English version

Очень московский дом

Здание на Страстном бульваре напоминает ансамбль разновременных построек, настолько органичный для Москвы, что кажется, автор изобретает какую-то новую разновидность контекстуальной архитектуры, стилизуя не конкретные «исторические» здания, а непосредственно саму городскую среду

mainImg
Архитектор:
Николай Лызлов
Мастерская:
Архитектурная мастерская Лызлова («АМЛ») https://lyzlov.com/
Проект:
Административное здание на Страстном бульваре
Россия, Москва, Страстной б-р, 9

Авторский коллектив:
Авторский коллектив: Лызлов Н.В., Каверина О.А., Дмитриев М.Ю., Крохин А.Ю., при участии Аврамец О.И.;
Фасады исторической части здания: Моспроект-2, мастерская 13

6.2002 — 3.2004 / 1.2004 — 7.2007

Заказчик: Капитал Груп
Если идти по Большой Дмитровке в сторону кинотеатра «Россия», в перспективе за бульваром можно увидеть небольшой выкрашенный в желтый цвет домик с лепниной. Неискушенный прохожий скользнет по нему взглядом в полнейшей уверенности, что он здесь стоял всегда – настолько естественно, «по-московски» все смотрится. Любитель старины, зная, что год назад здесь была стройка, привычно возмутится – «опять что-то реконструировали в бетоне, да еще и с измененными пропорциями!». Кто же из них прав? И что перед нами ¬– «типичная» московская реконструкция последних лет или архитектурная фантазия на ее тему?

На этом месте, в конце Страстного бульвара, стоял одноэтажный домик, известный тем, что во времена, когда он принадлежал А.В. Сухово-Кобылину, здесь была убита гражданская жена драматурга, француженка Луиза Симон-Деманш, кровь которой обнаружили во дворе в каретном сарае. Литературная легенда дома обеспечила ему некоторую известность и статус памятника истории и культуры. Но в 1997 году, девять лет назад, дом был снесен его тогдашним владельцем АО Мосрыбхоз. Уже после сноса памятника на этом месте планировали построить гостиницу, что вызывало немалое возмущение окрестных жителей, опасавшихся, что новая гостиница нарушит их ночной покой. Наконец, когда владельцем участка стала кампания Капитал-групп, решили строить дорогое и «тихое» офисное здание, для его проектирования пригласили Николая Лызлова.

Итак, архитекторы не сносили памятник, но комиссия по охране памятников обязала восстановить утраченное. Кроме того, строительство в центре города само по себе накладывает множество ограничений, новый дом должен быть достаточно «солиден», но не слишком заметен… и так далее. С другой стороны, заказчику нужны площади. Попадая в жесткие рамки, архитектор становится, если можно так выразиться, виртуозом творческого решения насущных проблем. Перед нами – как раз такой случай: все условия выполнены «с улыбкой на устах», а здание настолько естественно вписалось в пестрое общество соседей, что хочется понять, каким образом это удалось.

Прежде всего, восстановления дома Сухово-Кобылина «один-в-один» не было – совершенно очевидно, что для памятника истории и культуры важнее всего подлинность, а если уж настоящий дом утрачен, то никакой самой точной копией его не заменить. Поэтому Лызлов ограничивает восстановление обобщенной импровизацией: по образному выражению архитектора, это «цитата цитат» – фасады собраны из обмеренных и скопированных элементов других московских домов середины XIX века и «надеты» на бетонный объем, выступающий из тела основного здания, которому он всецело принадлежит, будучи соединен с ним переходами вверху и общими гаражами (под всем зданием глубокий четырехуровневый гараж). По словам Николая Лызлова, дом Сухово-Кобылина даже и не пытается выглядеть старинным, а существует лишь как литературная ссылка на утраченный памятник. Следуя за выросшим масштабом улицы, он стал немного больше прототипа – при этом внутри разместился не один, а целых три этажа. Любопытно, что и «настоящий» дом в советское время тоже был надстроен – со стороны двора к моменту уничтожения он уже был трехэтажным. Вначале в домике хотели разместить ресторан, для которого архитектором был придуман уютный антресольный этаж на уровне аттика, но получилось так, что все здание целиком будет отдано под офисы, так что сейчас внутри все строго и просто.

