«Если проанализировать их сходство, становится ясно: «Новокомум» и клуб имени Зуева – совсем разные»

Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.

author pht

Беседовала:
Нина Фролова

30 Сентября 2019
mainImg
Выставку «Терраньи и Голосов: Новокомум в Комо – Клуб им. Зуева в Москве. Сходства и параллели в авангарде» о двух ярких зданиях европейской архитектуры конца 1920-х, их историческом и культурном контексте и широком влиянии, можно посетить в московском Музее архитектуры им. А.В. Щусева до 4 ноября 2019.
В начале лета выставка в немного ином составе экспозиции была показана в городе Комо, а импульсом для нее стала конференция 2016 года там же. Важную роль в организации всех этих событий сыграла общественная ассоциация по сохранению наследия абстракционизма и архитектуры рационализма в Комо MAARC.


Кураторы выставки о Терраньи и Голосове Алессандро Де Маджистрис и Анна Вяземцева


– В чем смысл этой выставки, какую цель вы перед собой ставили как кураторы?

Алессандро Де Маджистрис:
– Я думаю, что это очень интересно – проанализировать творчество архитекторов, конкретные здания, параллельные пути и пересечения архитектуры и архитектурного творчества в контексте исторического нарратива. Например, существует дом Мельникова. Но ведь одновременно с домом Мельникова строили Дом Наркомфина и Дом на набережной – Дом Правительства Бориса Иофана.
Наш подход стремится выявить сложные контакты и отношения между разными ситуациями. Наш пример – «Новокомум» и клуб имени Зуева – особенно интересен, потому что он имеет большое историографическое значение. Это и история, и миф, порожденный сходством таких далеких зданий, которые строились одновременно в культурно сложном пространстве, где, возможно, были непосредственные контакты, но также и движение идей, «потоки энергии».
Если проанализировать внешнее, «поверхностное» сходство «Новокомума» и клуба имени Зуева, оно уступает место другой истории, которую мы и стараемся раскрыть: на самом деле эти два памятника – совсем разные.

Анна Вяземцева:
– Так сложилось, что в центре этой выставки один из известных «поп-сюжетов» современной архитектуры: ведь схожесть этих двух зданий как тема существует не столько среди историков архитектуры, сколько среди любителей. И нам было интересно разобраться, насколько он действительно правомочен, этот сюжет, и какая у него история. Ведь из-за его распространенности, из-за его «поверхностности» никому никогда в голову не приходило глубоко заняться этим очень близким сходством.
Откуда этот сюжет перекочевал в общественное сознание: Кеннет Фремптон в своей знаменитой книге «Современная архитектура: критический взгляд на историю развития» [1980; русский перевод вышел в 1990. – прим. Архи.ру] без каких-либо комментариев пишет о том, что Джузеппе Терраньи вдохновился Ильей Голосовым; он даже не объясняет, откуда он это взял. Очевидно, что уже тогда это было устойчивое суждение, и из книги Фремптона оно распространилось по всему миру. Оно и сейчас бытует среди итальянских архитекторов, я помню мои первые лекционные опыты в Италии, когда у меня все спрашивали: «Правда, что Терраньи скопировал у Голосова?» – И да, и нет. В России – то же самое, когда читаешь лекцию по истории итальянской архитектуры 1920-х годов, сразу же звучит замечание: «А, этот итальянец скопировал у Голосова».
Самое интересное в этом сюжете – что это не просто формальное сравнение, а сравнение, которое родилось очень давно. Практически сразу, как дом «Новокомум» был построен, в самом начале 1930-х, о Терраньи в Италии стали писать в негативном ключе, что он архитектор-большевик, что он вдохновляется большевистской архитектурой – интернациональной, не-итальянской, и что его стиль «чужд нашей стране, нашей культуре». Критики использовали этот момент схожести с архитектурой конструктивизма, чтобы Терраньи обезоружить: он был их «стилистический» противник, а использовали они против него политическую риторику (хотя политические взгляды у них как раз не различались). Но с клубом имени Зуева напрямую «Новокомум» в тот момент не сравнивали, потому что даже в СССР клуб опубликовали только в 1930-м, и он появился в журналах уже после того, как вся эта полемика в Италии немного утихла.
Вновь этот сюжет возник уже в 1968, когда в Комо на вилле Ольмо прошла большая конференция, посвященная Джузеппе Терраньи. Это была первая конференция об этом архитекторе: о нем никто не говорил на протяжении 1950-х годов, потому что он был фашистский архитектор, который, кроме того, умер в 1943 при сложных обстоятельствах: причина смерти не ясна, но очевидно, что она связана с его депрессией, с которой он вернулся с Восточного фронта. И как раз на этой конференции Джулио Карло Арган заявляет: конечно, Терраньи вдохновлялся конструктивизмом, и мы это видим на примере «Новокомума», который обусловлен формами клуба имени Зуева Ильи Голосова. То же самое там же повторяет архитектор Гвидо Канелла (он автор, помимо прочего, книги о Константине Мельникове). В те же годы Бруно Дзеви выпускает знаменитую книгу «Omaggio a Terragni», название которой на обложке набрано так, что читается как «Io a te» – «Я тебе».

