Ирина Коробьина: «Весь мир признает советский авангард главным вкладом России в мировую культуру XX века»

Директор Музея архитектуры им. А.В. Щусева Ирина Коробьина о спецпроекте «Наследие Авангарда» на фестивале «Зодчество» 2014.

author pht

Беседовала:
Наталия Алексеева

mainImg
Сохранение

Архи.ру:
– С чем, на ваш взгляд, связан рост интереса к сохранению наследия авангарда?

Ирина Коробьина:
– Похоже, в Россию пришло, наконец, осознание ценности советского архитектурного авангарда, и того, что мы стремительно его теряем.

– Насколько существенной Вы считаете поддержку Минкульта в этой сфере? В чем принципиальная разница между государственным подходом к сохранению и приспособлению и общественными культурными инициативами?

– Государственный подход обеспечивает высокий уровень принятия решений. Государственная машина работает медленно, избирательно, но верно – на уровне законодательства, выпуска документов с судьбоносными решениями, гарантирующими будущее и их последовательное воплощение за счет средств госбюджета. Общественные движения ярче, динамичнее, но развиваются больше в pr-поле.

Выставка, являющаяся специальным проектом Минкультуры России, призвана выявить и обозначить вектор государственной политики, направленной на сохранение конструктивистского наследия и его введения в мировой культурный оборот.

В контексте обзора памятников советского архитектурного авангарда не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и по всей России будут подробно представлены пять конкретных примеров памятников, которым оказана поддержка Минкультуры РФ: это Дом К.С. Мельникова в Кривоарбатском переулке в Москве (1927–1929), Фабрика-кухня завода имени Масленникова в Самаре (1932), Гараж для грузовых машин на Новорязанской улице в Москве (1929–1931), Драматический театр в Ростове-на-Дону (1930–1935) и Белая Башня в Екатеринбурге (1928–1931).

Естественно, выбранные примеры не ограничивают охват поддержки, оказываемой Минкультуры памятникам авангарда, они относятся к практике последних лет и наиболее наглядно демонстрируют различные подходы к решению проблем конструктивистского наследия и различные инструменты, при помощи которых удается их решать.
zooming
Ирина Коробьина. Фотография © А. Семерзина
zooming
Проект гаража грузовых машин на Новорязанской улице в городе Москва, архитектор К.С. Мельников, инженер В.Г. Шухов, 1926. Из собрания Государственного музея архитектуры А.В. Щусева

– Идет ли речь о масштабной государственной программе поддержки сохранения объектов авангарда?

– Надеюсь, она зреет в недрах кабинетов. В отсутствие специальной программы, реально памятники авангарда становятся предметом ответственности собственников, точнее, пользователей, на которых возлагаются охранные обязательства. Обзор российского опыта показывает, что таких памятников абсолютное большинство.

Идентичность и актуальность

– Насколько тема архитектурного авангарда является специфичной именно для России?

– Когда мы говорим о российской архитектуре с соотечественниками, всегда подразумеваем древнерусские храмы, терема и палаты. Иностранцы, обсуждая русскую архитектуру, имеют в виду конструктивизм. Весь мир признает советский авангард главным вкладом России в мировую культуру XX века. Для меня это безусловный знак русской идентичности.

– Как представленные на выставке идеи и решения вписываются в мировой контекст?

– На выставке представлены пять подходов к решению тяжелейшей проблемы спасения памятников авангарда, которые характеризуют деятельность Минкультуры России в этом направлении в последние годы: финансирование реставрации памятника без изменения его функции выделением целевых средств федерального бюджета (театр в Ростове-на-Дону), музеефицирование памятника с последующей научной реставрацией, направленной на точное сохранение мемориальной обстановки (Дом Мельникова в Москве), использование памятника под новую культурную функцию с соответствующим приспособлением (фабрика-кухня в Самаре), использование памятника под новую функцию, подразумевающую регенерацию всей прилегающей территории (гараж на Новорязанской улице в Москве), поддержка общественно-культурной активности местного сообщества, направленной на спасение памятника, выделением целевого гранта (Белая Башня в Екатеринбурге).

