Храм за стеной

В лесах курорта «Пирогово», хорошо известного поклонникам современного искусства и архитектуры, медленно, но верно строится новое здание, включающее в себя конюшню, манеж и гостиницу – все, что необходимо состоятельным любителям конного спорта. Этот проект уже достаточно хорошо известен и несколько раз опубликован в профессиональных журналах. Однако же он достаточно интересен для того, чтобы поговорить о нем еще раз.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Архитектор:
Николай Лызлов
Мастерская:
Архитектурная мастерская Лызлова («АМЛ») http://lyzlov.ru/
Проект:
Конноспортивный комплекс с гостиницей, курорт "Пирогово"
Россия, городское поселение Пироговский, вблизи деревни Сорокино

Авторский коллектив:
Лызлов Н.В., Янкова А.В., конструктор Шабалин Е.А.

1.2007 — 7.2008 / 2009

Заказчик: ООО «П.К.В.-Строй»

Конноспортивный комплекс – довольно-таки крупное сооружение, сопоставимое с эллингом для яхт там же, в Пирогово. Для сравнения: в нем бы уместились три коллекционные пироговские виллы-двухтысячника, о которых столько было сказано в прошедшем году. Виллы, судя по всему, строиться не будут, во всяком случае, пока. А конюшня строится: по всем параметрам это более практичное мероприятие – в Пирогове оформляется новый вид спорта.

Это не означает, что архитектура конноспортивого комплекса так уж проста – скорее даже наоборот. Она более чем насыщена аллюзиями и амбициозна по части смыслов.
Итак: здание представляет собой деревянный периптер, то есть прямоугольник, окруженный колоннами, с двускатной кровлей и большими треугольными фронтонами на торцах. Треть прямоугольника в его северной части выгорожена – это теплый зимний манеж. Две трети – открытый летний. Разница хорошо видна на макете: кровля над летней частью стеклянная с редкими непрозрачными полосами, полосы сгущаются к северу и исчезают к югу – формируя плавный переход от закрытости к открытости, впрочем, в натуре оценить этот прием полноценно смогут только птицы.

Как видим, прямоугольник разделен на две части – поэтому, если продолжать пользоваться греческой терминологией, которая в нашем обыденном сознании больше подходит храмам, чем конюшням – то перед нами не просто периптер, а периптер с перистилем (окруженным колоннами двором). Терминология однако же в данном случае условна.

Вдоль протяженной западной стены деревянный периптер «прикрыт» сооружением другого рода и с иным ассоциативным рядом. Этой кирпичный корпус двухэтажной гостиницы. Он похож уже не на храм, а на крепостную, и даже точнее – монастырскую стену. Сходство обеспечивают: побелка кирпичных стен, простые и не слишком изобильные оконные проемы, изгиб внешней стены, а главное – контрфорсы, которые делят стены на прясла и «держат» углы.
Если дальше заниматься уточнением терминологии, то гостиница похожа даже не на стену, а на какой-нибудь келейный корпус XVII века, отремонтированный в XVIII-м. Или на монастырскую гостиницу… Частенько такие здания строили возле стен, а иногда они даже примыкали к стенам, образуя с ними одно целое. Словом, ощущения более чем «монастырское».

Получившееся сочетание удивительно. Деревянный греческий храм за белёной стеной русского монастыря.
 
Здесь надо дважды оговориться. Во-первых, главный прототип храмоподобной конюшни – это, безусловно, московский Манеж. Сгоревший и реконструированный, показавший посетителям выставок бетанкуровские балки в интерпретации Павла Андреева. История с Манежем до сих пор очень свежа, а типология элитного конного клуба у нас как-то за прошедшие 20 лет капитализма нельзя сказать, чтобы сформировалась. Вот здесь и был взят за образец самый известный, самый звучный московский прототип – Манеж Александра I перенесен в подмосковные леса.