Илья Голосов. Клуб профсоюза коммунальников им. С.М. Зуева в Москве
Фото © Roberto Conte
Джузеппе Терраньи. Дом «Новокомум» в Комо
Фото © Roberto Conte
Илья Голосов. Клуб профсоюза коммунальников им. С.М. Зуева в Москве
Фото © Roberto Conte


Алессандро Де Маджистрис:
– В Италии еще в 1960-е годы отношение к архитектуре периода фашизма было острой политической проблемой, так что положение наследия Терраньи было тогда очень сложным. Думаю, в этом контексте положительное сравнение Терраньи с конструктивизмом было возможностью его «поддержать» в идейном, политическом плане.
Лишь в 1970-е в Милане была организована огромная выставка о 1930-х годах, которая впервые показала богатство и сложность, многозначность искусства и архитектуры времени фашизма. Но до сих пор есть еще журналисты, которые утверждают, что при фашизме ничего интересного не создавалось.

Анна Вяземцева:
– Например, в 2017 в авторитетном американском журнале New Yorker вышла статья «Почему так много фашистских памятников до сих пор стоит в Италии?», где под памятниками подразумеваются сооружения вообще. Автор, профессор истории и итальянистики в Университете Нью-Йорка Рут Бен-Гийат, с возмущением пишет: зачем итальянцы все это сохранили? В Италии среди специалистов этот текст вызвал большой резонанс – все возмутились.

Алессандро Де Маджистрис:
– Это предубеждение в прошлом, но не так далеко в прошлом, как нам кажется. Хороший пример относится к одному из гениальных архитекторов Италии XX века – Луиджи Моретти, который работал до 1970-х. Он автор некоторых шедевров до- и послевоенной итальянской архитектуры (достаточно вспомнить здание на Корсо Италия в Милане). У него была большая международная карьера, он спроектировал знаменитый комплекс «Уотергейт» в Вашингтоне, а также башню в Монреале. Тогда такая карьера была лишь у Нерви, а большинство итальянских архитекторов работали только на родине.
Несмотря на это, Манфредо Тафури, когда в 1986 выпустил свою историю послевоенной итальянской архитектуры, посвятил в ней Моретти всего пару слов. Одна из причин – как мы можем предположить – в том, что он был до войны настоящим архитектором режима, занимающимся «режимными» работами, и эта его позиция, эта его роль влияла на критическое отношение к нему после войны. Так что такая «цензура» влияла на восприятие архитектуры обществом.

