English version

Загадки русской души

Участникам фестиваля «Зодчество» удалось перевести его опасную тему – идентичность, в единственно адекватную плоскость: нервной рефлексии на грани абсурда. Сохранив невозмутимое выражение лица.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

19 Декабря 2014
mainImg
Фестиваль «Зодчество» 2014. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Вдали в центре, светится – павильон Крыма (Курортград), сооружение посвящено архитектору Борису Белозерскому. Фестиваль «Зодчество» 2014. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Алиса:
– Да и Вы, простите, как-то странно улыбаетесь.
Улыбка кота:
– Стал бы нормальный кот улыбаться, да…
Алиса в стране чудес. Люис Кэрролл / перевод Нины Демура / радиопьеса 1976

Вчера с Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество», закроется он завтра, – уже несколько лет подряд фестиваль длится не четыре, а три дня, так что смотреть его надо быстро.

Фестиваль открывал министр Мединский, при входе улыбаются Ленин и Путин, Хрущев машет башмаком, дальше встречаются «домнаш» и «крымнаш», да и тема – идентичность. Словом, я шла туда в испуге, хотя не без подготовки: всю осень мы опрашивали кураторов спецпроектов об их замыслах. А посетителей мало; кто-то уже назвал фестиваль полупустым. Людей как будто бы с каждым годом их становится все меньше, несмотря на бесплатный вход. А зря. Потому что кураторам, братьям Асадовым, несмотря на их неожиданные представления как об авангарде, так и об идентичности, удалось очень хорошо организовать пространство выставки, что с «Зодчеством» случается не так часто.
Стенд КГА Петербурга. Фестиваль «Зодчество» 2014. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

В этом году пространство выставки стало гибридом ячеек, несколько лет назад предложенных Юрием Аввакумовым в попытке размерно-пропорциональным способом превратить «Зодчество» в биеннале, – и лабиринта, которым фестиваль был всегда. Гостиный двор заполнен рамками стендов, невысокими, но массивной толщины, выстроенными базиликально вдоль широкого главного нефа, пересекаемого широким же «трансептом». Снаружи стены в основном светло-серые, на них в коридорах между павильонами размещены выставки кураторской программы, внутри – области и ведомства, хотя ближе к концу эта логика меняется. Но – светло, просторно и почти не заметны как слишком пластмассовые выставки, так и пятна китчевой роскоши.

Легкость атмосферы с успехом поддерживают два главных стенда – Москвы и Петербурга: все мы помним ковры, светящиеся полы и прочие дорогие-эффектные затеи; сейчас же московский стенд, посвященный конкурсу Москвы-реки, отделан фанерой, а украшает его макет реки, который институт Генплана уже показывал на «Зодчестве» в прошлом году. Стенд петербургского КГА надо признать лучшим их всех областных и городских: в нем построен очень обобщенный и непафосный, но крупный, по пояса макет центра города. Посетитель бродит между лаконичными тумбами-домами, и может записать на них красным фломастером свои размышления о разных местах; кое-что, для ориентации, уже написано, а собранную на выставке информацию обещают передать прямо в КГА. Интерактив, признаться, никакой, а аттракцион – приятный.
Стенд КГА Петербурга. Фестиваль «Зодчество» 2014. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
 
Проект Эдуарда Кубенского «Узорник русского авангарда»: каледоскопы можно набирать и покупать собственный набор цветных плашек. Черные – «Черный квадрат», желтые – «майка Маяковского», розовые пирамиды – Мавзолей. Фестиваль «Зодчество» 2014. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Кураторы обещали, что тематических выставок будет больше, чем когда-либо, и не обманули. Половина из них оказались планшетами на стенах, зато вторая половина развернулась не на шутку. Но начать нужно с темы фестиваля. Ее выбирали коллегиально, и как это бывает, договориться не смогли, – получилось, что «Зодчество» посвящено по меньшей мере одновременно столетию авангарда и поискам идентичности русской архитектуры.

Две фестивальные темы, авангард и идентичность, сосуществуют в центральном пространстве выставки параллельно и совершенно по-разному. Все, что касается авангарда и модернизма, больше похоже на каталог-путеводитель и ощутимо относится к просвещению публики по части истории архитектурного направления, у которого случился юбилей. Фрагменты каталога разбавлены рядом основательных черных киосков, представляющих каждый – один объект послевоенного модернизма и проектом-перформансом Эдуарда Кубенского, где посетителей развлекают калейдоскопами из фигурок «черного квадрата», «майки Маяковского», «окошек Мельникова» и множества других: калейдоскопы можно собирать по вкусу и покупать на память.
Проект Эдуарда Кубенского «Узорник русского авангарда». Фестиваль «Зодчество» 2014. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Андрей Костанда, 1 курс МАРШ. Простодушность. Фестиваль «Зодчество» 2014. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

По сравнению с уже почти разложенным по клеточкам авангардом идентичность – вещь спорная: никто толком не знает, что это такое, хотя многие ее ищут: кто-то свою личную, творческую; кто-то национальную и государственную. Эти последние особенно настораживают: фестиваль уже обвиняли в политизации и возможно не зря. Однако: раньше, на всех прежних «Зодчествах» присутствовали и были очень заметны фрагменты сермяжно-позолоченной самобытности – то казаки, то избушки, – а сейчас ничего подобного почти что нет или во всяком случае не заметно.

