English version

Квадратичная симфония

Играя с масштабом и строгими формами, Николаю Лызлову удалось превратить атриум офисного здания в нечто циклопически-завораживающее, сродни фантазиям Пиранези. Здание собирались построить, но кризис изменил планы, и, похоже, оно останется на бумаге. Было бы интересно, если бы построили. Однако это, кажется, тот случай, когда проект интересен и на бумаге. Как у Пиранези.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

29 Января 2009
mainImg
Архитектор:
Николай Лызлов
Мастерская:
Архитектурная мастерская Лызлова («АМЛ») http://lyzlov.ru/
Проект:
Проект многофункционального комплекса с апартаментами и подземной автостоянкой (на месте "Президент-сервиса", комплекс "Миракс-плаза")
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Лызлов Николай Всеволодович, Лызлов Николай Николаевич, Ермолаева Олеся Николаевна, Чепурной Евгений Александрович

6.2007 — 8.2008

заказчик - ЗАО «Международный центр девелопмент»
0

Этот проект предназначался для того, чтобы заменить собой построенное в 1970-е гг. здание «Президент-сервиса» на участке, в трех сторон окруженном комплексом «Миракс-Плаза». Президентская служба уже переехала в новый корпус, а на этом месте предполагалось соорудить еще одну офисную часть «плазы» – по заказу того же «Миракса». Проект выбирали долго – полтора года точно, среди ранних предложений были даже две башни, аналогичные небоскребам «плазы». В таком случае на углу Кутузовки и Третьего кольца, наверное, вырос бы стеклянный лес, мини-Сити. Но этого не произошло, два итоговых проекта делали Александр Асадов и Николай Лызлов, и окончательным (на момент, когда кризис остановил планы «Миракса») стал проект Николая Лызлова.

Здание, которое должно было заменить «Президент-сервис» – это простой и крупный параллелепипед с большим внутренним двором. Снаружи он покрыт серебристой металлической сеткой, которую Николай Лызлов, но его собственному признанию, «подсмотрел» на здании посольства Нидерландов в Берлине, построенного Ремом Колхасом. Сетка мелкая и, несмотря на некоторую прозрачность, она делает фасад совершенно закрытым, «завернутым». Что немного похоже на эффект зеленой сетки, которой дома затягивают во время реконструкции – видно, что внутри что-то есть, но не очень понятно, что.

Три стены, обращенные к корпусам Миракс-плазы, затянуты целиком, и становятся совершенно нейтральным фоном для более активных каменных фасадов Сергея Киселева. На четвертом – единственном свободном, который выходит в сторону улицы Кульнева и поэтому играет роль парадного – в сетчатой «коже» возникают асимметричные прямоугольные проемы. Их немного, большинство – углубления, но есть два блестящих стеклянных выступа-экрера. Вместо одной фактуры получается три: сетка, провал, выступ. Все вместе напоминает увеличенную во много раз игру в «морской бой», где роль клеток исполняют стыки сетчатых пластин. Самый маленький «корабль» – отверстие размером в одну клетку (высотой в один этаж), самый большой – четыре на четыре. Внизу несколько клеток сливаются в горизонталь и образуют прорези входов. Они-то и дают представление о масштабе здания, который, нависая над щелью входа, кажется совершенно циклопическим. Здание – гигантский сверток. И что-то в нем завернуто?

Все верно, главное тут – внутри. Внутри – огромный атриум, интерьер, который Николай Лызлов называет не иначе как «пиранезианским». Надо сказать, что два привычных слова  – «атриум» и «интерьер», к этому пространству совершенно не подходят. А вот «пиранезианский» – подходит замечательно. Совершенно справедливое определение – эффект, сходный с фантастическими гравюрами Пиранези, здесь, безусловно, присутствует. Важно, что его добивались, по-видимому, целенаправленно – и как следствие, особенно интересно наблюдать, из чего складывается этот пугающе-романтический образ в рамках минималистической модернистской архитектуры.

