Николай Лызлов. Интервью Григория Ревзина

Продолжаем публиковать интервью с архитекторами-участниками экспозиции российского павильона в Венеции. Тексты этих интервью войдут в каталог российского павильона

author pht

Автор текста:
Григорий Ревзин

08 Июля 2008
mainImg

Архитектор:

Николай Лызлов

Мастерская:

Архитектурная мастерская Лызлова («АМЛ»)

Ваша профессия – очень неблагодарная. Архитектор не может творить один, ему нужна команда. Бюро – это уже проблема, но самая малая. А есть еще заказчики, строители, чиновники. Вместо творчества какие-то бесконечные компромиссы, и итоговый продукт – тоже сплошной компромисс. Зачем этим заниматься?

Изнутри профессии это так не выглядит. Архитектура – процесс увлекательный. Проект рождается, растет, ты ему помогаешь. Твое бюро – твоя команда. У команды есть капитан, есть все остальные, и капитан не может без них, и они без него. Для человека в этой команде важны три качества: любовь к профессии, способности и честолюбие. Играть в одной команде со способными честолюбивыми людьми, любящими свою профессию – что может быть лучше? Строители, чиновники это обстоятельства, их нужно учитывать, просчитывать, обходить. Заказчики? Здесь важно правильно понимать ситуацию. Я всегда говорю своим сотрудникам: заказчик – это не партнер. Это стихия. Как всякая стихия – ветер, вода, землетрясение – она обладает энергией, и этой энергией нужно уметь пользоваться. Ты можешь встать против нее, как плотина, и она будет на тебя давить. А можно поставить парус и плыть – иногда под сильным углом, но плыть. А иначе тебя сомнут, или ты сомнешь, но и так и так ничего не родится.

Но вот это бесконечное лавирование – зачем оно? Чего в нем хорошего?

Человек испытывает потребность создавать. Делать то, чего не было до тебя. Архитектура самый лучший способ это делать. Это стиль жизни, хобби, спорт.

А если спорт – то с кем соревнование? С коллегами? С пространством?

Нет, это не такой спорт, когда кого-то побеждаешь. Это не спорт «игра», это спорт «процесс», когда постоянно принимаешь какие-то решения, это борьба с собой, с обстоятельствами, здесь есть стратегия, тактика. Как, скажем, ходить под парусом. А побеждать тут никого и ничего не надо. По смыслу эта работа скорее подобна садовнику. Что-то растет по своим законам, а ты ему помогаешь.

Проект вырастает сам собой, не из тебя? А из чего, в таком случае?

Есть набор обстоятельств. Пространственных, экономических, функциональных. Из них должна родиться некая хромосома. Некое зерно, модель будущего. Даже, точнее, так: в этих обстоятельствах может выжить некая хромосома. Она потом разрастается, становится организмом. А твоя задача – чтобы этот организм нормально рос.

А как же узнать, какая хромосома правильная?

К сожалению, только методом отбора. Сначала рисуется много знаков-иероглифов, каждый из них несет в себе какую-то пространственную модель, а потом они умирают. А тот, что не умер – правильный. Ты как бы проверяешь их на жизнеспособность.

То есть никогда не возникает ситуации, что вот, ты пришел на место, увидел, и у тебя родилось решение.

Нет, такого никогда не бывает. Сначала, когда видишь место, то первое чувство – растерянность. Тут спасает только опыт – просто знание, что на любом месте что-то может быть построено. Это успокаивает. Но ощущения, что вот надо сделать так-то, не бывает никогда. Вообще, вот этот первый момент, когда надо создать множество нежизнеспособных хромосом – самый трудный.

Николай Лызлов. Многофункциональный спортивно-развлекательный комплекс с апартаментами «Город яхт». Фото Николая Малинина
Николай Лызлов. Магазин на Большой Семеновской улице («Покров мост»). Фотограф: Юрий Пальмин

И сколько он длится? Долго они умирают?