Выставка «Терраньи и Голосов: Новокомум в Комо – Клуб им. Зуева в Москве. Сходства и параллели в авангарде». Вид экспозиции
Фото предоставлено пресс-службой Государственного музея архитектуры имени А.В. Щусева
Выставка «Терраньи и Голосов: Новокомум в Комо – Клуб им. Зуева в Москве. Сходства и параллели в авангарде». Вид экспозиции
Фото предоставлено пресс-службой Государственного музея архитектуры имени А.В. Щусева


Анна Вяземцева:
– Но вернемся к Терраньи. Нашей задачей было понять, кто сделал проект раньше, кто завершил свою постройку раньше, и когда архитекторы могли увидеть проекты друг друга. И мы выяснили, что увидеть проекты друг друга они не могли ни в каком случае, потому что оба проекта – 1927 года, и оба здания завершены в начале 1930-го. Но есть один важный момент: Голосов был очень знаменитым архитектором, и его проекты публиковались. Если мы вспомним 1-й номер журнала «СА» за 1927 год, то там опубликован его проект Дома Электробанка, где такой же цилиндр, как потом будет в клубе имени Зуева – и узнается в «Новокомуме». Из «СА» этот проект мог попасть в немецкую прессу, а Терраньи немецкую прессу читал. Его брат Аттилио, гораздо старше его, уже тогда был признанным в Комо инженером, и у них была очень богатая библиотека: все доступные книги по современной архитектуре они старались получать. Кроме того, все-таки Терраньи до 1926 учился в миланском Политекнико. У него был естественный интерес к современному искусству, к современной архитектуре, который отражается в статьях объединения рационалистов «Gruppo 7», выходивших как раз с конца 1926 года.
Конечно, нельзя забывать и всемирную выставку 1925 года в Париже. Терраньи на нее не ездил, но о ней знал. Потом – выставка Веркбунда в Штутгарте в 1927, куда Джузеппе Терраньи специально поехал. Он как раз закончил Политекнико, и был уже утвержден первый, неоклассический проект «Новокомума», который мы показываем на выставке. Терраньи оставил записки об этом путешествии: пока они не опубликованы, поэтому мы можем лишь полагаться на слова его племянника, тоже Аттилио, который нам говорил, что в Штутгарте его дяде ничего не понравилось.

zooming
Джузеппе Терраньи. Дом «Новокомум» в Комо
Фото © Архив Терраньи


Алессандро Де Маджистрис:
– «СА» читали не только в СССР и Европе. Так, мы знаем, что с 1920-х «СА» и другие советские журналы – как «Строительство Москвы» – читали и смотрели в Южной Америке и США. Работавший в Нью-Йорке архитектор из Швейцарии Уильям Лесказ, имевший большую славу и строивший небоскребы, следил за советской архитектурой, и его проект квартала конца 1930-х напоминает планировку Травина на Шаболовке, Хавско-Шаболовский жилмассив: все здания стоят по диагонали. То есть было много возможностей, чтобы узнать о Голосове, о конструктивизме.
Так что интересно: в 1927 Терраньи разрабатывал абсолютно традиционный проект «Новокомума». И вдруг появляется эта перспектива, очень похожая на перспективу Дома Электробанка Голосова, опубликованную в первом номере «СА», как Анна упомянула выше.
Если искать другие возможные причины этого сходства, можно сказать, что и в России, и в Италии – везде в Европе – в 1920-е огромное влияние имела немецкая архитектура, в первую очередь – Эрих Мендельсон. Его здания публиковались с начала 1920-х. Если посмотреть на московские и ленинградские здания, мы встретим некоторые примеры этого влияния, и то же самое – в Италии. Это во-первых.
Во-вторых, это общая для обоих архитекторов классическая культура. Кроме того, Голосов (как и Мельников) проводил свою особую линию. У Голосова была своя теория, он имел свой теоретический профиль, уже разработанный, и его творческий путь от классицизма через романтизм до конструктивизма показывает, что он сочетал в себе все эти подходы.
Терраньи в тот момент был совсем молодым, но классицизм в нем очевиден, потому что его формирование было таким: классицизм был очень силен в культурной, архитектурной атмосфере Милана, Ломбардии.

