Ирина Коробьина: «Весь мир признает советский авангард главным вкладом России в мировую культуру XX века»

Директор Музея архитектуры им. А.В. Щусева Ирина Коробьина о спецпроекте «Наследие Авангарда» на фестивале «Зодчество» 2014.

Наталия Алексеева

Беседовала:
Наталия Алексеева

mainImg
Сохранение

Архи.ру:
– С чем, на ваш взгляд, связан рост интереса к сохранению наследия авангарда?

Ирина Коробьина:
– Похоже, в Россию пришло, наконец, осознание ценности советского архитектурного авангарда, и того, что мы стремительно его теряем.

– Насколько существенной Вы считаете поддержку Минкульта в этой сфере? В чем принципиальная разница между государственным подходом к сохранению и приспособлению и общественными культурными инициативами?

– Государственный подход обеспечивает высокий уровень принятия решений. Государственная машина работает медленно, избирательно, но верно – на уровне законодательства, выпуска документов с судьбоносными решениями, гарантирующими будущее и их последовательное воплощение за счет средств госбюджета. Общественные движения ярче, динамичнее, но развиваются больше в pr-поле.

Выставка, являющаяся специальным проектом Минкультуры России, призвана выявить и обозначить вектор государственной политики, направленной на сохранение конструктивистского наследия и его введения в мировой культурный оборот.

В контексте обзора памятников советского архитектурного авангарда не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и по всей России будут подробно представлены пять конкретных примеров памятников, которым оказана поддержка Минкультуры РФ: это Дом К.С. Мельникова в Кривоарбатском переулке в Москве (1927–1929), Фабрика-кухня завода имени Масленникова в Самаре (1932), Гараж для грузовых машин на Новорязанской улице в Москве (1929–1931), Драматический театр в Ростове-на-Дону (1930–1935) и Белая Башня в Екатеринбурге (1928–1931).

Естественно, выбранные примеры не ограничивают охват поддержки, оказываемой Минкультуры памятникам авангарда, они относятся к практике последних лет и наиболее наглядно демонстрируют различные подходы к решению проблем конструктивистского наследия и различные инструменты, при помощи которых удается их решать.
zooming
Ирина Коробьина. Фотография © А. Семерзина
zooming
Проект гаража грузовых машин на Новорязанской улице в городе Москва, архитектор К.С. Мельников, инженер В.Г. Шухов, 1926. Из собрания Государственного музея архитектуры А.В. Щусева

– Идет ли речь о масштабной государственной программе поддержки сохранения объектов авангарда?

– Надеюсь, она зреет в недрах кабинетов. В отсутствие специальной программы, реально памятники авангарда становятся предметом ответственности собственников, точнее, пользователей, на которых возлагаются охранные обязательства. Обзор российского опыта показывает, что таких памятников абсолютное большинство.

Идентичность и актуальность

– Насколько тема архитектурного авангарда является специфичной именно для России?

– Когда мы говорим о российской архитектуре с соотечественниками, всегда подразумеваем древнерусские храмы, терема и палаты. Иностранцы, обсуждая русскую архитектуру, имеют в виду конструктивизм. Весь мир признает советский авангард главным вкладом России в мировую культуру XX века. Для меня это безусловный знак русской идентичности.

– Как представленные на выставке идеи и решения вписываются в мировой контекст?

– На выставке представлены пять подходов к решению тяжелейшей проблемы спасения памятников авангарда, которые характеризуют деятельность Минкультуры России в этом направлении в последние годы: финансирование реставрации памятника без изменения его функции выделением целевых средств федерального бюджета (театр в Ростове-на-Дону), музеефицирование памятника с последующей научной реставрацией, направленной на точное сохранение мемориальной обстановки (Дом Мельникова в Москве), использование памятника под новую культурную функцию с соответствующим приспособлением (фабрика-кухня в Самаре), использование памятника под новую функцию, подразумевающую регенерацию всей прилегающей территории (гараж на Новорязанской улице в Москве), поддержка общественно-культурной активности местного сообщества, направленной на спасение памятника, выделением целевого гранта (Белая Башня в Екатеринбурге).

Все эти подходы имеют место и в мировой практике. Можно отметить, что в Европе преимуществом пользуется подход, подразумевающий приспособление памятников под новую культурную функцию.
zooming
Проект Драматического театра в Ростове-на-Дону. Архитекторы В.А. Щуко, В.Г. Гельфрейх. Фото с проекта. материал: бумага, карандаш, белила. 1932-1935г. Из собрания Государственного музея архитектуры А.В. Щусева

– Возможно ли, и какими методами, преодоление разрыва между высокой оценкой объектов архитектурного авангарда специалистами и массовым сознанием, не находящим в этой архитектуре «красивого»?

