Акварельный сплав

Проект жилого комплекса, который сейчас строится в Балашихе, соединил в себе самые яркие приемы классического модернизма, тонкости контекстуального подхода, несколько вариантов типологии жилья и свежую, живописную эмоциональность.

14 Августа 2013
mainImg

Мастерская:

АБ Остоженка

Проект:

«Акварели». Жилой комплекс в Балашихе
Россия, Балашиха, микрорайон «Центр»

Авторский коллектив:
А.Скокан, Р.Баишев, А.Старостин, Е.Алексеенко, С.Каверина, А.Бутусов, О.Пономаренко, И.Розина, В.Сергеева, В.Стадников

2012 – 2011

ООО «ТЕКТА Восток»
Жилой комплекс «Акварели». Две части комплеса, разделенные кладбищем, и башни делового центра над Горьковским шоссе. Проект © АБ «Остоженка»
Жилой комплекс «Акварели». Фрагмент ситуационного плана © АБ «Остоженка»
В 2008 году в мастерскую «Остоженка» обратилась молодая и энергичная компания «Текта» с предложением спроектировать крупный жилой комплекс в центре Балашихи. На тот момент у заказчика за плечами был всего один реализованный объект в Сергиевом Посаде, однако на волне кризиса он не побоялся запустить новый серьезный проект и даже был готов на всяческие эксперименты.

К экспериментам подталкивал и участок, выбранный для строительства. Площадка расположена в самом центре подмосковной Балашихи между двух магистралей – Горьковской трассой М7, пересекающей весь город с востока на запад, и дублирующей ее центральной городской улицей – проспектом Ленина. Все окружение буквально утопает в зелени, западную границу участка обозначает сохранившийся каскад прудов на реке Пехорке, впервые устроенный в XVI веке и обладающий сейчас статусом памятника инженерного искусства. С севера, за кварталом жилых домов – огромный парк. С противоположной стороны Горьковского шоссе, прямо напротив нового жилого комплекса расположена усадьба Пехра-Яковлевское с парком, большим (хотя и изуродованным) дворцом Голицыных и замечательной церковью-ротондой, которую когда-то приписывали самому Баженову. Словом, именно в этом месте Балашиха оказывается не столько промышленно-серым городком, известным постоянными пробками на шоссе, сколько – красивым историческим местом, которое может похвастаться старинными усадебными парками и рекой с холмистыми берегами. Это место считается центром города, и много десятилетий оно пустовало.

В начале 2000-х администрация города даже провела международный конкурс на застройку «Центра» – так называют в Балашихе рассматриваемый нами участок. Команды из России, Франции, Голландии и других стран дружно предлагали превратить это место в общественный и культурный центр города. Правда, тогда ни один из разработанных проектов так и не получил развития, а участок вновь был забыт на годы. И, наверное, основная проблема кроется не в участке, а в самом городе, выстроенном по старинке вдоль дороги. В нем нет ни одной транспортной развязки, хотя он считается одним из крупнейших городов Подмосковья (по числу жителей он – самый большой в Московской области), и вовсе отсутствуют поперечные связи между южной и северной его частями. Невероятная транспортная загруженность Горьковского шоссе, упирающегося в вечную пробку на шоссе Энтузиастов, существенным образом снижает статус места, невзирая на прочие его достоинства. Кто захочет жить в городе, из которого никуда невозможно выехать?

Будучи хорошо знакомы с градостроительными проблемами Балашихи, архитекторы «Остоженки» восприняли предложение заказчика как шанс изменить что-то и в самом городе. Поэтому параллельно с проектированием жилого комплекса они разработали проект двух мощных транспортных развязок на Горьковском шоссе. Коммерческой составляющей этого проектного предложения, без которой даже самый энергичный заказчик не возьмется строить дороги для города, стал крупный деловой центр. Четыре высотных стеклянных башни – строго квадратные в плане – как гигантские массивные столбы въездных ворот поставлены парами по обе стороны магистрали. «Для нас это была основная перспективная задача, – рассказывает главный архитектор проекта Раис Баишев, – Мы хотели соединить северную и южную части Балашихи хотя бы в одной точке, и «Центр» прекрасно для этого подходил». Однако проект, который мог бы сразу на несколько порядков повысить класс не только строящегося в этом месте жилья, но и города в целом, пока остается нереализованным. И шансы на его реализацию никто оценивать не берется.
Жилой комплекс «Акварели». План 1-го этажа © АБ «Остоженка»

