Оскар Мамлеев: «Основной акцент и надежда – на молодых»

Оскар Мамлеев о своем кураторском проекте «Будущее. Метод» на фестивале «Зодчество» 2014.

author pht

Беседовала:
Нина Фролова

mainImg
Спонсор спецпроекта «Будущее. Метод» на фестивале «Зодчество» 2014 – компания Roca.

zooming
Оскар Мамлеев. Фото предоставлено архитектурной школой МАРШ

Архи.ру:
– Как вы решили стать куратором выставки в составе «Зодчества»? И какая основная идея у вашей экспозиции?

Оскар Мамлеев:
– Распространено восприятие этого фестиваля как очень традиционной «выставки достижений народного хозяйства», и я сам относился к «Зодчеству» так же. Но мне нравятся Андрей и Никита Асадовы – очень энергичные люди и очень разные. Когда я узнал, что в этом году они курируют фестиваль, и познакомился с их концепцией, я согласился принять участие, так как всегда стараюсь поддерживать тех, кто пытается внести новизну в годами неизменные стереотипы.

Предполагается, что в фестивале, приуроченном в этот раз к столетию конструктивизма, будет три раздела – о прошлом, настоящем и будущем российской архитектуры. Что такое прошлое, мы знаем, настоящее мы можем сейчас видеть вокруг нас, а будущее –сложный вопрос. Мне поручили раздел с условным названием «Будущее. Метод». На самом деле, вопрос «Что такое архитектура будущего в России?» несколько риторический, и иные коллеги на него отвечали мне с большим удивлением, причем удивление вызывала сама идея о специфике российской архитектуры. Так, один немецкий архитектор, с которым я согласен, возразил, что в XIX веке что в Вене, что в Москве, что в других европейских городах существовали похожие тенденции на каждом этапе, от ампира до стиля модерн. А мы в России всегда пытаемся найти свою специфику не только в архитектуре, но и во всех остальных сферах.

Если говорить серьезно, то будущее наше – это молодежь, студенты, молодые архитекторы. Все будет зависеть от того, насколько они будут правильно научены, насколько ответственно и с пониманием они будут подходить к своей профессии. Какие они будут, такой будет и наша жизнь, и наша архитектура. А если говорить с улыбкой, то я вспоминаю книгу Георгия Голубева «Подземный урбанизм», где первой иллюстрацией идет картина 1906 года под названием «Москва 1966 года». Она очень смешная: чуть модернизированные машины начала XX века, дирижабли. И так же сложно предсказать при все ускоряющихся, происходящих в геометрической прогрессии изменениях, что в действительности нас ждет завтра. Технологии очень быстро развиваются, что сильно влияет на архитектуру.
 
Не только работа...Фотография предоставлена Оскаром Мамлеевым

– Тогда что же вы будете показывать на своей выставке?

– Первый раздел – «Метод» – посвящен трем, с моей точки зрения, наиболее характерным учебным мастерским – ТАФ и архитектурному колледжу Александра Ермолаева, школе МАРШ Евгения Асса и самарской мастерской Сергея Малахова и Евгении Репиной. Конечно, есть замечательные педагоги и в Московском архитектурном институте, но они работают по методике, придуманной много лет назад и очень сложно меняющейся: их порой даже критикуют за то, что они нарушают порядок, который царит в МАРХИ. А из названных мной трех мастерских каждая имеет свою оригинальную методику, и именно потому мне хотелось показать именно эти учебные центры.

Вторую часть выставки можно с иронией назвать «Провокация». Есть такие архитекторы как Александр Бродский, чьи работы вызывают улыбку: глядя на них, можно предположить, что в будущем мы будем собирать на помойке старые рамы и из них строить водочные павильоны. Кроме Бродского, я задал вопрос об архитектуре будущего замечательной компании – «Обледенению архитекторов», Василию Сошникову, молодым архитекторам – участникам и победителям конкурса NEXT и других важных конкурсов. Будут также показаны очень интересные эскизы Левона Айрапетова и Валерии Преображенской к их павильону России на ЭКСПО-2010 в Шанхае. Понятно, что при реализации некоторые первоначальные идеи, нюансы были утеряны, и потому очень интересно посмотреть на те первые наброски – как авторами трактован образ России. Завершающий раздел экспозиции – это ответы известных российских и зарубежных, именитых и молодых архитекторов на вопрос – что такое архитектура будущего.

