Разноцветный штрих-код

В конце прошлого года еще одно медицинское учреждение на юго-западе Москвы приобрело позитивные разноцветные фасады, заставляющие верить в торжество искусства врачевания и самой жизни. Проект реконструкции Научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии имени Кулакова на улице Академика Опарина разработал авторский коллектив под руководством Александра Асадова.

author pht

Автор текста:
Анна Мартовицкая

06 Февраля 2013
mainImg

Проект:

Реконструкция центра акушерства (НЦАГИП им. В.И.Кулакова)
Россия, Москва, ул. Академика Опарина, дом 4

Авторский коллектив:
Архитектурное Бюро Асадова: А.Асадов, А.А.Асадов, Т.Чернова, А.Штанюк, А.Санду, М.Хромова
Компания Транзумед: рук.И.Александров, Ф.Вагенкнехт, Д.Кулешов

2011

Заказчик: НЦАГИП им.М.В.Кулакова. Генпроектировщик: ООО «Транзумед», рук. И.Александрова
Этот заказ архитекторы получили именно благодаря реализации проекта Федерального научно-клинического Центра детской гематологии, онкологии и иммунологии (ФНКЦ), ослепительно яркие фасады которого украсили пересечение Ленинского проспекта и улицы Миклухо-Маклая. Реконструкцию и переоснащение своих внутренних помещений Центр акушерства пережил еще несколько лет назад – сегодня это одна из самых продвинутых клиник своего профиля не только в Москве, но и во всей России, – а вот внешне оставался довольно заурядным серым объемом. В его облике как в капле воды отразились основные принципы архитектуры советского модернизма – простота и жесткость композиции, лаконизм отделки, минимум пластики, – и среди ближайшего окружения комплекс выделялся разве что протяженностью своего главного корпуса. После того, как по соседству был построен ФНКЦ, у руководства Центра появился наглядный пример того, насколько яркой и неординарной может быть архитектура медицинского учреждения. Решение поручить разработку проекта реконструкции фасадов здания той же команде архитекторов выглядело более чем логично, хотя очень близкое соседство с уже реализованным «прототипом» создало дополнительные сложности.
Внешний вид центра до реконструкции фасадов

Дело в том, что улица Академика Опарина идет параллельно Ленинскому проспекту, упираясь в ту же улицу Миклухо-Маклая. Фактически речь идет о соседнем квартале, в котором построен ФНКЦ. Принципиальное отличие расположения двух медицинских центров лишь в том, что дедалоносная разноцветная клиника для детей своим главным фасадом обращена к многополосной автомобильной трассе, тогда как центр акушерства – плоть от плоти густо застроенного жилого квартала. Именно в силу плотности застройки два медицинских учреждения визуально друг с другом не взаимодействуют, но достаточно выйти из роддома и пройти всего несколько метров, как между домами нет-нет да и мелькнет разноцветье ФНКЦ. Вот почему перед архитекторами была поставлена задача разработать принципиально иной «цветовой код» – обновленные фасады Центра должны были решительно отличаться от фасадов ФНКЦ, обладая при этом такой же оптимистичностью.

Работая над новым обликом фасадов, авторы стремились не просто освежить их, но развить заложенные в здание принципы модернистской архитектуры и подчеркнуть достоинства последней. Поэтому отправной точкой для проекта реконструкции стала компоновка построенного в 1979 году комплекса. В плане напоминающий гребенку, он имеет основной протяженный корпус и пять поперечных, длина которых варьируется, а высота вдвое меньше (три этажа против шести в главном здании). Самый длинный «зубец», обращенный к пересечению улиц Академика Опарина и Островитянова, играет роль главного фасада всего комплекса – именно здесь расположен главный вход, оформленный брутальными треугольными опорами и глухими прямоугольными эркерами. Вот это членение на отдельные габаритные сегменты и стало главной темой нового «цветокода».

