Реставрация клуба имени Русакова

Реставрация клуба имени Русакова в Москве, знаменитой постройки Константина Мельникова – в фотографиях Дениса Есакова с комментарием Николая Васильева, Генерального секретаря DOCOMOMO Россия.

mainImg
Из книги Николая Васильева и Елены Овсянниковой «Архитектура Москвы периода НЭПа и Первой пятилетки» (М., Реставрация-Н, 2012):

«Этот клуб – признанный шедевр и входит во все международные перечни лучших построек ХХ века. Здание выстроено почти полностью в соответствии с авторским замыслом, тогда как иные проекты клубов Мельникова были сильно изменены в ходе реализации, сам архитектор считал это здание наиболее значительным профессиональным достижением.

Клуб занимает очень тесный участок и имеет план секторной формы, совпадающей с формой небольшого зрительного зала. На улицу свешиваются три консольных выступа, вмещающих в себя трибуны амфитеатра (их железобетонные конструкции были рассчитаны инженером В.В. Розановым). Мельников сделал такие висячие формы не только, чтобы увеличить места для зрителей, но и как отделяемые мобильными перегородками аудитории. Трансформация зала была задумана механизированной, решил эту задачу механик Н.И. Губин.

Вместимость зала можно было варьировать от 250 до 1500 человек, занимая только партер или произвольное количество трибун из трех нефов, по два независимых яруса в каждом (для 180 человек). Партер имел пол очень слабого уклона. Средний ярус имел плоский пол и в первую очередь должен был использоваться для кружковой работы, так как отдельных помещений для таких занятий почти не было.

Внешние формы клуба напоминают часть шестерни, что сразу же отмечали очевидцы. Своеобразие здания стало причиной для критики его архитектуры, хотя Мельников остроумно ответил на запросы заказчика – Союза коммунальников. Он разместил, как и требовалось, зрительный зал на втором этаже, а первый этаж отвел под служебные помещения, умело скомпоновав их в общий объем. Вход в клуб был снизу, а выход мог осуществляться через наружный балкон с двумя пристроенными к нему лестницами (так архитектор смог сэкономить на пространстве, необходимом для эвакуационных пожарных лестниц).

На первых порах Мельников хотел, чтобы под фойе второго этажа был организован свободный проход. Зал был выполнен светлым, с узкими вертикальными окнами (впоследствии заделанными). Очень интересна его конструкция, несущая консольные амфитеатры. Это ажурные металлические фермы, намеренно введенные в интерьер и образующие букву «М» над партером и сценой. Между амфитеатрами расположены обычные лестницы, продублированные винтовыми металлическими лестницами технического назначения. Такая же винтовая лестница установлена в глубине сцены в треугольной нише (именно она видна с заднего фасада в виде остроугольной кирпичной башенки).
Если у Андреа Палладио в знаменитом театре «Олимпико» сцена разделена постоянными декорациями на три глубинных элемента, расходящихся от зрителя, то здесь, наоборот, верхний ярус зала из трех пространственных элементов позволяет взглядам зрителей сойтись к сцене. То есть идея Палладио «вывернута наизнанку».
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков

Николай Васильев, историк архитектуры, Генеральный секретарь DOCOMOMO Россия:

«Лучшая по его собственным словам постройка Константина Мельникова – клуб Союза коммунальников – был возведен для рабочих Сокольнического трамвайного депо на Стромынке и еще при жизни архитектора подвергся серьезным переделкам.

После войны была демонтирована чрезвычайно сложная система механических затворов-ширм, делящих зал на меньшие помещения, были заложены окна на боковых фасадах, лишив зал естественного освещения. В 1970-е появился мрамор в фойе и прочие мелочи, но до конца 2000-х годов здание сохраняло свои внешние формы нетронутыми (пусть и с потерей лозунгов, начертанных на торцах трибун), сохранялись и металлические переплеты окон, хотя двери были заменены.

