Верх деликатности

Музей архитектуры объявил о планах по реставрации дома Мельникова. Проектом реставрации займется Наринэ Тютчева и АБ «Рождественка», Группа ЛСР финансирует работу как меценат, не вмешиваясь в процесс. Похоже, в Москве, где недавно отреставрирован дом Наркомфина, намечается еще один образцовый пример работы с памятником авангарда. Рассматриваем подробности и вспоминаем историю.

mainImg
Презентация старта проектных работ состоялась 4 марта, в четверг, а за день до этого Музей архитектуры заключил соглашение с Группой ЛСР, которая взяла на себя финансирование как разработки проекта реставрации в 2021 году, так и его реализации, которую планируется осуществить в последующие 3 года, 2022–2024. Генпроектировщик реставрации – АБ «Рождественка» Наринэ Тютчевой, будет руководить международным коллективом, который уже был задействован в подготовительных исследованиях дома Мельникова. 
Наринэ Тютчева, глава и основатель АБ Рождественка, генпроектировщик проекта реставрации дома Мельникова
Фотография: Архи.ру

Планируется укрепление межэтажных деревянных перекрытий – кессонных мембран, придуманных Мельниковым для своего дома как экономный вариант с малым весом и пострадавших по время войны, реставрация рам шестигранных окон и витража над входом, исследование и сохранение авторских цветовых решений в интерьере. Планируется установить леса и «вычистить» штукатурку фасадов, убрав поздний цемент и законсервировав остатки первоначального покрытия. Еще один сюжет – восстановление системы воздушного отопления: «консервация «тепловых аккумуляторов» – заполнений, заложенных в ходе строительства 57 шестиугольных проемов во внешних кирпичных стенах» и переход от неконтролируемой подачи тепла в калориферную систему к регулируемой его подаче. Реставрация отмостки вокруг дома должна помочь отвести воду подальше от стен. 
Павел Кузнецов, директор Музея Константина и Виктора Мельниковых
Фотография: Архи.ру

Также планируется завершить воссоздание исторического сада (его площадь 840 м2). Сад был открыт для посещения в 2015 году и с тех пор последовательно восстанавливается по архивным документам, фотографиям, картинам и воспоминаниям. Восстановлен забор и скамейки, а также сарай, сооруженный Мельниковым в 1940-е годы – сарай построен Александром Бродским при участии Наринэ Тютчевой и служит теперь музейным киоском. Бюро Бродского также спроектировало и реализовало в 2018 году домик охраны и шкаф, которые теперь находятся в саду. 
  • zooming
    1 / 12
    Восстановление сада и сарай-киоск. Выдержка из пресс-релиза, 04.03.2021
    Предоставлено Музеем архитектуры
  • zooming
    2 / 12
    История дома. Видны, в числе прочего, мембраны межэтажных перекрытий. Выдержка из пресс-релиза, 04.03.2021
    Предоставлено Музеем архитектуры
  • zooming
    3 / 12
    Дорожная карта работы над реставрацией дома Мельникова стр. 1. Выдержка из пресс-релиза, 04.03.2021
    Предоставлено Музеем архитектуры
  • zooming
    4 / 12
    Дорожная карта работы над реставрацией дома Мельникова / стр. 2. Выдержка из пресс-релиза, 04.03.2021
    Предоставлено Музеем архитектуры
  • zooming
    5 / 12
    Дом Мельникова. Вид сверху с северо-востока
    Фотография © Денис Есаков. Предоставлено Музеем архитектуры
  • zooming
    6 / 12
    Дом Мельникова. Мастерская на 3 этаже
    Фотография © Денис Есаков. Предоставлено Музеем архитектуры
  • zooming
    7 / 12
    Дом Мельникова. Гостиная на 2 этаже
    Фотография © Денис Есаков. Предоставлено Музеем архитектуры
  • zooming
    8 / 12
    Дом Мельникова. Спальня на 2 этаже
    Фотография © Денис Есаков. Предоставлено Музеем архитектуры
  • zooming
    9 / 12
    Дом Мельникова. Вид на дворовый (северный) фасад
    Фотография © Денис Есаков. Предоставлено Музеем архитектуры
  • zooming
    10 / 12
    Дом Мельникова. Вид на уличный (южный) фасад
    Фотография © Денис Есаков. Предоставлено Музеем архитектуры
  • zooming
    11 / 12
    Архитектор К.С. Мельниковой с женой у строящегося дома. 1927
    © Музей архитектуры им. А.В. Щусева
  • zooming
    12 / 12
    Дом Мельникова. Вид на уличный (южный) фасад. 1930
    © Музей архитектуры им. А.В. Щусева