Прежде всего это, конечно же, размер. Внутри – не то что снаружи, здесь нет сетки, все 16 этажей налицо, прочерчены рядами лоджий. Такой атриум – это уже не атриум, а крытая площадь, кусочек города, свернувшийся, как улитка, внутрь себя. В принципе, для современной Москвы 16 этажей – почти норма. Но это в том случае когда они расставлены грибами и пластинами по городу, когда на них можно посмотреть издалека, а подойдя ближе, уже интересоваться только подъездом. Здесь так не получается – оттого, что пространство свернуто и перекрыто сверху, его масштаб концентрируется и заставляет себя уважать. Потому что пространство с потолком мы все же привыкли считать интерьером, а для интерьера оно огромно. «Потолок» глубокими бетонными ребрами расчерчен на клетки – размером этак 8 на 8 метров каждая – в каждой такой клетке запросто можно было бы уместить вполне приличную жилую комнату.

Циклопическую кровлю поддерживают три столь же немаленьких круглых столба, диаметром по три метра каждый – впрочем, при 16-этажной высоте они все равно оказываются не толстыми, и даже стройными. Опоры выстроены в ряд, отчего почему-то возникает ассоциация с фонарными столбами – тогда-то и становится ясно, какие они большие. Но самый сильный прием, на мой взгляд, состоит в том, что два столба частично «утоплены» в офисных этажах. К одному из них прилепилось нечто вроде семиэтажного прямоугольного улья – домик нанизан прямо на столб и висит на нем. Получается дом, нанизанный на большой столб и окруженный городом – город в городе. Нижняя часть другого столба утоплена в массе этажей, которые по диагонали, подобно амфитеатру, расширяются книзу, отвоевывая у атриума дополнительное пространство.

Гигантское, замкнутое и ячеистое пространство должно было стать впечатляющим – хочется, чтобы дом построили хотя бы для того, чтобы попасть внутрь и почувствовать, как оно. Впрочем, рисунков тоже достаточно – более того, в графическом виде проект даже приобретает дополнительное, собственно «пиранезианское» обаяние (вспомним, что и Пиранези нам известен прежде всего в виде гравюр). Во всяком случае очевидно, что этот проект, хотя и делался в расчете на реализацию, вполне способен существовать в виртуальном виде – в нем ощущается довольно-таки большой «бумажный», а значит – содержательный потенциал.

Во-первых, новое здание совершенно непохоже на окружающие корпуса «Миракс-плазы» Сергея Киселева – что, по словам Николая Лызлова, устроило авторов обоих проектов. Оно даже до некоторой степени противоположно «плазе» – она выглядела бы при таком соседстве почти дворцом, несмотря на интеллигентную скромность киселевского проекта по меркам прошлогодней Москвы. То есть если Миракс-плаза – проект сдержанный, то этот, прижившийся у  него во дворе – и вовсе минималисткий. Он, как и многие другие проекты Николая Лызлова, выглядит декларацией минимализма. Но не только.

Во-вторых: проект очень похож на семидесятническое здание «Президент-Сервиса» (в чем несложно убедиться, т.к. последний еще не разобран). Он такой же прямоугольный, с таким же внутренним двором, с такими же полосатыми окнами. Правда, новое здание в проекте покрупнее, двор перекрыт кровлей, а окна заменены на балконы, к тому же затянутые снаружи сеткой, но преемственность ощущается. Даже не зная о том, что Николай Лызлов – искренний поклонник и ценитель архитектуры 1970-х, а просто взглянув на проект – можно подумать, что архитектор решил построить на месте «Президент-Сервиса» его честного преемника.

Пространство атриума можно даже истолковать как пластическое размышление на тему модернистской архитектуры и современного города – этот крытый двор похож на кусок улицы, взятый «отдельно», сжатый, укрупненный – отсюда и эмоции. До некоторой степени это спектакль – сравнение архитектуры с театром страшно затерто, но в данном случае (в отличие от многих других) оно уместно. Причем пьеса – явно про модернистский город, а характерную для антиутопическую жуть автор как будто бы даже делает одним из героев произведения (может быть даже главным). Во всяком случае, если не пьеса, то архитектурная фантазия. Что возвращает нас обратно от модернизма к Пиранези.

Третья и по-моему главная особенность проекта – этакая латентная (то есть скрытая) классичность. Слоновьи ноги круглых столбов могут напомнить колонны, ячейки потолка – кессоны, ступенчато спускающиеся с южном торце балконы – амфитеатр. Разумеется, все это очень отдаленно напоминает прообразы (если они есть), но это, кстати говоря, лишь обостряет впечатление. Потому что труба для коммуникаций и балки атриума могут быть любого размера, а вот 16-этажная колонна или кессон площадью со среднюю жилую комнату – это подавляет.

