English version

Квадратичная симфония

Играя с масштабом и строгими формами, Николаю Лызлову удалось превратить атриум офисного здания в нечто циклопически-завораживающее, сродни фантазиям Пиранези. Здание собирались построить, но кризис изменил планы, и, похоже, оно останется на бумаге. Было бы интересно, если бы построили. Однако это, кажется, тот случай, когда проект интересен и на бумаге. Как у Пиранези.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

29 Января 2009
mainImg
Архитектор:
Николай Лызлов
Мастерская:
Архитектурная мастерская Лызлова («АМЛ») http://lyzlov.ru/
Проект:
Проект многофункционального комплекса с апартаментами и подземной автостоянкой (на месте "Президент-сервиса", комплекс "Миракс-плаза")
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Лызлов Николай Всеволодович, Лызлов Николай Николаевич, Ермолаева Олеся Николаевна, Чепурной Евгений Александрович

6.2007 — 8.2008

заказчик - ЗАО «Международный центр девелопмент»

Этот проект предназначался для того, чтобы заменить собой построенное в 1970-е гг. здание «Президент-сервиса» на участке, в трех сторон окруженном комплексом «Миракс-Плаза». Президентская служба уже переехала в новый корпус, а на этом месте предполагалось соорудить еще одну офисную часть «плазы» – по заказу того же «Миракса». Проект выбирали долго – полтора года точно, среди ранних предложений были даже две башни, аналогичные небоскребам «плазы». В таком случае на углу Кутузовки и Третьего кольца, наверное, вырос бы стеклянный лес, мини-Сити. Но этого не произошло, два итоговых проекта делали Александр Асадов и Николай Лызлов, и окончательным (на момент, когда кризис остановил планы «Миракса») стал проект Николая Лызлова.

Здание, которое должно было заменить «Президент-сервис» – это простой и крупный параллелепипед с большим внутренним двором. Снаружи он покрыт серебристой металлической сеткой, которую Николай Лызлов, но его собственному признанию, «подсмотрел» на здании посольства Нидерландов в Берлине, построенного Ремом Колхасом. Сетка мелкая и, несмотря на некоторую прозрачность, она делает фасад совершенно закрытым, «завернутым». Что немного похоже на эффект зеленой сетки, которой дома затягивают во время реконструкции – видно, что внутри что-то есть, но не очень понятно, что.

Три стены, обращенные к корпусам Миракс-плазы, затянуты целиком, и становятся совершенно нейтральным фоном для более активных каменных фасадов Сергея Киселева. На четвертом – единственном свободном, который выходит в сторону улицы Кульнева и поэтому играет роль парадного – в сетчатой «коже» возникают асимметричные прямоугольные проемы. Их немного, большинство – углубления, но есть два блестящих стеклянных выступа-экрера. Вместо одной фактуры получается три: сетка, провал, выступ. Все вместе напоминает увеличенную во много раз игру в «морской бой», где роль клеток исполняют стыки сетчатых пластин. Самый маленький «корабль» – отверстие размером в одну клетку (высотой в один этаж), самый большой – четыре на четыре. Внизу несколько клеток сливаются в горизонталь и образуют прорези входов. Они-то и дают представление о масштабе здания, который, нависая над щелью входа, кажется совершенно циклопическим. Здание – гигантский сверток. И что-то в нем завернуто?

Все верно, главное тут – внутри. Внутри – огромный атриум, интерьер, который Николай Лызлов называет не иначе как «пиранезианским». Надо сказать, что два привычных слова  – «атриум» и «интерьер», к этому пространству совершенно не подходят. А вот «пиранезианский» – подходит замечательно. Совершенно справедливое определение – эффект, сходный с фантастическими гравюрами Пиранези, здесь, безусловно, присутствует. Важно, что его добивались, по-видимому, целенаправленно – и как следствие, особенно интересно наблюдать, из чего складывается этот пугающе-романтический образ в рамках минималистической модернистской архитектуры.