  • zooming
    1 / 2
    Джузеппе Терраньи. Дом «Новокомум» в Комо
    © Архив Терраньи
  • zooming
    2 / 2
    Джузеппе Терраньи. Дом «Новокомум» в Комо
    © Архив Терраньи


– Получается, что из формального сюжета сходства двух зданий, который занимал и современников Терраньи, и следующее поколение, возникает картина путешествующих по Европе 1920-х форм и идей. Несмотря на различные обстоятельства в тех или иных странах, все же это общее пространство мысли и творчества. Но как быстро этот свободный обмен идеями вызвал огонь критики на Терраньи в Италии, и как это до сих пор остается острым моментом. Скажем, в комментариях на московскую выставку отечественные архитектурные энтузиасты заявляют, что у Голосова «цилиндр лучше».

Анна Вяземцева:
– По плану они совсем разные, потому что у Голосова это круг, а у Терраньи – овал. Это уже огромная разница.

– Этот вопрос – кто первым придумал этот угловой цилиндр – воспринимается, как гонка вооружений, предмет острого общественного интереса: и в 1930-м, перед широким наступлением тоталитаризма в Европе, и сейчас, когда правые взгляды повсюду приобретают все больше сторонников. Как будто это история про спорт или космос. Вы ощущаете актуальность этой истории для сегодняшнего дня?

Анна Вяземцева:
– Я вижу актуальность этой истории как раз в том, что важно рассказать, как все действительно происходило, что история – это не футбольный матч, что любое явление – следствие других событий и процессов. И архитектор, когда он проектирует, во всяком случае, в то время – точно, едва ли ассоциирует себя с какой-то политической или национальной формацией.
Терраньи – безусловно, фашист, он практически рожден с мифом о Первой мировой войне. На нашей выставке в фильме мы показываем его автопортрет, где он изобразил себя в военной форме Первой мировой войны, на которой он, конечно же, не был (он родился в 1904). Все его поколение растет с мифом о новой Италии, о фашизме, о своей причастности к чему-то большему, с жаждой творить не для узкого частного интереса, а для общества, для государства. Но Терраньи смотрит на то, что происходит в европейской архитектуре, как профессионал, и выбирает формы совершенно не идеологические.
Надо сказать, что вообще идея того, что архитектурная форма может выражать политический смысл, появляется позже. А в этот период важно, что архитектура должна быть современной, должна использовать последние открытия техники и выражать эти смыслы, условно – идею прогресса.
Что касается актуальности, мы постарались, с одной стороны, обозначить культурные корни обоих архитекторов, с другой – обрисовать пути развития творческой мысли в эти годы и выстроить исторический контекст. Обозначить основные политические и культурные события, описать контакты между Италией и СССР, чтобы было понятно, в каком климате происходил этот обмен идеями, чем он был обусловлен. Потому что можно часто услышать: «Тоталитарные страны общались». Но общение творческих людей предшествовало любым политическим соглашениям. И они не были взаимосвязаны.

Алессандро Де Маджистрис:
– В Союзе тогда был большой интерес к Италии и Германии. Иофан великолепно знал ситуацию, он писал о современной ему Италии. Но, что интересно, когда в 1930-х советские архитекторы говорят об Италии, они уже говорят об «архитектуре 20-х годов». Первые шаги модернизма – «Новокомум» и подобное – остаются в прошлом, а этот новый интерес имеет уже идеологический аспект.
Но все-таки я думаю, важно учитывать: искусство архитектуры – это не только формальные проблемы, не только эстетические искания, но и этика, политика, которые дают сильный импульс. В этот революционный момент после Первой мировой войны везде в Европе архитектурные течения были проникнуты импульсом создания нового мира. И в СССР, и в Италии во время фашистской революции. Или в получившей независимость Литве, в Каунасе, который стал на время столицей, потому что Вильнюс был на территории Польши, поэтому появилась архитектура модернизма с определенным характером. В тот же самый момент «рационализм» интерпретировал социальные и эстетические импульсы новой Чехословакии – и так далее.