Однако мне хочется, чтобы экспозиция получилась живой. Я хочу пригласить студентов из нескольких городов, которые бы в течение трех дней фестиваля поработали над образом будущей архитектуры России. Я очень рассчитываю на этот живой семинар, потому что у нас уже есть опыт прошлого лета, когда на фестивале «Арт-Овраг» в городе Выкса мы пригласили ребят из нескольких архитктурных школ. И они в течение пяти дней «с нуля» сделали очень интересные предложения по теме фестиваля.
 
С голландским архитектором Раулем Бунсхоттеном в архитектурной школе Дюссельдорфа. Фотография предоставлена Оскаром Мамлеевым

– Но как именно соотносятся тема метода и тема будущего – ведь, судя по вашему замыслу, выставка охватит более широкие пласты, чем архитектурное образование?

– Мне хотелось, чтобы эта выставка и ее основная идея не были прямым ответом на вопрос про российскую архитектуру будущего. Это, скорее, постановка вопроса, заставляющая задуматься и каждого ответить по-своему. Ведь мнения опрошенных мной архитекторов тоже разнятся: каждый «респондент» затрагивает свой аспект. И это как раз получается очень педагогично, когда мы не говорим, что это должно быть только так и никак иначе. На самом деле преподаватель – это не ментор, который говорит студенту, как надо делать, чтобы тот беспрекословно исполнил его наставления. Педагог – это навигатор, который направляет студента в определенную сторону, постоянно заставляет его думать, искать решения. Хотелось бы, чтобы в этом разделе соблюдался этот принцип, чтобы люди посмотрели выставку и впитали в себя то, что они там увидели, где-то улыбнулись, где-то задумались и сделали свой вывод. Это гораздо важнее, чем ставить их перед фактом.
 
Проектный семинар в Германии. Фотография предоставлена Оскаром Мамлеевым

– Кто же будут эти люди, которые будут размышлять над вашей экспозицией?

– Она обращена ко всем, кто интересуется архитектурой, но в первую очередь – к молодежи.

– К архитектурной молодежи?

– Не только к ней. Я вижу, как успешно функционирует институт «Стрелка», где люди совершенно разных профессий, закончившие разные институты, получают сумму разнообразных знаний. И, точно так же, любым креативным людям было бы интересно посмотреть эту выставку, получить информацию и сделать вывод.
 
Студенты МАРХИ в Стокгольме. Фотография предоставлена Оскаром Мамлеевым

– То есть это обращено к «аудитории будущего»?

– Да. Основной акцент и надежда – на молодых.

– Как ваша выставка – и вы сами – относитесь к теме «Зодчества»  нынешнего года – «актуальное идентичное»?

– Я не очень понимаю смысл поиска идентичности российской архитектуры. Я не могу представить себе, чтобы все архитекторы работали в одном ключе и воплощали собой некую российскую специфику, какая бы она ни была – хорошая или плохая. Есть российские архитекторы, имеющие «свое лицо» и отличающиеся от западных коллег –Александр Бродский, Алексей Бавыкин, Левон Айрапетов, неоклассики… Мне кажется, что идентичность заключена в персоналиях, каждая из которых представляет из себя что-то необычное. Корни и среда обитания могут породить архитектуру конкретных архитекторов-индивидуальностей, а не общий для всех «знаменатель». Если говорить обо мне, то у меня любимыми архитекторами были и остаются Юрий Григорян и Сергей Скуратов. Я не скажу, что они специфически российские архитекторы, это архитекторы очень высокого европейского уровня, и я очень люблю и их лично, и их архитектуру.
 
Со студентами Шведского Королевского Университета. Фотография предоставлена Оскаром Мамлеевым

– Следует ли сейчас искать идентичность и уникальность или логичнее было бы сосредоточиться на качестве жизни? Или на общечеловеческих проблемах, забыв про своеобразие?

