Михаил Филиппов: «Антинаучная категория красоты для меня – основной критерий качества»

На «Зодчестве» запланирована экспозиция Михаила Филиппова. Мы поговорили с архитектором о красоте, классике и градостроительстве.

author pht

Беседовала:
Наталия Алексеева

mainImg
Архи.ру:
– Что вы покажете на «Зодчестве»? Каков контекст и основной посыл вашей выставки?

Михаил Филиппов:
– Выставка совпала с моим 60-летием и с 30-летием конкурса «Стиль 2001-го года», в котором я получил в начале 1985 года одну из первых премий. В то время я был категорически единственным российским архитектором, использующим язык традиционной архитектуры. В отличие от большинства моих коллег, я не поменял свой стиль и мне хотелось бы проиллюстрировать это некоторыми проектами и постройками.
 
zooming
Михаил Филиппов. Фотография © ПРОЕКТ РОССИЯ – Андрей Ягубский
zooming
Михаил Филиппов. Проект для конкурса «Стиль 2001 года», организованного журналом JA (Токио). 1-я премия. 1984 © Михаил Филиппов

– Какие качественные характеристики отличают ваши проекты от модернистских?

– Памятники архитектуры и градостроительства, то есть те строительные образования, которые сохраняются и воссоздаются в случае утраты, обладают только одним качеством, благодаря которому они имеют этот статус. Это качество – красота. Именно эта антинаучная категория является для меня основным критерием качества проекта.
 
zooming
Михаил Филиппов. Проект для конкурса «Стиль 2001 года», организованного журналом JA (Токио). 1-я премия. 1984 © Михаил Филиппов

– Что, на ваш взгляд, из классического наследия сегодня актуально, а что неприменимо?

– Архитектура, если ее не сносят, актуальна всегда. Памятник актуален по определению, потому что память – это и есть актуализация прошлого. Исторические центры городов важны для общества более, чем новые районы, с любой точки зрения. Из актуального прошлого жизнеспособно то, что признано вековым преданием истории архитектуры и искусства наибольшими удачами с художественной точки зрения. У нас это древнерусская архитектура в ее реальных формах и масштабах, послепетровская архитектура до середины XIX века, а также неоклассицизм начала XX века. Все остальные «ложные», синтезированные стили эклектики, в том числе неорюс, хотя и вошли в ткань города, но не дали ни одного убедительного в художественном смысле здания, включая церковное строительство.
 
zooming
Михаил Филиппов. Проект для конкурса «Стиль 2001 года», организованного журналом JA (Токио). 1-я премия. 1984 © Михаил Филиппов

– Есть ли какие-то специфически российские аспекты работы с классическим наследием, или используется универсальный архитектурный язык?

– Специфический аспект работы с классическим наследием в России скорее положительный. Потому что массовая жилая застройка в до- и послевоенный период велась в рамках неоклассицизма по идеям Серебряного века. Некоторые мастера, работавшие в сталинской архитектуре, живы до сих пор. Массовое положительное отношение населения к этому архитектурному феномену общеизвестно.
 
zooming
Михаил Филиппов. Проект для конкурса «Стиль 2001 года», организованного журналом JA (Токио). 1-я премия. 1984 © Михаил Филиппов

– Сейчас существует мода на урбанизм. Многие пытаются заниматься проблемами городской среды. Может ли «широкая публика» влиять на среду (путем опросов, голосований и пр.) или нужно классическое образование и профессиональное понимание города?

– Город, или «град», – это тело некоего сообщества горожан или граждан, и городская среда – это тело гражданского общества. Если оно обладает здоровой красотой, то и общество здорово, а если оно обезображено, то оно больное. Современная урбанистика и градостроительная наука, кроме исторической, занята только проблемами, то есть болезнями мегаполисов, малых городов и остальных поселений. К сожалению, огромное количество написанных и сказанных слов о проблемах города, бесконечные симпозиумы, конференции, круглые столы и т.д. напоминают попытку наукообразно «заговорить» болезнь.
 
zooming
Михаил Филиппов. Проект для конкурса «Стиль 2001 года», организованного журналом JA (Токио). 1-я премия. 1984 © Михаил Филиппов

– Может ли классика быть демократичной? Не являются ли современные опыты масштабных проектов в классическом стиле упрощением канона, снижением планки?

– Слово «демократия» – античный политический термин, означающий власть народа, то есть большинства. Иногда это слово употребляется в экономическом смысле (то есть попроще и подешевле). У нас часто под словом «демократия» понимается свобода, а точнее, вседозволенность рыночно-потребительских отношений. Все эти понятия на самом деле несколько противопоставлены друг другу. Начнем с политического понятия: движение политической демократии в России конца восьмидесятых годов, которое привело ко всем известным последствиям, развивалось под знаком возвращения «утраченной духовности», в первую очередь, в архитектурном облике городов. Впервые в истории Первый секретарь Московского Горкома КПСС Б.Н. Ельцин приезжает в Дом Архитектора и говорит о возрождении облика дореволюционной Москвы. Вспомним телевизионные проповеди академика Лихачева, несанкционированные демонстрации около снесенной гостиницы «Англетер» и т.д. Наши левые, в отличие от Запада, были правы, особенно в архитектурных вкусах.

