English version

Акварельный сплав

Проект жилого комплекса, который сейчас строится в Балашихе, соединил в себе самые яркие приемы классического модернизма, тонкости контекстуального подхода, несколько вариантов типологии жилья и свежую, живописную эмоциональность.

14 Августа 2013
mainImg
Проект:
«Акварели». Жилой комплекс в Балашихе
Россия, Балашиха, микрорайон «Центр»

Авторский коллектив:
А.Скокан, Р.Баишев, А.Старостин, Е.Алексеенко, С.Каверина, А.Бутусов, О.Пономаренко, И.Розина, В.Сергеева, В.Стадников

2006 — 2012 / 2011

ООО «ТЕКТА Восток»
0
Жилой комплекс «Акварели». Две части комплеса, разделенные кладбищем, и башни делового центра над Горьковским шоссе. Проект © АБ «Остоженка»
Жилой комплекс «Акварели». Фрагмент ситуационного плана © АБ «Остоженка»
В 2008 году в мастерскую «Остоженка» обратилась молодая и энергичная компания «Текта» с предложением спроектировать крупный жилой комплекс в центре Балашихи. На тот момент у заказчика за плечами был всего один реализованный объект в Сергиевом Посаде, однако на волне кризиса он не побоялся запустить новый серьезный проект и даже был готов на всяческие эксперименты.

К экспериментам подталкивал и участок, выбранный для строительства. Площадка расположена в самом центре подмосковной Балашихи между двух магистралей – Горьковской трассой М7, пересекающей весь город с востока на запад, и дублирующей ее центральной городской улицей – проспектом Ленина. Все окружение буквально утопает в зелени, западную границу участка обозначает сохранившийся каскад прудов на реке Пехорке, впервые устроенный в XVI веке и обладающий сейчас статусом памятника инженерного искусства. С севера, за кварталом жилых домов – огромный парк. С противоположной стороны Горьковского шоссе, прямо напротив нового жилого комплекса расположена усадьба Пехра-Яковлевское с парком, большим (хотя и изуродованным) дворцом Голицыных и замечательной церковью-ротондой, которую когда-то приписывали самому Баженову. Словом, именно в этом месте Балашиха оказывается не столько промышленно-серым городком, известным постоянными пробками на шоссе, сколько – красивым историческим местом, которое может похвастаться старинными усадебными парками и рекой с холмистыми берегами. Это место считается центром города, и много десятилетий оно пустовало.

В начале 2000-х администрация города даже провела международный конкурс на застройку «Центра» – так называют в Балашихе рассматриваемый нами участок. Команды из России, Франции, Голландии и других стран дружно предлагали превратить это место в общественный и культурный центр города. Правда, тогда ни один из разработанных проектов так и не получил развития, а участок вновь был забыт на годы. И, наверное, основная проблема кроется не в участке, а в самом городе, выстроенном по старинке вдоль дороги. В нем нет ни одной транспортной развязки, хотя он считается одним из крупнейших городов Подмосковья (по числу жителей он – самый большой в Московской области), и вовсе отсутствуют поперечные связи между южной и северной его частями. Невероятная транспортная загруженность Горьковского шоссе, упирающегося в вечную пробку на шоссе Энтузиастов, существенным образом снижает статус места, невзирая на прочие его достоинства. Кто захочет жить в городе, из которого никуда невозможно выехать?

Будучи хорошо знакомы с градостроительными проблемами Балашихи, архитекторы «Остоженки» восприняли предложение заказчика как шанс изменить что-то и в самом городе. Поэтому параллельно с проектированием жилого комплекса они разработали проект двух мощных транспортных развязок на Горьковском шоссе. Коммерческой составляющей этого проектного предложения, без которой даже самый энергичный заказчик не возьмется строить дороги для города, стал крупный деловой центр. Четыре высотных стеклянных башни – строго квадратные в плане – как гигантские массивные столбы въездных ворот поставлены парами по обе стороны магистрали. «Для нас это была основная перспективная задача, – рассказывает главный архитектор проекта Раис Баишев, – Мы хотели соединить северную и южную части Балашихи хотя бы в одной точке, и «Центр» прекрасно для этого подходил». Однако проект, который мог бы сразу на несколько порядков повысить класс не только строящегося в этом месте жилья, но и города в целом, пока остается нереализованным. И шансы на его реализацию никто оценивать не берется.
Жилой комплекс «Акварели». План 1-го этажа
© АБ «Остоженка»

«Центр» же, практически лишившись прочих функций, стал площадкой для строительства жилья. Зато какого! Разбавленный всплесками красок, комплекс получил весьма поэтичное риелторское название – «Акварели». Он и в самом деле походит на акварельный рисунок, который, сохраняя фрагменты исходно-белого листа, наполняет его пространство цветами с множеством отражений, что еще более подчеркивается обилием воды вокруг комплекса – река, пруды… Но все по порядку.