– Логичнее сосредоточиться как раз на качестве жизни и на общечеловеческих проблемах. О своеобразии, наверное, не стоит забывать, но посвятить себя при этом созданию комфортной среды обитания. Прекрасные новые жилые районы в Хельсинки и Стокгольме – это для меня идеал. Там нет ничего такого, что бы потрясало с точки зрения архитектуры, но качество среды там очень высоко. И вот альтернатива: я только что был в Баку, видел Центр Гейдара Алиева Захи Хадид, для Азербайджана довольно странный объект, хотя Хадид, безусловно, замечательный архитектор. Но меня потрясло другое сооружение – «Пламенные башни», спроектированные международной фирмой HOK как символ Азербайджана. Когда со стороны набережной смотришь на город, спокойная застройка поднимается в горы, и вдруг – такой кракен, который готов поглотить Старый Баку. Особенно вечером, с динамической подсветкой – это жутковатое зрелище. Конечно, архитектуру нужно делать более гуманной.

– В чем особенность, уникальность вашего метода?

– Особенности, а тем более уникальности у моей методики нет. Как и мастера-педагоги, которые будут представлены на выставке, я считаю, что самое главное – это воспитывать творческих, думающих и ответственных людей.
 
Семинар с немецким архитектором и инженером Вернером Зобеком. Фотография предоставлена Оскаром Мамлеевым


17 Ноября 2014

author pht

Беседовала:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
В будущее с надеждой
Итоги спецпроекта «Будущее. Метод» на фестивале «Зодчество»–2014 подводят его куратор Оскар Мамлеев и студенты – участники проекта.
Загадки русской души
Участникам фестиваля «Зодчество» удалось перевести его опасную тему – идентичность, в единственно адекватную плоскость: нервной рефлексии на грани абсурда. Сохранив невозмутимое выражение лица.
Антон Шаталов: «В Сибири для пассионариев наилучшая...
Куратор выставки «Прошлое, настоящее и будущее Красноярска» – о городе, который находится сейчас «на этапе социальной эволюции, когда людям предоставляется безграничный выбор возможностей для проявления себя».
Владислав Кирпичев: «Мы все живем запахами из детства»
Говоря о своей экспозиции на «Зодчестве» 2014, глава школы EDAS Владислав Кирпичев признался, что не делал попыток вписаться в тему фестиваля («актуальное идентичное»), – и между тем, кажется, сказал о ней очень многое.
Между прошлым и будущим
Публикуем кураторский манифест фестиваля «Зодчество», который пройдет 18–20 декабря в Гостином Дворе. Кураторы – Андрей и Никита Асадовы.
Технологии и материалы
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Бриллиантовая прозрачность
Уникальная и единственная в мире подвесная переговорная «Диамант» в штаб-квартире Сбербанка с ультра-прозрачными гранями Crystalvision от AGC.
Сейчас на главной
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.
От гор к водам
В Шэньчжэне реализован проект OMA: офисная башня Prince Plaza c торговым центром в большом стилобате.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.
Стиль больших крыш
Zaha Hadid Architects представили свой проект футбольного стадиона для древней столицы Китая – Сианя: строительство уже идет.
Пресса: «В старых дверях есть что-то необъяснимое и загадочное»....
В Музее Ахматовой в Фонтанном доме открылась выставка «Анна Ахматова. Михаил Булгаков. Пятое измерение» – тотальная инсталляция, дающая отличное представление о том, что такое архитектура выставок и зачем она нужна.
Вопросы к закону об архитектурной деятельности
Мария Элькина, Сергей Чобан и Олег Шапиро опубликовали письмо – фактически петицию – с призывом не принимать закон об архитектурной деятельности в нынешней редакции. Письмо призывают подписывать и отправлять на подпись коллегам.
Учреждение рая
Бюро BIG выиграло конкурс на мастерплан трех насыпных островов на 375 000 жителей у берега малазийского острова Пинанг в Малаккском проливе.