Основной объем офисного здания, по словам Николая Лызлова – нейтральный «задник», его задача выигрышно оттенять домик на первом плане а также разместить основной объем площадей, в общей сложности около 20 000 кв. метров. Его высота аккуратно вписана в масштаб стоящих рядом «бывших доходных» домов, а от стилизации форм одного из «соседей» (как предлагали во время согласований) архитектор отказался: все вместе окружающие дома представляют очень пестрый набор стилей, среди них – и шедевр Ф.О.Шехтеля, и рядовые здания XIX века, а немного дальше, на Пушкинской площади – конструктивистский дом «Известий».

В разномастной компании лызловское здание смотрится изысканно-простым. Подтянутый вертикальный объем, презирая силу тяжести, нависает над входом как геометрическое подобие окаменевшего, а затем перевернутого фонтана. Угловатую пластику входа оттеняет бетонная плоскость «задника», эфемерно-тонкая из-за неглубокой прорисовки уступов вокруг пунктирно ниспадающих, вверху – короче, внизу – длиннее, оконных лент. Верхний этаж – полностью застекленная терраса представительской части офисов, оттуда открывается великолепный панорамный вид на весь московский центр.

Поразительно, что вместительное офисное здание, ничего напрямую не цитируя, вписалось в историческую застройку так, как будто оно «всегда» тут стояло. Свое место в тесноватом и пестром сообществе новый дом занимает со спокойным достоинством, так, что сложно отделаться от метафизического привкуса – кажется, что дом непостижимым образом материализовался, только потому, что именно ему следовало быть на этом месте. Это ощущение совершенного слияния абсолютно новой постройки со средой, надо признать, нечасто встречается даже среди зданий, копирующих и стилизующих исторические стили.

Кажется, что Николай Лызлов использует какой-то не самый обычный способ стилизации – не унижаясь до конкретного цитирования, архитектор, как в театре, «разыгрывает»… собственно среду, используя привычные для глаз столичных жителей сочетания, как «ноты» собственной «мелодии». Среди лызловских работ можно обнаружить еще одно здание, использующее этот ход – это дом на Мясницкой, как будто целиком составленный из торцов зданий позапрошлого века. Новый дом не подлаживается под «исторический стиль», а имитирует отсутствующую историю – вот, была улица, в ней был зажат-затиснут соседями дом, потом все вокруг снесли, а он остался, и показывает теперь всем свои прежде скрытые торцевые стены.

Возвращаясь к Страстному – действительно, что может быть характернее для Москвы, чем соседство маленького домика примерно XIX века и стеклянно-бетонных вертикалей за его спиной? Взгляд любителя пеших прогулок привычно скользит по смутно-знакомым формам «задника», не подозревая, что ситуация с начала и до конца срежиссирована, а сам наблюдатель становится участником пантомимы на тему «Москва и москвичи».
Административное здание на Страстном бульваре
Фотография © Юрий Пальмин
Административное здание на Страстном бульваре. Фрагмент фасада
Фотография © Юрий Пальмин
Административное здание на Страстном бульваре. Фрагмент фасада
Фотография © Юрий Пальмин
Административное здание на Страстном бульваре. Фрагмент фасада
Фотография © Юрий Пальмин
Административное здание на Страстном бульваре. Разрез 1-1
© Архитектурная мастерская Лызлова
Архитектор:
Николай Лызлов
Мастерская:
Архитектурная мастерская Лызлова («АМЛ») https://lyzlov.com/
Проект:
Административное здание на Страстном бульваре
Россия, Москва, Страстной б-р, 9

