Михаил Филиппов: «Антинаучная категория красоты для меня – основной критерий качества»

На «Зодчестве» запланирована экспозиция Михаила Филиппова. Мы поговорили с архитектором о красоте, классике и градостроительстве.

author pht

Беседовала:
Наталия Алексеева

mainImg
Архи.ру:
– Что вы покажете на «Зодчестве»? Каков контекст и основной посыл вашей выставки?

Михаил Филиппов:
– Выставка совпала с моим 60-летием и с 30-летием конкурса «Стиль 2001-го года», в котором я получил в начале 1985 года одну из первых премий. В то время я был категорически единственным российским архитектором, использующим язык традиционной архитектуры. В отличие от большинства моих коллег, я не поменял свой стиль и мне хотелось бы проиллюстрировать это некоторыми проектами и постройками.
 
zooming
Михаил Филиппов. Фотография © ПРОЕКТ РОССИЯ – Андрей Ягубский
zooming
Михаил Филиппов. Проект для конкурса «Стиль 2001 года», организованного журналом JA (Токио). 1-я премия. 1984 © Михаил Филиппов

– Какие качественные характеристики отличают ваши проекты от модернистских?

– Памятники архитектуры и градостроительства, то есть те строительные образования, которые сохраняются и воссоздаются в случае утраты, обладают только одним качеством, благодаря которому они имеют этот статус. Это качество – красота. Именно эта антинаучная категория является для меня основным критерием качества проекта.
 
zooming
Михаил Филиппов. Проект для конкурса «Стиль 2001 года», организованного журналом JA (Токио). 1-я премия. 1984 © Михаил Филиппов

– Что, на ваш взгляд, из классического наследия сегодня актуально, а что неприменимо?

– Архитектура, если ее не сносят, актуальна всегда. Памятник актуален по определению, потому что память – это и есть актуализация прошлого. Исторические центры городов важны для общества более, чем новые районы, с любой точки зрения. Из актуального прошлого жизнеспособно то, что признано вековым преданием истории архитектуры и искусства наибольшими удачами с художественной точки зрения. У нас это древнерусская архитектура в ее реальных формах и масштабах, послепетровская архитектура до середины XIX века, а также неоклассицизм начала XX века. Все остальные «ложные», синтезированные стили эклектики, в том числе неорюс, хотя и вошли в ткань города, но не дали ни одного убедительного в художественном смысле здания, включая церковное строительство.
 
zooming
Михаил Филиппов. Проект для конкурса «Стиль 2001 года», организованного журналом JA (Токио). 1-я премия. 1984 © Михаил Филиппов

– Есть ли какие-то специфически российские аспекты работы с классическим наследием, или используется универсальный архитектурный язык?

– Специфический аспект работы с классическим наследием в России скорее положительный. Потому что массовая жилая застройка в до- и послевоенный период велась в рамках неоклассицизма по идеям Серебряного века. Некоторые мастера, работавшие в сталинской архитектуре, живы до сих пор. Массовое положительное отношение населения к этому архитектурному феномену общеизвестно.
 
zooming
Михаил Филиппов. Проект для конкурса «Стиль 2001 года», организованного журналом JA (Токио). 1-я премия. 1984 © Михаил Филиппов

– Сейчас существует мода на урбанизм. Многие пытаются заниматься проблемами городской среды. Может ли «широкая публика» влиять на среду (путем опросов, голосований и пр.) или нужно классическое образование и профессиональное понимание города?

– Город, или «град», – это тело некоего сообщества горожан или граждан, и городская среда – это тело гражданского общества. Если оно обладает здоровой красотой, то и общество здорово, а если оно обезображено, то оно больное. Современная урбанистика и градостроительная наука, кроме исторической, занята только проблемами, то есть болезнями мегаполисов, малых городов и остальных поселений. К сожалению, огромное количество написанных и сказанных слов о проблемах города, бесконечные симпозиумы, конференции, круглые столы и т.д. напоминают попытку наукообразно «заговорить» болезнь.
 
zooming
Михаил Филиппов. Проект для конкурса «Стиль 2001 года», организованного журналом JA (Токио). 1-я премия. 1984 © Михаил Филиппов

– Может ли классика быть демократичной? Не являются ли современные опыты масштабных проектов в классическом стиле упрощением канона, снижением планки?

– Слово «демократия» – античный политический термин, означающий власть народа, то есть большинства. Иногда это слово употребляется в экономическом смысле (то есть попроще и подешевле). У нас часто под словом «демократия» понимается свобода, а точнее, вседозволенность рыночно-потребительских отношений. Все эти понятия на самом деле несколько противопоставлены друг другу. Начнем с политического понятия: движение политической демократии в России конца восьмидесятых годов, которое привело ко всем известным последствиям, развивалось под знаком возвращения «утраченной духовности», в первую очередь, в архитектурном облике городов. Впервые в истории Первый секретарь Московского Горкома КПСС Б.Н. Ельцин приезжает в Дом Архитектора и говорит о возрождении облика дореволюционной Москвы. Вспомним телевизионные проповеди академика Лихачева, несанкционированные демонстрации около снесенной гостиницы «Англетер» и т.д. Наши левые, в отличие от Запада, были правы, особенно в архитектурных вкусах.