Прежде всего это, конечно же, размер. Внутри – не то что снаружи, здесь нет сетки, все 16 этажей налицо, прочерчены рядами лоджий. Такой атриум – это уже не атриум, а крытая площадь, кусочек города, свернувшийся, как улитка, внутрь себя. В принципе, для современной Москвы 16 этажей – почти норма. Но это в том случае когда они расставлены грибами и пластинами по городу, когда на них можно посмотреть издалека, а подойдя ближе, уже интересоваться только подъездом. Здесь так не получается – оттого, что пространство свернуто и перекрыто сверху, его масштаб концентрируется и заставляет себя уважать. Потому что пространство с потолком мы все же привыкли считать интерьером, а для интерьера оно огромно. «Потолок» глубокими бетонными ребрами расчерчен на клетки – размером этак 8 на 8 метров каждая – в каждой такой клетке запросто можно было бы уместить вполне приличную жилую комнату.

Циклопическую кровлю поддерживают три столь же немаленьких круглых столба, диаметром по три метра каждый – впрочем, при 16-этажной высоте они все равно оказываются не толстыми, и даже стройными. Опоры выстроены в ряд, отчего почему-то возникает ассоциация с фонарными столбами – тогда-то и становится ясно, какие они большие. Но самый сильный прием, на мой взгляд, состоит в том, что два столба частично «утоплены» в офисных этажах. К одному из них прилепилось нечто вроде семиэтажного прямоугольного улья – домик нанизан прямо на столб и висит на нем. Получается дом, нанизанный на большой столб и окруженный городом – город в городе. Нижняя часть другого столба утоплена в массе этажей, которые по диагонали, подобно амфитеатру, расширяются книзу, отвоевывая у атриума дополнительное пространство.

Гигантское, замкнутое и ячеистое пространство должно было стать впечатляющим – хочется, чтобы дом построили хотя бы для того, чтобы попасть внутрь и почувствовать, как оно. Впрочем, рисунков тоже достаточно – более того, в графическом виде проект даже приобретает дополнительное, собственно «пиранезианское» обаяние (вспомним, что и Пиранези нам известен прежде всего в виде гравюр). Во всяком случае очевидно, что этот проект, хотя и делался в расчете на реализацию, вполне способен существовать в виртуальном виде – в нем ощущается довольно-таки большой «бумажный», а значит – содержательный потенциал.

Во-первых, новое здание совершенно непохоже на окружающие корпуса «Миракс-плазы» Сергея Киселева – что, по словам Николая Лызлова, устроило авторов обоих проектов. Оно даже до некоторой степени противоположно «плазе» – она выглядела бы при таком соседстве почти дворцом, несмотря на интеллигентную скромность киселевского проекта по меркам прошлогодней Москвы. То есть если Миракс-плаза – проект сдержанный, то этот, прижившийся у  него во дворе – и вовсе минималисткий. Он, как и многие другие проекты Николая Лызлова, выглядит декларацией минимализма. Но не только.

Во-вторых: проект очень похож на семидесятническое здание «Президент-Сервиса» (в чем несложно убедиться, т.к. последний еще не разобран). Он такой же прямоугольный, с таким же внутренним двором, с такими же полосатыми окнами. Правда, новое здание в проекте покрупнее, двор перекрыт кровлей, а окна заменены на балконы, к тому же затянутые снаружи сеткой, но преемственность ощущается. Даже не зная о том, что Николай Лызлов – искренний поклонник и ценитель архитектуры 1970-х, а просто взглянув на проект – можно подумать, что архитектор решил построить на месте «Президент-Сервиса» его честного преемника.

Пространство атриума можно даже истолковать как пластическое размышление на тему модернистской архитектуры и современного города – этот крытый двор похож на кусок улицы, взятый «отдельно», сжатый, укрупненный – отсюда и эмоции. До некоторой степени это спектакль – сравнение архитектуры с театром страшно затерто, но в данном случае (в отличие от многих других) оно уместно. Причем пьеса – явно про модернистский город, а характерную для антиутопическую жуть автор как будто бы даже делает одним из героев произведения (может быть даже главным). Во всяком случае, если не пьеса, то архитектурная фантазия. Что возвращает нас обратно от модернизма к Пиранези.

