English version

Очень московский дом

Здание на Страстном бульваре напоминает ансамбль разновременных построек, настолько органичный для Москвы, что кажется, автор изобретает какую-то новую разновидность контекстуальной архитектуры, стилизуя не конкретные «исторические» здания, а непосредственно саму городскую среду

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Архитектор:
Николай Лызлов
Мастерская:
Архитектурная мастерская Лызлова («АМЛ») http://lyzlov.ru/
Проект:
Административное здание на Страстном бульваре
Россия, Москва, Страстной б-р, 9

Авторский коллектив:
Авторский коллектив: Лызлов Н.В., Каверина О.А., Дмитриев М.Ю., Крохин А.Ю., при участии Аврамец О.И.; фасады исторической части здания – Моспроект-2, мастерская 13

6.2002 — 3.2004 / 1.2004 — 7.2006

Заказчик: ООО «Капитал Груп»
Если идти по Большой Дмитровке в сторону кинотеатра «Россия», в перспективе за бульваром можно увидеть небольшой выкрашенный в желтый цвет домик с лепниной. Неискушенный прохожий скользнет по нему взглядом в полнейшей уверенности, что он здесь стоял всегда – настолько естественно, «по-московски» все смотрится. Любитель старины, зная, что год назад здесь была стройка, привычно возмутится – «опять что-то реконструировали в бетоне, да еще и с измененными пропорциями!». Кто же из них прав? И что перед нами ¬– «типичная» московская реконструкция последних лет или архитектурная фантазия на ее тему?

На этом месте, в конце Страстного бульвара, стоял одноэтажный домик, известный тем, что во времена, когда он принадлежал А.В. Сухово-Кобылину, здесь была убита гражданская жена драматурга, француженка Луиза Симон-Деманш, кровь которой обнаружили во дворе в каретном сарае. Литературная легенда дома обеспечила ему некоторую известность и статус памятника истории и культуры. Но в 1997 году, девять лет назад, дом был снесен его тогдашним владельцем АО Мосрыбхоз. Уже после сноса памятника на этом месте планировали построить гостиницу, что вызывало немалое возмущение окрестных жителей, опасавшихся, что новая гостиница нарушит их ночной покой. Наконец, когда владельцем участка стала кампания Капитал-групп, решили строить дорогое и «тихое» офисное здание, для его проектирования пригласили Николая Лызлова.

Итак, архитекторы не сносили памятник, но комиссия по охране памятников обязала восстановить утраченное. Кроме того, строительство в центре города само по себе накладывает множество ограничений, новый дом должен быть достаточно «солиден», но не слишком заметен… и так далее. С другой стороны, заказчику нужны площади. Попадая в жесткие рамки, архитектор становится, если можно так выразиться, виртуозом творческого решения насущных проблем. Перед нами – как раз такой случай: все условия выполнены «с улыбкой на устах», а здание настолько естественно вписалось в пестрое общество соседей, что хочется понять, каким образом это удалось.

Прежде всего, восстановления дома Сухово-Кобылина «один-в-один» не было – совершенно очевидно, что для памятника истории и культуры важнее всего подлинность, а если уж настоящий дом утрачен, то никакой самой точной копией его не заменить. Поэтому Лызлов ограничивает восстановление обобщенной импровизацией: по образному выражению архитектора, это «цитата цитат» – фасады собраны из обмеренных и скопированных элементов других московских домов середины XIX века и «надеты» на бетонный объем, выступающий из тела основного здания, которому он всецело принадлежит, будучи соединен с ним переходами вверху и общими гаражами (под всем зданием глубокий четырехуровневый гараж). По словам Николая Лызлова, дом Сухово-Кобылина даже и не пытается выглядеть старинным, а существует лишь как литературная ссылка на утраченный памятник. Следуя за выросшим масштабом улицы, он стал немного больше прототипа – при этом внутри разместился не один, а целых три этажа. Любопытно, что и «настоящий» дом в советское время тоже был надстроен – со стороны двора к моменту уничтожения он уже был трехэтажным. Вначале в домике хотели разместить ресторан, для которого архитектором был придуман уютный антресольный этаж на уровне аттика, но получилось так, что все здание целиком будет отдано под офисы, так что сейчас внутри все строго и просто.

Основной объем офисного здания, по словам Николая Лызлова – нейтральный «задник», его задача выигрышно оттенять домик на первом плане а также разместить основной объем площадей, в общей сложности около 20 000 кв. метров. Его высота аккуратно вписана в масштаб стоящих рядом «бывших доходных» домов, а от стилизации форм одного из «соседей» (как предлагали во время согласований) архитектор отказался: все вместе окружающие дома представляют очень пестрый набор стилей, среди них – и шедевр Ф.О.Шехтеля, и рядовые здания XIX века, а немного дальше, на Пушкинской площади – конструктивистский дом «Известий».