– Собственно, эта выставка – пример одного из таких методов. Думаю, наиболее прямые способы разворота «массового сознания» к этой архитектуре – это как раз и есть выставки, книжки, фильмы, лекции, экскурсии… В свое время мы сделали порядка десяти ТВ-фильмов, посвященных советскому архитектурному авангарду и даже выпустили диск «Проекции Авангарда», который до сих пор пользуется огромным спросом, причем чем дальше – тем больше. При монтаже ужаснулись депрессивности современного видеоряда. Это сподвигло нас нащупать и обнажить нерв этой архитектуры – ее энергетику, инновационность, но и, конечно, заточенность на решение социальных, то есть общечеловеческих, проблем. Так выкристаллизовалась главная идея фильмов, которую было необходимо изложить простым человеческим языком. Тогда, собственно, и пришло понимание того, что обращаясь к непрофессиональному зрителю, нужно рассказывать яркие, захватывающие истории, которые не только запомнятся, но и по прошествии времени не отпустят.

– Насколько актуален сегодня язык архитекторов авангарда?

– Для меня он актуален всегда, именно потому, что идеология авангардного движения была заточена не на поиски языковых особенностей, а на создание новых смыслов и на решение общечеловеческих проблем в организации жизненного пространства – тогда это был новаторский подход, сегодня – единственный, обладающий правом на безусловное существование, на мой взгляд.

– Возможно ли использование приемов и опыта прошлого при современном приспособлении и реконструкции объектов?

– Хотя совсем немногие памятники советского авангарда имеют федеральный статус охраны, думаю, при работе с авангардным наследием речь скорее должна идти не о реконструкции, а о научной реставрации. Нашими немецкими коллегами, в частности, Вилфредом Бренне и Анке Заливако, разработаны реставрационные методики с использованием не только приемов и опыта прошлого, но и аутентичных материалов. Кстати, они выпустили великолепное издание, один из томов которого посвящен исследованию и идеям по реставрации Дома Наркомфина, многие годы находящегося в бедственном положении.
zooming
Водонапорная башня (Белая башня) в городе Свердловск (ныне Екатеринбург). Общий вид, Архитектор М.В. Рейшер, 1930. Фотография 1973 года из собрания Государственного музея архитектуры А.В. Щусева © Игорь Казусь

Практические аспекты

– Какой вариант сохранения памятников авангарда – «музеефицирование» или приспособление – кажется Вам наиболее перспективным? В чем особенности и преимущества того и другого подхода?

– Все зависит от конкретики. Музеефицирование возможно, когда объект имеет подходящее назначение, яркую легенду и неплохую сохранность. Пример – Дом Мельникова, который не только по гениальности архитектурного решения, но и по своей истории, по сохранности мемориальной обстановки, наконец, по своей роли в творчестве и в судьбе великого архитектора, и есть музей по своей сути. Государственный статус этому музею необходим для того, чтоб осуществить научную реставрацию памятника и обеспечить ему гарантированное и достойное будущее. Но как музеефицировать, например, фабрику-кухню в Самаре? И зачем создавать мемориальную кухню? Здесь уместно приспособление под новую культурную функцию. Решением Минкультуры этот памятник будет приспособлен для деятельности Самарского филиала ГЦСИ. Тем самым, произойдет его реинкарнация – он получит вторую жизнь в новом качестве, обретет новый смысл существования, что, в конечном итоге, также обеспечит памятнику гарантированное будущее.

Оба примера будут представлены на выставке, поскольку демонстрируют разные подходы в деятельности Минкультуры России, направленной на спасение памятников авангарда.
zooming
Фабрика-кухня завода имени Масленникова в Самаре. Проект 1932 года. Фотография А. Вострова

– Насколько постройки авангарда подходят для музейно-экспозиционных функций? Что делать с жилыми домами?

– Индустриальные и технические постройки авангарда, такие, как фабрики, заводы, ангары, депо, гаражи и др. идеально подходят для музейно-экспозиционных функций. Дело не только в том, что эти большепролетные пространства, выстроенные скупыми и точными средствами, органично вбирают в себя любые экспозиции. Они проектировались, когда новые технические и транспортные средства, дотоле невиданные, только появлялись в жизни тех лет. Архитекторы, восхищаясь «чудесами техники», вольно или невольно проектировали пространства для любования ими, а не только для осуществления необходимых производственных процессов. То есть вполне вероятно, что в этой архитектуре была изначально заложена некая экспозиционная функция.

Жилые дома нужно приводить в порядок и жить в них, что с блеском доказывает опыт Баухауза в Дессау, реставрации жилых поселков Бруно Таута в Берлине, жилые дома и детский сад Джузеппе Терраньи в Комо и множество других примеров.
zooming
Проект экспозиции «Памятникам Авангарда быть!» Спецпроект Министерства культуры РФ. Архитектура и дизайн экспозиции: архитектурное бюро «Народный архитектор». 2014

– Как показывает предыдущий опыт, многие проблемы сохранения культурного наследия авангарда связаны с имущественными вопросами. Какие существуют способы решения подобных проблем? Возможно ли упрощение урегулирования подобных вопросов?