«Центр» же, практически лишившись прочих функций, стал площадкой для строительства жилья. Зато какого! Разбавленный всплесками красок, комплекс получил весьма поэтичное риелторское название – «Акварели». Он и в самом деле походит на акварельный рисунок, который, сохраняя фрагменты исходно-белого листа, наполняет его пространство цветами с множеством отражений, что еще более подчеркивается обилием воды вокруг комплекса – река, пруды… Но все по порядку.

В настоящее время строится квартал «Восток», а квартал «Запад» (так авторы называют составные части комплекса) пока пребывает на стадии разработки концепции (о нем мы расскажем отдельно в следующих публикациях). Между двумя равными по объему кварталами проходит полоса зеленого парка. Как рассказал главный архитектор проекта Раис Баишев, это не просто парк. Когда-то здесь находился погост древнего селища, затем кладбище. С середины прошлого столетия оно закрыто и теперь, густо поросшее высокими деревьями, переводится в статус мемориального парка. Трудно сказать, обрадовало ли такое соседство будущих жильцов комплекса. «В Европе возле кладбищ размещаются самые разнообразные объекты, в том числе – жилье и школы. И никого это не смущает», – поясняет архитектор.

От идеи застроить площадку лесом высотных башен авторы отказались сразу, постаравшись снизить высотность зданий настолько, насколько это было возможно в данном случае. Сохранить требуемое количество квадратных метров архитекторам позволило использование смешанной типологии: они  скрестили между собой башенный, секционный и галерейный типы жилья.

Но это не единственная его особенность: жилой комплекс стал настоящей коллекцией любимых приемов, если не сказать – архетипов классического модернизма.

Его план похож на расческу с четырьмя длинными и редкими зубьями. Зубья тянутся в сторону шоссе, а их «основание», ручка воображаемой расчески, вытянуто вдоль бульвара  и представляет собой протяженный 14-этажный дом  длиной около 330 метров. То ли дом-стена, то ли дом-балка. Если смотреть со стороны шоссе, лучше всего – с позиции «птичьего полета», то очевидно, что на четыре поперечных корпуса положили длинную балку, и тогда это – горизонтальный небоскреб. Но пространство под балкой заполнено жильем (было бы невозможно потерять столько площади), и при взгляде со стороны бульвара он, конечно же, дом-стена, родственник известного дома на Тульской. Впрочем, дом прорезан шестью проемами-проездами, пропускающими лучи света на теневую сторону и ведущими в три больших внутренних двора комплекса. Из-за девятиэтажной высоты эти проемы выглядят как узкие прорези, а дом издали напоминает шагающего вдоль бульвара слона-сороконожку, нарисованного схематично, но похоже. Таким образом, гигантизм комплекса наиболее очевиден со стороны городских кварталов.
Жилой комплекс «Акварели». Макет © АБ «Остоженка»
Двор. Фотография предоставлена АБ «Остоженка»

Четыре девятиэтажных корпуса (зубья «расчески»), обращенные с сторону шоссе и, в дальней перспективе к голицынской усадьбе, архитекторы стремились сделать как можно ниже. Логичный способ убрать высоту не теряя метры – это нарастить ширину, и толщина каждого корпуса получилась 30 метров, что вдвое больше среднестатистического жилого дома. Поэтому архитекторы превратили корпуса в вереницы прямоугольных (почти квадратных) секций, поместив внутрь каждой из них внутренний дворик. Внутри в сторону двора обращены соединяющие квартиры коридоры, и получается, что каждый блок – это галерейный дом, улиткой свернувшийся вокруг своей световой середины. Один из блоков на каждом корпусе вырастает от девяти до 17 этажей и таким образом возникают  четыре башни.
План 0-го этажа. Изображение предоставлено АБ «Остоженка»