Третья и по-моему главная особенность проекта – этакая латентная (то есть скрытая) классичность. Слоновьи ноги круглых столбов могут напомнить колонны, ячейки потолка – кессоны, ступенчато спускающиеся с южном торце балконы – амфитеатр. Разумеется, все это очень отдаленно напоминает прообразы (если они есть), но это, кстати говоря, лишь обостряет впечатление. Потому что труба для коммуникаций и балки атриума могут быть любого размера, а вот 16-этажная колонна или кессон площадью со среднюю жилую комнату – это подавляет.

Здесь хочется вспомнить две вещи. Что архитектура любимых Николаем Лызловым 1970-х развивалась от минимализма и брутализма к очень своеобразному, но классицизму. Например, похожие квадратные кессоны (только ощутимо поменьше размером) можно найти в павильоне ленинского паровоза, построенного Леонидом Павловым.

А также – что русский авангард в конце 1920-х занимался геометрическим очищением и переосмыслением классических форм. Небольшие элементы вырастали и абстрагировались до полной (или почти полной) неузнаваемости, раскрывая свою геометрическую природу.

Мне кажется, что в этом проекте Николая Лызлова происходит нечто подобное – заявка на движение к какую-то такую сторону, куда падает тень от колонн. Правда, здесь переосмысливается не образ храма и не форма колонны, а – романтический дух гравюр Пиранези. Которые на поверку оказываются даже очень близки современной архитектуре.

Разрез
Архитектор:
Николай Лызлов
Мастерская:
Архитектурная мастерская Лызлова («АМЛ») http://lyzlov.ru/
Проект:
Проект многофункционального комплекса с апартаментами и подземной автостоянкой (на месте "Президент-сервиса", комплекс "Миракс-плаза")
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Лызлов Николай Всеволодович, Лызлов Николай Николаевич, Ермолаева Олеся Николаевна, Чепурной Евгений Александрович

6.2007 — 8.2008

заказчик - ЗАО «Международный центр девелопмент»

