21.05.2009

Храм за стеной

В лесах курорта «Пирогово», хорошо известного поклонникам современного искусства и архитектуры, медленно, но верно строится новое здание, включающее в себя конюшню, манеж и гостиницу – все, что необходимо состоятельным любителям конного спорта. Этот проект уже достаточно хорошо известен и несколько раз опубликован в профессиональных журналах. Однако же он достаточно интересен для того, чтобы поговорить о нем еще раз.

информация:

Северный фасад
Северный фасад

Конноспортивный комплекс – довольно-таки крупное сооружение, сопоставимое с эллингом для яхт там же, в Пирогово. Для сравнения: в нем бы уместились три коллекционные пироговские виллы-двухтысячника, о которых столько было сказано в прошедшем году. Виллы, судя по всему, строиться не будут, во всяком случае, пока. А конюшня строится: по всем параметрам это более практичное мероприятие – в Пирогове оформляется новый вид спорта.

Это не означает, что архитектура конноспортивого комплекса так уж проста – скорее даже наоборот. Она более чем насыщена аллюзиями и амбициозна по части смыслов.
Итак: здание представляет собой деревянный периптер, то есть прямоугольник, окруженный колоннами, с двускатной кровлей и большими треугольными фронтонами на торцах. Треть прямоугольника в его северной части выгорожена – это теплый зимний манеж. Две трети – открытый летний. Разница хорошо видна на макете: кровля над летней частью стеклянная с редкими непрозрачными полосами, полосы сгущаются к северу и исчезают к югу – формируя плавный переход от закрытости к открытости, впрочем, в натуре оценить этот прием полноценно смогут только птицы.

Как видим, прямоугольник разделен на две части – поэтому, если продолжать пользоваться греческой терминологией, которая в нашем обыденном сознании больше подходит храмам, чем конюшням – то перед нами не просто периптер, а периптер с перистилем (окруженным колоннами двором). Терминология однако же в данном случае условна.

Вдоль протяженной западной стены деревянный периптер «прикрыт» сооружением другого рода и с иным ассоциативным рядом. Этой кирпичный корпус двухэтажной гостиницы. Он похож уже не на храм, а на крепостную, и даже точнее – монастырскую стену. Сходство обеспечивают: побелка кирпичных стен, простые и не слишком изобильные оконные проемы, изгиб внешней стены, а главное – контрфорсы, которые делят стены на прясла и «держат» углы.
Если дальше заниматься уточнением терминологии, то гостиница похожа даже не на стену, а на какой-нибудь келейный корпус XVII века, отремонтированный в XVIII-м. Или на монастырскую гостиницу… Частенько такие здания строили возле стен, а иногда они даже примыкали к стенам, образуя с ними одно целое. Словом, ощущения более чем «монастырское».

Получившееся сочетание удивительно. Деревянный греческий храм за белёной стеной русского монастыря.
 
Здесь надо дважды оговориться. Во-первых, главный прототип храмоподобной конюшни – это, безусловно, московский Манеж. Сгоревший и реконструированный, показавший посетителям выставок бетанкуровские балки в интерпретации Павла Андреева. История с Манежем до сих пор очень свежа, а типология элитного конного клуба у нас как-то за прошедшие 20 лет капитализма нельзя сказать, чтобы сформировалась. Вот здесь и был взят за образец самый известный, самый звучный московский прототип – Манеж Александра I перенесен в подмосковные леса.

Такого рода перенос не мог не сказаться на результате. Ведь согласитесь, строить манеж в виде Манежа – вполне логично, а вот строить в лесах и полях нечто столь же белокаменное – это было бы за гранью добра и зла, и что самое неприятное, могло бы стать похоже на советский коровник. В лесах уместно деревянное, вот и манеж стал деревянным.

Но не все так просто. Здесь возникает «во-вторых»: нет деревянных греческих периптеров, и никогда не было. Точнее они были, но, как теперь считают историки, не в реальной жизни, а, скажем так, в жизни виртуальной – на страницах старых учебников. Где говорится, что ордер произошел от деревянной стоечно-балочной системы и где нарисованы мифические деревянные пра-колонны, которых никто никогда не видел.
А вот теперь увидит! Потому что Николай Лызлов строит именно нечто подобное: деревянный пра-образ периптера. Которого не было. Образ из учебника. Интерполяцию. Архитектор прекрасно осознает получившийся эффект и сам о нем охотно говорит.

Эффект пра-образа должен особенно хорошо прочитываться благодаря материалу, который выбрал заказчик. «Периптер» должен быть выстроен из слегка оструганных бревен. Что на поверку оказалось непростым и дорогим делом: клееная древесина дешевле и с ней значительно легче управляться. Однако поколебавшись заказчик все-таки настоял на реализации первоначального «дремучего» замысла. Так что образ колонны-дерева здесь будет буквальным – не изображение ствола, а сам ствол.

Деревянный периптер из учебника – это самый ученый из образов, присутствующих в пироговском конноспортивном комплексе. Но у него есть еще и эмоциональный фон, не столь заумный и легко прочитывающийся.

Год назад Григорий Ревзин написал про «коллекционную» пироговскую виллу (дом 1, дом 2) Николая Лызлова и сравнил ее с «палаткой последнего туриста» по степени погруженности в природу. Мне кажется, что это сравнение прижилось, и до какой-то степени оно актуально и в случае с нашим деревянным храмом-манежем.

Ведь в чем заключалось счастье и отдых интеллигента? Для одних – отправиться в лес с палаткой и слиться с природой посредством рыбалки. Для других – забраться не просто в лес, а в какую-нибудь особенную глушь и отыскать там какую-нибудь деревянную (а если повезет, и кирпичную) старую руину. Или доехать до северной деревни и отыскать там одновременно и полузаброшенный деревянный храм и прялку. Время от времени храмы перевозили в монастыри и устраивали там музеи деревянного зодчества.