Дальше начинается уже совершенная классика модернизма. Все четыре корпуса, прямо как завещал Ле Корбюзье, поставлены на ножки. В уровне первых этажей нет жилья и проницаемость пешеходного пространства нарушают только несколько магазинов и кафе, устроенных между бетонными «ножками» двух внешних корпусов и пунктирно обозначающих границу территории; а также неизбежные блоки лестниц, лифтов и вестибюлей с прозрачными стеклянными стенами. Ножки в разных вариантах проекта выглядят по-разному: где-то они тонкие и прямоугольного сечения, где-то – плоские трапециевидные, как у «Марсельской единицы» или у вдохновленных ею московских домов-сороконожек Андреева и Меерсона. «Все это  служит идее анфиладного соединения террасированных дворовых пространств комплекса» – поясняет Раис Баишев.
Жилой комплекс «Акварели». Фотография Алексея Лерера, 15.04.2013, в процессе строительства. Предоставлена АБ «Остоженка»
Жилой комплекс «Акварели». Фотография Алексея Лерера, 15.04.2013, в процессе строительства. Предоставлена АБ «Остоженка»
Жилой комплекс «Акварели». Вид на комплекс со стороны воды. Проект © АБ «Остоженка»

Как будто бы отвечая на проницаемость нижнего яруса, верхние части корпусов тоже получают множество прорезей. Прежде всего это касается секций с внутренними дворами – прорези позволяют впустить во дворы побольше света. Для 17-этажных башен, дворы которых – уже настоящие «колодцы», глубокие прорези с северной стороны становятся обязательными: их план выше пятого этажа уже не квадратный, а П-образный.

Прорезям вторят крупные ниши: то там, то тут архитекторы вырезают из стены фрагмент высотой этажей примерно по пять и глубиной около метра.

Когда они это делают, обнаруживается, что несмотря на то, что кожа у домов ослепительно белая (из фиброцементных панелей), внутри они цветные. Это сродни разрезанию арбуза с обнаружением красной мякоти за зеленой шкуркой. Все, что снаружи, ахроматически-белое, но как только мы попадаем внутрь – неважно каким способом, входя в вестибюль или же наблюдая на фасаде вырез, сделанный архитекторами в призматическом объеме – обнаруживается, что дом цветной, и даже очень. У каждого корпуса свой цвет: красный, голубой, зеленый, желтый – его мы видим в углублениях, во дворах, подъездах, на плоскостях стен и потолков проницаемого первого яруса. Тот же цвет в некоторых вариантах проекта появляется на нижней плоскости глубоко вынесенных вперед козырьков.
Жилой комплекс «Акварели». Дворовое пространство. Проект © АБ «Остоженка»
Жилой комплекс «Акварели». Фотография Алексея Лерера, 15.04.2013, в процессе строительства. Предоставлена АБ «Остоженка»
Жилой комплекс «Акварели». Фотография Алексея Лерера, 15.04.2013, в процессе строительства. Предоставлена АБ «Остоженка»
Жилой комплекс «Акварели». Фотография Алексея Лерера, 15.04.2013, в процессе строительства. Предоставлена АБ «Остоженка»

Цвет использован простой и яркий, а оттенки возникают благодаря рефлексам – отражениям цвета на ярких белых плоскостях стен (которые будут особенно яркими в солнечные дни). Именно здесь начинается «акварель»: цвет растворяется в белизне стен почти буквально так же, как и прозрачная, растворенная водой краска ложится на просвечивающий белый лист. Этот эффект особенно похож на акварель по мокрой бумаге – когда ее касается кисточка, краска мгновенно растекается, дает разводы почти такие же, какие появятся на стенах дома в солнечные дни.