29 Января 2009

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Лучшее место в городе
Публикуем итоги воркшопа МАРШ, прошедшего в Казани. Участники разработали проекты семи общественных зон в разных городах и поселках Татарстана.
В поисках устойчивости
24 мая в Нижнем Новгороде объявлены лауреаты новой архитектурной премии «Архновация». Нижний опять ярко и неожиданно проявил себя, на этот раз – архитектурным фестивалем, который продолжался полгода и завершился вручением наград. Среди участников есть иностранцы, а среди победителей в основном москвичи, одно архитектурное бюро из Самары. Нижегородцы победили только в юношеской номинации, да и то – это такие нижегородцы, которые учились в Нидерландах. Марина Игнатушко – о новой нижегородской премии, которая заметно переросла региональный масштаб.
Храм за стеной
В лесах курорта «Пирогово», хорошо известного поклонникам современного искусства и архитектуры, медленно, но верно строится новое здание, включающее в себя конюшню, манеж и гостиницу – все, что необходимо состоятельным любителям конного спорта. Этот проект уже достаточно хорошо известен и несколько раз опубликован в профессиональных журналах. Однако же он достаточно интересен для того, чтобы поговорить о нем еще раз.
Авангардная конструкция
Конкурсный проект квартала для города Будва в первом варианте заставляет вспомнить о фантазиях архитекторов русского авангарда 1920-х – трибунах, мавзолеях. Второй вариант моднее и фантастичнее – но обе версии объединяет одна общая черта – они пронизаны решеткой каркаса, что делает здания прозрачными, проницаемыми и немного театральными
«Рафинад»: утопия в миниатюре
На Стромынке завершено строительство дома, который его авторы – архитекторы мастерской Николая Лызлова – прозвали «Рафинадом». По нынешним меркам это очень маленькое строение, исполненное в редком жанре архитектурной миниатюры, который так и не получил развития в современной Москве
Маньеризм от модернизма
Ансамбль из двух домов, спроектированный Николаем Лызловым для Пирогова, сочетает чистоту форм с изысканностью их трактовки, давая в сумме сложносочиненный образ, растворенный в окружающей природе, но исподволь настраивающий ее на собственный лад
Гуманизм и транспортный узел
Многофункциональный комплекс, часть транспортного узла рядом с конечной станцией метро «красной ветки», сочетает лаконичную архитектуру, сложную систему организации пешеходных и автомобильных потоков, и внимательное отношение к людям, которые будут этим «узлом» пользоваться
Вилла-бабочка: усадьба “light”
Загородный дом, спроектированный Николаем Лызловым в соавторстве с Ольгой Кавериной и Марией Капленковой – редкий случай для лызловской мастерской. По утверждению архитектора он традиционен, однако очень легок и открыт окружающим красотам
Авангард на Масловке
Проект аппарт-отеля на Верхней Масловке выставлялся на Арх-Москве-2005, а в октябре этого года вошел в число номинантов новой премии ARX award. Этот дом обладает исключительной внутренней структурой, возрождая основы дома-коммуны, изобретенного в 1920е годы, это живой, настоящий, а не декоративный авангард
Краснобогатырские слоны
В верховьях Яузы, на Краснобогатырской улице, начинается строительство нового жилого комплекса по проекту Николая Лызлова. Оригинальное название – «Кранобогатырские слоны», подходит необычной архитектуре комплекса
Фантазии на тему модернизма
Проект жилого дома, который будет построен рядом с общежитием студентов МАрхИ, кажется архитектурной фантазией на тему его соседа и предшественника
Площадь вернется людям
Расширяя здание торгового дома «Перовский», архитектурная мастерская Николая Лызлова одновременно «лечит» запруженную машинами неуютную площадь около метро Новогиреево, превращая ее в место, приятное для городских прогулок
Очень московский дом
Здание на Страстном бульваре напоминает ансамбль разновременных построек, настолько органичный для Москвы, что кажется, автор изобретает какую-то новую разновидность контекстуальной архитектуры, стилизуя не конкретные «исторические» здания, а непосредственно саму городскую среду
Похожие статьи
Buena vista
Проект частного дома в Подмосковье архитектор Роман Леонидов назвал Buena Vista, то есть хороший вид по-испански. И действительно, великолепный вид откроется не только из дома с бельведером, стоящего на возвышении, но и сама вилла на холме предназначена для созерцания из партера парка. В общем, буэна виста и бельведер, с какой стороны ни посмотреть.