Все эти подходы имеют место и в мировой практике. Можно отметить, что в Европе преимуществом пользуется подход, подразумевающий приспособление памятников под новую культурную функцию.
zooming
Проект Драматического театра в Ростове-на-Дону. Архитекторы В.А. Щуко, В.Г. Гельфрейх. Фото с проекта. материал: бумага, карандаш, белила. 1932-1935г. Из собрания Государственного музея архитектуры А.В. Щусева

– Возможно ли, и какими методами, преодоление разрыва между высокой оценкой объектов архитектурного авангарда специалистами и массовым сознанием, не находящим в этой архитектуре «красивого»?

– Собственно, эта выставка – пример одного из таких методов. Думаю, наиболее прямые способы разворота «массового сознания» к этой архитектуре – это как раз и есть выставки, книжки, фильмы, лекции, экскурсии… В свое время мы сделали порядка десяти ТВ-фильмов, посвященных советскому архитектурному авангарду и даже выпустили диск «Проекции Авангарда», который до сих пор пользуется огромным спросом, причем чем дальше – тем больше. При монтаже ужаснулись депрессивности современного видеоряда. Это сподвигло нас нащупать и обнажить нерв этой архитектуры – ее энергетику, инновационность, но и, конечно, заточенность на решение социальных, то есть общечеловеческих, проблем. Так выкристаллизовалась главная идея фильмов, которую было необходимо изложить простым человеческим языком. Тогда, собственно, и пришло понимание того, что обращаясь к непрофессиональному зрителю, нужно рассказывать яркие, захватывающие истории, которые не только запомнятся, но и по прошествии времени не отпустят.

– Насколько актуален сегодня язык архитекторов авангарда?

– Для меня он актуален всегда, именно потому, что идеология авангардного движения была заточена не на поиски языковых особенностей, а на создание новых смыслов и на решение общечеловеческих проблем в организации жизненного пространства – тогда это был новаторский подход, сегодня – единственный, обладающий правом на безусловное существование, на мой взгляд.

– Возможно ли использование приемов и опыта прошлого при современном приспособлении и реконструкции объектов?

– Хотя совсем немногие памятники советского авангарда имеют федеральный статус охраны, думаю, при работе с авангардным наследием речь скорее должна идти не о реконструкции, а о научной реставрации. Нашими немецкими коллегами, в частности, Вилфредом Бренне и Анке Заливако, разработаны реставрационные методики с использованием не только приемов и опыта прошлого, но и аутентичных материалов. Кстати, они выпустили великолепное издание, один из томов которого посвящен исследованию и идеям по реставрации Дома Наркомфина, многие годы находящегося в бедственном положении.
zooming
Водонапорная башня (Белая башня) в городе Свердловск (ныне Екатеринбург). Общий вид, Архитектор М.В. Рейшер, 1930. Фотография 1973 года из собрания Государственного музея архитектуры А.В. Щусева © Игорь Казусь

Практические аспекты

– Какой вариант сохранения памятников авангарда – «музеефицирование» или приспособление – кажется Вам наиболее перспективным? В чем особенности и преимущества того и другого подхода?

– Все зависит от конкретики. Музеефицирование возможно, когда объект имеет подходящее назначение, яркую легенду и неплохую сохранность. Пример – Дом Мельникова, который не только по гениальности архитектурного решения, но и по своей истории, по сохранности мемориальной обстановки, наконец, по своей роли в творчестве и в судьбе великого архитектора, и есть музей по своей сути. Государственный статус этому музею необходим для того, чтоб осуществить научную реставрацию памятника и обеспечить ему гарантированное и достойное будущее. Но как музеефицировать, например, фабрику-кухню в Самаре? И зачем создавать мемориальную кухню? Здесь уместно приспособление под новую культурную функцию. Решением Минкультуры этот памятник будет приспособлен для деятельности Самарского филиала ГЦСИ. Тем самым, произойдет его реинкарнация – он получит вторую жизнь в новом качестве, обретет новый смысл существования, что, в конечном итоге, также обеспечит памятнику гарантированное будущее.

