: финансирование реставрации памятника без изменения его функции выделением целевых средств федерального бюджета (театр в Ростове-на-Дону), музеефицирование памятника с последующей научной реставрацией, направленной на точное сохранение мемориальной обстановки (Дом Мельникова в Москве), использование памятника под новую культурную функцию с соответствующим приспособлением (фабрика-кухня в Самаре), использование памятника под новую функцию, подразумевающую регенерацию всей прилегающей территории (гараж на Новорязанской улице в Москве), поддержка общественно-культурной активности местного сообщества, направленной на спасение памятника, выделением целевого гранта (Белая Башня в Екатеринбурге).

Все эти подходы имеют место и в мировой практике. Можно отметить, что в Европе преимуществом пользуется подход, подразумевающий приспособление памятников под новую культурную функцию.
zooming
Проект Драматического театра в Ростове-на-Дону. Архитекторы В.А. Щуко, В.Г. Гельфрейх. Фото с проекта. материал: бумага, карандаш, белила. 1932-1935г. Из собрания Государственного музея архитектуры А.В. Щусева
– Возможно ли, и какими методами, преодоление разрыва между высокой оценкой объектов архитектурного авангарда специалистами и массовым сознанием, не находящим в этой архитектуре «красивого»?

– Собственно, эта выставка – пример одного из таких методов. Думаю, наиболее прямые способы разворота «массового сознания» к этой архитектуре – это как раз и есть выставки, книжки, фильмы, лекции, экскурсии… В свое время мы сделали порядка десяти ТВ-фильмов, посвященных советскому архитектурному авангарду и даже выпустили диск «Проекции Авангарда», который до сих пор пользуется огромным спросом, причем чем дальше – тем больше. При монтаже ужаснулись депрессивности современного видеоряда. Это сподвигло нас нащупать и обнажить нерв этой архитектуры – ее энергетику, инновационность, но и, конечно, заточенность на решение социальных, то есть общечеловеческих, проблем. Так выкристаллизовалась главная идея фильмов, которую было необходимо изложить простым человеческим языком. Тогда, собственно, и пришло понимание того, что обращаясь к непрофессиональному зрителю, нужно рассказывать яркие, захватывающие истории, которые не только запомнятся, но и по прошествии времени не отпустят.

– Насколько актуален сегодня язык архитекторов авангарда?

– Для меня он актуален всегда, именно потому, что идеология авангардного движения была заточена не на поиски языковых особенностей, а на создание новых смыслов и на решение общечеловеческих проблем в организации жизненного пространства – тогда это был новаторский подход, сегодня – единственный, обладающий правом на безусловное существование, на мой взгляд.

– Возможно ли использование приемов и опыта прошлого при современном приспособлении и реконструкции объектов?

– Хотя совсем немногие памятники советского авангарда имеют федеральный статус охраны, думаю, при работе с авангардным наследием речь скорее должна идти не о реконструкции, а о научной реставрации. Нашими немецкими коллегами, в частности, Вилфредом Бренне и Анке Заливако, разработаны реставрационные методики с использованием не только приемов и опыта прошлого, но и аутентичных материалов. Кстати, они выпустили великолепное издание, один из томов которого посвящен исследованию и идеям по реставрации Дома Наркомфина, многие годы находящегося в бедственном положении.
zooming
Водонапорная башня (Белая башня) в городе Свердловск (ныне Екатеринбург). Общий вид, Архитектор М.В. Рейшер, 1930. Фотография 1973 года из собрания Государственного музея архитектуры А.В. Щусева © Игорь Казусь
Практические аспекты

– Какой вариант сохранения памятников авангарда – «музеефицирование» или приспособление – кажется Вам наиболее перспективным? В чем особенности и преимущества того и другого подхода?

– Все зависит от конкретики. Музеефицирование возможно, когда объект имеет подходящее назначение, яркую легенду и неплохую сохранность. Пример – Дом Мельникова, который не только по гениальности архитектурного решения, но и по своей истории, по сохранности мемориальной обстановки, наконец, по своей роли в творчестве и в судьбе великого архитектора, и есть музей по своей сути. Государственный статус этому музею необходим для того, чтоб осуществить научную реставрацию памятника и обеспечить ему гарантированное и достойное будущее. Но как музеефицировать, например, фабрику-кухню в Самаре? И зачем создавать мемориальную кухню? Здесь уместно приспособление под новую культурную функцию. Решением Минкультуры этот памятник будет приспособлен для деятельности Самарского филиала ГЦСИ. Тем самым, произойдет его реинкарнация – он получит вторую жизнь в новом качестве, обретет новый смысл существования, что, в конечном итоге, также обеспечит памятнику гарантированное будущее.

