23.07.2006

Очень московский дом

Здание на Страстном бульваре напоминает ансамбль разновременных построек, настолько органичный для Москвы, что кажется, автор изобретает какую-то новую разновидность контекстуальной архитектуры, стилизуя не конкретные «исторические» здания, а непосредственно саму городскую среду

информация:

Административное здание на Страстном бульваре. Фотография ©  Юрий Пальмин
Административное здание на Страстном бульваре. Фотография © Юрий Пальмин
Если идти по Большой Дмитровке в сторону кинотеатра «Россия», в перспективе за бульваром можно увидеть небольшой выкрашенный в желтый цвет домик с лепниной. Неискушенный прохожий скользнет по нему взглядом в полнейшей уверенности, что он здесь стоял всегда – настолько естественно, «по-московски» все смотрится. Любитель старины, зная, что год назад здесь была стройка, привычно возмутится – «опять что-то реконструировали в бетоне, да еще и с измененными пропорциями!». Кто же из них прав? И что перед нами ¬– «типичная» московская реконструкция последних лет или архитектурная фантазия на ее тему?

На этом месте, в конце Страстного бульвара, стоял одноэтажный домик, известный тем, что во времена, когда он принадлежал А.В. Сухово-Кобылину, здесь была убита гражданская жена драматурга, француженка Луиза Симон-Деманш, кровь которой обнаружили во дворе в каретном сарае. Литературная легенда дома обеспечила ему некоторую известность и статус памятника истории и культуры. Но в 1997 году, девять лет назад, дом был снесен его тогдашним владельцем АО Мосрыбхоз. Уже после сноса памятника на этом месте планировали построить гостиницу, что вызывало немалое возмущение окрестных жителей, опасавшихся, что новая гостиница нарушит их ночной покой. Наконец, когда владельцем участка стала кампания Капитал-групп, решили строить дорогое и «тихое» офисное здание, для его проектирования пригласили Николая Лызлова.

Итак, архитекторы не сносили памятник, но комиссия по охране памятников обязала восстановить утраченное. Кроме того, строительство в центре города само по себе накладывает множество ограничений, новый дом должен быть достаточно «солиден», но не слишком заметен… и так далее. С другой стороны, заказчику нужны площади. Попадая в жесткие рамки, архитектор становится, если можно так выразиться, виртуозом творческого решения насущных проблем. Перед нами – как раз такой случай: все условия выполнены «с улыбкой на устах», а здание настолько естественно вписалось в пестрое общество соседей, что хочется понять, каким образом это удалось.

Прежде всего, восстановления дома Сухово-Кобылина «один-в-один» не было – совершенно очевидно, что для памятника истории и культуры важнее всего подлинность, а если уж настоящий дом утрачен, то никакой самой точной копией его не заменить. Поэтому Лызлов ограничивает восстановление обобщенной импровизацией: по образному выражению архитектора, это «цитата цитат» – фасады собраны из обмеренных и скопированных элементов других московских домов середины XIX века и «надеты» на бетонный объем, выступающий из тела основного здания, которому он всецело принадлежит, будучи соединен с ним переходами вверху и общими гаражами (под всем зданием глубокий четырехуровневый гараж). По словам Николая Лызлова, дом Сухово-Кобылина даже и не пытается выглядеть старинным, а существует лишь как литературная ссылка на утраченный памятник. Следуя за выросшим масштабом улицы, он стал немного больше прототипа – при этом внутри разместился не один, а целых три этажа. Любопытно, что и «настоящий» дом в советское время тоже был надстроен – со стороны двора к моменту уничтожения он уже был трехэтажным. Вначале в домике хотели разместить ресторан, для которого архитектором был придуман уютный антресольный этаж на уровне аттика, но получилось так, что все здание целиком будет отдано под офисы, так что сейчас внутри все строго и просто.