Заданный поиск таинственной художественной идентичности получился как-то на удивление правильно, в духе терзаний русской литературы – а это единственный нормальный путь для данной болезненной темы. Вся идентичность ушла в объекты и прекрасно там себя чувствует. Лучшей коллекцией объектов стала – тут я присоединюсь к мнению Юрия Аввакумова, высказанному вчера в фб, – выставка студентов и выпускников школы МАРШ, проект, вынырнувший ниоткуда, почему-то не заявленный заранее среди спецпроектов, хотя заметно, что его готовили: все макеты одного размера и прекрасно раскрывают русскую душу.

Вот, скажем, Андрей Костанда, 1 курс магистратуры, «Простодушность» – лес хаотически расставленных одинаковых палочек, в центре поменьше (все убежали со сцены?), по краям побольше: «символизирует простоту в характере русского человека, но трудно считывается другими народами». Михаил Микадзе, тоже 1 курс, «Становление», призван отразить «…хронически незавершенное состояние российской архитектуры и формализацию отношения управляющих к управляемым» – макет строительных лесов. Мария Куркова – «Забор в Европу». Наталья Саблина: павильон «символизирует прозрачную, но запутанную тонкую организацию души русского человека».
Михаил Микадзе, 1 курс МАРШ. Становление. Фестиваль «Зодчество» 2014. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Мария Куркова, 1 курс МАРШ. Забор в Европу. Фестиваль «Зодчество» 2014. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Наталья Саблина, 1 курс МАРШ. Граница между. Фестиваль «Зодчество» 2014. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Наталья Воинова, Илья Мукосей, архитектурная студия ПланАР. Проект «Генетический код» Елены Петуховой. Фестиваль «Зодчество» 2014. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Замечательным получился проект Елены Петуховой – ей удалось не только собрать видео-суждения многих известных архитекторов о «генетическом коде» их творчества, но и – каждый или почти каждый участник проекта проиллюстрировал свой взгляд объектом-инсталляцией; часть из них создана специально для выставки. Веренице объектов тесно в коридоре между павильонами, они выплескиваются наружу, и от этого не все заметны. Самый незаметный, но на мой взгляд один из лучших – Ильи Мукосея и Натальи Воиновой, стоит перед входом. Зрителю предлагается «чтобы увидеть национальную архитектурную идентичность, внимательно смотреть в центр квадрата в течение 20 секунд, если эффект не достигнут, сделать небольшую паузу и повторить». Вот попросили бы смотреть в центр черного квадрата – не было бы ни смешно, ни интересно. А так – чрезмерная ирония понятна хотя бы потому, что Илья Мукосей ещё летом сам занимался подобной темой – как куратор конкурса «Русский характер», для микрорайона Мортон-Град.
Иван Кожин, «Студия 44». Идентичность. 5 литров. Проект «Генетический код» Елены Петуховой. Фестиваль «Зодчество» 2014. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Все объекты совершенно прекрасны, но после пустого места самые забавные из них – банка соленых огурцов: «Идентичность. Пять литров» Никиты Явейна и золотой топор от Юлия Борисова. Самый загадочный – мутная спиральная сфера, обобщенный купол Василия Блаженного от Алексея Левчука и Владимира Фролова; и если бы не сомнительное утверждение авторов о том, что спиралевидный выпуклый орнамент украшал купола русских церквей в XVI веке (хоть бы спросили кого-нибудь, таких известных примеров совсем немного, точнее один-два), то объект с его запахом клея был бы, надо думать, совершенен.
Алексей Левчук, Владимир Фролов. Сфера. Проект «Генетический код» Елены Петуховой. Фестиваль «Зодчество» 2014. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Юлий Борисов. «Первопричина». Проект «Генетический код» Елены Петуховой. Фестиваль «Зодчество» 2014. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Объект Левона Айрапетова и Валерии Преображенской. Проект «Генетический код» Елены Петуховой. Фестиваль «Зодчество» 2014. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Сергей Чобан. SPEECH. «Деталь. Псковский кремль. XVI век». Проект «Генетический код» Елены Петуховой. Фестиваль «Зодчество» 2014. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Объект Веры Бутко и Антона Надточего по мотивам проекта «Земля Олонхо». Чороны (вверху) – подарок из Якутска. Проект «Генетический код» Елены Петуховой. Фестиваль «Зодчество» 2014. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Верхняя часть колонны Максима Атаянца. Проект «Генетический код» Елены Петуховой. Фестиваль «Зодчество» 2014. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Нижняя часть колонны Максима Атаянца. Проект «Генетический код» Елены Петуховой. Фестиваль «Зодчество» 2014. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Объект Андрея Бокова: прялки из личной коллекции. Проект «Генетический код» Елены Петуховой. Фестиваль «Зодчество» 2014. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Объект Дмитрия Буша. Проект «Генетический код» Елены Петуховой. Фестиваль «Зодчество» 2014. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Андрей и Никита Асадовы. Шуховская башня в виде фонтана дегтя. Фестиваль «Зодчество» 2014. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Сами кураторы, Андрей и Никита Асадовы, добавили запахов в образ русской идентичности, водрузив в «своей» части экспозиции модель Шуховской башни, из верхушки которой бьет деготь, изображающий, надо думать, нефть. Точно такую же модель башни, только ледяную, братья показывали на Арх Москве летом; видимо зимой актуально что-то горючее. А и то: есть в башне что-то от нефтяной вышки, да и Шухов, как все теперь знают, проектировал в своей время нефтяные резервуары вроде того, в котором сидел товарищ Сухов с женщинами Востока. Деревянный чурбачок и шелковый платок с намеком на алмазы дополняют башню до триады, а на стене написано еще много триад, надо думать, раскрывающих русскую душу, но произвольных, к примеру: оловянный–деревянный–стеклянный.
Проект школы EDAS Владислава Кирпичёва. Фестиваль «Зодчество» 2014. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Бросается в глаза то, что подавляющее большинство авторов не стали искать «актуальную идентичность» в авангарде. Студенты сосредоточились на абстрактных, опять же скорее литературных струнах русской души. Маститые же архитекторы по большей части сделали ставку на иронию разной степени горечи и на воспоминания о своих проектах (что неудивительно, ведь их просили рассказать о генокоде собственного творчества); кажется, один Сергей Чобан показал что-то, похожее на поиск особой пластики, впрочем, в описании он говорит о Пскове и Новгороде, а объект парадоксально похож на капитель Голосова.