В настоящее время строится квартал «Восток», а квартал «Запад» (так авторы называют составные части комплекса) пока пребывает на стадии разработки концепции (о нем мы расскажем отдельно в следующих публикациях). Между двумя равными по объему кварталами проходит полоса зеленого парка. Как рассказал главный архитектор проекта Раис Баишев, это не просто парк. Когда-то здесь находился погост древнего селища, затем кладбище. С середины прошлого столетия оно закрыто и теперь, густо поросшее высокими деревьями, переводится в статус мемориального парка. Трудно сказать, обрадовало ли такое соседство будущих жильцов комплекса. «В Европе возле кладбищ размещаются самые разнообразные объекты, в том числе – жилье и школы. И никого это не смущает», – поясняет архитектор.

От идеи застроить площадку лесом высотных башен авторы отказались сразу, постаравшись снизить высотность зданий настолько, насколько это было возможно в данном случае. Сохранить требуемое количество квадратных метров архитекторам позволило использование смешанной типологии: они  скрестили между собой башенный, секционный и галерейный типы жилья.

Но это не единственная его особенность: жилой комплекс стал настоящей коллекцией любимых приемов, если не сказать – архетипов классического модернизма.

Его план похож на расческу с четырьмя длинными и редкими зубьями. Зубья тянутся в сторону шоссе, а их «основание», ручка воображаемой расчески, вытянуто вдоль бульвара  и представляет собой протяженный 14-этажный дом  длиной около 330 метров. То ли дом-стена, то ли дом-балка. Если смотреть со стороны шоссе, лучше всего – с позиции «птичьего полета», то очевидно, что на четыре поперечных корпуса положили длинную балку, и тогда это – горизонтальный небоскреб. Но пространство под балкой заполнено жильем (было бы невозможно потерять столько площади), и при взгляде со стороны бульвара он, конечно же, дом-стена, родственник известного дома на Тульской. Впрочем, дом прорезан шестью проемами-проездами, пропускающими лучи света на теневую сторону и ведущими в три больших внутренних двора комплекса. Из-за девятиэтажной высоты эти проемы выглядят как узкие прорези, а дом издали напоминает шагающего вдоль бульвара слона-сороконожку, нарисованного схематично, но похоже. Таким образом, гигантизм комплекса наиболее очевиден со стороны городских кварталов.
Жилой комплекс «Акварели». Макет
© АБ «Остоженка»
Двор. Фотография предоставлена АБ «Остоженка»

Четыре девятиэтажных корпуса (зубья «расчески»), обращенные с сторону шоссе и, в дальней перспективе к голицынской усадьбе, архитекторы стремились сделать как можно ниже. Логичный способ убрать высоту не теряя метры – это нарастить ширину, и толщина каждого корпуса получилась 30 метров, что вдвое больше среднестатистического жилого дома. Поэтому архитекторы превратили корпуса в вереницы прямоугольных (почти квадратных) секций, поместив внутрь каждой из них внутренний дворик. Внутри в сторону двора обращены соединяющие квартиры коридоры, и получается, что каждый блок – это галерейный дом, улиткой свернувшийся вокруг своей световой середины. Один из блоков на каждом корпусе вырастает от девяти до 17 этажей и таким образом возникают  четыре башни.
План 0-го этажа. Изображение предоставлено АБ «Остоженка»

Дальше начинается уже совершенная классика модернизма. Все четыре корпуса, прямо как завещал Ле Корбюзье, поставлены на ножки. В уровне первых этажей нет жилья и проницаемость пешеходного пространства нарушают только несколько магазинов и кафе, устроенных между бетонными «ножками» двух внешних корпусов и пунктирно обозначающих границу территории; а также неизбежные блоки лестниц, лифтов и вестибюлей с прозрачными стеклянными стенами. Ножки в разных вариантах проекта выглядят по-разному: где-то они тонкие и прямоугольного сечения, где-то – плоские трапециевидные, как у «Марсельской единицы» или у вдохновленных ею московских домов-сороконожек Андреева и Меерсона. «Все это  служит идее анфиладного соединения террасированных дворовых пространств комплекса» – поясняет Раис Баишев.
Жилой комплекс «Акварели». Фотография Алексея Лерера, 15.04.2013, в процессе строительства. Предоставлена АБ «Остоженка»
Жилой комплекс «Акварели». Вид на комплекс со стороны воды. Проект © АБ «Остоженка»
Жилой комплекс «Акварели». Фотография Алексея Лерера, 15.04.2013, в процессе строительства. Предоставлена АБ «Остоженка»

Как будто бы отвечая на проницаемость нижнего яруса, верхние части корпусов тоже получают множество прорезей. Прежде всего это касается секций с внутренними дворами – прорези позволяют впустить во дворы побольше света. Для 17-этажных башен, дворы которых – уже настоящие «колодцы», глубокие прорези с северной стороны становятся обязательными: их план выше пятого этажа уже не квадратный, а П-образный.