Такого рода перенос не мог не сказаться на результате. Ведь согласитесь, строить манеж в виде Манежа – вполне логично, а вот строить в лесах и полях нечто столь же белокаменное – это было бы за гранью добра и зла, и что самое неприятное, могло бы стать похоже на советский коровник. В лесах уместно деревянное, вот и манеж стал деревянным.

Но не все так просто. Здесь возникает «во-вторых»: нет деревянных греческих периптеров, и никогда не было. Точнее они были, но, как теперь считают историки, не в реальной жизни, а, скажем так, в жизни виртуальной – на страницах старых учебников. Где говорится, что ордер произошел от деревянной стоечно-балочной системы и где нарисованы мифические деревянные пра-колонны, которых никто никогда не видел.
А вот теперь увидит! Потому что Николай Лызлов строит именно нечто подобное: деревянный пра-образ периптера. Которого не было. Образ из учебника. Интерполяцию. Архитектор прекрасно осознает получившийся эффект и сам о нем охотно говорит.

Эффект пра-образа должен особенно хорошо прочитываться благодаря материалу, который выбрал заказчик. «Периптер» должен быть выстроен из слегка оструганных бревен. Что на поверку оказалось непростым и дорогим делом: клееная древесина дешевле и с ней значительно легче управляться. Однако поколебавшись заказчик все-таки настоял на реализации первоначального «дремучего» замысла. Так что образ колонны-дерева здесь будет буквальным – не изображение ствола, а сам ствол.

Деревянный периптер из учебника – это самый ученый из образов, присутствующих в пироговском конноспортивном комплексе. Но у него есть еще и эмоциональный фон, не столь заумный и легко прочитывающийся.

Год назад Григорий Ревзин написал про «коллекционную» пироговскую виллу (дом 1, дом 2) Николая Лызлова и сравнил ее с «палаткой последнего туриста» по степени погруженности в природу. Мне кажется, что это сравнение прижилось, и до какой-то степени оно актуально и в случае с нашим деревянным храмом-манежем.

Ведь в чем заключалось счастье и отдых интеллигента? Для одних – отправиться в лес с палаткой и слиться с природой посредством рыбалки. Для других – забраться не просто в лес, а в какую-нибудь особенную глушь и отыскать там какую-нибудь деревянную (а если повезет, и кирпичную) старую руину. Или доехать до северной деревни и отыскать там одновременно и полузаброшенный деревянный храм и прялку. Время от времени храмы перевозили в монастыри и устраивали там музеи деревянного зодчества.

Вот чувство туриста, который выбрался из леса до ближайшего монастыря-музея, и теперь идет вокруг белых кирпичных стен, а из-за стен виднеется какой-нибудь шатровый деревянный храм из совершенно другого места – и все целиком очень тонко и романтично, сам музей тоже полузаброшен и сравнительно дик – это чувство, которое лично мне очень близко, Николаю Лызлову удалось поймать и передать в своем странном ансамбле деревянного периптера и кирпичного «келейного корпуса».

Кроме «ученой задачки» с деревянным пра-ордером и описанного эмоционального фона у проекта есть и еще одна характерная особенность: это самый классичный из известных мне на настоящий момент проектов Николая Лызлова. В городе этот архитектор значительно более сдержан и минималистичен, хотя несколько раз он уже был замечен в обращении к «скрытым» в модернизме семидесятых классическим мотивам. Здесь же тема «из учебников» вполне очевидна, правда, обращена в некое подобие архитектурной шутки, почти что инсталляции – посмотрите, мол, как бы выглядели ваши деревянные греческие храмы, если их скрестить с избушкой на курьих ножках… Это вполне в духе Пирогова: превратить здание в полноценный арт-объект.

zooming
Северный фасад
Макет
Николай Лызлов. Конноспортивный комплекс с гостиницей, курорт «Пирогово». 1 премия «Архновации» за проект
Макет
Макет
Южный фасад
zooming
Западный фасад
zooming
Восточный фасад
Архитектор:
Николай Лызлов
Мастерская:
Архитектурная мастерская Лызлова («АМЛ») http://lyzlov.ru/
Проект:
Конноспортивный комплекс с гостиницей, курорт "Пирогово"
Россия, городское поселение Пироговский, вблизи деревни Сорокино

Авторский коллектив:
Лызлов Н.В., Янкова А.В., конструктор Шабалин Е.А.