Почти никто не стал искать актуальную идентичность в авангарде, как призывали делать кураторы. Это был, вероятно, единственный способ срастить между собой две очень разные темы фестиваля. Об идентичности можно говорить бесконечно, она бывает личная, творческая, национальная, государственная. Странно говорить об имперской идентичности, империя по определению должна бы претендовать на глобальность, а не на идентичность, однако же и такие чудаки находятся в немалом числе. Об архитектурной же национальной идентичности известно, что и русская, и все другие европейские культуры искали ее в XIX и в начале XX века, откликаясь на призыв романтиков, и преимущественно в средневековых образцах. Поиски закончились с появлением авангарда, который заменил национальное глобальным, а всеобщее личным-творческим. Именно поэтому искать национальную идентичность в авангарде по меньшей мере странно. Можно предположить только один адекватный путь: так как авангард делает главной личность и волю художника-творца (см., к примеру, Кандинского, но и не только его), то идентичность надо искать в себе. Но тогда при чем тут национальное? Это объясняет иронию многих объектов на тему.

Теорию же, предложенную Асадовыми, которые обнаружили в русской истории «пять авангардов», начиная с князя Владимира, раскритиковали уже без меня, но мне кажется, тут необходимо кое-что добавить. Эта версия русской архитектурной идентичности выглядит как гибрид романтических поисков историзма – и вынужденной необходимости искать в истории не просто идентичность, а хорошую идентичность. Как если бы академику Солнцеву объяснили, что помимо Теремного дворца есть еще авангард, и он намного чище, народнее, возрождать надо именно его, чтобы прильнуть к источнику. Словом, русские культурные люди сейчас если не знают, то чувствуют: есть плохая идентичность, имперская, псевдо-русская, а есть – хорошая, авангардная, и время от времени, нет-нет да и прорывается надежда на то, что эта, вторая, хорошая идентичность нас спасет от первой, плохой.