Здесь хочется вспомнить две вещи. Что архитектура любимых Николаем Лызловым 1970-х развивалась от минимализма и брутализма к очень своеобразному, но классицизму. Например, похожие квадратные кессоны (только ощутимо поменьше размером) можно найти в павильоне ленинского паровоза, построенного Леонидом Павловым.

А также – что русский авангард в конце 1920-х занимался геометрическим очищением и переосмыслением классических форм. Небольшие элементы вырастали и абстрагировались до полной (или почти полной) неузнаваемости, раскрывая свою геометрическую природу.

Мне кажется, что в этом проекте Николая Лызлова происходит нечто подобное – заявка на движение к какую-то такую сторону, куда падает тень от колонн. Правда, здесь переосмысливается не образ храма и не форма колонны, а – романтический дух гравюр Пиранези. Которые на поверку оказываются даже очень близки современной архитектуре.

Разрез
Архитектор:
Николай Лызлов
Мастерская:
Архитектурная мастерская Лызлова («АМЛ») http://lyzlov.ru/
Проект:
Проект многофункционального комплекса с апартаментами и подземной автостоянкой (на месте "Президент-сервиса", комплекс "Миракс-плаза")
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Лызлов Николай Всеволодович, Лызлов Николай Николаевич, Ермолаева Олеся Николаевна, Чепурной Евгений Александрович

6.2007 — 8.2008

заказчик - ЗАО «Международный центр девелопмент»