1.2007 — 7.2008 / 2009

Заказчик: ООО «П.К.В.-Строй»

21 Мая 2009

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Лучшее место в городе
Публикуем итоги воркшопа МАРШ, прошедшего в Казани. Участники разработали проекты семи общественных зон в разных городах и поселках Татарстана.
В поисках устойчивости
24 мая в Нижнем Новгороде объявлены лауреаты новой архитектурной премии «Архновация». Нижний опять ярко и неожиданно проявил себя, на этот раз – архитектурным фестивалем, который продолжался полгода и завершился вручением наград. Среди участников есть иностранцы, а среди победителей в основном москвичи, одно архитектурное бюро из Самары. Нижегородцы победили только в юношеской номинации, да и то – это такие нижегородцы, которые учились в Нидерландах. Марина Игнатушко – о новой нижегородской премии, которая заметно переросла региональный масштаб.
Квадратичная симфония
Играя с масштабом и строгими формами, Николаю Лызлову удалось превратить атриум офисного здания в нечто циклопически-завораживающее, сродни фантазиям Пиранези. Здание собирались построить, но кризис изменил планы, и, похоже, оно останется на бумаге. Было бы интересно, если бы построили. Однако это, кажется, тот случай, когда проект интересен и на бумаге. Как у Пиранези.
Авангардная конструкция
Конкурсный проект квартала для города Будва в первом варианте заставляет вспомнить о фантазиях архитекторов русского авангарда 1920-х – трибунах, мавзолеях. Второй вариант моднее и фантастичнее – но обе версии объединяет одна общая черта – они пронизаны решеткой каркаса, что делает здания прозрачными, проницаемыми и немного театральными
«Рафинад»: утопия в миниатюре
На Стромынке завершено строительство дома, который его авторы – архитекторы мастерской Николая Лызлова – прозвали «Рафинадом». По нынешним меркам это очень маленькое строение, исполненное в редком жанре архитектурной миниатюры, который так и не получил развития в современной Москве
Маньеризм от модернизма
Ансамбль из двух домов, спроектированный Николаем Лызловым для Пирогова, сочетает чистоту форм с изысканностью их трактовки, давая в сумме сложносочиненный образ, растворенный в окружающей природе, но исподволь настраивающий ее на собственный лад
Гуманизм и транспортный узел
Многофункциональный комплекс, часть транспортного узла рядом с конечной станцией метро «красной ветки», сочетает лаконичную архитектуру, сложную систему организации пешеходных и автомобильных потоков, и внимательное отношение к людям, которые будут этим «узлом» пользоваться
Вилла-бабочка: усадьба “light”
Загородный дом, спроектированный Николаем Лызловым в соавторстве с Ольгой Кавериной и Марией Капленковой – редкий случай для лызловской мастерской. По утверждению архитектора он традиционен, однако очень легок и открыт окружающим красотам
Авангард на Масловке
Проект аппарт-отеля на Верхней Масловке выставлялся на Арх-Москве-2005, а в октябре этого года вошел в число номинантов новой премии ARX award. Этот дом обладает исключительной внутренней структурой, возрождая основы дома-коммуны, изобретенного в 1920е годы, это живой, настоящий, а не декоративный авангард
Краснобогатырские слоны
В верховьях Яузы, на Краснобогатырской улице, начинается строительство нового жилого комплекса по проекту Николая Лызлова. Оригинальное название – «Кранобогатырские слоны», подходит необычной архитектуре комплекса
Фантазии на тему модернизма
Проект жилого дома, который будет построен рядом с общежитием студентов МАрхИ, кажется архитектурной фантазией на тему его соседа и предшественника
Площадь вернется людям
Расширяя здание торгового дома «Перовский», архитектурная мастерская Николая Лызлова одновременно «лечит» запруженную машинами неуютную площадь около метро Новогиреево, превращая ее в место, приятное для городских прогулок
