Реставрация клуба имени Русакова

Реставрация клуба имени Русакова в Москве, знаменитой постройки Константина Мельникова – в фотографиях Дениса Есакова с комментарием Николая Васильева, Генерального секретаря DOCOMOMO Россия.

mainImg
Из книги Николая Васильева и Елены Овсянниковой «Архитектура Москвы периода НЭПа и Первой пятилетки» (М., Реставрация-Н, 2012):

«Этот клуб – признанный шедевр и входит во все международные перечни лучших построек ХХ века. Здание выстроено почти полностью в соответствии с авторским замыслом, тогда как иные проекты клубов Мельникова были сильно изменены в ходе реализации, сам архитектор считал это здание наиболее значительным профессиональным достижением.

Клуб занимает очень тесный участок и имеет план секторной формы, совпадающей с формой небольшого зрительного зала. На улицу свешиваются три консольных выступа, вмещающих в себя трибуны амфитеатра (их железобетонные конструкции были рассчитаны инженером В.В. Розановым). Мельников сделал такие висячие формы не только, чтобы увеличить места для зрителей, но и как отделяемые мобильными перегородками аудитории. Трансформация зала была задумана механизированной, решил эту задачу механик Н.И. Губин.

Вместимость зала можно было варьировать от 250 до 1500 человек, занимая только партер или произвольное количество трибун из трех нефов, по два независимых яруса в каждом (для 180 человек). Партер имел пол очень слабого уклона. Средний ярус имел плоский пол и в первую очередь должен был использоваться для кружковой работы, так как отдельных помещений для таких занятий почти не было.

Внешние формы клуба напоминают часть шестерни, что сразу же отмечали очевидцы. Своеобразие здания стало причиной для критики его архитектуры, хотя Мельников остроумно ответил на запросы заказчика – Союза коммунальников. Он разместил, как и требовалось, зрительный зал на втором этаже, а первый этаж отвел под служебные помещения, умело скомпоновав их в общий объем. Вход в клуб был снизу, а выход мог осуществляться через наружный балкон с двумя пристроенными к нему лестницами (так архитектор смог сэкономить на пространстве, необходимом для эвакуационных пожарных лестниц).

На первых порах Мельников хотел, чтобы под фойе второго этажа был организован свободный проход. Зал был выполнен светлым, с узкими вертикальными окнами (впоследствии заделанными). Очень интересна его конструкция, несущая консольные амфитеатры. Это ажурные металлические фермы, намеренно введенные в интерьер и образующие букву «М» над партером и сценой. Между амфитеатрами расположены обычные лестницы, продублированные винтовыми металлическими лестницами технического назначения. Такая же винтовая лестница установлена в глубине сцены в треугольной нише (именно она видна с заднего фасада в виде остроугольной кирпичной башенки).
Если у Андреа Палладио в знаменитом театре «Олимпико» сцена разделена постоянными декорациями на три глубинных элемента, расходящихся от зрителя, то здесь, наоборот, верхний ярус зала из трех пространственных элементов позволяет взглядам зрителей сойтись к сцене. То есть идея Палладио «вывернута наизнанку».
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков

Николай Васильев, историк архитектуры, Генеральный секретарь DOCOMOMO Россия:

«Лучшая по его собственным словам постройка Константина Мельникова – клуб Союза коммунальников – был возведен для рабочих Сокольнического трамвайного депо на Стромынке и еще при жизни архитектора подвергся серьезным переделкам.

После войны была демонтирована чрезвычайно сложная система механических затворов-ширм, делящих зал на меньшие помещения, были заложены окна на боковых фасадах, лишив зал естественного освещения. В 1970-е появился мрамор в фойе и прочие мелочи, но до конца 2000-х годов здание сохраняло свои внешние формы нетронутыми (пусть и с потерей лозунгов, начертанных на торцах трибун), сохранялись и металлические переплеты окон, хотя двери были заменены.

В постсоветское время клуб занимал театр Романа Виктюка, и, кроме замены дверей и прочей «косметики», в поддержание клуба не было вложено ни рубля. В конце концов, получив федеральное финансирование, театр начал реставрацию. К сожалению, назвать этот проект действительно реставрацией сложно, если не невозможно. На фоне необходимых раскрытия заложенных окон и воссоздания лозунгов на фасаде (в весьма спорной, что видно даже по историческим фотографиям, колористической схеме), произошла замена всех оконных рам на стеклопакеты, весьма отдаленно напоминающие оригинал. Краска, покрывающая кирпичную кладку, так и не была счищена, на заднем фасаде появилась чудовищная конструкция кондиционера и вытяжных труб (и это не просто маленькая «коробка» домашней сплит-системы), на западном фасаде – стеклянный параллелепипед лифта.