Основной объем офисного здания, по словам Николая Лызлова – нейтральный «задник», его задача выигрышно оттенять домик на первом плане а также разместить основной объем площадей, в общей сложности около 20 000 кв. метров. Его высота аккуратно вписана в масштаб стоящих рядом «бывших доходных» домов, а от стилизации форм одного из «соседей» (как предлагали во время согласований) архитектор отказался: все вместе окружающие дома представляют очень пестрый набор стилей, среди них – и шедевр Ф.О.Шехтеля, и рядовые здания XIX века, а немного дальше, на Пушкинской площади – конструктивистский дом «Известий».

В разномастной компании лызловское здание смотрится изысканно-простым. Подтянутый вертикальный объем, презирая силу тяжести, нависает над входом как геометрическое подобие окаменевшего, а затем перевернутого фонтана. Угловатую пластику входа оттеняет бетонная плоскость «задника», эфемерно-тонкая из-за неглубокой прорисовки уступов вокруг пунктирно ниспадающих, вверху – короче, внизу – длиннее, оконных лент. Верхний этаж – полностью застекленная терраса представительской части офисов, оттуда открывается великолепный панорамный вид на весь московский центр.

Поразительно, что вместительное офисное здание, ничего напрямую не цитируя, вписалось в историческую застройку так, как будто оно «всегда» тут стояло. Свое место в тесноватом и пестром сообществе новый дом занимает со спокойным достоинством, так, что сложно отделаться от метафизического привкуса – кажется, что дом непостижимым образом материализовался, только потому, что именно ему следовало быть на этом месте. Это ощущение совершенного слияния абсолютно новой постройки со средой, надо признать, нечасто встречается даже среди зданий, копирующих и стилизующих исторические стили.

Кажется, что Николай Лызлов использует какой-то не самый обычный способ стилизации – не унижаясь до конкретного цитирования, архитектор, как в театре, «разыгрывает»… собственно среду, используя привычные для глаз столичных жителей сочетания, как «ноты» собственной «мелодии». Среди лызловских работ можно обнаружить еще одно здание, использующее этот ход – это дом на Мясницкой, как будто целиком составленный из торцов зданий позапрошлого века. Новый дом не подлаживается под «исторический стиль», а имитирует отсутствующую историю – вот, была улица, в ней был зажат-затиснут соседями дом, потом все вокруг снесли, а он остался, и показывает теперь всем свои прежде скрытые торцевые стены.

Возвращаясь к Страстному – действительно, что может быть характернее для Москвы, чем соседство маленького домика примерно XIX века и стеклянно-бетонных вертикалей за его спиной? Взгляд любителя пеших прогулок привычно скользит по смутно-знакомым формам «задника», не подозревая, что ситуация с начала и до конца срежиссирована, а сам наблюдатель становится участником пантомимы на тему «Москва и москвичи».
Административное здание на Страстном бульваре. Фрагмент фасада. Фотография ©  Юрий Пальмин
Административное здание на Страстном бульваре. Фрагмент фасада. Фотография © Юрий Пальмин
Административное здание на Страстном бульваре. Фрагмент фасада. Фотография ©  Юрий Пальмин
Административное здание на Страстном бульваре. Фрагмент фасада. Фотография © Юрий Пальмин
Административное здание на Страстном бульваре. Фрагмент фасада. Фотография ©  Юрий Пальмин
Административное здание на Страстном бульваре. Фрагмент фасада. Фотография © Юрий Пальмин
Административное здание на Страстном бульваре. Разрез 1-1 © Архитектурная мастерская Лызлова
Административное здание на Страстном бульваре. Разрез 1-1 © Архитектурная мастерская Лызлова

ссылки:

другие тексты:

последние новости ленты:

Архитекторы – партнеры Архи.ру:

  • Антон Яр-Скрябин
  • Станислав Белых
  • Наталья Сидорова
  • Екатерина Грень
  • Сергей Скуратов
  • Дмитрий Ликин
  • Иван Рубежанский
  • Никита Бирюков
  • Олег Карлсон
  • Тотан Кузембаев
  • Екатерина Кузнецова
  • Владимир Плоткин
  • Сергей Орешкин
  • Юрий Сафронов
  • Андрей Асадов
  • Илья Машков
  • Валерий Лукомский
  • Олег Мединский
  • Андрей Романов
  • Дмитрий Васильев
  • Владимир Ковалёв
  • Левон Айрапетов
  • Александр Скокан
  • Михаил Канунников
  • Сергей Кузнецов
  • Александра Кузьмина
  • Анатолий Столярчук
  • Иван Кожин
  • Сергей Чобан
  • Сергей Труханов
  • Рустам Керимов
  • Никита Токарев
  • Наталия Шилова
  • Константин Ходнев
  • Евгений Герасимов
  • Александр Бровкин
  • Павел Андреев
  • Олег Шапиро
  • Александр Попов
  • Сергей Сенкевич
  • Татьяна Зульхарнеева
  • Юлия Тряскина
  • Всеволод Медведев
  • Юлий Борисов
  • Антон Лукомский
  • Карен Сапричян
  • Даниил Лоренц
  • Валерия Преображенская
  • Вера Бутко
  • Николай Миловидов
  • Антон Бондаренко
  • Никита Явейн
  • Роман Леонидов
  • Василий Крапивин
  • Полина Воеводина
  • Зураб Басария
  • Антон Надточий
  • Илья Уткин
  • Игорь Шварцман
  • Марк Сафронов
  • Наталия Зайченко
  • Александр Асадов
  • Андрей Гнездилов
  • Арсений Леонович
  • Алексей Гинзбург

Постройки и проекты (новые записи):

  • Вилла-BG_019
  • Концепция благоустройства пешеходных зон и общественных пространств на намывных территориях Невской губы
  • Храм в честь иконы Божией Матери «Умиление»
  • Павильон виртуальной реальности или VR-павильон
  • Концепция модернизации центрального парка в Красногорске
  • Театр Mercury в Барвиха Luxury Village
  • Архитектурно-градостроительная концепция развития села Кубенского
  • Проект реконструкции сельского клуба в культурный центр в селе Косаричи
  • Жилой комплекс «Стрижи»

Технологии:

12.03.2019

Игра контрастов титан-цинка

История о превращении домика-стилизации в небольшой, но свежий пример современной архитектуры, в разговоре Леонида Голованова, директора российского представительства компании RHEINZINK, с ее авторами – архитекторами Алексеем Афоничкиным и Сергеем Марковым, партнерами Архитектурного бюро А4.
RHEINZINK
04.03.2019

Российский завод уникального кирпича ручной формовки «Донские Зори» приглашает в Крокус Экспо на MosBuild!

Посетителей ждут новые архитектурные каталоги, технические консультации и специальные скидки!
АО «Фирма «КИРИЛЛ»
26.02.2019

«Братья» с разным характером клинкерного фасада

Различия между корпусами жилого комплекса «Братья Гершвин» в Амстердаме подчеркнуты насыщенными тонами клинкера Hagemeister.
АО «Фирма «КИРИЛЛ»
25.02.2019

Гладкая фактура и линейная разгранка: новые панели KMEW на российском рынке

Рассматриваем, каким образом американские и канадские архитекторы используют три самые популярные фактуры японских панелей из фиброцемента.
КМ-Технология - официальный дистрибьютор KMEW в России
13.02.2019

Ворота от «ZABOR–MODERN.RU» – технологично, стильно и надежно

От эконом-версии до складывающейся механики «гармошка». Ворота – Ваша визитная карточка, на которой нельзя экономить.
Zabor Modern
11.02.2019

Клинкер “Brick to Click” для мегафасадов

О надежности, легкости крепления и других достоинствах вентилируемой навесной конструкции из клинкерной плитки – на примере масштабного и очень высокого жилого комплекса «Сердце столицы».
Ströher
другие статьи