Прорезям вторят крупные ниши: то там, то тут архитекторы вырезают из стены фрагмент высотой этажей примерно по пять и глубиной около метра.

Когда они это делают, обнаруживается, что несмотря на то, что кожа у домов ослепительно белая (из фиброцементных панелей), внутри они цветные. Это сродни разрезанию арбуза с обнаружением красной мякоти за зеленой шкуркой. Все, что снаружи, ахроматически-белое, но как только мы попадаем внутрь – неважно каким способом, входя в вестибюль или же наблюдая на фасаде вырез, сделанный архитекторами в призматическом объеме – обнаруживается, что дом цветной, и даже очень. У каждого корпуса свой цвет: красный, голубой, зеленый, желтый – его мы видим в углублениях, во дворах, подъездах, на плоскостях стен и потолков проницаемого первого яруса. Тот же цвет в некоторых вариантах проекта появляется на нижней плоскости глубоко вынесенных вперед козырьков.
Жилой комплекс «Акварели». Дворовое пространство. Проект © АБ «Остоженка»
Жилой комплекс «Акварели». Фотография Алексея Лерера, 15.04.2013, в процессе строительства. Предоставлена АБ «Остоженка»
Жилой комплекс «Акварели». Фотография Алексея Лерера, 15.04.2013, в процессе строительства. Предоставлена АБ «Остоженка»
Жилой комплекс «Акварели». Фотография Алексея Лерера, 15.04.2013, в процессе строительства. Предоставлена АБ «Остоженка»

Цвет использован простой и яркий, а оттенки возникают благодаря рефлексам – отражениям цвета на ярких белых плоскостях стен (которые будут особенно яркими в солнечные дни). Именно здесь начинается «акварель»: цвет растворяется в белизне стен почти буквально так же, как и прозрачная, растворенная водой краска ложится на просвечивающий белый лист. Этот эффект особенно похож на акварель по мокрой бумаге – когда ее касается кисточка, краска мгновенно растекается, дает разводы почти такие же, какие появятся на стенах дома в солнечные дни.

Прием, как несложно догадаться, изобретен все тем же Ле Корбюзье, который, вдохновившись Мондрианом, покрасил откосы лоджий «Марсельской единицы» в яркие основные цвета и получил несколько иное, более сложное восприятие базовых оттенков – не прямолинейное, а в перспективе. Мотив, одновременно простой и сложный, стал одним из любимых в современной архитектуре: цветные простенки, цветные рефлексы очень популярны, достаточно вспомнить японские опыты француженки Эммануэль Моро. Версия «Остоженки» крупнее, и к тому же не лишена дополнительного смысла: цвет станет отличительным признаком каждого подъезда, а проходя под ними сквозь дворы, невозможно будет ошибиться, где находишься – настолько сильным, вероятно, будет погружение в цвет, сияющий сверху и отраженный мостовой.
Жилой комплекс «Акварели». Фотография Алексея Лерера, 15.04.2013, в процессе строительства. Предоставлена АБ «Остоженка»

Тему смешения оттенков цвета поддерживают стеклянные плоскости. Особенно хороши дворы, которые окружены, как мы помним, соединяющими квартиры коридорами. Внешняя стена коридоров стеклянная и при взгляде из двора стекло, яркая краска стен и глубина пространства дают вместе феерию оттенков – своего рода апофеоз акварельности, драгоценный. Тему поддерживают диагональные стеклянные лоджии квартир дома-балки со стороны двора. Они «улавливают свет» для жильцов и, с другой стороны – заполняют белую плоскость дробными холодновато-серыми, кое-где разбавленными отраженным светом, мазками.
Жилой комплекс «Акварели». Фотография Алексея Лерера, 15.04.2013, в процессе строительства. Предоставлена АБ «Остоженка»

Основание комплекса также оказывается достаточно сложным. В цокольные части двух корпусов (ниже ножек-опор первого этажа) встроены  детский сад и школа: их фасады стеклянными лентами выходят в заглубленный газон двора – решение очень смелое и нечастое в условиях российских норм. Под остальной частью корпусов разместится подземная парковка, где благодаря нестандартно большой ширине корпусов, машины встанут не в два ряда, а в четыре. Подземная автостоянка обеспечит по машиноместу на одну квартиру, и это не считая отдельно стоящего вдоль Горьковского шоссе наземного гаража – тоже многослойного, потому что на его крыше, скошенной в сторону двора и покрытой травой, предусмотрены спортивные площадки.