Кирпичный текстиль
На фасадах офисного здания по проекту Make Architects в Солфорде – кирпичная кладка, имитирующая традиционные для этого города ткани.
Большая Астрахань live
Гибкое улучшение связности территорий, развитие полицентричности, улучшение качества жизни, экологичные инновации – все эти решения проекта-победителя конкурса на мастер-план Астраханской агломерации, разработанного консорциумом под руководством Института Генплана Москвы, основаны на синтезе профессиональных аналитических инструментов, позволяющих оценивать последствия решений в динамике, и общения с жителями города.
Традиции орнамента
На фасаде павильона для собраний по проекту OMA при синагоге на Уилшир-бульваре в Лос-Анджелесе – узор, вдохновленный оформлением ее исторического купола.
Домики в кронах
Свайные гостевые домики по проекту бюро aoe обеспечивают постояльцам близость к природе и уединение.
Диалектический манифест
Высотный ЖК MOD, строительство которого начато в Марьиной роще рядом с территорией, на которой запланирована штаб-квартира РЖД, откликается на «центральный» контекст будущего городского окружения и в то же время позиционируется авторами как «манифест модернистских минималистичных принципов в архитектуре».
Околоземное пространство
Новый терминал аэропорта в Кемерово «Леонов» построен в «космические» сроки, несмотря на пандемию. Он стал одним из важных элементов стремительного развития города и зримо отразил свое посвящение первому выходу человека в открытый космос, как в интерьерах, так и на фасадах. Его главные «фишки»: эффект звездного неба и открытость.
В дуэте с ареной
Жилой комплекс West Half по проекту ODA в Вашингтоне построен рядом с бейсбольным стадионом и учитывает все аспекты такого соседства, включая свою «роль» в телетрансляциях матчей.
Высотная дактилоскопия
Ламели на фасадах высотного жилого комплекса Arté MK в Куала-Лумпуре по проекту SPARK обеспечивают защиту от солнца днем и декоративную подсветку ночью, а также повторяют узор отпечатка пальца заказчика.
Скелет суккулента
Сотрудники и студенты Штутгартского университета построили павильон с несущей конструкцией из льняного волокна, которая повторяет строение кактуса.
Старое и новое с коммерческим интересом
Реставрация и реконструкция исторического универмага La Samaritaine в центре Парижа повысила его «ценовую категорию», но дополнила его 96 социальными квартирами и яслями на 80 малышей. Новую часть комплекса спроектировало бюро SANAA.
Код пяти столетий
Старейшее существующее социальное жилье в мире, квартал Фуггерай в Аугсбурге, отмечает 500-летие: бюро MVRDV спроектировало для него юбилейный павильон и займется поисками «кода Фуггерай» для доступного жилья будущего.
Острые профили
На фасадах жилого дома в Иокогаме тонкие панели из преднапряженного бетона защищают интерьер от солнца, разделяют балконы соседних квартир и кадрируют виды города. Авторы проекта – Akira Koyama + Key Operation Inc. / Architects.
«Любимый пациент»
В Берлине открывается после реконструкции и реставрации по проекту David Chipperfield Architects Новая национальная галерея – позднее творение Людвига Мис ван дер Роэ.
Спиральный подход
Здание школы в Нурсултане, выполненное Верой Бутко и Антоном Надточим полностью, от концепции до стадии РД, стало воплощением авторской методики по созданию современной образовательной среды, над которой архитекторы ATRIUM работают много лет. Среди основных ее принципов – создание вдохновляющего пространства, мотивирующего к созидательной творческой деятельности. Поэтому новая школа получила форму орнаментированной золотистой спирали, которая символизирует восхождение к знаниям, а внутри здание представляет собой сложно организованный многофункциональный «город в городе» с многоярусными атриумами, амфитеатрами и вариативными маршрутами.
Стальные грани
В музее Ордрупгор в пригороде Копенгагена открылось для публики подземное крыло по проекту бюро Snøhetta: его перекрытия покрыты многогранным стальным «кожухом», который преломляет и отражает свет.
Кортеновая спираль
Смотровая башня Marsk Tower по проекту BIG открывает любителям природы виды датского национального парка «Ваттовое море».
Архитектурная реабилитация
Исправительное учреждение Anstalten в Гренландии по проекту бюро Schmidt Hammer Lassen и Friis & Moltke расположено на берегу моря; окна – без решеток, и из них открываются виды фьорда.
Экологичный поворот