Да и в целом символ классики Парфенон является также символом первой в истории демократии. Символ современной демократии – Капитолий в Вашингтоне, русской –Таврический дворец, Рейхстаг – немецкой и т.д. А вот здание Центра международной торговли Минору Ямасаки было символом глобальной рыночной свободы, с которой у нас в девяностые путали демократию. Использование тоталитарными режимами классицистических имперских образов связанно с природной лживостью этих режимов. Сталинский СССР имел самую свободную и демократичную в мире конституцию, социалистическими и народными были режимы Гитлера и Муссолини. Поэтому, если внимательно вглядеться в формы тоталитарного классицизма, видно, что фальшивый монументальный ордерный декор прикрывает, как фиговым листом, концлагерную конструктивистскую или функционалистскую клетку.

Теперь о демократичности в экономическом смысле. Существует стойкая традиция, которой шестьдесят лет, а на Западе чуть побольше, утверждать, что классика строится для тоталитарных диктаторов и бескультурных нуворишей, желающих, чтобы их особняк был похож на дворцы Вандербильта в Ньюпорте. Мол, безвкусная классика – для богатых лохов, а вот хай-тек – для простого народа. На Западе, кстати, даже не замечают комичности постановки такого вопроса. В связи с этим мне хотелось показать на выставке несколько проектов, построенных в достаточно сложной традиционной архитектуре и являющихся почти предельно дешевыми.
zooming
Михаил Филиппов. Проект для конкурса «Стиль 2001 года», организованного журналом JA (Токио). 1-я премия. 1984 © Михаил Филиппов

– Как работает симбиоз модернизма и классики в современном городе? Возможна ли гармония? Возможна ли комбинация классических планировочных принципов с современной архитектурой или наоборот – классической архитектуры в модернистской среде?

– Симбиозу модернизма и классики тоже уже сто лет. И те модернистские здания, которые «органично» вписаны в среду исторического центра, положительно оцениваются только с отрицательной позиции: их органичность является синонимом их незаметности. А вот старинная церковь или усадьба, одиноко стоящая посереди небольшого города, полностью застроенного панельным или стеклянным модернизмом, становится самым привлекательным архитектурным образом и, как правило, красуется на гербе этого города.

Теперь по поводу классических планировочных принципов и модернистских объемов. Посмотрите вид сверху на район Олимпийского стадиона в Риме, спроектированный итальянскими классицистами в эпоху Муссолини, а потом погуляйте по этим улицам, которые застроены в шестидесятые – семидесятые годы. Ответ будет очевиден. Очевиден, потому что красивый город должен быть красив не на генплане, а с человеческой точки зрения. Другой пример: самый красивый город в мире – Венеция, имеет самый хаотический и бесформенный генеральный план. И дело не в каналах, не в воде (в Орехово-Борисово воды не меньше), дело в архитектуре, в фасадах, которые правильно нарисованы и поставлены в правильном положении друг по отношению к другу. Когда гуляют по Венеции и выходят на площадь Манин, украшенную классическим произведением модернизма – почтамтом Луиджи Нерви, многие разворачиваются и идут назад, думая, что Венеция кончилась, хотя формально масштаб, высота застройки и т.д. – соблюдены. К сожалению, любое здание, имеющее яркие признаки современности, разрушает ткань старого города. Среду же современного города разрушить введением старой формы невозможно, потому что никакой среды модернистский город не имеет.

09 Декабря 2014

author pht

Беседовала:

Наталия Алексеева
comments powered by HyperComments
В будущее с надеждой
Итоги спецпроекта «Будущее. Метод» на фестивале «Зодчество»–2014 подводят его куратор Оскар Мамлеев и студенты – участники проекта.
Загадки русской души
Участникам фестиваля «Зодчество» удалось перевести его опасную тему – идентичность, в единственно адекватную плоскость: нервной рефлексии на грани абсурда. Сохранив невозмутимое выражение лица.
Антон Шаталов: «В Сибири для пассионариев наилучшая...
Куратор выставки «Прошлое, настоящее и будущее Красноярска» – о городе, который находится сейчас «на этапе социальной эволюции, когда людям предоставляется безграничный выбор возможностей для проявления себя».
Владислав Кирпичев: «Мы все живем запахами из детства»
Говоря о своей экспозиции на «Зодчестве» 2014, глава школы EDAS Владислав Кирпичев признался, что не делал попыток вписаться в тему фестиваля («актуальное идентичное»), – и между тем, кажется, сказал о ней очень многое.
Технологии и материалы
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.