Оскар Мамлеев: «Основной акцент и надежда – на молодых»

Оскар Мамлеев о своем кураторском проекте «Будущее. Метод» на фестивале «Зодчество» 2014.

author pht

Беседовала:
Нина Фролова

mainImg
Спонсор спецпроекта «Будущее. Метод» на фестивале «Зодчество» 2014 – компания Roca.

zooming
Оскар Мамлеев. Фото предоставлено архитектурной школой МАРШ

Архи.ру:
– Как вы решили стать куратором выставки в составе «Зодчества»? И какая основная идея у вашей экспозиции?

Оскар Мамлеев:
– Распространено восприятие этого фестиваля как очень традиционной «выставки достижений народного хозяйства», и я сам относился к «Зодчеству» так же. Но мне нравятся Андрей и Никита Асадовы – очень энергичные люди и очень разные. Когда я узнал, что в этом году они курируют фестиваль, и познакомился с их концепцией, я согласился принять участие, так как всегда стараюсь поддерживать тех, кто пытается внести новизну в годами неизменные стереотипы.

Предполагается, что в фестивале, приуроченном в этот раз к столетию конструктивизма, будет три раздела – о прошлом, настоящем и будущем российской архитектуры. Что такое прошлое, мы знаем, настоящее мы можем сейчас видеть вокруг нас, а будущее –сложный вопрос. Мне поручили раздел с условным названием «Будущее. Метод». На самом деле, вопрос «Что такое архитектура будущего в России?» несколько риторический, и иные коллеги на него отвечали мне с большим удивлением, причем удивление вызывала сама идея о специфике российской архитектуры. Так, один немецкий архитектор, с которым я согласен, возразил, что в XIX веке что в Вене, что в Москве, что в других европейских городах существовали похожие тенденции на каждом этапе, от ампира до стиля модерн. А мы в России всегда пытаемся найти свою специфику не только в архитектуре, но и во всех остальных сферах.

Если говорить серьезно, то будущее наше – это молодежь, студенты, молодые архитекторы. Все будет зависеть от того, насколько они будут правильно научены, насколько ответственно и с пониманием они будут подходить к своей профессии. Какие они будут, такой будет и наша жизнь, и наша архитектура. А если говорить с улыбкой, то я вспоминаю книгу Георгия Голубева «Подземный урбанизм», где первой иллюстрацией идет картина 1906 года под названием «Москва 1966 года». Она очень смешная: чуть модернизированные машины начала XX века, дирижабли. И так же сложно предсказать при все ускоряющихся, происходящих в геометрической прогрессии изменениях, что в действительности нас ждет завтра. Технологии очень быстро развиваются, что сильно влияет на архитектуру.
 
Не только работа...Фотография предоставлена Оскаром Мамлеевым

– Тогда что же вы будете показывать на своей выставке?

– Первый раздел – «Метод» – посвящен трем, с моей точки зрения, наиболее характерным учебным мастерским – ТАФ и архитектурному колледжу Александра Ермолаева, школе МАРШ Евгения Асса и самарской мастерской Сергея Малахова и Евгении Репиной. Конечно, есть замечательные педагоги и в Московском архитектурном институте, но они работают по методике, придуманной много лет назад и очень сложно меняющейся: их порой даже критикуют за то, что они нарушают порядок, который царит в МАРХИ. А из названных мной трех мастерских каждая имеет свою оригинальную методику, и именно потому мне хотелось показать именно эти учебные центры.

Вторую часть выставки можно с иронией назвать «Провокация». Есть такие архитекторы как Александр Бродский, чьи работы вызывают улыбку: глядя на них, можно предположить, что в будущем мы будем собирать на помойке старые рамы и из них строить водочные павильоны. Кроме Бродского, я задал вопрос об архитектуре будущего замечательной компании – «Обледенению архитекторов», Василию Сошникову, молодым архитекторам – участникам и победителям конкурса NEXT и других важных конкурсов. Будут также показаны очень интересные эскизы Левона Айрапетова и Валерии Преображенской к их павильону России на ЭКСПО-2010 в Шанхае. Понятно, что при реализации некоторые первоначальные идеи, нюансы были утеряны, и потому очень интересно посмотреть на те первые наброски – как авторами трактован образ России. Завершающий раздел экспозиции – это ответы известных российских и зарубежных, именитых и молодых архитекторов на вопрос – что такое архитектура будущего.

Однако мне хочется, чтобы экспозиция получилась живой. Я хочу пригласить студентов из нескольких городов, которые бы в течение трех дней фестиваля поработали над образом будущей архитектуры России. Я очень рассчитываю на этот живой семинар, потому что у нас уже есть опыт прошлого лета, когда на фестивале «Арт-Овраг» в городе Выкса мы пригласили ребят из нескольких архитктурных школ. И они в течение пяти дней «с нуля» сделали очень интересные предложения по теме фестиваля.
 
С голландским архитектором Раулем Бунсхоттеном в архитектурной школе Дюссельдорфа. Фотография предоставлена Оскаром Мамлеевым

– Но как именно соотносятся тема метода и тема будущего – ведь, судя по вашему замыслу, выставка охватит более широкие пласты, чем архитектурное образование?