Как мы видим, гигантский комплекс жилья в Балашихе использует лучшие традиции модернизма. Причем характерно, что эти традиции в данном случае не формально представительствуют, показывая себя («смотрите, у нас тут оммаж авангарду») а – вовсю используются для осмысления и организации городского пространства, оказываясь и эффектными, и актуальными. В этом смысле квартал «Акварели» – живой и полноценный наследник экспериментальных микрорайонов 1970-х, из которых в нашей стране был в то время построен только один, Чертаново; в европейских странах таких кварталов довольно много (см. например репортаж Архи.ру о лондонском Барбикане.

Однако несложно заметить, что «Акварели» далеко не во всем похожи на микрорайоны классического модернизма. Те вряд ли склонились бы перед контекстом, понижали бы этажность из-за соседней усадьбы; там вряд ли были бы возможны вереницы внутренних дворов – это мотив, отсылает нас к доходным домам Петербурга, а если точнее то к структуре итальянских палаццо с галереями вокруг внутрненного двора; модернисты же предпочитали дома-пластины. Не любили в 1970-е также и башен. Поэтому в балашихинском доме мы наблюдаем скорее сплав приемов классического модернизма и более поздних, более тонких решений, мотивированных контекстом, освещением и прочими условиями. Впрочем, в случае с «Остоженкой» иначе и быть не могло.
Вид двора между корпусами 2 и 3. Фотография А.Гнездилова, октябрь 2012 года. Предоставлена АБ «Остоженка»
zooming
Вид внутреннего двора летом 2013; фасад «длинного» корпуса с диагональными лоджиями близок к завершению. Фотография из «дневника стройки» с сайта жилого комплекса: www.wcolour.ru
Проект:
«Акварели». Жилой комплекс в Балашихе
Россия, Балашиха, микрорайон «Центр»

Авторский коллектив:
А.Скокан, Р.Баишев, А.Старостин, Е.Алексеенко, С.Каверина, А.Бутусов, О.Пономаренко, И.Розина, В.Сергеева, В.Стадников

2006 — 2012 / 2011

ООО «ТЕКТА Восток»

14 Августа 2013

Алла Павликова Юлия Тарабарина

Авторы текста:

Алла Павликова, Юлия Тарабарина
АБ «Остоженка»: другие проекты
Цвет города, или размышления на склоне подмонастырской...
В 2022 году архитекторы АБ «Остоженка» выиграли конкурс, а в 2023 разработали и утвердили мастер-план застройки Черниговской улицы для девелопера GloraX. Проект учитывает 10-летнюю историю предшествующих проработок, сделан в сотрудничестве с нижегородскими архитекторами, и продолжает развиваться сейчас. Рассмотрели внимательно, со всеми поговорили, многое узнали.
Ансамбль индивидуальностей
Стартовало строительство первой очереди многофункционального комплекса INDY Towers на улице Куусинена по проекту архитектурного бюро «Остоженка». Проект открывает новые ракурсы сходства между колонной и небоскребом, изучаем нюансы и переклички.
Черное и красное
Kazakov Grand Loft не спроста так называется: отвечая на пожелания заказчика и отталкиваясь от исторической промышленной архитектуры ближайшего окружения, Валерий Каняшин и архитекторы АБ «Остоженка» предложили новый вариант современного дома в духе «лофта». Только кирпич здесь темно-серый, а металл медно-красный, и фасады романтических «крепостных» башен раскрываются к верхним ярусам внушительными стеклами больших окон. Но самое привлекательное – множество открытых террас на разных уровнях.
Сталь Forcera: благородная патина
Атмосферостойкая сталь – одновременно изысканный и брутальный материал, моментально превращающий объект в иконическое здание-скульптуру. Компания «Северсталь» представляет видеокейс уникального спорткомплекса в ЖК Veren Village, где использовалась атмосферостойкая сталь Forcera
Александру Скокану 80 лет
Сегодня, 4 июня, исполняется 80 лет Александру Скокану, партнеру-основателю бюро «Остоженка», автору, который участвовал и в поисках НЭРа, и в становлении постсоветской архитектуры. Публикуем поздравление от Карена Бальяна – и присоединяемся к нему.
Золотое сечение: лауреаты 2023
Три высшие награды, включая гран-при, получили в этом году архитекторы СПИЧ. Николай Шумаков отмечает, что хорошие московские архитекторы все больше работают в отдаленных уголках страны. На выставке премии можно было изучить, с архитектурной точки зрения, некоторые крупные, но малоизвестные комплексы. Публикуем список лауреатов Золотого сечения 2023 с небольшими комментариями и репортажем.
Башни: прообразы
МКА сообщает о проекте ЖК на улице Куусинена, на месте гаражей, между улицей Зорге и Ходынкой, рядом с парком Березовая роща.
Гребень Стрельны
Разбираем «по косточкам» проект, награжденный Хрустальным Дедалом – ЖК «Veren Village» в Стрельне от АБ «Остоженка». Малоэтажный формат стал в нем триггером для типологических и формальных экспериментов – вроде бы перед нами узнаваемые современные подходы, но в то же время множество нюансов, в которые интересно вникать. Изучив его, думаем, что справедливо дали премию.
Зодчество: лауреаты 2022
В пятницу в Гостином дворе вручили награды фестиваля Зодчество 2022. Хрустальный Дедал достался ЖК Veren Village архитекторов АБ «Остоженка». Татлин, премию за проект, решили не присуждать. Рассказываем, кого наградили, публикуем полный список.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Баланс возможностей
ЖК «Новокрасково» в Люберцах можно понять как пример баланса максимума авторских усилий, вложенных в осмысление объема и пространства в ключе современных градостроительных принципов – и небольшого, в целом, бюджета проекта. Результат – комплекс совсем не похож на своих привычных подмосковных «сородичей». И продан был очень быстро.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Яркое предложение
Концепция развития микрорайонов 7 и 8 в Южно-Сахалинске продолжает работу, начатую концепцией для всего города, также разработанной архитекторами «Остоженки». Можно только удивляться, насколько логично и последовательно идет работа – и насколько ярок результат.
Обитаемая галактика
Компания АПЕКС возглавила работу над проектом масштабного жилого комплекса на севере Москвы, в котором современные подходы к формированию городской застройки сочетаются с продуманными планировочными решениями, узнаваемым обликом и оригинальной концепцией благоустройства.
Лучший – в Латвии
Объявлен лауреат премии союза московских архитекторов – им, как мы и предсказывали, стал Тотан Кузембаев с усадьбой Клаугис, широко известной в узких кругах. Среди номинантов ATRIUM, DNK ag, IND architects, AI architects.
Город в пригороде
Закончено строительство первой очереди микрорайона «Новокрасково». Два квартала задают совершенно иной ритм окружающему пространству поселка: более крупный, но сложный, развитый и пластичный. Городской.
Активация методом мелиорации
Интереснейшая идея пилотного проекта реновации бюро «Остоженка» и Института экономики города – парковки под улицами, совмещенные с коллекторами. Кроме того суть проекта в сохранении ценной зелени, проявлении новой главной улицы и дополнительных улиц-вен.
Типичная аномалия
Оригинальный фасад из стеклянных ламелей принес проекту делового центра на Садовом кольце от бюро «Остоженка» заслуженную победу на конкурсе ArchGlass 2018.
Похожие статьи
Вокзал в лесу
В основу проекта железнодорожного вокзала Цзясина, разработанного бюро MAD, легла концепция «вокзал в лесу».