Оба примера будут представлены на выставке, поскольку демонстрируют разные подходы в деятельности Минкультуры России, направленной на спасение памятников авангарда.
zooming
Фабрика-кухня завода имени Масленникова в Самаре. Проект 1932 года. Фотография А. Вострова

– Насколько постройки авангарда подходят для музейно-экспозиционных функций? Что делать с жилыми домами?

– Индустриальные и технические постройки авангарда, такие, как фабрики, заводы, ангары, депо, гаражи и др. идеально подходят для музейно-экспозиционных функций. Дело не только в том, что эти большепролетные пространства, выстроенные скупыми и точными средствами, органично вбирают в себя любые экспозиции. Они проектировались, когда новые технические и транспортные средства, дотоле невиданные, только появлялись в жизни тех лет. Архитекторы, восхищаясь «чудесами техники», вольно или невольно проектировали пространства для любования ими, а не только для осуществления необходимых производственных процессов. То есть вполне вероятно, что в этой архитектуре была изначально заложена некая экспозиционная функция.

Жилые дома нужно приводить в порядок и жить в них, что с блеском доказывает опыт Баухауза в Дессау, реставрации жилых поселков Бруно Таута в Берлине, жилые дома и детский сад Джузеппе Терраньи в Комо и множество других примеров.
zooming
Проект экспозиции «Памятникам Авангарда быть!» Спецпроект Министерства культуры РФ. Архитектура и дизайн экспозиции: архитектурное бюро «Народный архитектор». 2014

– Как показывает предыдущий опыт, многие проблемы сохранения культурного наследия авангарда связаны с имущественными вопросами. Какие существуют способы решения подобных проблем? Возможно ли упрощение урегулирования подобных вопросов?

– Проблемы сохранения любого наследия, не только авангардистского, всегда связаны с имущественными вопросами. Думаю, ключом к их решению является понятие ответственности и за состояние памятника, и за обеспечение гарантий его сохранности и поддержания в будущем. Не случайно по закону собственник обязан брать на себя охранные обязательства, предписываемые соответствующими органами. Если он не справляется с ними, то, после предупреждений, сопровождаемых штрафами, он лишается права на собственность. Не думаю, что этот принцип можно упростить или пересмотреть, поскольку всякая другая логика лукава и таит в себе угрозу возможной утраты памятника.

– Каков на текущий момент статус гаража на Новорязанской? Как и в какие сроки планируется приступить к реализации культурного проекта?

– Гараж, построенный архитектором К.С. Мельниковым и инженером В.Г. Шуховым на Новорязанской улице в Москве, является памятником местного значения и до недавнего времени служил транспортной ремонтной базой. Вопрос о его приспособлении под культурные функции следует адресовать правообладателю – правительству Москвы.

Тем не менее, мы сочли необходимым включить его в экспозицию, поскольку и аппарат президента, и Минкультуры России, и правительство Москвы выпустили ряд документов, поддерживающих идею создания в нем Центра советского архитектурного авангарда, что позволит не только спасти выдающийся памятник, но и послужит регенерации депрессивного сегодня района, по аналогии с Южным берегом Темзы, неблагополучная территория которого расцвела после преобразования заброшенной электростанции в легендарную Тейт Модерн.
zooming
Проект экспозиции «Памятникам Авангарда быть!» Спецпроект Министерства культуры РФ. Архитектура и дизайн экспозиции: архитектурное бюро «Народный архитектор». 2104

– В проекте Шаболовского кластера планируется ли работа с населением и вовлечение в проект местных жителей из близлежащих конструктивистских жилых домов?

– Идею создания Шаболовского кластера предложили участники конференции, проведенной Музеем архитектуры в этом году. В общественной дискуссии в рамках конференции принимали участие и жители Шаболовского района. Насколько нам известно, они занимают довольно активную позицию – независимо от того, планируется их привлечь или нет.
 