– Проблемы сохранения любого наследия, не только авангардистского, всегда связаны с имущественными вопросами. Думаю, ключом к их решению является понятие ответственности и за состояние памятника, и за обеспечение гарантий его сохранности и поддержания в будущем. Не случайно по закону собственник обязан брать на себя охранные обязательства, предписываемые соответствующими органами. Если он не справляется с ними, то, после предупреждений, сопровождаемых штрафами, он лишается права на собственность. Не думаю, что этот принцип можно упростить или пересмотреть, поскольку всякая другая логика лукава и таит в себе угрозу возможной утраты памятника.

– Каков на текущий момент статус гаража на Новорязанской? Как и в какие сроки планируется приступить к реализации культурного проекта?

– Гараж, построенный архитектором К.С. Мельниковым и инженером В.Г. Шуховым на Новорязанской улице в Москве, является памятником местного значения и до недавнего времени служил транспортной ремонтной базой. Вопрос о его приспособлении под культурные функции следует адресовать правообладателю – правительству Москвы.

Тем не менее, мы сочли необходимым включить его в экспозицию, поскольку и аппарат президента, и Минкультуры России, и правительство Москвы выпустили ряд документов, поддерживающих идею создания в нем Центра советского архитектурного авангарда, что позволит не только спасти выдающийся памятник, но и послужит регенерации депрессивного сегодня района, по аналогии с Южным берегом Темзы, неблагополучная территория которого расцвела после преобразования заброшенной электростанции в легендарную Тейт Модерн.
zooming
Проект экспозиции «Памятникам Авангарда быть!» Спецпроект Министерства культуры РФ. Архитектура и дизайн экспозиции: архитектурное бюро «Народный архитектор». 2104

– В проекте Шаболовского кластера планируется ли работа с населением и вовлечение в проект местных жителей из близлежащих конструктивистских жилых домов?

– Идею создания Шаболовского кластера предложили участники конференции, проведенной Музеем архитектуры в этом году. В общественной дискуссии в рамках конференции принимали участие и жители Шаболовского района. Насколько нам известно, они занимают довольно активную позицию – независимо от того, планируется их привлечь или нет.
 

27 Ноября 2014

Наталия Алексеева

Беседовала:

