English version

Авангардная конструкция

Конкурсный проект квартала для города Будва в первом варианте заставляет вспомнить о фантазиях архитекторов русского авангарда 1920-х – трибунах, мавзолеях. Второй вариант моднее и фантастичнее – но обе версии объединяет одна общая черта – они пронизаны решеткой каркаса, что делает здания прозрачными, проницаемыми и немного театральными

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Архитектор:
Николай Лызлов
Мастерская:
Архитектурная мастерская Лызлова («АМЛ») http://lyzlov.ru/
Проект:
Архитектурная концепция гостинично-жилого рекреационного комплекса в Будванской Ривьере
Россия

Авторский коллектив:
Н.В. Лызлов - руководитель авторского коллектива, О.И. Аврамец, Н.М. Воскресенская, М.А. Гареев, А.В. Янкова, Е.А. Буданова

1.2007 — 7.2007

Будва, небольшой городок на берегу Адриатического моря – это один из самых известных курортов Черногории. Как многие приморские города, он расположен в широкой дугообразной бухте между двумя острыми выдающимися в море мысами, похожими на полуострова. Один из них, западный, целиком занят историческим центром города – крепостью XV века. В крепости узкие улочки, каменные дома, черепичные крыши, а также собор VII века с колокольней XIX-го. Второй мыс-полуостров, замыкающий город с восточной стороны, почти во всем противоположен первому – он горист, покрыт лесом и почти совершенно дик. На скалистых пляжах встречаются папуасские зонтики из засохших листьев, холодные ручейки родников и даже пещеры. Надо всем этим запланировано построить новую и современную часть города: квартал таунхаусов, дом-башню с муниципальными квартирами, гостиницу и казино. Заказчик строительства – российская компания “Slav-Inn”, провела для этого закрытый архитектурный конкурс, одним из условий которого было – чтобы новая жилая башня, переспорив колокольню крепости, стала новым символом города.

Участвуя в этом конкурсе, Николай Лызлов предложил два варианта архитектурного решения квартала. Их планировочные структуры схожи: застраивается западная половина мыса-полуострова, в ее северной части располагаются домики-таунхаусы, в южной гостиница и казино, в центре между ними вырастает 30-этажная башня – для Будвы настолько высокая, что хочется ее использовать как морской маяк (кстати это не исключено). Под башней был запланирован туннель с выходом к морю, а на ее крыше – вертолетная площадка.

Разница между вариантами – формально-стилистическая: по собственному выражению архитектора, один из них «жесткий ортогональный», другой «гибкий и мягкий».

Первый вариант заставляет вспомнить о «динамических кубистических композициях», деревянных выставочных павильонах и других экспериментах русского авангарда 1920-х гг. вплоть до проекта башни III Интернационала. 30-этажная башня на прямых железных ногах делает шаг к морю – почти как мухинские «Рабочий и колхозница». Две консоли – одна длинная и плоская внизу и другая, вырастающая как продолжение шагающей «ноги» в верхней части дома – наводят на мысли о прыжках в воду, которые так любили советские 1920-е. Хотя в данном случае они, разумеется, служат видовыми площадками. Направления двух главных опор – «шагающих ног» – находят отклик в тонких линиях решетки, со всех сторон окружающей гигантскую конструкцию наподобие строительных лесов, зримо проявляя структуру замысла. Эта башня лучше всего смотрится в макете из дерева – каркас пересекающихся тонких опор проявляет логику внутреннего движения и заставляет любоваться трехмерной и прозрачной геометрической структурой.

Таунхаусы в этом варианте частично вкопаны в землю и квадратно лепятся вокруг самой высокой северной горки, создавая подобие ступенчатой башни – вавилонского зиккурата. Для советского человека зиккурат – это прежде всего мавзолей; кстати сказать, в этой форме не только построили мавзолей Ленина, но и проектировали усыпальницу Свердлова. Поэтому ступенчатые домики больше всего – особенно на деревянном макете – напоминают мавзолей, а башня – высокую трибуну при нем. Хотя масштаб, разумеется, значительно крупнее. Но надо признать, что созданный образ откровенно необычен и нов в ряду современного «башенного» строительства – при том, что его историческая «привязка» более чем очевидна.