В разномастной компании лызловское здание смотрится изысканно-простым. Подтянутый вертикальный объем, презирая силу тяжести, нависает над входом как геометрическое подобие окаменевшего, а затем перевернутого фонтана. Угловатую пластику входа оттеняет бетонная плоскость «задника», эфемерно-тонкая из-за неглубокой прорисовки уступов вокруг пунктирно ниспадающих, вверху – короче, внизу – длиннее, оконных лент. Верхний этаж – полностью застекленная терраса представительской части офисов, оттуда открывается великолепный панорамный вид на весь московский центр.

Поразительно, что вместительное офисное здание, ничего напрямую не цитируя, вписалось в историческую застройку так, как будто оно «всегда» тут стояло. Свое место в тесноватом и пестром сообществе новый дом занимает со спокойным достоинством, так, что сложно отделаться от метафизического привкуса – кажется, что дом непостижимым образом материализовался, только потому, что именно ему следовало быть на этом месте. Это ощущение совершенного слияния абсолютно новой постройки со средой, надо признать, нечасто встречается даже среди зданий, копирующих и стилизующих исторические стили.

Кажется, что Николай Лызлов использует какой-то не самый обычный способ стилизации – не унижаясь до конкретного цитирования, архитектор, как в театре, «разыгрывает»… собственно среду, используя привычные для глаз столичных жителей сочетания, как «ноты» собственной «мелодии». Среди лызловских работ можно обнаружить еще одно здание, использующее этот ход – это дом на Мясницкой, как будто целиком составленный из торцов зданий позапрошлого века. Новый дом не подлаживается под «исторический стиль», а имитирует отсутствующую историю – вот, была улица, в ней был зажат-затиснут соседями дом, потом все вокруг снесли, а он остался, и показывает теперь всем свои прежде скрытые торцевые стены.

Возвращаясь к Страстному – действительно, что может быть характернее для Москвы, чем соседство маленького домика примерно XIX века и стеклянно-бетонных вертикалей за его спиной? Взгляд любителя пеших прогулок привычно скользит по смутно-знакомым формам «задника», не подозревая, что ситуация с начала и до конца срежиссирована, а сам наблюдатель становится участником пантомимы на тему «Москва и москвичи».
Административное здание на Страстном бульваре. Фотография © Юрий Пальмин
Административное здание на Страстном бульваре. Фрагмент фасада. Фотография © Юрий Пальмин
Административное здание на Страстном бульваре. Фрагмент фасада. Фотография © Юрий Пальмин
Административное здание на Страстном бульваре. Фрагмент фасада. Фотография © Юрий Пальмин
Административное здание на Страстном бульваре. Разрез 1-1 © Архитектурная мастерская Лызлова
Архитектор:
Николай Лызлов
Мастерская:
Архитектурная мастерская Лызлова («АМЛ») http://lyzlov.ru/
Проект:
Административное здание на Страстном бульваре
Россия, Москва, Страстной б-р, 9

Авторский коллектив:
Авторский коллектив: Лызлов Н.В., Каверина О.А., Дмитриев М.Ю., Крохин А.Ю., при участии Аврамец О.И.; фасады исторической части здания – Моспроект-2, мастерская 13

6.2002 — 3.2004 / 1.2004 — 7.2006

Заказчик: ООО «Капитал Груп»