29 Января 2009

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Место памяти
Первое место в конкурсе на концепцию развития парка Победы в Мурманске занял консорциум Мастерской Лызлова и бюро Свобода. Рассказываем об итогах конкурса и публикуем проекты пяти финалистов.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Лучшее место в городе
Публикуем итоги воркшопа МАРШ, прошедшего в Казани. Участники разработали проекты семи общественных зон в разных городах и поселках Татарстана.
В поисках устойчивости
24 мая в Нижнем Новгороде объявлены лауреаты новой архитектурной премии «Архновация». Нижний опять ярко и неожиданно проявил себя, на этот раз – архитектурным фестивалем, который продолжался полгода и завершился вручением наград. Среди участников есть иностранцы, а среди победителей в основном москвичи, одно архитектурное бюро из Самары. Нижегородцы победили только в юношеской номинации, да и то – это такие нижегородцы, которые учились в Нидерландах. Марина Игнатушко – о новой нижегородской премии, которая заметно переросла региональный масштаб.
Храм за стеной
В лесах курорта «Пирогово», хорошо известного поклонникам современного искусства и архитектуры, медленно, но верно строится новое здание, включающее в себя конюшню, манеж и гостиницу – все, что необходимо состоятельным любителям конного спорта. Этот проект уже достаточно хорошо известен и несколько раз опубликован в профессиональных журналах. Однако же он достаточно интересен для того, чтобы поговорить о нем еще раз.
Авангардная конструкция
Конкурсный проект квартала для города Будва в первом варианте заставляет вспомнить о фантазиях архитекторов русского авангарда 1920-х – трибунах, мавзолеях. Второй вариант моднее и фантастичнее – но обе версии объединяет одна общая черта – они пронизаны решеткой каркаса, что делает здания прозрачными, проницаемыми и немного театральными
«Рафинад»: утопия в миниатюре
На Стромынке завершено строительство дома, который его авторы – архитекторы мастерской Николая Лызлова – прозвали «Рафинадом». По нынешним меркам это очень маленькое строение, исполненное в редком жанре архитектурной миниатюры, который так и не получил развития в современной Москве
Маньеризм от модернизма
Ансамбль из двух домов, спроектированный Николаем Лызловым для Пирогова, сочетает чистоту форм с изысканностью их трактовки, давая в сумме сложносочиненный образ, растворенный в окружающей природе, но исподволь настраивающий ее на собственный лад
Гуманизм и транспортный узел
Многофункциональный комплекс, часть транспортного узла рядом с конечной станцией метро «красной ветки», сочетает лаконичную архитектуру, сложную систему организации пешеходных и автомобильных потоков, и внимательное отношение к людям, которые будут этим «узлом» пользоваться
Вилла-бабочка: усадьба “light”
Загородный дом, спроектированный Николаем Лызловым в соавторстве с Ольгой Кавериной и Марией Капленковой – редкий случай для лызловской мастерской. По утверждению архитектора он традиционен, однако очень легок и открыт окружающим красотам
Авангард на Масловке
Проект аппарт-отеля на Верхней Масловке выставлялся на Арх-Москве-2005, а в октябре этого года вошел в число номинантов новой премии ARX award. Этот дом обладает исключительной внутренней структурой, возрождая основы дома-коммуны, изобретенного в 1920е годы, это живой, настоящий, а не декоративный авангард
Краснобогатырские слоны
В верховьях Яузы, на Краснобогатырской улице, начинается строительство нового жилого комплекса по проекту Николая Лызлова. Оригинальное название – «Кранобогатырские слоны», подходит необычной архитектуре комплекса
Фантазии на тему модернизма
Проект жилого дома, который будет построен рядом с общежитием студентов МАрхИ, кажется архитектурной фантазией на тему его соседа и предшественника
Площадь вернется людям
Расширяя здание торгового дома «Перовский», архитектурная мастерская Николая Лызлова одновременно «лечит» запруженную машинами неуютную площадь около метро Новогиреево, превращая ее в место, приятное для городских прогулок
Очень московский дом
Здание на Страстном бульваре напоминает ансамбль разновременных построек, настолько органичный для Москвы, что кажется, автор изобретает какую-то новую разновидность контекстуальной архитектуры, стилизуя не конкретные «исторические» здания, а непосредственно саму городскую среду
Похожие статьи
Алюминий и бронза
KAAN Architecten спроектировали две башни в комплексе De Zalmhaven в гавани Роттердама: они дополняют расположенное там же самое высокое здание Нидерландов.
Рамы для города
UNStudio победили в конкурсе на проект жилого комплекса в центре города Яссы на северо-востоке Румынии.
Уникальность — норма жизни
Жилой дом UNIC в Париже, построенный по проекту пекинского бюро MAD, предлагает действительно уникальный, качественно иной уровень взаимодействия между человеком, архитектурным объемом, природой и городом.
Культура отдыха
В новом корпусе санатория «Клязьма», проект которого выполнило бюро «Крупный план», эстетика советского модернизма соединяется с современными представлениями об отдыхе.
Блеск металла
В Чэнду завершен ансамбль Спортивного парка Дунъаньху по проекту gmp: в 2023 там пройдет 31-я Всемирная летняя универсиада.
Эхо будущих поколений