Во втором варианте «пещер» нет, а домики – напротив, высоко приподняты над землей и надеты на пронизывающие их насквозь игольчатые опоры. Здесь каркас уже не похож на деревянные конструкции 1920-х, и больше напоминает огромный железобетонный тростник. Он плотным снопом рассажен вокруг ядра башни и несет на себе разомкнутые стеклянные полукольца с квартирами. Здесь ощущается иное движение, подобное фантастическому механизму – как будто бы приземлившийся космический цилиндр начал плавно раскладываться, обнажая внутренние конструкции.

И все же в двух столь разных вариантах прочитывается общая подоснова – «решетка», линии которой либо расходятся, либо пересекаются, образуя ромбические переплетения. Линии этой сетки не ограничиваются традиционно отведенной им ролью несущих опор и не заканчиваются у основания поддерживаемых объемов. Напротив, они либо окружают здания наподобие строительных лесов, либо пронизывают их насквозь, прорастая сквозь крыши. Представляя таким образом нам на обозрение некоторую полупрозрачную пра-конструкцию, подобному театральным механизмам в постановках Мейерхольда.  

В этих проектах прочитывается множество раздумий и аналогий, они кажутся даже перенасыщенными экспериментальностью. А вот гламурного в них немного. Что, возможно, и не позволило выиграть конкурс. Зато образовало любопытный эксперимент, созвучный работам упомянутых здесь выше мастеров авангарда.

Вариант №1. Фотография макета
Встройка варианта № 1 в панораму Будвы (на первом плане крепость с колокольней)
Встройка в панораму Будвы. Вариант №2
Эскизы
Вариант №1
Вариант №1
Вариант №1
Вариант №2
Вариант №2
Архитектор:
Николай Лызлов
Мастерская:
Архитектурная мастерская Лызлова («АМЛ») http://lyzlov.ru/
Проект:
Архитектурная концепция гостинично-жилого рекреационного комплекса в Будванской Ривьере
Россия

Авторский коллектив:
Н.В. Лызлов - руководитель авторского коллектива, О.И. Аврамец, Н.М. Воскресенская, М.А. Гареев, А.В. Янкова, Е.А. Буданова