Авторский коллектив:
Авторский коллектив: Лызлов Н.В., Каверина О.А., Дмитриев М.Ю., Крохин А.Ю., при участии Аврамец О.И.;
Фасады исторической части здания: Моспроект-2, мастерская 13

6.2002 — 3.2004 / 1.2004 — 7.2007

Заказчик: Капитал Груп

23 Июля 2006

Не-стирание. Памяти Николая Лызлова
Николай Лызлов умер три дня назад, 7 июня. Вспоминаем его архитектуру, старые и новые проекты, построенное и не построенное, принципы и метод, отношение к среде и контексту. Светлая память. Прощание завтра в ЦДА.
Авангард в деревне
Проект музея Алексея Гастева, идеолога научной организации труда, расположенный в его родном Суздале, вписан в множество контекстов: уездного города, авангардного проектирования, скромности бережливого производства, творческих поисков минималистичной архитектуры Николая Лызлова, – а нам кажется, что в нем угадывается даже отдаленное воспоминание о том, что ремеслу Алексей Гастев учился во Франции.
Место памяти
Первое место в конкурсе на концепцию развития парка Победы в Мурманске занял консорциум Мастерской Лызлова и бюро Свобода. Рассказываем об итогах конкурса и публикуем проекты пяти финалистов.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Лучшее место в городе
Публикуем итоги воркшопа МАРШ, прошедшего в Казани. Участники разработали проекты семи общественных зон в разных городах и поселках Татарстана.
В поисках устойчивости
24 мая в Нижнем Новгороде объявлены лауреаты новой архитектурной премии «Архновация». Нижний опять ярко и неожиданно проявил себя, на этот раз – архитектурным фестивалем, который продолжался полгода и завершился вручением наград. Среди участников есть иностранцы, а среди победителей в основном москвичи, одно архитектурное бюро из Самары. Нижегородцы победили только в юношеской номинации, да и то – это такие нижегородцы, которые учились в Нидерландах. Марина Игнатушко – о новой нижегородской премии, которая заметно переросла региональный масштаб.
Храм за стеной
В лесах курорта «Пирогово», хорошо известного поклонникам современного искусства и архитектуры, медленно, но верно строится новое здание, включающее в себя конюшню, манеж и гостиницу – все, что необходимо состоятельным любителям конного спорта. Этот проект уже достаточно хорошо известен и несколько раз опубликован в профессиональных журналах. Однако же он достаточно интересен для того, чтобы поговорить о нем еще раз.
Квадратичная симфония
Играя с масштабом и строгими формами, Николаю Лызлову удалось превратить атриум офисного здания в нечто циклопически-завораживающее, сродни фантазиям Пиранези. Здание собирались построить, но кризис изменил планы, и, похоже, оно останется на бумаге. Было бы интересно, если бы построили. Однако это, кажется, тот случай, когда проект интересен и на бумаге. Как у Пиранези.
Авангардная конструкция
Конкурсный проект квартала для города Будва в первом варианте заставляет вспомнить о фантазиях архитекторов русского авангарда 1920-х – трибунах, мавзолеях. Второй вариант моднее и фантастичнее – но обе версии объединяет одна общая черта – они пронизаны решеткой каркаса, что делает здания прозрачными, проницаемыми и немного театральными
«Рафинад»: утопия в миниатюре
На Стромынке завершено строительство дома, который его авторы – архитекторы мастерской Николая Лызлова – прозвали «Рафинадом». По нынешним меркам это очень маленькое строение, исполненное в редком жанре архитектурной миниатюры, который так и не получил развития в современной Москве
Маньеризм от модернизма
Ансамбль из двух домов, спроектированный Николаем Лызловым для Пирогова, сочетает чистоту форм с изысканностью их трактовки, давая в сумме сложносочиненный образ, растворенный в окружающей природе, но исподволь настраивающий ее на собственный лад
Гуманизм и транспортный узел