Ансамбль у мечети
Бюро ОСА подготовило мастер-план микрорайона в южной части Дербента. Его задача – положить начало формированию современной комфортной среды в городе. Организация жилых кварталов подчинена духовному центру: в зависимости от расположения относительно соборной мечети дома отличаются фасадными и пластическими решениями. Программа также включает центр гостеприимства, административные здания, образовательный кластер и воздушный мост.
«Зеленая» сладкая жизнь
Zaha Hadid Architects представили типовой проект заправочной станции для прогулочных судов на водородном топливе. Сначала станции планируется возводить в Средиземноморье, а затем и в других популярных у любителей катеров и яхт регионах мира.
Дом за колоннадой
Жилой дом Highnote по проекту бюро Studioninedots в Алмере включает полуобщественные пространства, которые должны оживить центр этого основанного в 1970-х нидерландского города.
Спасти книжный
Бюро Wutopia Lab спроектировало в Шанхае книжный магазин для тех, кто не читает. Чтобы заставить потенциальных посетителей вынырнуть из своих смартфонов, для них создали целый вертикальный город и наполнили его жизнью.
Образовательный маяк
Здание мореходного училища в порту Свеннборга, спроектированное C.F. Møller Architects совместно с EFFEKT, получило жесткую сетку открытых бетонных конструкций. Решение позволило добиться функциональной гибкости и проницаемости пространства.
Форма немыслимого
Павильон АТОМ на ВДНХ хочется сопоставить с известной максимой архитекторов и критиков: «придумал? теперь построй!». Редко можно встретить столь самоотверженное погружение в реализацию, причем сложные конструктивные и инженерные задачи, поставленные UNK перед самими собой, тут представляются неотъемлемой, важной частью архитектурной идеи. Challenge соответствует месту – все же «выставка достижений», а павильон посвящен атомной энергетике. Рассматриваем: снаружи, изнутри и с изнанки.
Павильон – солнечные часы
Представлен публике проект летнего павильона-2024 галереи «Серпентайн» в Лондоне. В этот раз авторами стали южнокорейский архитектор Минсок Чо и его бюро Mass Studies.
Молочная тема
Концепция офиса компании, производящей сыр, предназначена для закрытой территории молокозавода, – это, хотя бы наполовину, промышленная архитектура. Возможно поэтому она очень проста, что кажется удачным. Здание оживляет буквально пара «штрихов»: разворот угла акцентирует вход, оттенок стекла откликается на тему «молочных рек».
Здание-черенок
В итальянском городке Рипа-Театина недалеко от адриатического побережья строится семейный центр по проекту LAP architettura.
Движение по кругу
Бюро Atelier Aconcept спроектировало детский сад и начальную школу в пригороде Парижа Л’Ай-ле-Роз. Комплекс должен стать «воротами» всей коммуны и драйвером развития нового, весьма перспективного жилого квартала.
Фактура бетона
Посетительский центр на американском военном кладбище Второй мировой войны недалеко от Маастрихта, спроектированный бюро KAAN, интерпретирует «модернистский классицизм» основного ансамбля.
Сборно-разборная модель
Новый корпус цифровых наук и индустрий LAB42 в Амстердамском университете спроектирован максимально гибким и удобным для использования и трансформации на всех стадиях «жизни», от строительства до демонтажа. Авторы проекта – Benthem Crouwel Architekten.
Водная рябь и амбиции
Бюро MAD представило проект арт-центра района Наньхай в Фошане. По замыслу архитекторов, кровля-покрывало соберет в единый «ландшафт» театр, спортивный центр и музей, а также позволит сформировать новые общественные пространства.
«Театр природы»
Бюро Coldefy и CRA-Carlo Ratti Associati представили свой проект национального павильона Франции для Всемирной выставки Экспо-2025 в Осаке.
Музыка и танец
Образовательные центры в Кемерово, Калининграде, Владивостоке и Севастополе – часть программы по созданию культурных кластеров, которая реализуется в регионах с 2018 года. В трех городах кампусы, построенные по проектам ПИ «АРЕНА», уже приняли первых воспитанников. Рассказываем об устройстве этих школ.
Склонение башен
Три башни ЖК «Новоданиловская 8» – новый, и самый высотный, сосед Даниловских мануфактуры, «форта», «плазы», дополнение целого куста современной архитектуры от известных мастеров. При этом они здесь единственные – жилые, самые высотные, и на непростом участке. Рассматриваем, как архитекторы Андрей Романов и Екатерина Кузнецова решили непростую задачу.
В духе РОСТа
Новый тракторный завод Ростсельмаш, концепцию которого подготовило бюро ASADOV, прямо сейчас достраивается в Ростове-на-Дону. Отсылки к советской архитектуре 1920-х и 1960-х годов откликаются на миссию и стратегическое значение предприятия, а также соответствуют пожеланию заказчика: отдать дань уважения ростовскому конструктивизму.
Трехчастная задача: Мытный двор
Петербургский Мытный двор – торговые ряды сложной судьбы – по проекту «Студии 44» планируют превратить в премиальный жилой комплекс. В проекте три части: реставрация исторических корпусов, восстановление утраченной части исторического контура и новые дома. Все они срифмованы между собой и с городом, найдены оси и «лучи света», продуманы уютные уголки и видовые точки. Мы специально проинтервьюировали авторов проекта реставрации исторических корпусов – и рассказываем обо всех, разных, задачах из числа решенных здесь.