Вот чувство туриста, который выбрался из леса до ближайшего монастыря-музея, и теперь идет вокруг белых кирпичных стен, а из-за стен виднеется какой-нибудь шатровый деревянный храм из совершенно другого места – и все целиком очень тонко и романтично, сам музей тоже полузаброшен и сравнительно дик – это чувство, которое лично мне очень близко, Николаю Лызлову удалось поймать и передать в своем странном ансамбле деревянного периптера и кирпичного «келейного корпуса».

Кроме «ученой задачки» с деревянным пра-ордером и описанного эмоционального фона у проекта есть и еще одна характерная особенность: это самый классичный из известных мне на настоящий момент проектов Николая Лызлова. В городе этот архитектор значительно более сдержан и минималистичен, хотя несколько раз он уже был замечен в обращении к «скрытым» в модернизме семидесятых классическим мотивам. Здесь же тема «из учебников» вполне очевидна, правда, обращена в некое подобие архитектурной шутки, почти что инсталляции – посмотрите, мол, как бы выглядели ваши деревянные греческие храмы, если их скрестить с избушкой на курьих ножках… Это вполне в духе Пирогова: превратить здание в полноценный арт-объект.

Макет
Макетоткрыть большое изображение
Николай Лызлов. Конноспортивный комплекс с гостиницей, курорт «Пирогово». 1 премия «Архновации» за проект
Николай Лызлов. Конноспортивный комплекс с гостиницей, курорт «Пирогово». 1 премия «Архновации» за проектоткрыть большое изображение
Макет
Макетоткрыть большое изображение
Макет
Макетоткрыть большое изображение
открыть большое изображение
открыть большое изображение
открыть большое изображение
открыть большое изображение
открыть большое изображение
Южный фасад
Южный фасадоткрыть большое изображение
Западный фасад
Западный фасад
Восточный фасад
Восточный фасад

последние новости ленты:

статьи на эту тему:

все тексты темы

Архитекторы – партнеры Архи.ру:

  • Екатерина Кузнецова
  • Антон Яр-Скрябин
  • Николай Миловидов
  • Наталия Шилова
  • Антон Бондаренко
  • Игорь Шварцман
  • Дмитрий Селивохин
  • Евгений Герасимов
  • Станислав Белых
  • Карен Сапричян
  • Олег Шапиро
  • Алексей Курков
  • Роман Леонидов
  • Антон Барклянский
  • Антон Ладыгин
  • Зураб Басария
  • Василий Крапивин
  • Даниил Лоренц
  • Юлий Борисов
  • Владимир Биндеман
  • Сергей Сенкевич
  • Екатерина Грень
  • Сергей Скуратов
  • Владимир Плоткин
  • Сергей Труханов
  • Дмитрий Васильев
  • Вера Бутко
  • Илья Машков
  • Татьяна Зульхарнеева
  • Иван Кожин
  • Дмитрий Ликин
  • Никита Бирюков
  • Илья Уткин
  • Сергей Кузнецов
  • Сергей Чобан
  • Владимир Ковалёв
  • Александр Бровкин
  • Александра Кузьмина
  • Левон Айрапетов
  • Алексей Гинзбург
  • Константин Ходнев
  • Анатолий Столярчук
  • Полина Воеводина
  • Олег Мединский
  • Никита Токарев
  • Антон Надточий
  • Сергей  Орешкин
  • Андрей Гнездилов
  • Александр Попов
  • Андрей Асадов
  • Александр Асадов
  • Валерий Лукомский
  • Павел Андреев
  • Арсений Леонович
  • Александр Скокан
  • Михаил Канунников
  • Всеволод Медведев
  • Валерия Преображенская
  • Тотан Кузембаев
  • Антон Лукомский
  • Наталья Сидорова
  • Никита Явейн
  • Олег Карлсон
  • Юлия Тряскина
  • Андрей Романов

Постройки и проекты (новые записи):

  • Дом «KINO»
  • Мемориал жертвам политических репрессий на проспекте Сахарова, конкурсный проект
  • Международный медицинский кластер в Сколково. Диагностический и терапевтический корпус
  • Моносад на московском монорельсе
  • Спортивный центр Nike Box MSK
  • Павильон в парке Горького
  • ШАР перед Даниловским рынком
  • ЖК «Палникс»
  • Эскиз застройки территории заводов «Химволокно» и «Пластполимер»

Технологии:

06.07.2018

Кирпич без границ

Представляем лауреатов Brick Award 2018 – премии, учрежденной компанией Wienerberger за выдающиеся здания, построенные из керамических материалов.
Wienerberger (Винербергер)
04.07.2018

Кондиционеры на фасадах

Рассматриваем еще раз острую проблему кондиционеров на фасаде. Свое мнение высказали архитекторы, девелоперы и специалисты по фасадным системам.
ТехноДекорСтрой
02.07.2018

Птица на гараже

Деконструированный «Птеродактиль» Эрика Мосса в Карвер-Сити сделан из титан-цинка.
RHEINZINK
29.06.2018

Остекление палубы теплохода как главный фактор коммерческого успеха

Безрамное раздвижное остекление Lumon на теплоходе «Ласточка-2»
ЗАО "Лумoн"(LUMON)
18.06.2018

Архитектура из «гипюра»

Что нашли в деталях из Ductal® Жан Нувель, Фрэнк Гери, Ренцо Пьяно и Руди Ричотти? Какие возможности дает этот инновационный материал для архитекторов? Об этом – в интервью с Паскалем Пине, бизнес-инженером направления Ductal® компании LafargeHolcim.
другие статьи