English version

Акварельный сплав

Проект жилого комплекса, который сейчас строится в Балашихе, соединил в себе самые яркие приемы классического модернизма, тонкости контекстуального подхода, несколько вариантов типологии жилья и свежую, живописную эмоциональность.

14 Августа 2013
mainImg
Архитектор:
Раис Баишев
Александр Скокан
Проект:
«Акварели». Жилой комплекс в Балашихе
Россия, Балашиха, микрорайон «Центр»

Авторский коллектив:
А.Скокан, Р.Баишев, А.Старостин, Е.Алексеенко, С.Каверина, А.Бутусов, О.Пономаренко, И.Розина, В.Сергеева, В.Стадников

2006 — 2012 / 2011

ООО «ТЕКТА Восток»
Жилой комплекс «Акварели». Две части комплеса, разделенные кладбищем, и башни делового центра над Горьковским шоссе. Проект © АБ «Остоженка»
Жилой комплекс «Акварели». Фрагмент ситуационного плана © АБ «Остоженка»
В 2008 году в мастерскую «Остоженка» обратилась молодая и энергичная компания «Текта» с предложением спроектировать крупный жилой комплекс в центре Балашихи. На тот момент у заказчика за плечами был всего один реализованный объект в Сергиевом Посаде, однако на волне кризиса он не побоялся запустить новый серьезный проект и даже был готов на всяческие эксперименты.

К экспериментам подталкивал и участок, выбранный для строительства. Площадка расположена в самом центре подмосковной Балашихи между двух магистралей – Горьковской трассой М7, пересекающей весь город с востока на запад, и дублирующей ее центральной городской улицей – проспектом Ленина. Все окружение буквально утопает в зелени, западную границу участка обозначает сохранившийся каскад прудов на реке Пехорке, впервые устроенный в XVI веке и обладающий сейчас статусом памятника инженерного искусства. С севера, за кварталом жилых домов – огромный парк. С противоположной стороны Горьковского шоссе, прямо напротив нового жилого комплекса расположена усадьба Пехра-Яковлевское с парком, большим (хотя и изуродованным) дворцом Голицыных и замечательной церковью-ротондой, которую когда-то приписывали самому Баженову. Словом, именно в этом месте Балашиха оказывается не столько промышленно-серым городком, известным постоянными пробками на шоссе, сколько – красивым историческим местом, которое может похвастаться старинными усадебными парками и рекой с холмистыми берегами. Это место считается центром города, и много десятилетий оно пустовало.

В начале 2000-х администрация города даже провела международный конкурс на застройку «Центра» – так называют в Балашихе рассматриваемый нами участок. Команды из России, Франции, Голландии и других стран дружно предлагали превратить это место в общественный и культурный центр города. Правда, тогда ни один из разработанных проектов так и не получил развития, а участок вновь был забыт на годы. И, наверное, основная проблема кроется не в участке, а в самом городе, выстроенном по старинке вдоль дороги. В нем нет ни одной транспортной развязки, хотя он считается одним из крупнейших городов Подмосковья (по числу жителей он – самый большой в Московской области), и вовсе отсутствуют поперечные связи между южной и северной его частями. Невероятная транспортная загруженность Горьковского шоссе, упирающегося в вечную пробку на шоссе Энтузиастов, существенным образом снижает статус места, невзирая на прочие его достоинства. Кто захочет жить в городе, из которого никуда невозможно выехать?

Будучи хорошо знакомы с градостроительными проблемами Балашихи, архитекторы «Остоженки» восприняли предложение заказчика как шанс изменить что-то и в самом городе. Поэтому параллельно с проектированием жилого комплекса они разработали проект двух мощных транспортных развязок на Горьковском шоссе. Коммерческой составляющей этого проектного предложения, без которой даже самый энергичный заказчик не возьмется строить дороги для города, стал крупный деловой центр. Четыре высотных стеклянных башни – строго квадратные в плане – как гигантские массивные столбы въездных ворот поставлены парами по обе стороны магистрали. «Для нас это была основная перспективная задача, – рассказывает главный архитектор проекта Раис Баишев, – Мы хотели соединить северную и южную части Балашихи хотя бы в одной точке, и «Центр» прекрасно для этого подходил». Однако проект, который мог бы сразу на несколько порядков повысить класс не только строящегося в этом месте жилья, но и города в целом, пока остается нереализованным. И шансы на его реализацию никто оценивать не берется.
Жилой комплекс «Акварели». План 1-го этажа © АБ «Остоженка»

«Центр» же, практически лишившись прочих функций, стал площадкой для строительства жилья. Зато какого! Разбавленный всплесками красок, комплекс получил весьма поэтичное риелторское название – «Акварели». Он и в самом деле походит на акварельный рисунок, который, сохраняя фрагменты исходно-белого листа, наполняет его пространство цветами с множеством отражений, что еще более подчеркивается обилием воды вокруг комплекса – река, пруды… Но все по порядку.