Очень московский дом
Здание на Страстном бульваре напоминает ансамбль разновременных построек, настолько органичный для Москвы, что кажется, автор изобретает какую-то новую разновидность контекстуальной архитектуры, стилизуя не конкретные «исторические» здания, а непосредственно саму городскую среду
Пресса: Экспотурне Dedalo Minosse – остановка в Пирогово
В середине декабря курорт ПИРогово, в 2008 г. в паре с Т.Кузембаевым завоевавший Международную архитектурную премию Dedalo Minosse, стал очередной точкой в рамках выставочного маршрута премии, приуроченного к ее 10-летию.
Экспонат в натуре
В подмосковном курорте «ПИРогово» открылась выставка проектов-победителей международного конкурса Dedalo Minosse. Правда, ее главным экспонатом стал сам курорт «ПИРогово», в прошлом году удостоившийся этой престижной премии.
Пресса: Прозрачная изба. Гольф-клуб в Пирогово
Неспешно добрести до гольфового поля можно было, наверно, минут за пять. Слева и справа тянулись рядами липы и фонари – на одинаковом расстоянии друг от друга, длинные и острые, как заточенные карандаши. Деревья осаждали полчища неистребимых сверчков, и воздух дрожал от скрежета. Трава под деревьями ближе к дорожке была аккуратно подстрижена, и с наклонных обочин виднелись рассаженные в беспорядке то ли азалии, то ли розалии, то ли еще какие-то рододендроны...
Пресса: На все руки
Наши архитекторы способны на всё: от конюшни до всепогодного горнолыжного курорта. Евгения Гершкович о проектах конноспортивного комплекса с гостиницей в "Пирогово" Николая Лызлова, административного комплекса для размещения территориальных налоговых инспекций Владимира Плоткина, бизнес-центра «Бенуа» Сергея Чобана и крытого развлекательного курорта «Фристайл Парк» Бориса Левянта.
Пресса: Дом у последней лунки
Поселок-курорт "Пирогово" — законодатель архитектурной моды Подмосковья — пополнился еще одним домом. По проекту архитектора Ярослава Ковальчука построен "Дом у последней лунки" — настоящий шедевр гольф-кантри-стиля. Перед архитектором стояла нелегкая задача — возвести дом таким образом, чтобы он привлекал внимание, но не доминировал над ландшафтом, оставив эту почетную роль зданию гольф-клуба "Пирогово".
Пресса: Лучшая русская архитектура
Курорт Пирогово получил специальный приз престижной итальянской премии Dedalo + Minosse. Эта премия вручается одновременно заказчику и архитектору (и названа в честь Дедала, легендарного строителя лабиринта на Крите, и царя Миноса). В роли Дедала выступил в этот раз архитектор Тотан Кузембаев, а в роли Миноса — хозяин курорта Пирогово Александр Ешков. По словам и того и другого, премия явилась для них полной неожиданностью
Пресса: Пространственные арабески
С июня по октябрь на территории элитного курорта «Пирогово» прошла выставка «Арабески», представлявшая собой подборку выполненных для него ещё не реализованных проектов. Впрочем, для некоторых из них уже подготовлен котлован, другие пока находятся на стадии концепции. Напомним, что курорт занимает всю территорию популярного и весьма престижного в советское время пансионата «Клязьминское водохранилище», построенного по приказу Хрущева на берегу так называемой Ухты бухты (название придумано в это веке).
Тотан Клязьминский
В Центральном Доме архитектора по приглашению Центра современной архитектуры (Ц:СА) прошла лекция бывшего «бумажника», мастера деревянных домов и домиков и просто замечательного художника, который несколько лет назад нашел «своего» заказчика – Тотана Кузембаева
Маньеризм от модернизма
Ансамбль из двух домов, спроектированный Николаем Лызловым для Пирогова, сочетает чистоту форм с изысканностью их трактовки, давая в сумме сложносочиненный образ, растворенный в окружающей природе, но исподволь настраивающий ее на собственный лад