Гимн камню
Atelier Archiplein пропагандирует использование натурального камня в социальных проектах. Для небольшого жилого комплекса в Женеве на набережной реки Рона архитекторы выбрали два вида известняка.
Офис как гоночная трасса
Ганноверская штаб-квартира компании Continental, производителя шин и автомобильной электроники, включает мост через 8-полосную дорогу и закольцована как трасса Формулы-1. Авторы проекта – бюро HENN.
Технологии и материалы
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Топ-15 МАФов уходящего года
Какие малые архитектурные формы лучше всего продавались в 2023 году? А какие новинки заинтересовали потребителей?
Спойлер: в тренды попали как умные скамейки, так и консервативная классика. Рассказываем обо всех.
​Металл с олимпийским характером
Алюминий – материал, сочетающий визуальную привлекательность и вариативность применения с выдающимися механико-техническими свойствами.
Рассказываем о 5 знаковых спорткомплексах, при реализации которых был использован фасадный алюминий компании Cladding Solutions.
Частная жизнь в кирпиче
Что происходит с обликом малоэтажной застройки в России? Архи.ру поговорил с экспертами и выяснил, какие тренды отмечают архитекторы в частном домостроении и почему кирпич остается самым популярным материалом для проектов загородных домов с очень разной экономикой.
Новая деталь: 10 лет реконструкции гостиницы «Москва»
В 2013 году был завершен третий этап строительства современной гостиницы «Москва» на Манежной площади, на месте разобранного здания Савельева, Стапрана и Щусева. В этом году исполняется ровно 10 лет одному из самых громких воссозданий 2010-х. Фасады нового здания выполнялись компанией «ОртОст-Фасад».
Уникальные системы КНАУФ для крупнейшего в мире хоккейного...
9 и 10 декабря 2023 года в новом ледовом дворце в Санкт-Петербурге состоялся «Матч звезд КХЛ». Двухдневным спортивным праздником официально открылась «СКА Арена» на проспекте Гагарина. Построенный на месте СКК комплекс – обладатель нескольких лестных титулов «самый-самый», в том числе в части уникальных строительных технологий. На создание сооружения ушло всего 36 месяцев.
Устойчивый малый
Сделать город зеленым и устойчивым – задача, выполнить которую можно только сообща, а в ее решении все средства хороши: и заложенный в стратегию развития зеленый каркас, и контейнер для сортировки мусора, и цветочная грядка на балконе. Рассказываем о малых архитектурных формах, которые помогают улучшить экоповестку.
Baumit: продлевая строительный сезон
Не случайно стройку считают сезонной работой: с приходом холодов часто встает вопрос – можно ли продолжать отделочные работы или надо ждать весны. Baumit разработал специальные штукатурки, которые позволяют отделывать фасад и при минусовых температурах.
Масштаб впечатляет: 7 проектов в Китае, построенных...
Китайские архитектурные объекты давно впечатляют весь мир масштабом и цельностеклянными фасадами. Вместе с менеджером по архитектурным проектам Larta Glass Петром Ивановским рассмотрим применение стекла на самых ярких из них.
Сейчас на главной
На нулевом уровне
Кэнго Кума построил в префектуре Эхиме небольшой отель Itomachi 0 с нулевым уровнем потребления энергии из внешних источников. Это первый подобный объект на территории Японии.
Медь и глянец
Универмаг Hi-light в торговом центре Екатеринбурга объединяет несколько универсальных корнеров для брендов-арендаторов, а посетителей привлекает глянцевыми материалами отделки и акцентными объектами.
Опал Анны Монс
Проект небольшого бизнес-центра рядом с Туполев плаза и улицей Радио прокламирует необходимость современной архитектуры в отдельно взятом месте Немецкой слободы и доказывает свой тезис проработанностью деталей, множеством отвергнутых вариантов формы и даже – описанием района. Можно согласиться и интересно, что получится.
Всех накормить
На ВДНХ для выставки «Россия» силами Концерна КРОСТ был спроектирован и реализован «Дом российской кухни» – в рекордные сроки. Он умело выстроен с точки зрения современного общепита, помноженного на шумную культурную программу, – и столь же успешно интерпретирует разностилевой характер выставки достижений. В то же время значительная часть его интерьера восходит к прообразам 1960-х годов, хоть «про зайцев» тут пой.
Образовательные технологии
Бюро Vallet de Martinis architectes построило недалеко от Парижа корпус новой инженерной школы ESIEE-IT. Среда здесь стимулирует разноуровневую коммуникацию как неотъемлемую часть современного процесса обучения.
Кофе со сливками
Бистро в центре Белграда с дубовыми панелями, бордовым мрамором, патио и лестницей-диваном. Интерьером занималось московское бюро Static Aesthetic.
Пресса: Морфотипы как ключ к сохранению и развитию своеобразия...
Из чего состоит город? Этот вопрос, который на первый взгляд может показаться абстрактным, имел вполне конкретный смысл – понять, как устроена историческая городская застройка, с тем чтобы при реконструкции центра, с одной стороны, сохранить его своеобразие, а с другой – не игнорировать современные потребности.