Многофункциональный комплекс, часть транспортного узла рядом с конечной станцией метро «красной ветки», сочетает лаконичную архитектуру, сложную систему организации пешеходных и автомобильных потоков, и внимательное отношение к людям, которые будут этим «узлом» пользоваться
Вилла-бабочка: усадьба “light”
Загородный дом, спроектированный Николаем Лызловым в соавторстве с Ольгой Кавериной и Марией Капленковой – редкий случай для лызловской мастерской. По утверждению архитектора он традиционен, однако очень легок и открыт окружающим красотам
Авангард на Масловке
Проект аппарт-отеля на Верхней Масловке выставлялся на Арх-Москве-2005, а в октябре этого года вошел в число номинантов новой премии ARX award. Этот дом обладает исключительной внутренней структурой, возрождая основы дома-коммуны, изобретенного в 1920е годы, это живой, настоящий, а не декоративный авангард
Краснобогатырские слоны
В верховьях Яузы, на Краснобогатырской улице, начинается строительство нового жилого комплекса по проекту Николая Лызлова. Оригинальное название – «Кранобогатырские слоны», подходит необычной архитектуре комплекса
Фантазии на тему модернизма
Проект жилого дома, который будет построен рядом с общежитием студентов МАрхИ, кажется архитектурной фантазией на тему его соседа и предшественника
Площадь вернется людям
Расширяя здание торгового дома «Перовский», архитектурная мастерская Николая Лызлова одновременно «лечит» запруженную машинами неуютную площадь около метро Новогиреево, превращая ее в место, приятное для городских прогулок
Похожие статьи
Баланс желтого
Архитекторы АБ ATRIUM, используя свои навыки и знания в области проектирования школ нового поколения, в которых само пространство и пластика – так задумано – работают на развитие ребенка, оживили крупный, хотя и среднеэтажный, жилой комплекс New Питер проектом, где сквозь темный кирпич прорываются лучи желтого цвета, актового зала нет, зато есть четыре амфитеатра, две открытые террасы, парк и возможность использовать возможности школы не только ученикам, но и, по вечерам, горожанам.
Очередной оазис
Stefano Boeri Architetti выиграли конкурс на проект жилого комплекса в Братиславе. Здесь не обошлось без их «фирменных» висячих садов.
Трое и башня
Офисный центр Neuer Kanzlerplatz, построенный в Бонне по проекту бюро JSWD, улучшает связанность городской ткани и интригует объемными фасадами из архитектурного бетона.
Вертикальный «парк»
Бывшая фабрика электроники в Шэньчжэне превращена по проекту JC DESIGN в многоярусное общественное пространство и офисы для «креативных индустрий».
В центре – пустота
В Лондоне открывается очередной летний павильон галереи «Серпентайн». В этом году южнокорейский архитектор Минсок Чо и его бюро Mass Studies сместили фокус внимания с сооружения на свободное пространство вокруг и внутри него.
«Почвенная» архитектура
Медицинский центр в Провансе – землебитное сооружение без дополнительного каркаса: материал для него «добыли» непосредственно на стройплощадке. Авторы проекта – бюро Combas.
Серийный подход
Бюро AIM Architecture превратило четыре нефтехранилища бывшей промзоны на востоке Китая в общественные пространства.
На девятом облаке
В китайском мегаполисе Шицзячжуан началось строительство спортивного центра Cloud 9 по проекту MAD Architects. Чтобы максимально усилить сходство здания с облаком, его планируют обернуть полупрозрачной мембраной.
Новые ворота на 432 «гейта»
Архитекторы Coop Himmelb(l)au представили масштабный проект расширения дубайского аэропорта Аль-Мактум. Строительство планируется начать уже в этом году.
Купол-библиотека
Концептуальная библиотека в уезде Лунъю на востоке Китая задумана авторами, HCCH Studio, как эксперимент по соединению традиционных методов строительства и современных форм.
Точка опоры