Внутри дела обстоят также спорно – чуть больше сотни аутентичных деревянных кресел отреставрированы, но и только. Изначально слегка наклонный пол партера выровнен, фойе и гардеробы не получили изначального облика – складывается впечатление, будто прояснением его никто и не занимался. Вместимость зала из первоначальной в почти 1300 человек стала всего около четырехсот – за счет изменения шага рядов и кресел в них. Разумеется, о трансформации зала можно забыть навсегда.

Взамен мы получили лишь новую систему вентиляции, изуродовавшую задний фасад – пожалуй самый эффектный вид на клуб – и лифт для доступа в зал инвалидов – вещь по современным нормам необходимую. Но если лифт возник на западном фасаде, исказив его облик, то почему там же не разместили кондиционер?

Дальше вопросы только множатся. Главный из них – зачем было тратить государственные деньги, нанимать никому не известного архитектора без опыта реставрации, игнорировать международное (да и отечественное) экспертное мнение? Чтобы получить не слишком подходящее Народному артисту здание (о чем он сам заявлял мне и коллегам в 2010 году) в свежей покраске (которая, зная наше качество работ, осыплется через несколько лет), пусть и с заменой инженерных коммуникаций – и потерять при этом шедевр мирового уровня? Решение, увы, в жанре – ни нашим, ни вашим. Ровно так, как произошло с домом-коммуной во 2-м Донском: – Студенты живут? – Живут! Здание больше не руина? – Не руина! Так что еще надо? Надо хотя бы один пример сохранения не второстепенного памятника русского авангарда с сохранением хотя бы близкой к изначальной функции. Не на одной же библиотеке в Выборге выезжать все время.»
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков


10 Июня 2016

author pht author pht

Авторы текста:

Николай Васильев, Денис Есаков
Пресса: Клуб «Каучук», гараж «Госплана» и другие шедевры Константина...
Со дня рождения самого известного архитектора русского авангарда исполнилось 130 лет 3 августа. Юбилейную дату в Музее архитектуры имени Щусева решили отметить пресс-туром по четырем постройкам Константина Мельникова.
Пресса: Сохранить пермскую старину: имеем желание, но не имеем...
Дом Третьяковой в Перми все еще прочный памятник старины до сих пор ждет капитального ремонта. В разное время здесь проживала семья известного российского и советского ученого А. Г. Генкеля. А во время Великой Отечественной войны в эвакуации здесь жил фотограф и художник-авангардист Александр Михайлович Родченко, один из родоначальников рекламы в Советском Союзе.
Пресса: Бадаевский «обвесили»
В начале июня 2019 года было подано заявление о включении здания бондарной весовой в реестр ОКН в составе ансамбля Трехгорного пивоваренного завода. В начале июля заявка была возвращена без рассмотрения. Формальной причиной отказа в рассмотрении заявки стал тот факт, что она была подана после публикации для общественного обсуждения историко-культурной экспертизы корректировки зон охраны, в которой эксперты решили считать бондарную-весовую “объектом историко-градостроительной среды”.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
Пресса: Момент внезапного обрушения старинного здания в Одессе...
В четверг, 9 апреля, в Одессе произошло частичное обрушение здания, расположенного на углу Канатной улицы и переулка Нахимова. Момент ЧП попал в объектив камеры наблюдения, а последствия сняли на видео с дрона.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Пресса: Еще вчера здесь дом стоял…
Скандал со сносом домов XVIII - начала XX века в Боровске Калужской области, сколько бы ни старались власти его затушить, не утихает.
Технологии и материалы
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Бриллиантовая прозрачность
Уникальная и единственная в мире подвесная переговорная «Диамант» в штаб-квартире Сбербанка с ультра-прозрачными гранями Crystalvision от AGC.
Сейчас на главной
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.
От гор к водам
В Шэньчжэне реализован проект OMA: офисная башня Prince Plaza c торговым центром в большом стилобате.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.
Стиль больших крыш
Zaha Hadid Architects представили свой проект футбольного стадиона для древней столицы Китая – Сианя: строительство уже идет.
Пресса: «В старых дверях есть что-то необъяснимое и загадочное»....
В Музее Ахматовой в Фонтанном доме открылась выставка «Анна Ахматова. Михаил Булгаков. Пятое измерение» – тотальная инсталляция, дающая отличное представление о том, что такое архитектура выставок и зачем она нужна.
Вопросы к закону об архитектурной деятельности
Мария Элькина, Сергей Чобан и Олег Шапиро опубликовали письмо – фактически петицию – с призывом не принимать закон об архитектурной деятельности в нынешней редакции. Письмо призывают подписывать и отправлять на подпись коллегам.
Учреждение рая
Бюро BIG выиграло конкурс на мастерплан трех насыпных островов на 375 000 жителей у берега малазийского острова Пинанг в Малаккском проливе.