Новый корпус «Эхо», только что открывшийся на территории кампуса Делфтского технического университета, генерирует дополнительную энергию как в буквальном, так и в переносном смысле — и электрическую, и творческую
Дуализм на фасаде
В Лозанне музеи фотографии и дизайна переехали в одно новое здание на двоих. Его архитекторы – португальцы Aires Mateus.
Деревянные новации
Консорциум во главе с BIG победил в конкурсе на проект нового пирса аэропорта Цюриха. Большую часть сооружения выстроят из дерева.
По волнам Желтой реки
Здание Большого театра Чжэнчжоу объединяет в себе сразу четыре вместительных зала, предоставляя идеальные площадки для любой формы современного исполнительского искусства.
Инновации продолжаются
На месте выставочного комплекса Экспо-2015 в Милане строится район MIND. Одной из ключевых его точек станет Центр инноваций по проекту бюро OBR.
Функция треугольника
Экстравагантная форма расширяющейся кверху тонкой пластины – не формальный жест, а отклик архитекторов UNK на требования участка и ТЭПы. Решения по-модернистски рациональны, экономны и функциональны. Дом галерейный, торцы подчеркнуты «пластинчатым» сдвигом, а широкие фасады составлены из треугольных эркеров.
Дом для школы
При проектировании школы во французской деревушке бюро HEMAA и Hesters-Oyon использовали в качестве прототипа традиционный для Бретани и Нормандии тип длинного сельского дома.
Чувство ритма
Новое здание Института Леонардо да Винчи в парижском деловом квартале Дефанс по проекту бюро LAN.
Своевольные стены
XRANGE Architects использовали сложный природный и социальный контекст участка на побережье Тайваня как основу для экспрессивного проекта бутик-отеля.
Приют цифрового кочевника
Апарт-гостиница, спроектированная бюро GAFA для центрального округа Москвы, предлагает гостям проживать привычную рутину через новый пространственный опыт, а также претендует на статус художественной доминанты.
Формула жилья
Гигантский квартал социального жилья «Байцзывань» по соседству с Центральным деловым районом Пекина для звездного китайского бюро MAD стал первым проектом подобного типа.
Вторая, лучшая жизнь
Бюро Powerhouse Company, Atelier Oslo и Lundhagem выиграли конкурс на проект реконструкции Центральной библиотеки в Роттердаме. Они планируют не только приспособить ее к современным требованиям, но и ликвидировать последствия экономии бюджета во время изначального строительства.
Множество террас
Музей Циньтай по проекту бюро Atelier Deshaus вписался в прибрежный ландшафт, имитируя плавную неровность рельефа.
Белый пароход
Лицей Ла-Провиданс в бретонском Сен-Мало по проекту бюро ALTA соединил местные традиции и ресурсоэффективность.
Взлет многофункционального подхода
Бюро ASADOV представило концепцию развития территории старого аэропорта Ростова-на-Дону. Четырехкилометровый бульвар на месте взлетно-посадочной полосы и квартальная застройка, помноженные на широкий диапазон общественно-деловых функций, включая, может быть, даже правительственную, позволят району претендовать на роль новой точки притяжения с высоким уровнем самодостаточности.
Черные ступени
Храм Баладжи по проекту Sameep Padora & Associates на юго-востоке Индии служит также для восстановления экологического равновесия в окружающей местности.
Один большой плюс
Для новой фабрики норвежской мебельной компании Vestre бюро BIG выбрало простую, но функционально оправданную и многозначную форму в виде огромного знака плюс посреди лесного массива.
Атриум для жизни
Историческая штаб-квартира Голландской железнодорожной компании теперь вместила амстердамский филиал международной юридической фирмы. Авторы трансформации – архитекторы KCAP и дизайнеры интерьера Fokkema & Partners.
Технологии и материалы
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Дома из Porotherm
на Open Village 2022
Компания Wienerberger приглашает посетить выставку
Open Village с 16 по 31 июля
в коттеджном поселке «Тихие Зори» в Подмосковье. Этим летом вы сможете увидеть 22 дома, построенных по различным технологиям.
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Клуб SURF BROTHERS. Масштаб света и цвета
При создании концепции освещения в первую очередь нужно задаться некой идеей, которая будет проходить через весь проект. Для Surf Brothers смело можно сформулировать девиз «Море света и цвета».
Преодолевая стены
Дом Skarnu apartamentai строился в самом сердце Старой Риги. Реализовать ключевые для архитектурного образа решения – наклонную и рельефную кладку – удалось с помощью системы BAUT.
Решения Hilti для светопрозрачных конструкций
Чтобы остекление было не только красивым, но надёжным и безопасным, изначально необходимо выбрать витражную систему, подходящую для конкретного объекта. В зависимости от задач, стоящих перед архитекторами и конструкторами, Hilti предлагает ряд решений и технологий, упрощающих работу по монтажу светопрозрачных конструкций и обеспечивающих надежность, долговечность и безопасность узлов их крепления и примыкания к железобетонному каркасу здания.
Квартира «в стиле Дружко»
Дизайнер Александр Мершиев о ремонте для телеведущего Сергея Дружко и возможностях преобразования пространства при помощи красок Sikkens.
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Сейчас на главной
Паркинг – ворота
Пекинское бюро MAD спроектировало «перехватывающий» гараж на 1500 машин для инновационного района Милана. Строительство начнется в этом сентябре.