Важной частью работ должно стать продолжение всестороннего исследования здания, начатого в 2017 году на грант фонда Getty ($120 000). Предреставрационным исследованием 2017–2019 годов руководил директор «Музея Константина и Виктора Мельниковых» Павел Кузнецов, а также эксперт-реставратор Тапани Мустонен / Tapani Mustonen из Финляндии и российский архивист Татьяна Царева. Оно показало, в частности, устойчивость конструкций дома и достаточно хорошую гидрологию, несмотря на строительство 1990-х – 2000-х годов по соседству – подчеркнул на презентации проекта Павел Кузнецов. Единственным аварийным объектом в доме признан нижний брус витражного окна, в остальном же, при соблюдении температурно-влажностного режима, продолжении наблюдений гидрологии и ограничении числа посетителей дом пригоден для работы в качестве музея. Вероятно, он продолжит работать как музей в течение всего периода реставрации, – заметил Павел Кузнецов. Работы будут проходить под наблюдением международного наблюдательного комитета, которым руководит хорошо известный историк авангарда Жан-Луи Коэн (комитет был создан в 2017 году, тогда же, когда музей получил грант Гетти). 
Елизавета Лихачева, директор Музея архитектуры
Фотография: Архи.ру

Участники проекта всячески подчеркивают, что работа будет исключительно консервационной, вмешательства – минимально необходимыми, планируется использовать строительные технологии столетней давности и привлекать специалистов, которые ими владеют. 

С этого начала свое выступление Наринэ Тютчева: речь не о реставрации, а о сохранении, и главное слово в этом проекте – сохранение. От себя замечу, что определение понятия «реставрация» в нашем сознании до сих пор расплывчато: под реставрацией понимают то консервацию, то воссоздание в прежних формах, хотя она, строго говоря, включает то и другое, и еще исследование памятника. Так вот, в данном случае для сада применяется воссоздание, для дома – исследование и консервация. Предполагается также реставрация интерьеров и предметов хранения, фонда Константина и Виктора Мельникова, с целью создания/поддержания экспозиции аутентичного интерьера дома. Заметим, что идея приоритета консервации была заявлена еще на музейном конкурсе 2013 года, где кто только не участвовал, а победили Citizenstudio и Нина Федорова с проектом «Тапки», основанном на мысли, что в доме ничего не надо менять, только сохранять. 
Наринэ Тютчева, глава и основатель АБ Рождественка, генпроектировщик проекта реставрации дома Мельникова
Фотография: Архи.ру

Тютчева также заметила, несколько разойдясь в этом с позицией руководства музея – маловероятно, что по результатам работ можно будет «написать учебник» по реставрации авангарда (эту надежду озвучила директор музея Елизавета Лихачева, в пресс-релизе также дважды говорится, что проект станет полигоном для разработки методики обследования и консервации памятников авангарда в целом). По словам Наринэ Тютчевой, «скорее это будет увлекательный роман».

И с архитектором можно согласиться – дом Мельникова очень уникальная постройка во многих отношениях, недаром он никогда не был положен в основу типового строительства, ни одного даже поселочка на его основе не получилось, а если бы получилось, неизвестно, было бы это хорошо или нет. В нем многое уникально, попытки его буквально цитировать как правило выглядят не более чем забавно. Да и ключевые памятники авангарда – яркие авторские произведения – надо думать, требуют не универсального, а индивидуального подхода. 
Иван Романов, заместитель генерального директора ЛСР
Фотография: Архи.ру

Возвращаясь к консервации дома Мельникова – ее планируется провести на деньги Группы ЛСР, девелопера и производителя стройматериалов. Причем компания – это подчеркнула Елизавета Лихачева, с этим согласился представитель компании – выступает в роли именно мецената, а следовательно, дает деньги и получает полный отчет об использовании, но не вмешивается в работу профессионалов ни на каком уровне. По словам замгендиректора ЛСР Ивана Романова, у компании уже есть опыт такого рода работы с восстановлением исторических зданий, в том числе с применением старых строительных технологий: к примеру, в Архангельском, <...> или в Петербурге на Невском проспекте, 1, или с восстановлением Преображенских казарм. На исследование и проектирование компания выделила 16 с чем-то млн рублей, дальнейшие расходы будут уточнены результатами работ 2021 года. 