– Мне хотелось, чтобы эта выставка и ее основная идея не были прямым ответом на вопрос про российскую архитектуру будущего. Это, скорее, постановка вопроса, заставляющая задуматься и каждого ответить по-своему. Ведь мнения опрошенных мной архитекторов тоже разнятся: каждый «респондент» затрагивает свой аспект. И это как раз получается очень педагогично, когда мы не говорим, что это должно быть только так и никак иначе. На самом деле преподаватель – это не ментор, который говорит студенту, как надо делать, чтобы тот беспрекословно исполнил его наставления. Педагог – это навигатор, который направляет студента в определенную сторону, постоянно заставляет его думать, искать решения. Хотелось бы, чтобы в этом разделе соблюдался этот принцип, чтобы люди посмотрели выставку и впитали в себя то, что они там увидели, где-то улыбнулись, где-то задумались и сделали свой вывод. Это гораздо важнее, чем ставить их перед фактом.
 
Проектный семинар в Германии. Фотография предоставлена Оскаром Мамлеевым

– Кто же будут эти люди, которые будут размышлять над вашей экспозицией?

– Она обращена ко всем, кто интересуется архитектурой, но в первую очередь – к молодежи.

– К архитектурной молодежи?

– Не только к ней. Я вижу, как успешно функционирует институт «Стрелка», где люди совершенно разных профессий, закончившие разные институты, получают сумму разнообразных знаний. И, точно так же, любым креативным людям было бы интересно посмотреть эту выставку, получить информацию и сделать вывод.
 
Студенты МАРХИ в Стокгольме. Фотография предоставлена Оскаром Мамлеевым

– То есть это обращено к «аудитории будущего»?

– Да. Основной акцент и надежда – на молодых.

– Как ваша выставка – и вы сами – относитесь к теме «Зодчества»  нынешнего года – «актуальное идентичное»?

– Я не очень понимаю смысл поиска идентичности российской архитектуры. Я не могу представить себе, чтобы все архитекторы работали в одном ключе и воплощали собой некую российскую специфику, какая бы она ни была – хорошая или плохая. Есть российские архитекторы, имеющие «свое лицо» и отличающиеся от западных коллег –Александр Бродский, Алексей Бавыкин, Левон Айрапетов, неоклассики… Мне кажется, что идентичность заключена в персоналиях, каждая из которых представляет из себя что-то необычное. Корни и среда обитания могут породить архитектуру конкретных архитекторов-индивидуальностей, а не общий для всех «знаменатель». Если говорить обо мне, то у меня любимыми архитекторами были и остаются Юрий Григорян и Сергей Скуратов. Я не скажу, что они специфически российские архитекторы, это архитекторы очень высокого европейского уровня, и я очень люблю и их лично, и их архитектуру.
 
Со студентами Шведского Королевского Университета. Фотография предоставлена Оскаром Мамлеевым

– Следует ли сейчас искать идентичность и уникальность или логичнее было бы сосредоточиться на качестве жизни? Или на общечеловеческих проблемах, забыв про своеобразие?

– Логичнее сосредоточиться как раз на качестве жизни и на общечеловеческих проблемах. О своеобразии, наверное, не стоит забывать, но посвятить себя при этом созданию комфортной среды обитания. Прекрасные новые жилые районы в Хельсинки и Стокгольме – это для меня идеал. Там нет ничего такого, что бы потрясало с точки зрения архитектуры, но качество среды там очень высоко. И вот альтернатива: я только что был в Баку, видел Центр Гейдара Алиева Захи Хадид, для Азербайджана довольно странный объект, хотя Хадид, безусловно, замечательный архитектор. Но меня потрясло другое сооружение – «Пламенные башни», спроектированные международной фирмой HOK как символ Азербайджана. Когда со стороны набережной смотришь на город, спокойная застройка поднимается в горы, и вдруг – такой кракен, который готов поглотить Старый Баку. Особенно вечером, с динамической подсветкой – это жутковатое зрелище. Конечно, архитектуру нужно делать более гуманной.

– В чем особенность, уникальность вашего метода?

– Особенности, а тем более уникальности у моей методики нет. Как и мастера-педагоги, которые будут представлены на выставке, я считаю, что самое главное – это воспитывать творческих, думающих и ответственных людей.
 
Семинар с немецким архитектором и инженером Вернером Зобеком. Фотография предоставлена Оскаром Мамлеевым


0

17 Ноября 2014

author pht

Беседовала:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Зодчество 2014

В будущее с надеждой
Итоги спецпроекта «Будущее. Метод» на фестивале «Зодчество»–2014 подводят его куратор Оскар Мамлеев и студенты – участники проекта.
Загадки русской души
Участникам фестиваля «Зодчество» удалось перевести его опасную тему – идентичность, в единственно адекватную плоскость: нервной рефлексии на грани абсурда. Сохранив невозмутимое выражение лица.
Антон Шаталов: «В Сибири для пассионариев наилучшая...
Куратор выставки «Прошлое, настоящее и будущее Красноярска» – о городе, который находится сейчас «на этапе социальной эволюции, когда людям предоставляется безграничный выбор возможностей для проявления себя».
Владислав Кирпичев: «Мы все живем запахами из детства»
Говоря о своей экспозиции на «Зодчестве» 2014, глава школы EDAS Владислав Кирпичев признался, что не делал попыток вписаться в тему фестиваля («актуальное идентичное»), – и между тем, кажется, сказал о ней очень многое.

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.