Оба примера будут представлены на выставке, поскольку демонстрируют разные подходы в деятельности Минкультуры России, направленной на спасение памятников авангарда.
zooming
Фабрика-кухня завода имени Масленникова в Самаре. Проект 1932 года. Фотография А. Вострова
– Насколько постройки авангарда подходят для музейно-экспозиционных функций? Что делать с жилыми домами?

– Индустриальные и технические постройки авангарда, такие, как фабрики, заводы, ангары, депо, гаражи и др. идеально подходят для музейно-экспозиционных функций. Дело не только в том, что эти большепролетные пространства, выстроенные скупыми и точными средствами, органично вбирают в себя любые экспозиции. Они проектировались, когда новые технические и транспортные средства, дотоле невиданные, только появлялись в жизни тех лет. Архитекторы, восхищаясь «чудесами техники», вольно или невольно проектировали пространства для любования ими, а не только для осуществления необходимых производственных процессов. То есть вполне вероятно, что в этой архитектуре была изначально заложена некая экспозиционная функция.

Жилые дома нужно приводить в порядок и жить в них, что с блеском доказывает опыт Баухауза в Дессау, реставрации жилых поселков Бруно Таута в Берлине, жилые дома и детский сад Джузеппе Терраньи в Комо и множество других примеров.
zooming
Проект экспозиции «Памятникам Авангарда быть!» Спецпроект Министерства культуры РФ. Архитектура и дизайн экспозиции: архитектурное бюро «Народный архитектор». 2014
– Как показывает предыдущий опыт, многие проблемы сохранения культурного наследия авангарда связаны с имущественными вопросами. Какие существуют способы решения подобных проблем? Возможно ли упрощение урегулирования подобных вопросов?

– Проблемы сохранения любого наследия, не только авангардистского, всегда связаны с имущественными вопросами. Думаю, ключом к их решению является понятие ответственности и за состояние памятника, и за обеспечение гарантий его сохранности и поддержания в будущем. Не случайно по закону собственник обязан брать на себя охранные обязательства, предписываемые соответствующими органами. Если он не справляется с ними, то, после предупреждений, сопровождаемых штрафами, он лишается права на собственность. Не думаю, что этот принцип можно упростить или пересмотреть, поскольку всякая другая логика лукава и таит в себе угрозу возможной утраты памятника.

– Каков на текущий момент статус гаража на Новорязанской? Как и в какие сроки планируется приступить к реализации культурного проекта?

– Гараж, построенный архитектором К.С. Мельниковым и инженером В.Г. Шуховым на Новорязанской улице в Москве, является памятником местного значения и до недавнего времени служил транспортной ремонтной базой. Вопрос о его приспособлении под культурные функции следует адресовать правообладателю – правительству Москвы.

Тем не менее, мы сочли необходимым включить его в экспозицию, поскольку и аппарат президента, и Минкультуры России, и правительство Москвы выпустили ряд документов, поддерживающих идею создания в нем Центра советского архитектурного авангарда, что позволит не только спасти выдающийся памятник, но и послужит регенерации депрессивного сегодня района, по аналогии с Южным берегом Темзы, неблагополучная территория которого расцвела после преобразования заброшенной электростанции в легендарную Тейт Модерн.
zooming
Проект экспозиции «Памятникам Авангарда быть!» Спецпроект Министерства культуры РФ. Архитектура и дизайн экспозиции: архитектурное бюро «Народный архитектор». 2104
– В проекте Шаболовского кластера планируется ли работа с населением и вовлечение в проект местных жителей из близлежащих конструктивистских жилых домов?

– Идею создания Шаболовского кластера предложили участники конференции, проведенной Музеем архитектуры в этом году. В общественной дискуссии в рамках конференции принимали участие и жители Шаболовского района. Насколько нам известно, они занимают довольно активную позицию – независимо от того, планируется их привлечь или нет.
 