Как правило, быстро. Как у одуванчика, сначала очень много семечек, но потом они быстро улетают. Чем больше опыта, тем быстрее ты отличаешь нежизнеспособные решения. Впрочем, иногда бывают ситуации, когда сначала кажется, что вот она – простейшая и самая эффективная схема, но потом, на следующем этапе, ты упираешься в какое-то неразрешимое противоречие. Ты понимаешь, что занимаешься каким-то насилием над жизнью и из этого ничего не родится. Тогда возвращаешься назад, смотришь, как ведут себя другие зародыши. А в конечном итоге должна получиться система, которая отвечает всей совокупности обстоятельств, переводит все эти обстоятельства в пространственный организм. Я в архитектуре чувствую какой-то крестьянский цикл. Сначала пахота, потом сев, потом они начинают расти. В какой-то момент нужно проект оставить, почувствовать, что он уже сам зреет. А потом – урожай. И так с каждым проектом. И это мне нравится больше всего.

Если проект – саморастущая хромосома, то как понять, какую форму в итоге он должен принять?

Никак. Он должен сам расти, я только его защищаю. Это больше всего похоже на растение. У дерева есть морфология, у него должны быть корни, ствол, ветви, листья, но никакой законченной внешней формы у него нет. Оно выросло, и вот его форма. Мне кажется, что искать внешнюю форму – это насилие, она должна сама получиться.

Магазин с кафе на улице Стромынка («Рафинад»). Фотография © Алексей Народицкий

Спрашивать о том, какая форма красива, я полагаю, в этой ситуации бессмысленно.

«Красота» – очень неясная категория. Если кто-то говорит, что он видел красивый дом, мне это не говорит ничего, я не могу представить себе этот дом.

Но есть же некоторые, скажем, идеи относительно совершенной архитектурной формы. Пропорции, фактуры, композиция, массы. Стили.

Пропорции и фактуры есть у любого живого существа. У дерева, у кошки, у слона. Это важно и для моего понимания архитектуры. Но у дерева, пожалуй, нет композиции, и распределение масс у него изменяется. И в эту сторону, по-моему, искать не нужно. Мне вообще не нравится архитектура, на которую что-то одевается. Нимейер правильно говорит, что здание уже должно быть полностью видно в бетоне. Это так же, как с живописью и графикой – мне больше всего нравится минималистичная графика, когда одной линией все сказано. Как у Пикассо или у Серова. Линия не должна обрастать штрихом. Здание не должно обрастать шерстью. Стили – это либо для критиков, либо для эпигонов. Это способ классификации, а не творчества. Заяц, он не знает, что он заяц, он просто есть. Так же должно рождаться здание. Человек, пытающийся построить сегодня конструктивистское здание – такой же стилизатор, как человек, сегодня делающий классическую архитектуру. Первоначальные, априорные образы формы могут быть только очень общими и примитивными – можно сказать, что вот здесь, на этом месте, может быть что-то большое, или длинное, или красненькое. А сказать, что здесь должен быть какой-то стиль – это насилие. Так даже думать нельзя.

Потому, что этого стиля нельзя достичь?

Потому, что его нельзя защитить. Он не выживет.

Защитить перед кем?

Перед всей совокупностью обстоятельств. Это нежизнеспособный зародыш.

То есть здание может вырастать только из места и функции. Никогда – из истории искусства, из традиции, из абстрактного чувства красоты?

Да, и это и есть критерий органичности архитектуры. Если архитектура органична – она красива.

Административное здание на Страстном бульваре. Фрагмент фасада. Фотография © Юрий Пальмин

Но ведь исторически архитектура рождалась из некоего априорного метода.

Например?

Ну, например, Ле Корбюзье. Архитектура создана для любого места. Для Берлина, Марселя, Индии. Есть модулор, есть полянка – и все.

Это чудо. Эта архитектура идеально подходит к этому месту, она создает акцент всего это пространства. Но дело даже не в этом. Там какая-то высшая форма органичности, он действительно создал совершенный организм. Как, скажем, слон или кошка. Нельзя же сказать, что если кошка из одного места перейдет в другое, то она станет неорганичной? Так же и его дом.

А Вы стремитесь к чуду?

Конечно.