Наталия Алексеева
comments powered by HyperComments
В будущее с надеждой
Итоги спецпроекта «Будущее. Метод» на фестивале «Зодчество»–2014 подводят его куратор Оскар Мамлеев и студенты – участники проекта.
Пресса: Фестиваль «Зодчество-2014» - кураторский порыв назло...
В конце декабря в Гостином дворе прошел 22-й Международный фестиваль «Зодчество-2014», ситуативным контекстом которого стала профессиональная рефлексия по поводу последствий для строительной практики двукратной девальвации рубля.
Пресса: Эдхам Акбулатов, мэр Красноярска: «Стремительное...
Экспозиция Красноярска стала одной из самых ярких на XXII международном фестивале «Зодчество» в Москве. Сибиряки привезли в столицу новый генеральный план развития города. Мэр Красноярска Эдхам Акбулатов рассказал, какой опыт Москвы может быть полезен городу, зачем он планирует реорганизовывать промзоны в промышленном сердце Сибири и как изменится Красноярск к проведению Универсиады-2019.
Пресса: В Москве прошел Международный фестиваль «Зодчество»
В Москве прошел Международный фестиваль «Зодчество». Его тема звучала довольно сложно – «Актуальное. Идентичное», с посвящением 100-летию русского авангарда. Организаторы объяснили, что, соединяя прошлое с настоящим, современные архитекторы формируют будущее. Тем самым у них в руках – ключ к зарождению нового авангарда.
Пресса: Северный эпос
Архитектурная мастерская «Атриум» открыла мощный источник вдохновения в традициях и природе Якутии, когда разрабатывала конкурсную концепцию для международного центра Олонхо в Якутске. Сооснователь мастерской, архитектор Антон Надточий призывает не забывать о культурах малых народов в разговоре о российской идентичности.
Загадки русской души
Участникам фестиваля «Зодчество» удалось перевести его опасную тему – идентичность, в единственно адекватную плоскость: нервной рефлексии на грани абсурда. Сохранив невозмутимое выражение лица.
Пресса: Ольга Бумагина: Детский сад как центр притяжения
Главный архитектор и гендиректор мастерской ППФ «Проект-Реализация» Ольга Бумагина убеждена в том, что социальные объекты не должны являться довеском к жилой застройке, а вполне могут стать центрами притяжения в жилых кварталах.
Пресса: Большая встреча с кураторами фестиваля «Зодчество-2014»
12 ноября 2014 года на площадке архитектурной школы МАРШ состоялся круглый стол «Специальные проекты фестиваля «Зодчество-2014». Кураторы, среди которых Андрей и Никита Асадовы, Елена Гонсалес, Александр Змеул, Оскар Мамлеев, Елена Петухова, Алексей Комов, Вероника Харитонова, Александра Селиванова и Борис Кондаков, рассказали присутствующим о философии своих выставочных проектов, их профессиональной и общественной направленности, а также поговорили об идентичности российской архитектуры.
Другой Вхутемас
В московском Музее архитектуры имени А. В. Щусева открыта выставка к столетию Вхутемаса: кураторы предлагают посмотреть на его архитектурный факультет как на собрание педагогов разнообразных взглядов, не ограничиваясь только авангардными направлениями.
Верх деликатности
Музей архитектуры объявил о планах по реставрации дома Мельникова. Проектом реставрации займется Наринэ Тютчева и АБ «Рождественка», Группа ЛСР финансирует работу как меценат, не вмешиваясь в процесс. Похоже, в Москве, где недавно отреставрирован дом Наркомфина, намечается еще один образцовый пример работы с памятником авангарда. Рассматриваем подробности и вспоминаем историю.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Пресса: Самый высокий конструктивистский дом признали памятником...
Дом в центре столицы, в котором располагалось общежитие-коммуна рабочего жилищно-строительного кооперативного товарищества "Объединенное рабочее строительство" (Обрабстрой), признали памятником архитектуры. 
Пресса: В Москве подготовили концепцию проекта реконструкции...
Самарский филиал Третьяковской галереи приобрел свои первичные очертания на бумаге. Замдиректора московского музея Татьяна Мрдуляш и Андрей Крылов провели рабочее совещание с депутатом Государственной думы Александром Хинштейном. Они обсудили работы по реконструкции самарской Фабрики-кухни.
Пресса: Застройщик впишет кинотеатр «Металлист» в новый жилой...
Новосибирский застройщик планирует построить многоэтажный жилой дом рядом с кинотеатром «Металлист», признанным объектом культурного наследия. Полуразрушенное здание самого кинотеатра сначала законсервируют, а затем, снеся все аварийные участки и убрав пожароопасную обшивку с западного фасада, восстановят в первоначальном виде.
Пресса: Большевистский авангард в архитектуре: от антиурбанизма...
Первым крупным течением в советской архитектуре стал авангард? и это не случайно. Это направление наиболее радикально пересматривало привычные, традиционные устои жизни и зодчества. Это была попытка не просто внедрить определенный архитектурный стиль, а изменить сам образ жизни людей.
Пресса: Авангард в архитектуре. Дом-цилиндр: самый искусный...
Без дома-цилиндра архитектора Константина Мельникова наш рассказ о русском авангарде в архитектуре 20-х годах прошлого века был бы явно неполным. Это сооружение поражает дважды: своими необычными формами и используемыми технологиями и тем, что зодчий сумел возвести свое творение в эпоху, когда по всем представлениям сделать это было невозможно.
Пресса: Что построил Мельников (кроме дома Мельникова)
Даже в кругу авангардных архитекторов Константина Мельникова критиковали за чрезмерное новаторство. Многие его проекты так и остались на бумаге, однако архитектора хорошо знают во всём мире благодаря дому-мастерской, саркофагу для временного мавзолея Ленина и планировке парка Горького.
Пресса: Сохранять до конца сеанса: каким был кинотеатр «Металлист»...
Сеансы в кинотеатре «Металлист», расположенном на ул. Римского-Корсакова, 1/1, не устраивают уже больше десяти лет. Здание кинотеатра начали ломать утром 2 августа 2018 года, даже не дождавшись момента, когда арендаторы освободят занимаемые помещения.
Пресса: Новый смысл для проблемного памятника конструктивизма
Почему один бывший завод становится популярным городским пространством, а другой так и остаётся унылой промзоной? Или почему для одного особняка быстро находится инвестор, а другой, не менее интересный, годами пустует?
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Здесь и сейчас
Три примера быстровозводимой модульной архитектуры для города и побега из него: растущие офисы, гастромаркет с признаками дома культуры и хижина для созерцания.
Себастиан Треезе стал лауреатом премии Дрихауса 2021...
Молодому немецкому бюро Sebastian Treese Architekten присуждена премия Ричарда Дрихауса в области традиционной архитектуры. Денежный номинал премии – 200 000 долларов USA, и она позиционируется как альтернатива премии Прицкера: если первую вручают в основном модернистам, то эту – архитекторам-классикам.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.