Определенно, позиция мецената в данном случае – наилучшая и стремящаяся к идеалу, будет интересно наблюдать за развитием этих отношений. 

Надо сказать, что и выбор Наринэ Тютчевой в качестве проектировщика относится к ряду вариантов, стремящихся к идеалу. Сама презентация проходила во флигеле-Руине, лучшем примере из портфолио «Рождественки» в части реставрации и реконструкции: в 2015–2017 годах романтичная, но холодная Руина, превращенная в экспозиционное пространство Давидом Саркисяном, по проекту Тютчевой стала комфортным местом, не утратив своего полуразрушенного шарма. 

Все в целом говорит о том, что планируется показательная работа с идеальными ингредиентами, да и работа по консервации – очень благородная, поскольку практически исключает самовыражение, в том числе архитектора. Если все это получится с хорошим исследованием, без вторжений, то надо согласиться с Елизаветой Лихачевой, консервация дома Мельникова имеет шансы стать своего рода идеальным примером сохранения памятника авангарда, как уже стала таким примером недавно завершенная реставрация дома Наркомфина (эта работа – еще один претендент на то, чтобы стать основой для методики сохранения памятников авангарда).

Только в доме Наркомфина функция сохранена с добавлением небольшого музея, а тут нет, поскольку здание полностью музеефицировано. Что, к слову, представляет собой достаточно сложный и спорный пункт в деле сохранения наследия – какую роль в сохранении здания играет сохранение его функции? «Убивает» ли само пребывание в музее предмет, хранящийся в нем? Или способствует лучшему изучению и сохранению? Строго говоря ответа на этот вопрос нет, точнее, надо думать, ответ двоякий: и убивает, и помогает изучить, сохранить ценную оболочку в новом статусе. 

В этой связи, думаю, необходимо вспомнить травматичную историю передачи дома-памятника в собственность государства и под управление музея. Половину дочери Константина Мельникова государству передал Сергей Гордеев, а тяжбы вокруг второй половины, наследства сына архитектора, художника Виктора Мельникова, длились в активной фазе около 10 лет. Кульминацией стало насильственное выселение внучки Мельникова Екатерины Каринской, которое СМИ сравнивали с рейдерским захватом. Статей на этот счет очень много, подробности хорошо описаны, в частности, «Афишей» или в статье Марины Хрусталевой, нашу подборку прессы по теме можно найти здесь. Собирали подписи под открытым письмом. История была долгой и неприятной, и в ней, конечно, есть две правды: и дом надо реставрировать и музеефицировать, но и выбрасывать живого человека, наследника дома, на улицу тоже как-то неловко. Осадок остался. Сейчас в свете прогрессивных мероприятий стало не принято об этом вспоминать: во-первых, победителей не судят, во-вторых, музей после того, как получил здание, работает с памятником очень последовательно и аккуратно, привлекает Бродского и Тютчеву, открыл и восстанавливает сад, организует экскурсии, сделал собственную опись архива (из множества статей, связанных с тяжбой, известно, что какая-то опись и раньше была). В 2017 году музей издал книгу о доме. В 2015 году дом вошел в список уникальных жилых домов Iconic Houses, в 2016 стал «побратимом» виллы Савой Ле Корбюзье, в 2017 на вилле прошла выставка «Мельников / Ле Корбюзье». Музей реставрирует предметы обстановки, стол, лампы, ковры, шезлонг Мельникова. Музей отдает много сил и внимания мемориальному дому. Ну то есть делается все, чтобы та болезненная история оказалась не зря; и все же забывать о ней, думаю, будет неправильно. 

В 2019 ИКОМОС-Россия поддержал идею включения дома Мельникова вместе с садом и архивом в список ЮНЕСКО «Память мира» – оно станет возможным после завершения реставрации. В декабре 2021 года запланирована выставка в честь 130-летия Константина Мельникова и каталог с публикацией его архива, причем авторами будущего каталога названы три зарубежных исследователя творчества архитектора: Фред Старр, Жан-Луи Коэн, Хинес Гарридо. Позднее музей предполагает выставочный проект и в честь сына Мельникова Виктора. В 2022-2024 планируется выложить оцифрованный архив Мельникова в открытый доступ. 