История о том, как планы прокладки дороги по границе парка превратились в планы по сохранению экосистемы и благоустройства прогулочных маршрутов.
Обтекаемые формы
В Германии сдан в эксплуатацию первый дом, напечатанный на 3D-принтере. Авторы проекта – MENSE-KORTE ingenieure+architekten, за печать отвечали PERI AG.
Казимир из Кемерова
Проект филиала Русского музея для Сибирского кластера искусств основан на идеях супрематизма: первофигурах, динамизме цвета и формы.
«Технологический оптимизм»
Бюро AL_A представило проект первой в мире электростанции на термоядерном синтезе: она заработает недалеко от Оксфорда в 2025. Технология разработана канадской компанией General Fusion.
Крыша «фестонами»
Бюро BIG представило проект транспортного узла для шведского города Вестерос: он свяжет разделенные железнодорожными путями части города.
Поток и линии
Проекты вилл Степана Липгарта в стиле ар-деко демонстрируют технический символизм в сочетании с утонченной отсылкой к 1930-м. Один из проектов бумажный, остальные предназначены для конкретных заказчиков: топ-менеджера, коллекционера и девелопера.
Технологии и материалы
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Долина Муми-троллей
Компания «Новые Горизонты» представила тематические площадки, созданные по мотивам знаменитых историй Туве Янссон и при участии законных правообладателей: голубая башня, палатка, бревно-тоннель и другие чудеса Муми-Долины.
Секреты городского пейзажа
В творчестве известного архитектора-неоклассика Михаила Филиппова мансардные окна VELUX используются практически во всех проектах, начиная с его собственной квартиры и мастерской и заканчивая монументальными ансамблями в центре Москвы и Тюмени. Об умном применении мансардных окон и их связи с силуэтом городских крыш мастер дал развернутый комментарий порталу archi.ru.
Золотисто-медное обрамление
Откосы окон и входные порталы, обрамленные панелями из алюминия Sevalcon, завершают и дополняют архитектурный образ клубного дома «Долгоруковская 25», построенного в неорусском стиле рядом с колокольней Николая Чудотворца.
Как защитить деревянную мебель в доме и на улице: разновидности...
Деревянные изделия ручной работы не выходят из моды, а потому деревянную мебель используют как в интерьерах, так и для оборудования уличных зон отдыха. В этой статье расскажем, как подобрать оптимальный защитный состав для деревянных изделий.
Русское высотное
Последние несколько лет в России отмечены новой волной интереса к высотному строительству, не просто высокоплотному, а именно башням. Об одной из них известно, что ее высота будет 703 м, что вновь претендует на европейский рекорд. Но дело, конечно, не только в высоте – происходит освоение нового формата: башен на стилобате, их уже достаточно много. Делаем попытку систематизировать самые новые из построенных небоскребов и актуальные проекты.
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Сейчас на главной
Градостроительные опыты
Этим летом Институт Генплана Москвы при поддержке Москомархитектуры провел стажировку-воркшоп для студентов и молодых архитекторов в новом расширенном формате. Задачей было предложить свежий взгляд на несколько территорий города, рассматриваемых сейчас специалистами института. Дипломами наградили четыре проекта, гран-при получил «самый запоминающийся».
Выставки больших надежд
В Strelka Press выпущено русскоязычное издание книги Ника Монтфорта «Будущее. Принципы и практики созидания». Публикуем отрывок о Всемирных выставках в Нью-Йорке 1939/40 и 1964 годов, где экспозиция General Motors «Футурама» представляла эффектную картину ближайшего будущего.
Длинный дом
Общественный центр по проекту бюро smartvoll должен вернуть оживление в сердце австрийской деревни Гросвайкердорф.
Архитектура СССР: измерение общее и личное
Новая книга Феликса Новикова «Образы советской архитектуры» представляет собой подборку из 247 зданий, построенных в СССР, которые автор считает ключевыми. Коллекция сопровождается цитатами из текстов Новикова и других исследователей, а также очерками истории трех периодов советской архитектуры, написанными в жанре эссе и сочетающими объективность с воспоминаниями, личный взглядом и предположениями.
От импрессионизма до фотореализма
В галерее Catacomba в Малом Власьевском переулке до 29 сентября открыта выставка рисунков студентов МАРХИ. Преподаватели отбирали неформальные креативные работы разных направлений. Публикуем несколько рисунков с выставки.
Контекст и детали