Да и в целом символ классики Парфенон является также символом первой в истории демократии. Символ современной демократии – Капитолий в Вашингтоне, русской –Таврический дворец, Рейхстаг – немецкой и т.д. А вот здание Центра международной торговли Минору Ямасаки было символом глобальной рыночной свободы, с которой у нас в девяностые путали демократию. Использование тоталитарными режимами классицистических имперских образов связанно с природной лживостью этих режимов. Сталинский СССР имел самую свободную и демократичную в мире конституцию, социалистическими и народными были режимы Гитлера и Муссолини. Поэтому, если внимательно вглядеться в формы тоталитарного классицизма, видно, что фальшивый монументальный ордерный декор прикрывает, как фиговым листом, концлагерную конструктивистскую или функционалистскую клетку.

Теперь о демократичности в экономическом смысле. Существует стойкая традиция, которой шестьдесят лет, а на Западе чуть побольше, утверждать, что классика строится для тоталитарных диктаторов и бескультурных нуворишей, желающих, чтобы их особняк был похож на дворцы Вандербильта в Ньюпорте. Мол, безвкусная классика – для богатых лохов, а вот хай-тек – для простого народа. На Западе, кстати, даже не замечают комичности постановки такого вопроса. В связи с этим мне хотелось показать на выставке несколько проектов, построенных в достаточно сложной традиционной архитектуре и являющихся почти предельно дешевыми.
zooming
Михаил Филиппов. Проект для конкурса «Стиль 2001 года», организованного журналом JA (Токио). 1-я премия. 1984 © Михаил Филиппов

– Как работает симбиоз модернизма и классики в современном городе? Возможна ли гармония? Возможна ли комбинация классических планировочных принципов с современной архитектурой или наоборот – классической архитектуры в модернистской среде?

– Симбиозу модернизма и классики тоже уже сто лет. И те модернистские здания, которые «органично» вписаны в среду исторического центра, положительно оцениваются только с отрицательной позиции: их органичность является синонимом их незаметности. А вот старинная церковь или усадьба, одиноко стоящая посереди небольшого города, полностью застроенного панельным или стеклянным модернизмом, становится самым привлекательным архитектурным образом и, как правило, красуется на гербе этого города.

Теперь по поводу классических планировочных принципов и модернистских объемов. Посмотрите вид сверху на район Олимпийского стадиона в Риме, спроектированный итальянскими классицистами в эпоху Муссолини, а потом погуляйте по этим улицам, которые застроены в шестидесятые – семидесятые годы. Ответ будет очевиден. Очевиден, потому что красивый город должен быть красив не на генплане, а с человеческой точки зрения. Другой пример: самый красивый город в мире – Венеция, имеет самый хаотический и бесформенный генеральный план. И дело не в каналах, не в воде (в Орехово-Борисово воды не меньше), дело в архитектуре, в фасадах, которые правильно нарисованы и поставлены в правильном положении друг по отношению к другу. Когда гуляют по Венеции и выходят на площадь Манин, украшенную классическим произведением модернизма – почтамтом Луиджи Нерви, многие разворачиваются и идут назад, думая, что Венеция кончилась, хотя формально масштаб, высота застройки и т.д. – соблюдены. К сожалению, любое здание, имеющее яркие признаки современности, разрушает ткань старого города. Среду же современного города разрушить введением старой формы невозможно, потому что никакой среды модернистский город не имеет.

0

09 Декабря 2014

author pht

Беседовала:

Наталия Алексеева
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Зодчество 2014

В будущее с надеждой
Итоги спецпроекта «Будущее. Метод» на фестивале «Зодчество»–2014 подводят его куратор Оскар Мамлеев и студенты – участники проекта.
Загадки русской души
Участникам фестиваля «Зодчество» удалось перевести его опасную тему – идентичность, в единственно адекватную плоскость: нервной рефлексии на грани абсурда. Сохранив невозмутимое выражение лица.
Антон Шаталов: «В Сибири для пассионариев наилучшая...
Куратор выставки «Прошлое, настоящее и будущее Красноярска» – о городе, который находится сейчас «на этапе социальной эволюции, когда людям предоставляется безграничный выбор возможностей для проявления себя».
Владислав Кирпичев: «Мы все живем запахами из детства»
Говоря о своей экспозиции на «Зодчестве» 2014, глава школы EDAS Владислав Кирпичев признался, что не делал попыток вписаться в тему фестиваля («актуальное идентичное»), – и между тем, кажется, сказал о ней очень многое.

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.