Прием, как несложно догадаться, изобретен все тем же Ле Корбюзье, который, вдохновившись Мондрианом, покрасил откосы лоджий «Марсельской единицы» в яркие основные цвета и получил несколько иное, более сложное восприятие базовых оттенков – не прямолинейное, а в перспективе. Мотив, одновременно простой и сложный, стал одним из любимых в современной архитектуре: цветные простенки, цветные рефлексы очень популярны, достаточно вспомнить японские опыты француженки Эммануэль Моро. Версия «Остоженки» крупнее, и к тому же не лишена дополнительного смысла: цвет станет отличительным признаком каждого подъезда, а проходя под ними сквозь дворы, невозможно будет ошибиться, где находишься – настолько сильным, вероятно, будет погружение в цвет, сияющий сверху и отраженный мостовой.
Жилой комплекс «Акварели». Фотография Алексея Лерера, 15.04.2013, в процессе строительства. Предоставлена АБ «Остоженка»

Тему смешения оттенков цвета поддерживают стеклянные плоскости. Особенно хороши дворы, которые окружены, как мы помним, соединяющими квартиры коридорами. Внешняя стена коридоров стеклянная и при взгляде из двора стекло, яркая краска стен и глубина пространства дают вместе феерию оттенков – своего рода апофеоз акварельности, драгоценный. Тему поддерживают диагональные стеклянные лоджии квартир дома-балки со стороны двора. Они «улавливают свет» для жильцов и, с другой стороны – заполняют белую плоскость дробными холодновато-серыми, кое-где разбавленными отраженным светом, мазками.
Жилой комплекс «Акварели». Фотография Алексея Лерера, 15.04.2013, в процессе строительства. Предоставлена АБ «Остоженка»

Основание комплекса также оказывается достаточно сложным. В цокольные части двух корпусов (ниже ножек-опор первого этажа) встроены  детский сад и школа: их фасады стеклянными лентами выходят в заглубленный газон двора – решение очень смелое и нечастое в условиях российских норм. Под остальной частью корпусов разместится подземная парковка, где благодаря нестандартно большой ширине корпусов, машины встанут не в два ряда, а в четыре. Подземная автостоянка обеспечит по машиноместу на одну квартиру, и это не считая отдельно стоящего вдоль Горьковского шоссе наземного гаража – тоже многослойного, потому что на его крыше, скошенной в сторону двора и покрытой травой, предусмотрены спортивные площадки.

Как мы видим, гигантский комплекс жилья в Балашихе использует лучшие традиции модернизма. Причем характерно, что эти традиции в данном случае не формально представительствуют, показывая себя («смотрите, у нас тут оммаж авангарду») а – вовсю используются для осмысления и организации городского пространства, оказываясь и эффектными, и актуальными. В этом смысле квартал «Акварели» – живой и полноценный наследник экспериментальных микрорайонов 1970-х, из которых в нашей стране был в то время построен только один, Чертаново; в европейских странах таких кварталов довольно много (см. например репортаж Архи.ру о лондонском Барбикане.

Однако несложно заметить, что «Акварели» далеко не во всем похожи на микрорайоны классического модернизма. Те вряд ли склонились бы перед контекстом, понижали бы этажность из-за соседней усадьбы; там вряд ли были бы возможны вереницы внутренних дворов – это мотив, отсылает нас к доходным домам Петербурга, а если точнее то к структуре итальянских палаццо с галереями вокруг внутрненного двора; модернисты же предпочитали дома-пластины. Не любили в 1970-е также и башен. Поэтому в балашихинском доме мы наблюдаем скорее сплав приемов классического модернизма и более поздних, более тонких решений, мотивированных контекстом, освещением и прочими условиями. Впрочем, в случае с «Остоженкой» иначе и быть не могло.
Вид двора между корпусами 2 и 3. Фотография А.Гнездилова, октябрь 2012 года. Предоставлена АБ «Остоженка»
zooming
Вид внутреннего двора летом 2013; фасад «длинного» корпуса с диагональными лоджиями близок к завершению. Фотография из «дневника стройки» с сайта жилого комплекса: www.wcolour.ru


Мастерская:

АБ Остоженка

Проект:

«Акварели». Жилой комплекс в Балашихе
Россия, Балашиха, микрорайон «Центр»

Авторский коллектив:
А.Скокан, Р.Баишев, А.Старостин, Е.Алексеенко, С.Каверина, А.Бутусов, О.Пономаренко, И.Розина, В.Сергеева, В.Стадников

2012 – 2011

ООО «ТЕКТА Восток»

14 Августа 2013

author pht

Авторы текста:

Юлия Тарабарина, Алла Павликова

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.