09 Марта 2021

Дом – музею
Основатель фонда «Русский авангард» Сергей Гордеев передал в дар Музею архитектуры им. Щусева выкупленную им в 2006 году половину дома архитектора Константина Мельникова. В истории великого памятника авангарда закончился частный период, и начался государственный.
Технологии и материалы
​Гибкий подход к стенам
Компания Orac, известная дизайнерским декором для стен и богатой коллекцией лепных элементов, представила новинки на выставке Mosbuild 2024.
BIM-модели конвекторов Techno для ArchiCAD
Специалисты Techno разработали линейки моделей конвекторов в версии ArchiCAD 2020, которые подойдут для работы архитекторам, дизайнерам и проектировщикам.
Art Vinyl Click: модульные ПВХ-покрытия от Tarkett
Art Vinyl Click – популярный продукт компании Tarkett, являющейся мировым лидером в производстве финишных напольных покрытий. Его отличают быстрота укладки, надежность в эксплуатации и множество вариантов текстур под натуральные материалы. Подробнее о возможностях Art Vinyl Click – в нашем материале.
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Жилой комплекс «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Сейчас на главной
Тетрис в порту
Смотровая башня, спроектированная для Старого порта Монреаля бюро Provencher_Roy, и общественная зеленая зона вокруг нее от ландшафтного бюро NIPPAYSAGE вобрали в себя множество элементов местной идентичности.
Стержни и лепестки
Для московского района Преображенское бюро GAFA спроектировало камерный комплекс Artel, который состоит всего из двух корпусов по 12 этажей. Отсылки к ар-деко и его ответвлению – стримлайну – мы нашли не только в архитектуре, но и в благоустройстве, напоминающем поглощенную природой железнодорожную эстакаду.
Закулисная история
В Грозном по проекту Alexey Podkidyshev studio преобразился Театр юного зрителя. Авторы не только разделили исторические объемы и более поздние пристройки, но и превратили невзрачный объект в востребованное общественное пространство.
Место силлы
В Петропавловске-Камчатском прошел конкурс на создание общественно-культурного центра. В финал вышли три бюро, о работе каждого мы считаем важным рассказать. Начнем с победителя – консорциума во главе с Wowhaus.
Памяти Марии Зубовой
Мария Зубова преподавала историю искусства и архитектуры нескольким поколениям студентов МАРХИ. Художник, иконописец, искусствовед, автор учебников, книги о графике Матисса, инициатор переиздания книг Василия Зубова по истории и теории архитектуры, реставрации и христианской философии.
Баланс желтого
Архитекторы АБ ATRIUM, используя свои навыки и знания в области проектирования школ нового поколения, в которых само пространство и пластика – так задумано – работают на развитие ребенка, оживили крупный, хотя и среднеэтажный, жилой комплекс New Питер проектом, где сквозь темный кирпич прорываются лучи желтого цвета, актового зала нет, зато есть четыре амфитеатра, две открытые террасы, парк и возможность использовать возможности школы не только ученикам, но и, по вечерам, горожанам.
Очередной оазис
Stefano Boeri Architetti выиграли конкурс на проект жилого комплекса в Братиславе. Здесь не обошлось без их «фирменных» висячих садов.
Маршрут на выбор
После реновации парк культуры и отдыха Белорецка предлагает посетителям больше сценариев для досуга: на его территории появились экотропа, лестница со смотровой площадкой, музей в водонапорной башне и другие объекты.
Кампус за день
Кто-то в теремочке живет? Рассказываем о том, чем занимались участники хакатона Института Генплана на стенде МКА на Арх Москве. Кто выиграл приз и почему, и что можно сделать с территорией маленького вуза на краю Москвы.
Не-стирание. Памяти Николая Лызлова
Николай Лызлов умер три дня назад, 7 июня. Вспоминаем его архитектуру, старые и новые проекты, построенное и не построенное, принципы и метод, отношение к среде и контексту. Светлая память. Прощание завтра в ЦДА.
Пресса: Город, сделанный из древнерусского
Суздаль: совместное предприятие интеллигенции и власти. Рассказ о Суздале принято начинать, продолжать и заканчивать описанием его средневекового наследия. Слов нет, оно величественно. Три памятника в списке Всемирного наследия ЮНЕСКО говорят сами за себя. Однако исключительность города все же не в них.
Игра в «Тезисы»