В настоящее время строится квартал «Восток», а квартал «Запад» (так авторы называют составные части комплекса) пока пребывает на стадии разработки концепции (о нем мы расскажем отдельно в следующих публикациях). Между двумя равными по объему кварталами проходит полоса зеленого парка. Как рассказал главный архитектор проекта Раис Баишев, это не просто парк. Когда-то здесь находился погост древнего селища, затем кладбище. С середины прошлого столетия оно закрыто и теперь, густо поросшее высокими деревьями, переводится в статус мемориального парка. Трудно сказать, обрадовало ли такое соседство будущих жильцов комплекса. «В Европе возле кладбищ размещаются самые разнообразные объекты, в том числе – жилье и школы. И никого это не смущает», – поясняет архитектор.

От идеи застроить площадку лесом высотных башен авторы отказались сразу, постаравшись снизить высотность зданий настолько, насколько это было возможно в данном случае. Сохранить требуемое количество квадратных метров архитекторам позволило использование смешанной типологии: они  скрестили между собой башенный, секционный и галерейный типы жилья.

Но это не единственная его особенность: жилой комплекс стал настоящей коллекцией любимых приемов, если не сказать – архетипов классического модернизма.

Его план похож на расческу с четырьмя длинными и редкими зубьями. Зубья тянутся в сторону шоссе, а их «основание», ручка воображаемой расчески, вытянуто вдоль бульвара  и представляет собой протяженный 14-этажный дом  длиной около 330 метров. То ли дом-стена, то ли дом-балка. Если смотреть со стороны шоссе, лучше всего – с позиции «птичьего полета», то очевидно, что на четыре поперечных корпуса положили длинную балку, и тогда это – горизонтальный небоскреб. Но пространство под балкой заполнено жильем (было бы невозможно потерять столько площади), и при взгляде со стороны бульвара он, конечно же, дом-стена, родственник известного дома на Тульской. Впрочем, дом прорезан шестью проемами-проездами, пропускающими лучи света на теневую сторону и ведущими в три больших внутренних двора комплекса. Из-за девятиэтажной высоты эти проемы выглядят как узкие прорези, а дом издали напоминает шагающего вдоль бульвара слона-сороконожку, нарисованного схематично, но похоже. Таким образом, гигантизм комплекса наиболее очевиден со стороны городских кварталов.
Жилой комплекс «Акварели». Макет © АБ «Остоженка»
Двор. Фотография предоставлена АБ «Остоженка»

Четыре девятиэтажных корпуса (зубья «расчески»), обращенные с сторону шоссе и, в дальней перспективе к голицынской усадьбе, архитекторы стремились сделать как можно ниже. Логичный способ убрать высоту не теряя метры – это нарастить ширину, и толщина каждого корпуса получилась 30 метров, что вдвое больше среднестатистического жилого дома. Поэтому архитекторы превратили корпуса в вереницы прямоугольных (почти квадратных) секций, поместив внутрь каждой из них внутренний дворик. Внутри в сторону двора обращены соединяющие квартиры коридоры, и получается, что каждый блок – это галерейный дом, улиткой свернувшийся вокруг своей световой середины. Один из блоков на каждом корпусе вырастает от девяти до 17 этажей и таким образом возникают  четыре башни.
План 0-го этажа. Изображение предоставлено АБ «Остоженка»

Дальше начинается уже совершенная классика модернизма. Все четыре корпуса, прямо как завещал Ле Корбюзье, поставлены на ножки. В уровне первых этажей нет жилья и проницаемость пешеходного пространства нарушают только несколько магазинов и кафе, устроенных между бетонными «ножками» двух внешних корпусов и пунктирно обозначающих границу территории; а также неизбежные блоки лестниц, лифтов и вестибюлей с прозрачными стеклянными стенами. Ножки в разных вариантах проекта выглядят по-разному: где-то они тонкие и прямоугольного сечения, где-то – плоские трапециевидные, как у «Марсельской единицы» или у вдохновленных ею московских домов-сороконожек Андреева и Меерсона. «Все это  служит идее анфиладного соединения террасированных дворовых пространств комплекса» – поясняет Раис Баишев.
Жилой комплекс «Акварели». Фотография Алексея Лерера, 15.04.2013, в процессе строительства. Предоставлена АБ «Остоженка»
Жилой комплекс «Акварели». Вид на комплекс со стороны воды. Проект © АБ «Остоженка»
Жилой комплекс «Акварели». Фотография Алексея Лерера, 15.04.2013, в процессе строительства. Предоставлена АБ «Остоженка»