В постсоветское время клуб занимал театр Романа Виктюка, и, кроме замены дверей и прочей «косметики», в поддержание клуба не было вложено ни рубля. В конце концов, получив федеральное финансирование, театр начал реставрацию. К сожалению, назвать этот проект действительно реставрацией сложно, если не невозможно. На фоне необходимых раскрытия заложенных окон и воссоздания лозунгов на фасаде (в весьма спорной, что видно даже по историческим фотографиям, колористической схеме), произошла замена всех оконных рам на стеклопакеты, весьма отдаленно напоминающие оригинал. Краска, покрывающая кирпичную кладку, так и не была счищена, на заднем фасаде появилась чудовищная конструкция кондиционера и вытяжных труб (и это не просто маленькая «коробка» домашней сплит-системы), на западном фасаде – стеклянный параллелепипед лифта.

Внутри дела обстоят также спорно – чуть больше сотни аутентичных деревянных кресел отреставрированы, но и только. Изначально слегка наклонный пол партера выровнен, фойе и гардеробы не получили изначального облика – складывается впечатление, будто прояснением его никто и не занимался. Вместимость зала из первоначальной в почти 1300 человек стала всего около четырехсот – за счет изменения шага рядов и кресел в них. Разумеется, о трансформации зала можно забыть навсегда.

Взамен мы получили лишь новую систему вентиляции, изуродовавшую задний фасад – пожалуй самый эффектный вид на клуб – и лифт для доступа в зал инвалидов – вещь по современным нормам необходимую. Но если лифт возник на западном фасаде, исказив его облик, то почему там же не разместили кондиционер?

Дальше вопросы только множатся. Главный из них – зачем было тратить государственные деньги, нанимать никому не известного архитектора без опыта реставрации, игнорировать международное (да и отечественное) экспертное мнение? Чтобы получить не слишком подходящее Народному артисту здание (о чем он сам заявлял мне и коллегам в 2010 году) в свежей покраске (которая, зная наше качество работ, осыплется через несколько лет), пусть и с заменой инженерных коммуникаций – и потерять при этом шедевр мирового уровня? Решение, увы, в жанре – ни нашим, ни вашим. Ровно так, как произошло с домом-коммуной во 2-м Донском: – Студенты живут? – Живут! Здание больше не руина? – Не руина! Так что еще надо? Надо хотя бы один пример сохранения не второстепенного памятника русского авангарда с сохранением хотя бы близкой к изначальной функции. Не на одной же библиотеке в Выборге выезжать все время.»
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков
Константин Мельников. Клуб имени Русакова © Денис Есаков

10 Июня 2016

Николай Васильев Денис Есаков

Авторы текста:

Николай Васильев, Денис Есаков
Другой Вхутемас
В московском Музее архитектуры имени А. В. Щусева открыта выставка к столетию Вхутемаса: кураторы предлагают посмотреть на его архитектурный факультет как на собрание педагогов разнообразных взглядов, не ограничиваясь только авангардными направлениями.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Пресса: Клуб «Каучук», гараж «Госплана» и другие шедевры Константина...
Со дня рождения самого известного архитектора русского авангарда исполнилось 130 лет 3 августа. Юбилейную дату в Музее архитектуры имени Щусева решили отметить пресс-туром по четырем постройкам Константина Мельникова.
Пресса: Сохранить пермскую старину: имеем желание, но не имеем...
Дом Третьяковой в Перми все еще прочный памятник старины до сих пор ждет капитального ремонта. В разное время здесь проживала семья известного российского и советского ученого А. Г. Генкеля. А во время Великой Отечественной войны в эвакуации здесь жил фотограф и художник-авангардист Александр Михайлович Родченко, один из родоначальников рекламы в Советском Союзе.
Пресса: Бадаевский «обвесили»
В начале июня 2019 года было подано заявление о включении здания бондарной весовой в реестр ОКН в составе ансамбля Трехгорного пивоваренного завода. В начале июля заявка была возвращена без рассмотрения. Формальной причиной отказа в рассмотрении заявки стал тот факт, что она была подана после публикации для общественного обсуждения историко-культурной экспертизы корректировки зон охраны, в которой эксперты решили считать бондарную-весовую “объектом историко-градостроительной среды”.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
Пресса: Момент внезапного обрушения старинного здания в Одессе...
В четверг, 9 апреля, в Одессе произошло частичное обрушение здания, расположенного на углу Канатной улицы и переулка Нахимова. Момент ЧП попал в объектив камеры наблюдения, а последствия сняли на видео с дрона.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.