Бетон и море
В Светлогорске в одном из помещений берегового лифта открылся гастрономический бар. Архитекторы line design studio сохранили брутальный характер места, добавив дихроичное стекло, металл и бетон, а главный акцент сделали на изменчивом пейзаже за окном.
Ширма для автомобиля
Микрорайон “New Питер” отличается от других новостроек Петербурга тем, что с ним работают разные архитекторы. Паркингами, например, занималось молодое бюро Bagratuni Brothers, которое предложило складчатые фасады из металлической сетки, превратившие утилитарную постройку в достойный красной линии объект.
5 утверждений Нормана Фостера: о «зеленом» строительстве,...
Журнал Dezeen опубликовал интервью с 88-летним основателем бюро Foster+Partners. Норман Фостер делится своими мыслями о «зеленом» строительстве, рассказывает о преимуществах бетона и пытается восстановить репутацию авиасообщения. Публикуем ключевые моменты этой беседы.
Поэт, скульптор и архитектор
Еще один вопрос, который рассматривал Градсовет Петербурга на прошлой неделе, – памятник Николаю Гумилеву в Кронштадте. Экспертам не понравился прецедент создания городской скульптуры без участия архитектора, но были и те, кто встал на защиту авторского видения.
Памяти Анатолия Столярчука
Автор многих зданий современного Петербурга, преподаватель Академии художеств, Член Градостроительного совета и человек, всегда готовый поддержать.
Вокзал в лесу
В основу проекта железнодорожного вокзала Цзясина, разработанного бюро MAD, легла концепция «вокзал в лесу».
Крестовый подход
Градостроительный совет Петербурга рассмотрел проект дома на Шпалерной, 51, подготовленный «Студией 44». Жилой комплекс располагается внутри квартала, идет на уступки соседям, но не оставляет сомнений в своем статусе. Эксперты отметили крестообразную композицию и суровую стилистику, тяготеющую к 1960-х годам.
Ансамбль у мечети
Бюро ОСА подготовило мастер-план микрорайона в южной части Дербента. Его задача – положить начало формированию современной комфортной среды в городе. Организация жилых кварталов подчинена духовному центру: в зависимости от расположения относительно соборной мечети дома отличаются фасадными и пластическими решениями. Программа также включает центр гостеприимства, административные здания, образовательный кластер и воздушный мост.
Дом на взморье
Перевоплощение кафе «Причал» на берегу залива в Комарово в ресторан Meat Coin отразило смену тенденций в оформлении загородных домов: на месте темная облицовка фасадов, открытые деревянные конструкции и бетон в интерьере, натуральные материалы, а также фокус на природном окружении.
«Зеленая» сладкая жизнь
Zaha Hadid Architects представили типовой проект заправочной станции для прогулочных судов на водородном топливе. Сначала станции планируется возводить в Средиземноморье, а затем и в других популярных у любителей катеров и яхт регионах мира.
Шоколад в шоколаде
Интерьер петербургского ресторана Theobroma, где все блюда готовятся с применением какао-бобов, выдержан в стиле Людовика XIV. Мебель и посуду в духе рококо балансирует фактура потертого бетона на стенах и обилие естественного света.
Домики в саду
Детский сад, спроектированный бюро WALL для нового района Казани, отвечает нормативам, но далеко уходит от типовых вариантов. Архитекторы предложили замкнутую на себе структуру с зеленым двором в центре, деревянными домиками-ячейками и галереей вместо забора. Получилось по-взрослому и уютно.
Парголовский протестантизм
В Петербурге по проекту бюро SLOI architects строится протестантская церковь. Одна из главных особенностей здания – деревянная кровля с 25-метровыми пролетами, которая в числе прочего формирует интерьер молельного зала. Но есть и другие любопытные детали – рассказываем о них подробнее.
Дом за колоннадой
Жилой дом Highnote по проекту бюро Studioninedots в Алмере включает полуобщественные пространства, которые должны оживить центр этого основанного в 1970-х нидерландского города.
Пресса: Вернуть человеческий масштаб: проекты реконструкции...
В 1978 году Отдел перспективных исследований и экспериментальных предложений был переименован в Отдел развития и реконструкции городской среды. Тема развития через реконструкцию, которая в 1970-е годы разрабатывалась отделом для районов сложившейся застройки в центре города, в 1980-е годы расширяет географию, ОПИ предлагает подходы для реконструкции периферийных районов, т.н. «спальных» районов - бескрайних массивов массового жилищного строительства. Цель этой работы - с одной стороны, рациональное использование городской среды, с другой - гуманизация жилой застройки, создание психологически комфортных пространств.
Спасти книжный
Бюро Wutopia Lab спроектировало в Шанхае книжный магазин для тех, кто не читает. Чтобы заставить потенциальных посетителей вынырнуть из своих смартфонов, для них создали целый вертикальный город и наполнили его жизнью.
Стрит-арт на стройке
Магазин уличной одежды в петербургском пространстве Seno Валентина Дукмас оформила граффити, заборами из профлиста, строительными лесами и пластиковыми стульями. Контраст им составляют старинные деревянные балки и кирпичные стены.