Голова героя
В центре Тираны началось строительство жилой башни в форме бюста национального героя Албании Скандерберга. Авторы проекта – MVRDV.
Высотный конструктор
Один из проектов заказного конкурса для ЖК на севере Москвы. Архитекторы АБ «Крупный план» предложили простую стереометрическую пару 100-метровых башен, объединенных общим пластическим сюжетом, простым, построенном на лаконичном контрасте, но в то же время фактурном. Интересен и овал внутреннего двора, «вырезанный» на кровле стилобата.
Безудержный оптимизм
MVRDV совместно с индийским бюро StudioPOD превратили заброшенные пространства под одной из эстакад перенаселенного мегаполиса Мумбаи в завлекательную зеленую площадку для всех жителей района.
Аспекты счастья
Архстояние 2022 с девизом «Счастье есть?» получилось как всегда веселым фестивалем, но самые заметные объекты какие-то иронические, критичные и грустные, – зато все остальные, окружающие их, сосредоточились на том, чтобы наделить посетителей простой человеческой радостью. Выступили Тотан Кузембаев, Александр Бродский и другие.
Алюминий и бронза
KAAN Architecten спроектировали две башни в комплексе De Zalmhaven в гавани Роттердама: они дополняют расположенное там же самое высокое здание Нидерландов.
Рамы для города
UNStudio победили в конкурсе на проект жилого комплекса в центре города Яссы на северо-востоке Румынии.
Платок Марьям
Специальный приз международного конкурса на эскизный проект соборной мечети в Казани, посвященной 1100-летию принятия ислама в Волжской Булгарии, получили студенты Казанского архитектурно-строительного университета. Их предложение отсылает к традиционной татарской архитектуре.
Уникальность — норма жизни
Жилой дом UNIC в Париже, построенный по проекту пекинского бюро MAD, предлагает действительно уникальный, качественно иной уровень взаимодействия между человеком, архитектурным объемом, природой и городом.
Градсовет Петербурга 27.07.2022
Градсовет обсудил «средневековый» жилой квартал у Пулковского водохранилища, гостиницу а-ля рюс в деревне Шуваловка, а также гостиницу напротив Финляндского вокзала, которая восстанавливает структуру утраченной части доходного дома Павла Сюзора.
Учеба и жизнь
Представлены финалисты Премии Стерлинга-2022 – главной архитектурной награды Великобритании.
Блеск металла
В Чэнду завершен ансамбль Спортивного парка Дунъаньху по проекту gmp: в 2023 там пройдет 31-я Всемирная летняя универсиада.
Архсовет Москвы–76
Архитектурный совет Москвы горячо поддержал новый проект Юрия Григоряна для ТПУ Парк Победы, в котором измененные высотные ограничения позволили предложить тонкую стройную башню 300-метровой высоты. После обсуждения некоторых нюансов как эксперты, так и МКА единодушно пожелали проекту качественной реализации, пообещали следить за ней и поддерживать.
Архстояние 2022: четыре главных проекта
Фестиваль ландшафтных объектов «Архстояние» в этом году пройдет в Никола-Ленивце с 29 по 31 июля. Все три дня художники, архитекторы, перформеры и музыканты будут рассуждать на тему «Счастье есть?», а зрители смогут стать соавторами этого процесса.
Культура отдыха
В новом корпусе санатория «Клязьма», проект которого выполнило бюро «Крупный план», эстетика советского модернизма соединяется с современными представлениями об отдыхе.
Пещера горного короля
Офис в особняке Глазовского переулка соединяет серьезность горнодобывающей компании и креативный настрой команды: камень, дубовые столы и кожаные кресла соседствуют с невесомыми светильниками, зеленью и стеллажами для коллекций.
Химия цвета
Отель, построенный по проекту Григория Дайнова рядом с Ареной-2000 на въезде в Ярославль из Москвы, строился так долго, что истории замысла сейчас приблизительно 15 лет. По словам архитектора, именно эта работа позволила основать собственное бюро. Но здание не выглядит устаревшим, вероятно, потому что сочетает простоту объемов с яркими тщательно просчитанными «прослойками» цветного света.
Эхо будущих поколений
Новый корпус «Эхо», только что открывшийся на территории кампуса Делфтского технического университета, генерирует дополнительную энергию как в буквальном, так и в переносном смысле — и электрическую, и творческую
Ешь, танцуй, слушай
Пиццерия с кабинками для прослушивания музыки с винила, акустическим потолком, краской-шубой и мебелью из шпона корня тиса.
Ковчег из космоса
Рассказываем о втором проекте, победившем в международном конкурсе на эскизный проект соборной мечети в Казани, посвященной 1100-летию принятия ислама в Волжской Булгарии. Проект архитектора Айвара Саттарова вдохновлен образом ковчега Нуха.
От стула до жилого дома
Учебный год для студентов профиля «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна завершился традиционной итоговой выставкой.
Транспорт налаживается: номинанты премии Москвы
Еще одна номинация Архитектурной премии, очень важная для города, посвящена транспорту. В ней 3 станции метро, причем 2 из них открыты в декабре 2021 года в составе БКЛ, пешеходный мост зоопарка от ПТАМ Виссарионова и паркинг с фасадами от итальянского архитектора.
Кедровая арена
Утвержден проект спортивной арены, которая станет подарком к 300-летию Перми. За идентичность будет отвечать фасад из алюминиевого «лемеха», напоминающего чешуйки кедровой шишки.