Гараж-паркинг на 9 Парковой улице. Фотография © Юрий Пальмин
Гараж-паркинг на 9 Парковой улице. Фотография © Юрий Пальмин
Административное здание в Милютинском переулке. Фотография © Юрий Пальмин
Николай Лызлов. Магазин на Большой Семеновской улице («Покров мост»). Фотограф: Юрий Пальмин
zooming
Николай Лызлов. Многофункциональный спортивно-развлекательный комплекс с апартаментами «Город яхт». Фото Николая Малинина. www.drumsk.ru
Административное здание на Страстном бульваре. Фрагмент фасада. Фотограф: Юрий Пальмин
Николай Лызлов. Архитектурная концепция гостинично-жилого рекреационного комплекса в Будванской Ривьере. Фото с макета


Архитектор:

Николай Лызлов

Мастерская:

Архитектурная мастерская Лызлова («АМЛ»)

08 Июля 2008

author pht

Автор текста:

Григорий Ревзин
comments powered by HyperComments

Статьи по темам: Российский павильон на XI биеннале в Венеции, Российский павильон на XI биеннале в Венеции: тексты каталога

Пресса: Архитектура – не там
ARCHITECTURE OUT THERE – была переведена на русский язык более чем странно: «АРХИТЕКТУРА – НЕ ТАМ». Поскольку я обсуждала с Аароном концепцию не один раз, могу утверждать: его такая трактовка несколько изумила. Тем не менее она оказалась пророческой.
Пресса: (По)мимо зданий: синдром или случайность? С XI Венецианской...
В Венеции прошла XI Архитектурная Биеннале. Ее тема – «Не там. Архитектура помимо зданий» - сформулирована куратором, известным архитектурным критиком, бывшим директором Архитектурного института Нидерландов Аароном Бетски. Принципиальная открытость темы вовне породила множественность ответов – остроумных и надуманных, приоткрывающих будущее и приземленных, развернутых и невнятных.
Пресса: 7 вопросов Эрику Ван Эгераату, архитектору
Голландец Эрик Ван Эгераат — архитектурная звезда с мировым именем и большим опытом работы в России. Он участвовал в русской экспозиции на XI Венецианской биеннале, придумал проекты насыпного острова «Федерация» возле Сочи и комплекс зданий Национальной библиотеки в Казани. Для Сургута он разработал торгово-развлекательный центр «Вершина», для Ханты-Мансийска сделал генплан.
Пресса: Дом-яйцо и вертикальное кладбище
23 ноября в Венеции завершается XI Архитектурная биеннале. Множество площадок, 56 стран-участниц, звезды мировой архитектуры, девелоперы — и тема: «Снаружи. Архитектура вне зданий». Финансовый кризис добавил этой теме иронии: многие проекты зданий, представленных в Венеции как вполне реальные, в ближайшее время воплощены явно не будут.
Пресса: Поворот к человеку
Интервью с Григорием Ревзиным, одним из кураторов российского павильона на XI Архитектурной биеннале
Пресса: Москва, которая есть и будет
Царицыно, "Военторг", гостиница "Москва", "Детский мир". Эти, говоря казенным языком, объекты вызывают яростные споры у жителей столицы, обеспокоенных архитектурным обликом города. Где проходит грань между реконструкцией и реставрацией? Что отличает реконструкцию от новодела? Что стоит сохранять и оберегать, а что, несмотря на возраст, так и не стало памятником зодчества и подлежит сносу? Какие по-настоящему хорошие и интересные проекты будут реализованы в Москве? Что вообще ждет столицу в ближайшие годы с точки зрения архитектуры? На эти и другие вопросы читателей "Ленты.ру" ответил сокуратор российского павилиона на XI Венецианской архитектурной биеннале, специальный корреспондент ИД "Коммерсант", историк архитектуры Григорий Ревзин.
Пресса: Хотели как лучше
В русском павильоне на Венецианской архитектурной биеннале стало как никогда очевидно: за десять лет строительного бума российская архитектура так и не нашла своего "я".
Пресса: Лопахин против Раневской. XI Международная биеннале...
Когда вы будете читать эти строки, Биеннале, работавшая с 13 сентября, завершится и павильоны разберут. Подметут разноцветные конфетти, рассыпанные у бельгийского павильона, Венеция растворится в туманах декабря.
Пресса: Сады Джардини