Всего эркеров пять, и каждый из них архитекторы выкрасили в свой собственный цвет – красный, желтый, синий, темно-зеленый и ярко-зеленый. Последний становится лейтмотивом оформления входной зоны – переходит на длинную горизонтальную балку над главным крыльцом и опоры, фланкирующие его с другой стороны. А сама ниша входа оформлена желтым. Выделение цветом основных пластических элементов и облицовка панелями Краспан кардинально меняет внешность фасада: раньше это была монофактурная светло-серая масса, теперь – холст, на который нанесены отдельные яркие мазки, не только придающие зданию выразительность, но и структурирующие довольно внушительный объем и тем самым помогающие посетителю быстрее и точнее сориентироваться.

Вынесенные на плоскость входного фасада пять базовых цветов формируют палитру комплекса. Их можно сравнить с набором маркеров или, скажем, со штрих-кодом, в котором зашифрована информация об объекте, а точнее, о тех изменениях, которые произошли с Центром акушерства в ходе реконструкции. И если фасады ФНКЦ представляют собой плоскости, полностью выкрашенные в сочные оптимистичные тона, то здесь доминирует белый цвет – едва ли не лучшая метафора рождения новой жизни и той обязательной стерильной обстановки, в которой это происходит. Помимо уже упомянутых эркеров полностью цветными сделаны лишь торцы поперечных блоков – все остальные фасады представляют собой белоснежные поверхности, по которым разбегаются цветовые растяжки – штрихи разной ширины или, как их называют сами архитекторы, «всплески». Интересно, что их ширина варьируется от этажа к этажу, что позволяет избежать банальной «полосатости» и придать каждой части фасада индивидуальность. Особенно эффектно этот прием смотрится на фасадах главного продольного корпуса – цветной штрих-код визуально разбивает протяженный объем, сохраняя при этом его линейный характер.

Помимо «санации» существующих фасадов, проект реконструкции, разработанный командой Асадова и компанией «Транзумед», предусматривает возведение на территории центра нового медицинского корпуса – современного перинатального центра. Расположить его предполагается во дворе таким образом, чтобы три поперечных корпуса из пяти стали переходами из старого здания в новое – связывающие их галереи архитекторы предполагают возвести на кровлях трехэтажных объемов. А поскольку затевать реконструкцию кровли ради организации одного перехода неразумно, ее пространство авторы также предлагают использовать для создания зимних садов, конференц-залов и рекреаций для пациентов. Сам новый объем в плане имеет форму галочки – одно крыло здания расположено параллельно главному корпусу Центра акушерства, второе развернуто от него под углом в 45 градусов. «Такое расположение позволяет наиболее рационально использовать выделенный участок и максимально расширить пространство перед главным входом в будущий перинатальный центр», – поясняют проектировщики. Архитектурное решение нового здания развивает тему, заданную существующим объемом: предельный лаконизм параллелепипедов смягчен многоугольными торцами, а цветовой штрих-код дополнен фризом из витражей с цветными вставками между ними.

И если проект строительства перинатального центра в настоящий момент проходит заключительный этап согласования, то реконструкция фасадов самого центра уже завершена – белоснежный 290-метровый корпус, расчерченный разноцветными вертикальными полосами, изменил облик всей улицы Академика Опарина, привнеся в прежде довольно безликую и агрессивную визуальную среду яркую доминанту, символизирующую чистоту и радость появления на свет.


Проект:

Реконструкция центра акушерства (НЦАГИП им. В.И.Кулакова)
Россия, Москва, ул. Академика Опарина, дом 4

Авторский коллектив:
Архитектурное Бюро Асадова: А.Асадов, А.А.Асадов, Т.Чернова, А.Штанюк, А.Санду, М.Хромова
Компания Транзумед: рук.И.Александров, Ф.Вагенкнехт, Д.Кулешов

2011

Заказчик: НЦАГИП им.М.В.Кулакова. Генпроектировщик: ООО «Транзумед», рук. И.Александрова

06 Февраля 2013

author pht

Автор текста:

Анна Мартовицкая

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Двенадцать формул
Два московских учебных заведения показывают в открытых мастерских Баухауза проект, посвященный общественным пространствам. Методы спекулятивного дизайна и «сенсорная урбанистика» помогли поставить правильные вопросы и получить серьезные выводы.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Умер Иона Фридман
Архитектор-теоретик, озвучивший в конце 1950-х идею мобильной, саморазвивающейся силами жителей и изменяемой архитектуры – своего рода пространственной сети, приподнятой над традиционным городом и способной охватить весь мир.
Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.