1.2007 — 7.2007

03 Марта 2008

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Лучшее место в городе
Публикуем итоги воркшопа МАРШ, прошедшего в Казани. Участники разработали проекты семи общественных зон в разных городах и поселках Татарстана.
В поисках устойчивости
24 мая в Нижнем Новгороде объявлены лауреаты новой архитектурной премии «Архновация». Нижний опять ярко и неожиданно проявил себя, на этот раз – архитектурным фестивалем, который продолжался полгода и завершился вручением наград. Среди участников есть иностранцы, а среди победителей в основном москвичи, одно архитектурное бюро из Самары. Нижегородцы победили только в юношеской номинации, да и то – это такие нижегородцы, которые учились в Нидерландах. Марина Игнатушко – о новой нижегородской премии, которая заметно переросла региональный масштаб.
Храм за стеной
В лесах курорта «Пирогово», хорошо известного поклонникам современного искусства и архитектуры, медленно, но верно строится новое здание, включающее в себя конюшню, манеж и гостиницу – все, что необходимо состоятельным любителям конного спорта. Этот проект уже достаточно хорошо известен и несколько раз опубликован в профессиональных журналах. Однако же он достаточно интересен для того, чтобы поговорить о нем еще раз.
Квадратичная симфония
Играя с масштабом и строгими формами, Николаю Лызлову удалось превратить атриум офисного здания в нечто циклопически-завораживающее, сродни фантазиям Пиранези. Здание собирались построить, но кризис изменил планы, и, похоже, оно останется на бумаге. Было бы интересно, если бы построили. Однако это, кажется, тот случай, когда проект интересен и на бумаге. Как у Пиранези.
«Рафинад»: утопия в миниатюре
На Стромынке завершено строительство дома, который его авторы – архитекторы мастерской Николая Лызлова – прозвали «Рафинадом». По нынешним меркам это очень маленькое строение, исполненное в редком жанре архитектурной миниатюры, который так и не получил развития в современной Москве
Маньеризм от модернизма
Ансамбль из двух домов, спроектированный Николаем Лызловым для Пирогова, сочетает чистоту форм с изысканностью их трактовки, давая в сумме сложносочиненный образ, растворенный в окружающей природе, но исподволь настраивающий ее на собственный лад
Гуманизм и транспортный узел
Многофункциональный комплекс, часть транспортного узла рядом с конечной станцией метро «красной ветки», сочетает лаконичную архитектуру, сложную систему организации пешеходных и автомобильных потоков, и внимательное отношение к людям, которые будут этим «узлом» пользоваться
Вилла-бабочка: усадьба “light”
Загородный дом, спроектированный Николаем Лызловым в соавторстве с Ольгой Кавериной и Марией Капленковой – редкий случай для лызловской мастерской. По утверждению архитектора он традиционен, однако очень легок и открыт окружающим красотам
Авангард на Масловке
Проект аппарт-отеля на Верхней Масловке выставлялся на Арх-Москве-2005, а в октябре этого года вошел в число номинантов новой премии ARX award. Этот дом обладает исключительной внутренней структурой, возрождая основы дома-коммуны, изобретенного в 1920е годы, это живой, настоящий, а не декоративный авангард
Краснобогатырские слоны
В верховьях Яузы, на Краснобогатырской улице, начинается строительство нового жилого комплекса по проекту Николая Лызлова. Оригинальное название – «Кранобогатырские слоны», подходит необычной архитектуре комплекса
Фантазии на тему модернизма
Проект жилого дома, который будет построен рядом с общежитием студентов МАрхИ, кажется архитектурной фантазией на тему его соседа и предшественника
Площадь вернется людям
Расширяя здание торгового дома «Перовский», архитектурная мастерская Николая Лызлова одновременно «лечит» запруженную машинами неуютную площадь около метро Новогиреево, превращая ее в место, приятное для городских прогулок
Очень московский дом
Здание на Страстном бульваре напоминает ансамбль разновременных построек, настолько органичный для Москвы, что кажется, автор изобретает какую-то новую разновидность контекстуальной архитектуры, стилизуя не конкретные «исторические» здания, а непосредственно саму городскую среду
Похожие статьи
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Цвет в бетоне и кирпиче
Жилой дом 11-19 Jane Street в Нью-Йорке по проекту бюро Дэвида Чипперфильда развивает архитектурные мотивы исторического района Гринвич-Виллидж.
Курдонеры и конструктивизм
Рассматриваем второй квартал «города в городе» Ligovsky City, построенный по проекту бюро «А.Лен» и сочетающий несколько тенденций, характерных для современной архитектуры города.
Внутри рисованной сетки
При проектировании комплекса апартаментов PLAY в Даниловской слободе архитекторы бюро ADM сделали ставку на образность постройки. Наиболее ярко она проявилась в сложносочиненной сетке фасадов.
Своды и лестницы
В Филадельфии завершилась реконструкция Музея искусств по проекту Фрэнка Гери. Материал исторических и новых частей здания одинаков: золотистый известняк.
Ярусная композиция
Немного Нью-Йорка в Одессе: апарт-комплекс по проекту «Архиматики» с башнями и таунхаусами, площадью и бассейнами.
На соевой траве
Площадь Линкольн-центра в Нью-Йорке превратилась в лужайку из эко-газона: новое общественное пространство станет «главной сценой» для постепенного открытия Метрополитен-оперы, New York City Ballet и Филармонии после карантина.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Технологии и материалы
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре
«Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре» Дениз Скотт Браун – это результат личного исследования вопросов авторства, иерархической и гендерной структуры профессии архитектора. Написанная в 1975 году, статья увидела свет лишь в 1989, когда был издан сборник "Architecture: a place for women". С разрешения автора мы публикуем статью, впервые переведенную на русский язык.
Смена масштабов
AMO, исследовательское подразделение бюро OMA, разработало декорации для показа ювелирной коллекции Bvlgari в миланской Галерее Виктора Эммануила II.
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Пресса: «Важно сохранять здания разных периодов». Суперзвезда...
У Сергея Чобана необычный профессиональный путь: в девяностые годы он добился признания на Западе и только потом стал востребованным в России. И сейчас его гонорары чуть не дотягивают до уровня мировых легенд вроде Нормана Фостера.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.