Илья Голосов. Клуб профсоюза коммунальников им. С.М. Зуева в Москве
© Государственный музей архитектуры им. А.В. Щусева


Анна Вяземцева:
– Нужно понимать, что условия, в которых появляются «Новокомум» и клуб имени Зуева, несравнимы. В СССР – отмена частной собственности, 1927-й, когда создается проект клуба имени Зуева – это последний год НЭПа, в 1928-м уже начинается первая пятилетка. Клуб Голосова – это пространство, которое должно формировать идею нового быта, нести ее в массы.
А Терраньи использует частный заказ – доходный дом – для того, чтобы выразить идею нового жилья. И, действительно, в плане этот дом сравнительно консервативен. Это не Моисей Гинзбург и его Дом Наркомфина, тут нет никаких жилых ячеек и попытки сформировать архитектурой новую идею общества. Комнаты, планировки в «Новокомуме» довольно традиционные, новизна здесь формальная. Как раз об этой новизне Джо Понти пишет в своей статье 1930 года, одной из первых положительных статей об этом здании, что Терраньи, благодаря огромным окнам, которые для Италии вообще не свойственны, устанавливает контакт между природой и человеком. Сейчас из окон «Новокомума» мы видим стадион, но когда дом строился, перед ним было поле, парк и за ним – озеро Комо, такой руссоистский момент.
Кроме того, у Голосова цилиндр – это общественное пространство, монументальная лестница с идеей естественного освещения, новое пространственное решение. А у Терраньи в цилиндрах находятся обычные гостиные, где буржуазная семья могла принимать гостей, представляя им себя как адептов современности. Конечно, Терраньи использовал этот повод для того, чтобы выразить свои идеи. Сейчас комнаты не сохранили оригинальную раскраску, но есть свидетельства, что они были очень непривычно окрашены в яркие цвета, поэтому жильцы, которые хотели снять эти квартиры, вначале пугались. Терраньи, имея за спиной старшего брата-инженера, который к тому же был главой администрации города Комо, мог себе позволить такое, с одной стороны, ребячество, с другой стороны, – экспериментаторство.

Алессандро Де Маджистрис:
– Оба эти здания, несмотря на то, что очень различны, имеют огромное влияние, огромный потенциал формирования городского пространства. Особенно клуб имени Зуева воплощает так энергию новой жизни.

Анна Вяземцева:
– «Новокомум» до сих пор революционно смотрится в очень консервативном контексте города Комо.

Алессандро Де Маджистрис:
Однако элементы традиционности в самом «Новокомуме» с течением времени стали игнорировать, когда «писали историю». Неслучайно чаще всего фотографии показывают этот дом в перспективе.

Анна Вяземцева:
Чтобы снивелировать его довольно традиционный план. Скажем, там же два цилиндра, симметрия, остающаяся от классического итальянского палаццо.


– А на фото – это всегда один цилиндр. Ваша выставка, с одной стороны, разрушает миф о конкретном, явном заимствовании и даже копировании, но, с другой стороны, вы еще показываете тенденциозность всех, кто пишет об архитектуре – во все времена. Подобно тому, как Корбюзье позже ретушировал фотографии своих ранних домов, чтобы они выглядели современнее, «Новокомум» предстает перед всеми, кто не был в Комо, более авангардным, чем в реальности.

Анна Вяземцева:
– И поэтому в центре нашей выставки – планы и другая проектная графика, которые показывают глубинную разницу этих двух построек.

  • zooming
    1 / 2
    Илья Голосов. Клуб профсоюза коммунальников им. С.М. Зуева в Москве
    © Государственный музей архитектуры им. А.В. Щусева
  • zooming
    2 / 2
    Илья Голосов. Клуб профсоюза коммунальников им. С.М. Зуева в Москве
    © Государственный музей архитектуры им. А.В. Щусева


Алессандро Де Маджистрис:
– Важно знать, что в СССР современные здания тогда уже существовали – «Известия» (1925–1927) и так далее, то есть в Союзе для клуба имени Зуева был свой контекст. А в Италии «Новокомум» (1927–1930) и туринское Палаццо Гуалино (1928–1930), офисное здание предпринимателя Рикардо Гуалино, были первыми примерами новой архитектуры. Так что, несмотря на традиционность плана, его очевидную симметрию, для контекста Италии «Новокомум» – это проявление новаторства.