Пресса: Архитектурное пространство Пирогова
Курорт Пирогово представляет выставку лучших проектов загородных домов. Их авторы – известные российские и зарубежные архитекторы. Для гостей Пирогова выставка "Арабеск(и)" открыта для просмотра до середины октября, то есть до окончания яхтенного сезона. Рассказывает корреспондент "Ъ-Дома" Клавдия Щур.
Пресса: Коллекция арабесок
Выставка "Арабеск(и)", подготовленная куратором Юрием Аввакумовым, открылась в эллинге для яхт на курорте Пирогово под Москвой, на берегу Клязьменского водохранилища. На выставке побывала Ольга Соболева.
Пресса: Будем скромнее
На примере элитного коттеджного поселка Пирогово архитекторы показывают, в каких домах должны жить богатые люди
Пресса: Коллекция курорта Пирогово
До 15 октября на территории курорта «Пирогово» будет проходить выставка «Арабеск(и)», представляющая лучшие проекты загородных домов известных архитекторов России и мира.
Арабески в эллинге
3 июня, в последний день «Арх Москвы» в пространстве эллинге «курорта Пирогово» открылась архитектурная выставка «Арабески», спроектированная Юрием Аввакумовым. Выставка продлится четыре месяца
Пресса: Рояль в кустах
Главные мастера неуместного в московской архитектуре Михаил Лабазов, Андрей Савин и Андрей Чельцов придумали для курорта Пирогово дом. Он похож на столичный европейский аэропорт, но поднимается из оврага. А вокруг ничего. Выглядит как явление из другого мира. А это коттедж на две семьи.
Пресса: Юрий Аввакумов: выставку я делаю так, как делал бы...
3 июня на территории курорта Пирогово откроется необычная выставка "Арабески", представляющая лучшие проекты загородных домов известных архитекторов России и мира. Организовал выставку Юрий Аввакумов – один из идеологов направления в отечественной архитектуре, получившего название "бумажная архитектура".
Пресса: Модный дом
Сегодня установился новый стандарт русского дома класса "люкс". Стандарт этот может вызывать сомнения, но вряд ли осмысленные – риэлтеры утверждают, что именно такой тип дома начиная с 2006 года определяется рынком как люксовый. Пирогово – место, где к этому стандарту добавляется еще одно: это должно быть произведение архитектуры.
Технологии и материалы
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Сейчас на главной
Поток и линии
Проекты вилл Степана Липгарта в стиле ар-деко демонстрируют технический символизм в сочетании с утонченной отсылкой к 1930-м. Один из проектов бумажный, остальные предназначены для конкретных заказчиков: топ-менеджера, коллекционера и девелопера.
Один раз увидеть
8 короткометражных документальных фильмов на околоархитектурные темы, в том числе: лондонская башня-кооператив 1970-х, японский скульптор Саграда-Фамилия, сборное жилье наших дней и подборка ярких архитектурных фрагментов из художественных лент последних 100 лет.
В Пермском Политехе обучили искусственный интеллект...
В Пермском Политехе разработали интеллектуальную систему обработки изображений зданий, которая может определять цветовые закономерности архитектурных объектов. Технология поможет застройщикам многоквартирных домов эффективнее встраивать проекты в городское пространство.
Проект для неопределенного будущего
Образовательный центр для детей с «органическим» садом и огородом в Мехико задуман как экономически самодостаточный и не просто ресурсоэффективный, а почти автономный. Кроме того, его можно разобрать и использовать все материалы повторно. Авторы проекта – бюро VERTEBRAL.
Лицо производства
«Тепличное хозяйство Ботаника» доверила архитекторам ту область, где они, как правило, востребованы наименьшим образом – территорию современного производственного комплекса, где обычно царят утилитарные, нормативные и недорогие решения.
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.