0

27 Ноября 2014

author pht

Беседовала:

Наталия Алексеева
comments powered by HyperComments

Статьи по темам: Судьба памятников русского архитектурного авангарда в XXI веке, Дом архитектора Мельникова, Зодчество 2014

«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Пресса: Самый высокий конструктивистский дом признали памятником...
Дом в центре столицы, в котором располагалось общежитие-коммуна рабочего жилищно-строительного кооперативного товарищества "Объединенное рабочее строительство" (Обрабстрой), признали памятником архитектуры. 
Пресса: В Москве подготовили концепцию проекта реконструкции...
Самарский филиал Третьяковской галереи приобрел свои первичные очертания на бумаге. Замдиректора московского музея Татьяна Мрдуляш и Андрей Крылов провели рабочее совещание с депутатом Государственной думы Александром Хинштейном. Они обсудили работы по реконструкции самарской Фабрики-кухни.
Пресса: Застройщик впишет кинотеатр «Металлист» в новый жилой...
Новосибирский застройщик планирует построить многоэтажный жилой дом рядом с кинотеатром «Металлист», признанным объектом культурного наследия. Полуразрушенное здание самого кинотеатра сначала законсервируют, а затем, снеся все аварийные участки и убрав пожароопасную обшивку с западного фасада, восстановят в первоначальном виде.
Пресса: Большевистский авангард в архитектуре: от антиурбанизма...
Первым крупным течением в советской архитектуре стал авангард? и это не случайно. Это направление наиболее радикально пересматривало привычные, традиционные устои жизни и зодчества. Это была попытка не просто внедрить определенный архитектурный стиль, а изменить сам образ жизни людей.
Пресса: Авангард в архитектуре. Дом-цилиндр: самый искусный...
Без дома-цилиндра архитектора Константина Мельникова наш рассказ о русском авангарде в архитектуре 20-х годах прошлого века был бы явно неполным. Это сооружение поражает дважды: своими необычными формами и используемыми технологиями и тем, что зодчий сумел возвести свое творение в эпоху, когда по всем представлениям сделать это было невозможно.
Пресса: Что построил Мельников (кроме дома Мельникова)
Даже в кругу авангардных архитекторов Константина Мельникова критиковали за чрезмерное новаторство. Многие его проекты так и остались на бумаге, однако архитектора хорошо знают во всём мире благодаря дому-мастерской, саркофагу для временного мавзолея Ленина и планировке парка Горького.
Пресса: Сохранять до конца сеанса: каким был кинотеатр «Металлист»...
Сеансы в кинотеатре «Металлист», расположенном на ул. Римского-Корсакова, 1/1, не устраивают уже больше десяти лет. Здание кинотеатра начали ломать утром 2 августа 2018 года, даже не дождавшись момента, когда арендаторы освободят занимаемые помещения.
Пресса: Новый смысл для проблемного памятника конструктивизма
Почему один бывший завод становится популярным городским пространством, а другой так и остаётся унылой промзоной? Или почему для одного особняка быстро находится инвестор, а другой, не менее интересный, годами пустует?
Пресса: Новый тендер на реконструкцию Фабрики-кухни в Самаре...
Нового подрядчика, который возобновит и завершит реконструкцию самарской Фабрики-кухни, планируется определить осенью текущего года. Об этом „Ъ-Волга“ сообщил руководитель службы по связям с общественностью заказчика работа на Фабрике-кухне, Государственного музейно-выставочного центра Росизо Илья Вольвич.
Пресса: Конструктивистские дома на Русаковке начали готовить...
По сообщениям местных жителей, началась подготовка к сносу конструктивистского жилмассива на Русаковской улице. Дом отселен и приговорен давно, но и этот снос связан с пресловутой программой реновации, наделавшей стол​ь​​ко шума в прошлом году: занимаемая этими домами территория отдана под стартовую площадку реновации.

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.