Анна Вяземцева:
– Не зря, когда этот дом был завершен, созвали комиссию, в которую входил Пьеро Порталуппи, известный архитектор ар деко: она должна была решить, насколько «Новокомум» вредит облику города. Городские власти хотели обязать Терраньи его украсить, сделать ему какие-нибудь наличники, чтобы привести его к общему знаменателю с историческими зданиями Комо. Но комиссия решила, что все в порядке, Терраньи оправдали, и здание осталось почти таким, каким мы его знаем сегодня. Единственное, оно было оштукатурено, а сейчас облицовано мраморной мозаикой.

Илья Голосов. Клуб профсоюза коммунальников им. С.М. Зуева в Москве
© Государственный музей архитектуры им. А.В. Щусева


– Эти два здания очень важны для мировой архитектурной, культурной общественности. Но они существуют в городской среде, их видят люди, которые вообще не интересуются архитектурой – или интересуются «старыми», «красивыми» зданиями. Они видят эти революционные постройки, до сих пор не потерявшие силу своего воздействия – и как к ним относятся? Это же важная проблема для сохранения наследия авангарда: восприятие его обществом.

Алессандро Де Маджистрис:
– Я думаю, этот момент – общая проблема модернизма. «Новокомум» и клуб имени Зуева – это безусловные шедевры, эта архитектура абсолютно «жива» и сегодня: хорошая архитектура всегда «живет». А еще эти здания напоминают о культурной энергии того момента, когда они были созданы, о том, что существуют и другие здания того времени, достойные изучения и реставрации. Есть еще много белых пятен, так как для многих авангард ограничивается Москвой, в Ленинграде – уже другая специфика. А есть еще, к примеру, многочисленные памятники юга России, и много других мест.

Анна Вяземцева:
– Тут еще сюжет о значении архитектуры сегодня и об архитектуре как о некой идее общества. До сих пор, как ни странно, архитектурный авангард – что в Италии, что в России – играет роль порой даже неоднозначную. То, что до сих пор идет полемика вокруг этих зданий, несмотря на их почти 100-летний возраст, говорит об их значении, их непреходящей актуальности.

0

30 Сентября 2019

author pht

Беседовала:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments

Статьи по темам: Мировое архитектурное наследие XX века, Судьба памятников русского архитектурного авангарда в XXI веке

Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Курортный комплекс Прора на острове Рюген
Нацистский курорт Прора сейчас перестраивается под жилье и гостиницы. Фотосерия Дениса Есакова и комментарий архитектора, преподавателя TU München Елены Маркус посвящены проблеме существования архитектурного наследия тоталитаризма в современном мире и опасности аполитичного, прагматичного к нему подхода.
Дворец культуры для новой эпохи
Реконструкция архитекторами gmp памятника послевоенного модернизма – Дворца культуры в Дрездене – названа в Германии лучшим сооружением года по версии Немецкого музея архитектуры.
Реализация по часам
Бюро DSDHA разработало для офисного комплекса «Бродгейт» в лондонском Сити проект обновления его уже вошедших в историю общественных пространств. Сейчас завершена первая очередь плана.
Необитаемый бассейн
Бассейн для пингвинов, построенный эмигрантом из России Бертольдом Любеткиным и Ове Арупом в 1930-е для Лондонского зоопарка, пустует с 2004 года. Дочь Любеткина предлагает его снести. Все остальные — против.
«Вопрос не в профессиональной этике, а в месте этой...
Реконструкция зданий модернизма – болезненный вопрос, в том числе потому, что она нередко происходит на глазах их изначальных авторов, опечаленных и возмущенных некорректным подходом к своим творениям. Высказаться на эту сложную тему мы попросили архитекторов и историков архитектуры.

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.