Вообще говоря, довольно абсурдное суждение. На «Зодчестве» традиционно присутствует доля абсурда, она не покидает его, как родного; но на этот раз мне показалось, что ее еще и намеренно несколько усилили. И впрямь, кто в здравом уме поверит, что Кижи – это авангард, только потому, что Петр в 1714 году запретил каменное строительство? Да и Путин с Лениным улыбаются как-то странно. И Богородица на картине Петрова-Водкина всплескивает руками в вечном изумлении. Чем страньше – тем лучше.
Влад Савинкин и Владимир Кузьмин собрали макет деревянного зиккурата, построенного ими в этом году в Никола-Ленивце, из трубочек для газировки. Фестиваль «Зодчество» 2014. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
«АрхСтояние». Фестиваль «Зодчество» 2014. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Макет Преображенской церкви для выставки деревянного зодчества был доставлен из музея Кижи в Москву на вертолете. Фестиваль «Зодчество» 2014. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

19 Декабря 2014

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
В будущее с надеждой
Итоги спецпроекта «Будущее. Метод» на фестивале «Зодчество»–2014 подводят его куратор Оскар Мамлеев и студенты – участники проекта.
Пресса: Фестиваль «Зодчество-2014» - кураторский порыв назло...
В конце декабря в Гостином дворе прошел 22-й Международный фестиваль «Зодчество-2014», ситуативным контекстом которого стала профессиональная рефлексия по поводу последствий для строительной практики двукратной девальвации рубля.
Пресса: Эдхам Акбулатов, мэр Красноярска: «Стремительное...
Экспозиция Красноярска стала одной из самых ярких на XXII международном фестивале «Зодчество» в Москве. Сибиряки привезли в столицу новый генеральный план развития города. Мэр Красноярска Эдхам Акбулатов рассказал, какой опыт Москвы может быть полезен городу, зачем он планирует реорганизовывать промзоны в промышленном сердце Сибири и как изменится Красноярск к проведению Универсиады-2019.
Пресса: В Москве прошел Международный фестиваль «Зодчество»
В Москве прошел Международный фестиваль «Зодчество». Его тема звучала довольно сложно – «Актуальное. Идентичное», с посвящением 100-летию русского авангарда. Организаторы объяснили, что, соединяя прошлое с настоящим, современные архитекторы формируют будущее. Тем самым у них в руках – ключ к зарождению нового авангарда.
Пресса: Северный эпос
Архитектурная мастерская «Атриум» открыла мощный источник вдохновения в традициях и природе Якутии, когда разрабатывала конкурсную концепцию для международного центра Олонхо в Якутске. Сооснователь мастерской, архитектор Антон Надточий призывает не забывать о культурах малых народов в разговоре о российской идентичности.
Пресса: Ольга Бумагина: Детский сад как центр притяжения
Главный архитектор и гендиректор мастерской ППФ «Проект-Реализация» Ольга Бумагина убеждена в том, что социальные объекты не должны являться довеском к жилой застройке, а вполне могут стать центрами притяжения в жилых кварталах.
Пресса: Большая встреча с кураторами фестиваля «Зодчество-2014»
12 ноября 2014 года на площадке архитектурной школы МАРШ состоялся круглый стол «Специальные проекты фестиваля «Зодчество-2014». Кураторы, среди которых Андрей и Никита Асадовы, Елена Гонсалес, Александр Змеул, Оскар Мамлеев, Елена Петухова, Алексей Комов, Вероника Харитонова, Александра Селиванова и Борис Кондаков, рассказали присутствующим о философии своих выставочных проектов, их профессиональной и общественной направленности, а также поговорили об идентичности российской архитектуры.
В будущее с надеждой
Итоги спецпроекта «Будущее. Метод» на фестивале «Зодчество»–2014 подводят его куратор Оскар Мамлеев и студенты – участники проекта.
Антон Шаталов: «В Сибири для пассионариев наилучшая...
Куратор выставки «Прошлое, настоящее и будущее Красноярска» – о городе, который находится сейчас «на этапе социальной эволюции, когда людям предоставляется безграничный выбор возможностей для проявления себя».
Владислав Кирпичев: «Мы все живем запахами из детства»
Говоря о своей экспозиции на «Зодчестве» 2014, глава школы EDAS Владислав Кирпичев признался, что не делал попыток вписаться в тему фестиваля («актуальное идентичное»), – и между тем, кажется, сказал о ней очень многое.
Между прошлым и будущим
Публикуем кураторский манифест фестиваля «Зодчество», который пройдет 18–20 декабря в Гостином Дворе. Кураторы – Андрей и Никита Асадовы.
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Здесь и сейчас
Три примера быстровозводимой модульной архитектуры для города и побега из него: растущие офисы, гастромаркет с признаками дома культуры и хижина для созерцания.
Себастиан Треезе стал лауреатом премии Дрихауса 2021...
Молодому немецкому бюро Sebastian Treese Architekten присуждена премия Ричарда Дрихауса в области традиционной архитектуры. Денежный номинал премии – 200 000 долларов USA, и она позиционируется как альтернатива премии Прицкера: если первую вручают в основном модернистам, то эту – архитекторам-классикам.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.