Брус, бревно, стекло

Получив заказ на проектирование бревенчатого дома, архитектор Роман Леонидов построил в коттедж, в котором образ традиционной избы переосмыслен в русле современных представлений о компоновке и развитии загородного жилья.

author pht

Автор текста:
Анна Мартовицкая

20 Февраля 2013
mainImg
Архитектор:
Роман Леонидов
Проект:
Частный загородный дом Locomotion-1
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Леонидов Р., Алексеев А., Осташко В. (ГИП)

2012
Свои пожелания к будущему жилищу заказчик сразу определил очень четко: это должен быть бревенчатый, но современный дом. Причем под современным клиент подразумевал не только архитектурную стилистику сооружения, но и его планировку – в частности, центром внутренней жизни должно было стать светлое многофункциональное пространство, а снаружи дом необходимо было дополнить гаражом, просторными террасами и бассейном. «Задача сразу показалась мне интересной, поскольку заказчик был искренне очарован стилистикой бревенчатых домов, но к собственному жилью выдвигал требования, с типологией избы в принципе не совместимые, – рассказывает Роман Леонидов. – Для того, чтобы воплотить эти пожелания в реальность, нам пришлось разработать необычную конструктивную схему и очень тщательно подойти к вопросу планировки дома».

В плане дом представляет собой довольно сложную фигуру – положенную на бок букву «S», которая образована прямоугольниками разных по площади назначению помещений. Центральным пространством первого этажа, как и хотел заказчик, становится огромная гостиная-столовая, через которую можно попасть в кабинет, гостевую комнату, сауну, а также на лестницу, ведущую на второй этаж. Верхний уровень отведен под личные помещения хозяев – спальню, гардеробную, детскую, а также бильярдную и библиотеку. К длинной перекладине буквы «S», ориентированной по оси восток-запад, присоединен еще один перпендикулярный «хвостик» – гараж и объединяющая два объема входная зона. Крыльцо и аппендикс гаража обращены на север, а большая часть внутренних помещений ориентирована на южную сторону, с которой архитекторы пристраивают к дому несколько больших террас, а между ними вписывают открытый бассейн.

Интересно, что террасы получают комнаты не только первого этажа, но и второго – широкие балконы поддержаны деревянными опорами квадратного сечения. Эти предельно лаконичные конструкции особенно бросаются в глаза на контрасте с оцилиндрованным бревном большого диаметра, из которого сложены стены самого дома. Наверно, они смотрелись бы совсем чужеродно друг другу, если бы не витражи окон, максимально открывающие дом дневному свету и солнцу. Остекленные плоскости настолько масштабны, что визуально вытесняют брутальные бревенчатые стены – одного взгляда на фасады дома достаточно, чтобы понять, что сложенные в обло бревна играют здесь отнюдь не главную конструктивную роль. Впрочем, это и не декорация – все по-честному, как говорит Роман Леонидов, просто сруб в данном случае стал лишь частью конструктивной схемы. Фактически архитектор взял традиционную избу и увеличил ее до размеров, позволяющих беспрепятственно вместить все нужные заказчику функции.

Стены были раздвинуты с помощью каркаса из вертикальных и горизонтальных балок. Выполненные из бруса, они образуют решетку, ячейки которой архитектор заполняет либо витражами, либо тем же деревом. В результате на фасадах, выполненных из одного материала, встречаются совершенно разные фактуры – объемные выпуклые бревна с выпущенными концами неожиданно сменяются плоской поверхностью бруса, которую Леонидов камуфлирует тонкой рейкой. Именно такой вертикальной штриховкой оформлено подкровельное пространство – это визуально отделяет традиционную двухскатную кровлю от традиционной же бревенчатой стены и тем самым еще больше усиливает ощущение, возникшее в самом начале: изба, ставшая прототипом для этого дома, была расщеплена на отдельные составляющие, с которыми архитектор обошелся более чем вольно. В подтверждение этого Леонидов делает отдельную кровлю для той части дома, в которой расположены спальни и есть мансарда: развитые выносы надежно защищают террасы от полуденного солнца, а высокий конек придает этому насквозь современному объему архетипичную внешность.

И если южная сторона гостиной сделана полностью прозрачной, то на север, к главному входу и проходящей неподалеку дороге, архитектор обращает фасад-ширму. С одной стороны, Леонидову не хотелось делать эту часть коттеджа глухой, с другой он должен был защитить главное пространство дома от случайных взглядов с улицы. Решение было найдено нетривиальное: вот как архитектор раздвигает с помощью каркаса обычный пятистенок, так же он раздвигает бревна отдельно взятой стены, заменяя часть цилиндров на прозрачные вставки. Эти остекленные полоски получают разную ширину, благодаря чему стена превращается в затейливый пазл, сквозь который просвечивает зелень, окружающая дом с противоположной стороны, а в темное время суток мелькают огни чужого быта, не нарушая его приватность.

Сознательно избегая стилизаций, Роман Леонидов сделал ставку на преемственность использования архитектурных элементов, свойственных деревенским постройкам прошлого, и, следуя вкусовым предпочтениям заказчика, функциональной программе и желанию максимально объединить экстерьер и интерьер, построил дом, в котором черты традиционных бревенчатых сооружений органично сплелись с художественными и конструктивными приемами современного зодчества.

План первого этажа
План второго этажа
Частный загородный дом Locomotion-1 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Частный загородный дом Locomotion-1 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Частный загородный дом Locomotion-1 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Частный загородный дом Locomotion-1 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Частный загородный дом Locomotion-1 © Архитектурное бюро Романа Леонидова


Архитектор:
Роман Леонидов
Проект:
Частный загородный дом Locomotion-1
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Леонидов Р., Алексеев А., Осташко В. (ГИП)

2012

20 Февраля 2013

author pht

Автор текста:

Анна Мартовицкая
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.
Курортная история
Про участок в Геленджике, планы развития которого начались в 2005 году и пришли к завершению только сейчас, миновав стадии многоквартирного дома среднего, затем большого размера и наконец воплотившись в таунхаусы со скатными кровлями.