Спецпроект АРХ Москвы «Тезисы» в 2024 году – результат и демонстрация профессиональной игры, которая создает условия для рефлексии. По мнению кураторов, времени на нее в современном мире ни у кого не хватает, при этом рефлексия – необходимое условие для роста архитектора. Объясняем правила и пытаемся распутать ход мыслей участников.
Трое и башня
Офисный центр Neuer Kanzlerplatz, построенный в Бонне по проекту бюро JSWD, улучшает связанность городской ткани и интригует объемными фасадами из архитектурного бетона.
Марина Егорова: «Мы привыкли мыслить не квадратными...
Карьерная траектория архитектора Марины Егоровой внушает уважение: МАРХИ, SPEECH, Москомархитектура и Институт Генплана Москвы, а затем и собственное бюро. Название Empate, которое апеллирует к словам «чертить» и «сопереживать», не должно вводить в заблуждение своей мягкостью, поскольку бюро свободно работает в разных масштабах, включая КРТ. Поговорили с Мариной о разном: градостроительном опыте, женском стиле руководства и даже любви архитекторов к яхтингу.
Вертикальный «парк»
Бывшая фабрика электроники в Шэньчжэне превращена по проекту JC DESIGN в многоярусное общественное пространство и офисы для «креативных индустрий».
Зубцами к Неве
Градсовет Петербурга рассмотрел проект жилого комплекса на Матисовом острове, предложенный бюро Intercolumnium. Эксперты отметили ряд проблем, которые касаются композиции, фасадов и сценария жизни в окружении промышленных предприятий.
В центре – пустота
В Лондоне открывается очередной летний павильон галереи «Серпентайн». В этом году южнокорейский архитектор Минсок Чо и его бюро Mass Studies сместили фокус внимания с сооружения на свободное пространство вокруг и внутри него.
Андрей Чуйков: «Баланс достигается через экономику»
Екатеринбургское бюро CNTR находится в стадии зрелости: кристаллизация принципов, системность и стандартизация помогли сделать качественный скачок, нарастить компетенции и получать крупные заказы, не принося в жертву эстетику. Руководитель бюро Андрей Чуйков рассказал нам о выстраивании бизнес-модели и бонусах, которые дает архитектору дополнительное образование в сфере управления финансами.
«Почвенная» архитектура
Медицинский центр в Провансе – землебитное сооружение без дополнительного каркаса: материал для него «добыли» непосредственно на стройплощадке. Авторы проекта – бюро Combas.
Антипольза побеждает
Десять участников спецпроекта NEXT на АРХ Москве представили свои работы-размышления на тему пользы. Молодое поколение демонстрирует усталость от эффективного менеджмента и декларирует: польза есть там, где за зданиями виден город и человек.
«Рынок неистово хочет общаться»
Арх Москва уже много лет – не только выставка, но и форум, а в этом году количество разговоров рекордное – 200. Человек, который уже пять лет успешно управляет потоком суждений и амбиций – программный директор деловой программы выставки Оксана Надыкто – проанализировала свой опыт для наших читателей. Строго рекомендовано всем, кто хочет быть «спикером Арх Москвы». А таких все больше... Так что и конкуренция растет.
Капли воды
Блестящие диски, грибовидные колонны, текучесть круглящихся форм – dot.bureau в конкурсном проекте для аэропорта Омска трактуют здание терминала как своего рода «водоворот», погружающий пассажира в метафору разных форм воды, от льда до пара через капли на воде.
Экстремальное гостеприимство
Клубный отель посреди лесов Камчатки, построенный по проекту Fantalis Group, далеко ушел от бревенчатых туристических баз. Из-за труднодоступности он автономен и напоминает полярную станцию, а помимо знакомства с суровым краем предлагает и элементы роскоши – самобытную архитектуру, комфортную спальню с панорамными окнами, авторский ресторан с изысканным интерьером.
IAD Awards 2024
В нескольких номинациях премии International Architecture & Design Awards награды получили проекты российских бюро – рассказываем и показываем.
Круги для движения
По проекту Мосрегионпроекта в Электростали прошла реконструкция пешеходного бульвара. Благодаря безбарьерному мощению, круглым газонам и работе с организацией транспортных потоков, променад заметно оживился и стал привлекательным для горожан, предпринимателей и творческих людей.
Серийный подход
Бюро AIM Architecture превратило четыре нефтехранилища бывшей промзоны на востоке Китая в общественные пространства.