Финалистов премии Стерлинга-2021, британского «здания года», объединяет внимание к деталям и контексту – как и претендентов на награды RIBA за лучшие жилье и малый проект начинающего архитектора. Публикуем все три «коротких списка».
От ЗИМа до -изма
В Самаре 13 сентября торжественно, в сопровождении перформанса, спонсированного Сбербанком, была презентована общественности реставрация здания фабрики-кухни, нового филиала Третьяковской галереи. Вашему вниманию – репортаж о промежуточных, но уже вполне значительных, результатах реставрации памятника авангарда.
Печатные, но наполовину
В Техасе выставили на продажу дома, возведенные при помощи 3D-принтера. Приобрести высокотехнологичное жилище можно за 745 000 долларов.
Шкала времени Кумертау
Проект-победитель конкурса Малых городов: с помощью малых форм архитекторы рассказывают историю возникшего на буроугольном разрезе поселения, активируют центральную улицу и готовят почву для насыщенной социальной жизни.
Дерево живет и регулярно побеждает
Невзирая на вирусы и прочих короедов современная русская деревянная архитектура демонстрирует чудеса выживаемости. Определен шорт-лист премии АРХИWOOD – 12-й по счету. Куратор премии Николай Малинин представляет финалистов.
Buena vista
Проект частного дома в Подмосковье архитектор Роман Леонидов назвал Buena Vista, то есть хороший вид по-испански. И действительно, великолепный вид откроется не только из дома с бельведером, стоящего на возвышении, но и сама вилла на холме предназначена для созерцания из партера парка. В общем, буэна виста и бельведер, с какой стороны ни посмотреть.
Кирпичный текстиль
На фасадах офисного здания по проекту Make Architects в Солфорде – кирпичная кладка, имитирующая традиционные для этого города ткани.
Большая Астрахань live
Гибкое улучшение связности территорий, развитие полицентричности, улучшение качества жизни, экологичные инновации – все эти решения проекта-победителя конкурса на мастер-план Астраханской агломерации, разработанного консорциумом под руководством Института Генплана Москвы, основаны на синтезе профессиональных аналитических инструментов, позволяющих оценивать последствия решений в динамике, и общения с жителями города.
Архив архитектуры
В Музее архитектуры открылась выставка «Профессия – реставратор», первая из экспозиций, приуроченных к будущему юбилею. Нетрадиционная тема позволяет показать работу не самых заметных, но очень важных для музея людей – тех, кто восстанавливает предметы и готовит их к хранению и показу.
Вода для жизни
Пятый, а значит юбилейный по счету форум «Среда для жизни» прошел в Нижнем Новгороде сразу после юбилейных торжеств, посвященных 800-летию города, и стал, в сущности, частью празднования. В то же время среди показанных проектов лидировали решения, связанные с временно затопляемыми территориями, что можно признать одной из актуальных тенденций нашего времени.
Градсовет Петербурга 8.09.2021
Градсовет рассмотрел новый вариант перестройки станции метро «Фрунзенская»: проект от московских архитекторов, Единый диспетчерский центр и противоречивый традиционализм.
Медовая горка
Проект-победитель конкурса Малых городов для города Куртамыш: террасированный парк, который дает возможность по-новому проводить досуг
Традиции орнамента
На фасаде павильона для собраний по проекту OMA при синагоге на Уилшир-бульваре в Лос-Анджелесе – узор, вдохновленный оформлением ее исторического купола.
Кочевники и пряности
Два проекта павильона ресторана катарской кухни, который мог появиться в Экспофоруме: не отработанный в Петербурге формат временной архитектуры, способный пропустить в город более смелые решения.
Магистры ЯГТУ 2021: «Тени забытых предков»
Работы выпускников кафедры архитектуры Ярославского государственного технического университета: анализ сталинской архитектуры, возвращение к жизни города-призрака, актуализация советских гаражей и маршрут по исправительно-трудовому лагерю.
Домики в кронах
Свайные гостевые домики по проекту бюро aoe обеспечивают постояльцам близость к природе и уединение.
Дерево с удостоверением
Объявлены финалисты премии за постройки из сертифицированной древесины WAF 2021. Среди них: самое крупное CLT-здание в США, микро-библиотека в Индонезии, офисный комплекс в Сиднее и киоск в Гонконге.
Химические реакции
Проект-победитель конкурса Малых городов раскрывает многогранность Щекино: в нем нашлось место Анне Карениной и Игорю Талькову, космонавтам и шахтерам, равно как и богатой природе тульского края, безбарьерной среде и разным видам досуга.