27 Ноября 2014

author pht

Беседовала:

Наталия Алексеева
comments powered by HyperComments

Статьи по темам: Судьба памятников русского архитектурного авангарда в XXI веке, Дом архитектора Мельникова, Зодчество 2014

«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Пресса: Самый высокий конструктивистский дом признали памятником...
Дом в центре столицы, в котором располагалось общежитие-коммуна рабочего жилищно-строительного кооперативного товарищества "Объединенное рабочее строительство" (Обрабстрой), признали памятником архитектуры. 
Пресса: В Москве подготовили концепцию проекта реконструкции...
Самарский филиал Третьяковской галереи приобрел свои первичные очертания на бумаге. Замдиректора московского музея Татьяна Мрдуляш и Андрей Крылов провели рабочее совещание с депутатом Государственной думы Александром Хинштейном. Они обсудили работы по реконструкции самарской Фабрики-кухни.
Пресса: Застройщик впишет кинотеатр «Металлист» в новый жилой...
Новосибирский застройщик планирует построить многоэтажный жилой дом рядом с кинотеатром «Металлист», признанным объектом культурного наследия. Полуразрушенное здание самого кинотеатра сначала законсервируют, а затем, снеся все аварийные участки и убрав пожароопасную обшивку с западного фасада, восстановят в первоначальном виде.
Пресса: Большевистский авангард в архитектуре: от антиурбанизма...
Первым крупным течением в советской архитектуре стал авангард? и это не случайно. Это направление наиболее радикально пересматривало привычные, традиционные устои жизни и зодчества. Это была попытка не просто внедрить определенный архитектурный стиль, а изменить сам образ жизни людей.
Пресса: Авангард в архитектуре. Дом-цилиндр: самый искусный...
Без дома-цилиндра архитектора Константина Мельникова наш рассказ о русском авангарде в архитектуре 20-х годах прошлого века был бы явно неполным. Это сооружение поражает дважды: своими необычными формами и используемыми технологиями и тем, что зодчий сумел возвести свое творение в эпоху, когда по всем представлениям сделать это было невозможно.
Пресса: Что построил Мельников (кроме дома Мельникова)
Даже в кругу авангардных архитекторов Константина Мельникова критиковали за чрезмерное новаторство. Многие его проекты так и остались на бумаге, однако архитектора хорошо знают во всём мире благодаря дому-мастерской, саркофагу для временного мавзолея Ленина и планировке парка Горького.
Пресса: Сохранять до конца сеанса: каким был кинотеатр «Металлист»...
Сеансы в кинотеатре «Металлист», расположенном на ул. Римского-Корсакова, 1/1, не устраивают уже больше десяти лет. Здание кинотеатра начали ломать утром 2 августа 2018 года, даже не дождавшись момента, когда арендаторы освободят занимаемые помещения.
Пресса: Новый смысл для проблемного памятника конструктивизма
Почему один бывший завод становится популярным городским пространством, а другой так и остаётся унылой промзоной? Или почему для одного особняка быстро находится инвестор, а другой, не менее интересный, годами пустует?
Пресса: Новый тендер на реконструкцию Фабрики-кухни в Самаре...
Нового подрядчика, который возобновит и завершит реконструкцию самарской Фабрики-кухни, планируется определить осенью текущего года. Об этом „Ъ-Волга“ сообщил руководитель службы по связям с общественностью заказчика работа на Фабрике-кухне, Государственного музейно-выставочного центра Росизо Илья Вольвич.
Пресса: Конструктивистские дома на Русаковке начали готовить...
По сообщениям местных жителей, началась подготовка к сносу конструктивистского жилмассива на Русаковской улице. Дом отселен и приговорен давно, но и этот снос связан с пресловутой программой реновации, наделавшей стол​ь​​ко шума в прошлом году: занимаемая этими домами территория отдана под стартовую площадку реновации.

Технологии и материалы

Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.

Сейчас на главной

Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.
Решетчатая «опора»
Энергоэффективное офисное здание oxxeo с несущим фасадом, одновременно работающим как солнцезащитный экран: проект Rafael de La-Hoz Arquitectos на севере Мадрида.
«Стальная змея»
Основная часть Северного вокзала Кёге, нового транспортного узла для Большого Копенгагена, – это 225-метровый пешеходный мост через шоссе и железнодорожные пути. Авторы проекта – DISSING+WEITLING architecture и COBE.