23 Июля 2006

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Лучшее место в городе
Публикуем итоги воркшопа МАРШ, прошедшего в Казани. Участники разработали проекты семи общественных зон в разных городах и поселках Татарстана.
В поисках устойчивости
24 мая в Нижнем Новгороде объявлены лауреаты новой архитектурной премии «Архновация». Нижний опять ярко и неожиданно проявил себя, на этот раз – архитектурным фестивалем, который продолжался полгода и завершился вручением наград. Среди участников есть иностранцы, а среди победителей в основном москвичи, одно архитектурное бюро из Самары. Нижегородцы победили только в юношеской номинации, да и то – это такие нижегородцы, которые учились в Нидерландах. Марина Игнатушко – о новой нижегородской премии, которая заметно переросла региональный масштаб.
Храм за стеной
В лесах курорта «Пирогово», хорошо известного поклонникам современного искусства и архитектуры, медленно, но верно строится новое здание, включающее в себя конюшню, манеж и гостиницу – все, что необходимо состоятельным любителям конного спорта. Этот проект уже достаточно хорошо известен и несколько раз опубликован в профессиональных журналах. Однако же он достаточно интересен для того, чтобы поговорить о нем еще раз.
Квадратичная симфония
Играя с масштабом и строгими формами, Николаю Лызлову удалось превратить атриум офисного здания в нечто циклопически-завораживающее, сродни фантазиям Пиранези. Здание собирались построить, но кризис изменил планы, и, похоже, оно останется на бумаге. Было бы интересно, если бы построили. Однако это, кажется, тот случай, когда проект интересен и на бумаге. Как у Пиранези.
Авангардная конструкция
Конкурсный проект квартала для города Будва в первом варианте заставляет вспомнить о фантазиях архитекторов русского авангарда 1920-х – трибунах, мавзолеях. Второй вариант моднее и фантастичнее – но обе версии объединяет одна общая черта – они пронизаны решеткой каркаса, что делает здания прозрачными, проницаемыми и немного театральными
«Рафинад»: утопия в миниатюре
На Стромынке завершено строительство дома, который его авторы – архитекторы мастерской Николая Лызлова – прозвали «Рафинадом». По нынешним меркам это очень маленькое строение, исполненное в редком жанре архитектурной миниатюры, который так и не получил развития в современной Москве
Маньеризм от модернизма
Ансамбль из двух домов, спроектированный Николаем Лызловым для Пирогова, сочетает чистоту форм с изысканностью их трактовки, давая в сумме сложносочиненный образ, растворенный в окружающей природе, но исподволь настраивающий ее на собственный лад
Гуманизм и транспортный узел
Многофункциональный комплекс, часть транспортного узла рядом с конечной станцией метро «красной ветки», сочетает лаконичную архитектуру, сложную систему организации пешеходных и автомобильных потоков, и внимательное отношение к людям, которые будут этим «узлом» пользоваться
Вилла-бабочка: усадьба “light”
Загородный дом, спроектированный Николаем Лызловым в соавторстве с Ольгой Кавериной и Марией Капленковой – редкий случай для лызловской мастерской. По утверждению архитектора он традиционен, однако очень легок и открыт окружающим красотам
Авангард на Масловке
Проект аппарт-отеля на Верхней Масловке выставлялся на Арх-Москве-2005, а в октябре этого года вошел в число номинантов новой премии ARX award. Этот дом обладает исключительной внутренней структурой, возрождая основы дома-коммуны, изобретенного в 1920е годы, это живой, настоящий, а не декоративный авангард
Краснобогатырские слоны
В верховьях Яузы, на Краснобогатырской улице, начинается строительство нового жилого комплекса по проекту Николая Лызлова. Оригинальное название – «Кранобогатырские слоны», подходит необычной архитектуре комплекса
Фантазии на тему модернизма
Проект жилого дома, который будет построен рядом с общежитием студентов МАрхИ, кажется архитектурной фантазией на тему его соседа и предшественника
Площадь вернется людям
Расширяя здание торгового дома «Перовский», архитектурная мастерская Николая Лызлова одновременно «лечит» запруженную машинами неуютную площадь около метро Новогиреево, превращая ее в место, приятное для городских прогулок
Похожие статьи
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Цвет в бетоне и кирпиче
Жилой дом 11-19 Jane Street в Нью-Йорке по проекту бюро Дэвида Чипперфильда развивает архитектурные мотивы исторического района Гринвич-Виллидж.
Курдонеры и конструктивизм
Рассматриваем второй квартал «города в городе» Ligovsky City, построенный по проекту бюро «А.Лен» и сочетающий несколько тенденций, характерных для современной архитектуры города.
Внутри рисованной сетки
При проектировании комплекса апартаментов PLAY в Даниловской слободе архитекторы бюро ADM сделали ставку на образность постройки. Наиболее ярко она проявилась в сложносочиненной сетке фасадов.
Своды и лестницы
В Филадельфии завершилась реконструкция Музея искусств по проекту Фрэнка Гери. Материал исторических и новых частей здания одинаков: золотистый известняк.
Ярусная композиция
Немного Нью-Йорка в Одессе: апарт-комплекс по проекту «Архиматики» с башнями и таунхаусами, площадью и бассейнами.
На соевой траве
Площадь Линкольн-центра в Нью-Йорке превратилась в лужайку из эко-газона: новое общественное пространство станет «главной сценой» для постепенного открытия Метрополитен-оперы, New York City Ballet и Филармонии после карантина.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Технологии и материалы
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
Сейчас на главной
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Выше всех
«Газпром» обещает построить в Петербурге башню высотой 703 метра. Рядом с Лахта центром должен появиться небоскреб Лахта-2, а автор – тот же, Тони Кеттл, только он уже не работает в RJMJ.
Метаболизм и Бах
Проект гостиницы для периферии исторического Петербурга, воплощающий непривычные для города идеи: транспарентность, незавершенность и сознательный отказ от контекстуальности.
DMTRVK: год в онлайне
За год с момента всеобщего перехода на удаленный формат взаимодействия проект «Дмитровка» организовал более 20 онлайн-лекций и дискуссий с участием российских и зарубежных архитекторов. Публикуем некоторые из них.