Архитекторы АБ «Остоженка» спроектировали, практически на бровке склона над Окой в Нижнем Новгороде, две удивительные башни. Они стоят на кортеновых «ногах» 10-метровой высоты, с каждого этажа раскрывают панорамы на реку и на город; все общественные пространства, включая коридоры, получают естественный свет. Тут масса решений, нетиповых для жилой рутины нашего времени. Между тем, хотя они и восходят к типологическим поискам семидесятых, все переосмыслены в современном ключе. Восхищаемся Veren Group как заказчиком – только так и надо делать «уникальный продукт» – и рассказываем, как именно устроены башни.
Кристалл смотрит на вас
Прямо сейчас в Музее архитектуры началась Ночь музеев. Ее самая свежая новинка – «Кристалл представления» – объект Сергея Кузнецова, Ивана Грекова и компании КРОСТ, установленный во дворе. Он переливается светом, поет, он способен реагировать на приближение человека, и кто еще знает, на что еще.
Диалог культур на острове
Этим летом стартует бронирование номеров в спроектированной BIG гостинице сети NOT A HOTEL на острове Сагисима во Внутреннем Японском море. Строительство отеля должно начаться чуть позже.
Новая жизнь гиганта
Zaha Hadid Architects выиграли конкурс на разработку проекта нового паромного терминала в Риге. Под него реконструируют старый портовый склад.
Три глыбы
Конкурс на проект музеев современного искусства и естественной истории, а также Парка искусства и культуры в Подгорице выиграла команда во главе с бюро a-fact.
Переплетение учебы и жизни
Кампус Китайской академии искусства в Лянчжу по проекту пекинского бюро FCJZ рассчитан на творческое взаимодействие студентов с архитектурой.
Тайный британец
Дом называется «Маленькая Франция». Его композиция – петербургская, с дворцовым парадным двором. Декор на грани египетских лотосов, акротериев неогрек и шестеренок тридцатых годов; уступчатые простенки готические, силуэт центральной части британский. Довольно интересно рассматривать его детали, делая попытки понять, какому направлению они все же принадлежат. Но в контекст 20 линии Васильевского острова дом вписался «как влитой», его протяженные крылья неплохо держат фасадный фронт.
Сама скромность
Общественный центр по проекту Graal Architecture в коммуне Бейн недалеко от Парижа идеально вписан в холмистый ландшафт.
Семейное сходство
Бюро CoBe Architecture et Paysage разработало планировку сектора E Олимпийской деревни-2024 в пригороде Парижа и в качестве визуального и конструктивного ориентиров для партнеров реализовало здесь три жилых корпуса.
Среди дюн и кораллов
Гостиинца Ummahat 9-3 построена по проекту Кэнго Кумы на одноименном острове, принадлежащем Саудовской Аравии, в Красном море. Составляющие ее виллы мимикрируют под песчаные дюны и коралловые рифы.
Источник знаний
Новое здание средней школы в Марселе по проекту Panorama Architecture удачно трактует на первый взгляд очевидный образ раскрытой книги.
«Судьбоносный» музей
В шотландском Перте завершилась реконструкция городского зала собраний по проекту нидерландского бюро Mecanoo: в обновленном историческом здании открылся музей.
Технологии и материалы
Городские швы и архитектурный фастфуд
Вышел очередной эпизод GMKTalks in the Show – ютуб-проекта о российском девелопменте. В «Архитительном выпуске» разбираются, кто главный: архитектор или застройщик, говорят о работе с историческим контекстом, формировании идентичности города или, наоборот, нарушении этой идентичности.
​Гибкий подход к стенам
Компания Orac, известная дизайнерским декором для стен и богатой коллекцией лепных элементов, представила новинки на выставке Mosbuild 2024.
BIM-модели конвекторов Techno для ArchiCAD
Специалисты Techno разработали линейки моделей конвекторов в версии ArchiCAD 2020, которые подойдут для работы архитекторам, дизайнерам и проектировщикам.
Art Vinyl Click: модульные ПВХ-покрытия от Tarkett