Русские выставки стали "обживать" Венецию еще до открытия знаменитого щусевского павильона в Giardino Publico. Первой отечественной экспозицией, приглашенной в этот итальянский город, стала выставка, устроенная Сергеем Дягилевым в 1907 году. Затем в 1909 году венецианцы пригласили русский раздел международной выставки в Мюнхене. В целом же до открытия павильона в 1914 году в Венеции "побывало" еще пять различных выставок Российской империи. С 1895 года там устраиваются экспозиции Биеннале современного искусства, а с 1975 года — Биеннале современной архитектуры.
Пресса: "Решительно не понравилась". Интервью с Евгением Ассом
Архитектор ЕВГЕНИЙ АСС дважды — в 2004 и 2006 годах — был художественным руководителем российского павильона на Биеннале архитектуры в Венеции. Российская экспозиция, представленная в этом году, ему решительно не понравилась. О том, почему так случилось, он рассказал в интервью корреспонденту BG ОЛЬГЕ СОЛОМАТИНОЙ.
Пресса: "Биеннале -- это звезды. Мы приведем биеннале в русский...
Сокуратором российского павильона в этом году был специальный корреспондент ИД "Коммерсантъ" ГРИГОРИЙ РЕВЗИН. Он рассказал, почему экспозиция называется "Партия в шахматы. Матч за Россию". А также поведал о том, откуда на главный архитектурный смотр мира набирались в 2008 году российские участники.
Пресса: Картинка с выставки
В этом году открытие российской экспозиции на архитектурной выставке в Венеции La Biennale di Venezia сопровождалось проливным дождем, который буквально залил павильон. Выставочное здание, в котором выставляются национальные экспозиции во время биеннале, сегодня находится в удручающем состоянии.
Пресса: Архитектурная биеннале в Венеции не увидит "Апельсин"...
Григорий Ревзин, сокуратор Русского павильона 11-ой венецианской архитектурной биеннале сообщил на днях, что концепт-проект "Апельсин", разработанный совместными усилиями российской компании "Интеко" и известного британского архитектора Нормана Фостера, как и проект комплексного освоения территории в районе Крымского Вала в Москве на 11-ой венецианской биеннале архитектуры представлены не будут.
Пресса: Лесник
Полисский не дизайнер. Но его пригласили в Дизайн – шоу, устроенное в экоэстейте «Павловская слобода» компанией Rigroup этим летом. Полисский не архитектор. Но осенью именно он будет представлять Россию на Венецианской архитектурной биеннале в компании известных зодчих. Сегодня он нужен всем как носитель национальной идеи.
Пресса: Двадцать лет — домов нет
Венецианская архитектурная биеннале показала, что в России стараются не замечать современных вызовов в градостроительстве, а просто занимаются строительством коммерческих объектов.
Пресса: "Хотя если бы дали "Золотого льва" французам, я бы понял,...
В скором времени в Венеции закончит свою работу XI архитектурная биеннале. Об итогах показа российских проектов, о проблемах в отечественном строительстве и общих впечатлениях от биеннале рассказал в интервью «Интерфаксу» комиссар российского павильона на ХI архитектурной биеннале Григорий Ревзин.
Пресса: Слепок музея и материализовавшийся архитектон. В...
В Русском павильоне на архитектурной биеннале в Венеции прошла презентация двух масштабных московских проектов — музейного городка на Волхонке, разработанного бюро Нормана Фостера, и бизнес-школы "Сколково", придуманной менее именитым и более молодым британским архитектором — Дэвидом Аджайе. С подробностями из Венеции — МИЛЕНА Ъ-ОРЛОВА.

Технологии и материалы

Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.

Сейчас на главной

Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.
Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.
Умер Константин Малиновский
В Петербурге 27 мая скончался исследователь творчества Трезини, Кваренги, Расстрелли, культуры и искусства Петербурга XVIII века Константин Малиновский. Сергей Чобан – в память о Константине Малиновском.
Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.