Art Vinyl Click – популярный продукт компании Tarkett, являющейся мировым лидером в производстве финишных напольных покрытий. Его отличают быстрота укладки, надежность в эксплуатации и множество вариантов текстур под натуральные материалы. Подробнее о возможностях Art Vinyl Click – в нашем материале.
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Жилой комплекс «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
Сейчас на главной
Олива в кубе
Офис продаж жилого комплекса Moments транслирует покупателям заложенные проектом ценности. Близость природы, красота смены сезонов, изящество архитектурных решений интерпретированы через прозрачный куб, внутри которого растет оливковое дерево. В дальнейшем здание сменит функцию и станет частью входной группы общеобразовательной школы.
Город палимпсест
Довольно интересно рассматривать известные проекты в процессе их жизни. «Городу набережных» Максима Атаянца сейчас – 15 лет от замысла и 9 лет от завершения строительства. Заехали посмотреть: к качеству много вопросов, но, что интересно – архитектурные решения по-прежнему неплохо «держат» комплекс. Смотрите картинки.
Журавли и фонарики
В казанском ресторане Ichi-Go-Ichi-E команда Ideologist создавала азиатский интерьер без привязки к определенной стране или эпохе. Набор визуальных кодов включает отсылки к Японии 1980-х, ночному Гонконгу и футуристичному Сингапуру.
Деревья и арки
В условиях дефицита площади спорткомплекс Шаосинского университета вместил на разных уровнях серию игровых полей и площадок, общественные пространства и даже деревья.
Радиоволна
Бюро «Цимайло Ляшенко и Партнеры» подготовило концепцию приспособления к современному использованию Дома Радио – официальной резиденции Теодора Курентзиса в Петербурге. Проект подчеркнет исторические слои пространств и привнесет новое звучание, связанное с более совершенным техническим оснащением залов.
Орел шестого легиона
С сегодняшнего дня в ГМИИ открыта выставка, посвященная Риму. В основном это коллекция гравюр и античной пластики Максима Атаянца – очень большая, внушительная коллекция, дополненная, как хороший букет, вещами из музейного хранения. Как она скомпонована и зачем туда идти – в нашем материале.
Жалюзи для льда
В Домодедово по проекту мастерской Юрия Виссарионова построена ледовая арена. Чтобы протяженный фасад, обусловленный техническими характеристиками сооружения для зимних видов спорта, не выглядел однообразным, архитекторы предложили использовать навесные конструкции с разнонаправленными ламелями. Таким образом лед защищается от солнечных лучей, а стена приобретает фактурность и детализацию.
Яхты-лайнеры
Максим Рымарь построил для футбольной команды Сергея Галицкого, с которым работает уже давно, спортивно-оздоровительный комплекс в окрестностях Краснодара. Типология отеля-лайнера, растущего лентами террас на берегу озера – яркое и емкое пластическое высказывание. В плане как три эллиптических лепестка, нанизанных на продольную ось.
Тетрис в порту
Смотровая башня, спроектированная для Старого порта Монреаля бюро Provencher_Roy, и общественная зеленая зона вокруг нее от ландшафтного бюро NIPPAYSAGE вобрали в себя множество элементов местной идентичности.
Стержни и лепестки
Для московского района Преображенское бюро GAFA спроектировало камерный комплекс Artel, который состоит всего из двух корпусов по 12 этажей. Отсылки к ар-деко и его ответвлению – стримлайну – мы нашли не только в архитектуре, но и в благоустройстве, напоминающем поглощенную природой железнодорожную эстакаду.
Закулисная история
В Грозном по проекту Alexey Podkidyshev studio преобразился Театр юного зрителя. Авторы не только разделили исторические объемы и более поздние пристройки, но и превратили невзрачный объект в востребованное общественное пространство.
Место силлы
В Петропавловске-Камчатском прошел конкурс на создание общественно-культурного центра. В финал вышли три бюро, о работе каждого мы считаем важным рассказать. Начнем с победителя – консорциума во главе с Wowhaus.
Памяти Марии Зубовой
Мария Зубова преподавала историю искусства и архитектуры нескольким поколениям студентов МАРХИ. Художник, иконописец, искусствовед, автор учебников, книги о графике Матисса, инициатор переиздания книг Василия Зубова по истории и теории архитектуры, реставрации и христианской философии.
Баланс желтого
Архитекторы АБ ATRIUM, используя свои навыки и знания в области проектирования школ нового поколения, в которых само пространство и пластика – так задумано – работают на развитие ребенка, оживили крупный, хотя и среднеэтажный, жилой комплекс New Питер проектом, где сквозь темный кирпич прорываются лучи желтого цвета, актового зала нет, зато есть четыре амфитеатра, две открытые террасы, парк и возможность использовать возможности школы не только ученикам, но и, по вечерам, горожанам.
Очередной оазис
Stefano Boeri Architetti выиграли конкурс на проект жилого комплекса в Братиславе. Здесь не обошлось без их «фирменных» висячих садов.
Маршрут на выбор
После реновации парк культуры и отдыха Белорецка предлагает посетителям больше сценариев для досуга: на его территории появились экотропа, лестница со смотровой площадкой, музей в водонапорной башне и другие объекты.
Кампус за день
Кто-то в теремочке живет? Рассказываем о том, чем занимались участники хакатона Института Генплана на стенде МКА на Арх Москве. Кто выиграл приз и почему, и что можно сделать с территорией маленького вуза на краю Москвы.
Не-стирание. Памяти Николая Лызлова
Николай Лызлов умер три дня назад, 7 июня. Вспоминаем его архитектуру, старые и новые проекты, построенное и не построенное, принципы и метод, отношение к среде и контексту. Светлая память. Прощание завтра в ЦДА.
Пресса: Город, сделанный из древнерусского
Суздаль: совместное предприятие интеллигенции и власти. Рассказ о Суздале принято начинать, продолжать и заканчивать описанием его средневекового наследия. Слов нет, оно величественно. Три памятника в списке Всемирного наследия ЮНЕСКО говорят сами за себя. Однако исключительность города все же не в них.
Игра в «Тезисы»
Спецпроект АРХ Москвы «Тезисы» в 2024 году – результат и демонстрация профессиональной игры, которая создает условия для рефлексии. По мнению кураторов, времени на нее в современном мире ни у кого не хватает, при этом рефлексия – необходимое условие для роста архитектора. Объясняем правила и пытаемся распутать ход мыслей участников.
Трое и башня
Офисный центр Neuer Kanzlerplatz, построенный в Бонне по проекту бюро JSWD, улучшает связанность городской ткани и интригует объемными фасадами из архитектурного бетона.
Марина Егорова: «Мы привыкли мыслить не квадратными...
Карьерная траектория архитектора Марины Егоровой внушает уважение: МАРХИ, SPEECH, Москомархитектура и Институт Генплана Москвы, а затем и собственное бюро. Название Empate, которое апеллирует к словам «чертить» и «сопереживать», не должно вводить в заблуждение своей мягкостью, поскольку бюро свободно работает в разных масштабах, включая КРТ. Поговорили с Мариной о разном: градостроительном опыте, женском стиле руководства и даже любви архитекторов к яхтингу.
Вертикальный «парк»
Бывшая фабрика электроники в Шэньчжэне превращена по проекту JC DESIGN в многоярусное общественное пространство и офисы для «креативных индустрий».
Зубцами к Неве
Градсовет Петербурга рассмотрел проект жилого комплекса на Матисовом острове, предложенный бюро Intercolumnium. Эксперты отметили ряд проблем, которые касаются композиции, фасадов и сценария жизни в окружении промышленных предприятий.
В центре – пустота
В Лондоне открывается очередной летний павильон галереи «Серпентайн». В этом году южнокорейский архитектор Минсок Чо и его бюро Mass Studies сместили фокус внимания с сооружения на свободное пространство вокруг и внутри него.