Как будто бы отвечая на проницаемость нижнего яруса, верхние части корпусов тоже получают множество прорезей. Прежде всего это касается секций с внутренними дворами – прорези позволяют впустить во дворы побольше света. Для 17-этажных башен, дворы которых – уже настоящие «колодцы», глубокие прорези с северной стороны становятся обязательными: их план выше пятого этажа уже не квадратный, а П-образный.

Прорезям вторят крупные ниши: то там, то тут архитекторы вырезают из стены фрагмент высотой этажей примерно по пять и глубиной около метра.

Когда они это делают, обнаруживается, что несмотря на то, что кожа у домов ослепительно белая (из фиброцементных панелей), внутри они цветные. Это сродни разрезанию арбуза с обнаружением красной мякоти за зеленой шкуркой. Все, что снаружи, ахроматически-белое, но как только мы попадаем внутрь – неважно каким способом, входя в вестибюль или же наблюдая на фасаде вырез, сделанный архитекторами в призматическом объеме – обнаруживается, что дом цветной, и даже очень. У каждого корпуса свой цвет: красный, голубой, зеленый, желтый – его мы видим в углублениях, во дворах, подъездах, на плоскостях стен и потолков проницаемого первого яруса. Тот же цвет в некоторых вариантах проекта появляется на нижней плоскости глубоко вынесенных вперед козырьков.
Жилой комплекс «Акварели». Дворовое пространство. Проект © АБ «Остоженка»
Жилой комплекс «Акварели». Фотография Алексея Лерера, 15.04.2013, в процессе строительства. Предоставлена АБ «Остоженка»
Жилой комплекс «Акварели». Фотография Алексея Лерера, 15.04.2013, в процессе строительства. Предоставлена АБ «Остоженка»
Жилой комплекс «Акварели». Фотография Алексея Лерера, 15.04.2013, в процессе строительства. Предоставлена АБ «Остоженка»

Цвет использован простой и яркий, а оттенки возникают благодаря рефлексам – отражениям цвета на ярких белых плоскостях стен (которые будут особенно яркими в солнечные дни). Именно здесь начинается «акварель»: цвет растворяется в белизне стен почти буквально так же, как и прозрачная, растворенная водой краска ложится на просвечивающий белый лист. Этот эффект особенно похож на акварель по мокрой бумаге – когда ее касается кисточка, краска мгновенно растекается, дает разводы почти такие же, какие появятся на стенах дома в солнечные дни.

Прием, как несложно догадаться, изобретен все тем же Ле Корбюзье, который, вдохновившись Мондрианом, покрасил откосы лоджий «Марсельской единицы» в яркие основные цвета и получил несколько иное, более сложное восприятие базовых оттенков – не прямолинейное, а в перспективе. Мотив, одновременно простой и сложный, стал одним из любимых в современной архитектуре: цветные простенки, цветные рефлексы очень популярны, достаточно вспомнить японские опыты француженки Эммануэль Моро. Версия «Остоженки» крупнее, и к тому же не лишена дополнительного смысла: цвет станет отличительным признаком каждого подъезда, а проходя под ними сквозь дворы, невозможно будет ошибиться, где находишься – настолько сильным, вероятно, будет погружение в цвет, сияющий сверху и отраженный мостовой.
Жилой комплекс «Акварели». Фотография Алексея Лерера, 15.04.2013, в процессе строительства. Предоставлена АБ «Остоженка»

Тему смешения оттенков цвета поддерживают стеклянные плоскости. Особенно хороши дворы, которые окружены, как мы помним, соединяющими квартиры коридорами. Внешняя стена коридоров стеклянная и при взгляде из двора стекло, яркая краска стен и глубина пространства дают вместе феерию оттенков – своего рода апофеоз акварельности, драгоценный. Тему поддерживают диагональные стеклянные лоджии квартир дома-балки со стороны двора. Они «улавливают свет» для жильцов и, с другой стороны – заполняют белую плоскость дробными холодновато-серыми, кое-где разбавленными отраженным светом, мазками.
Жилой комплекс «Акварели». Фотография Алексея Лерера, 15.04.2013, в процессе строительства. Предоставлена АБ «Остоженка»

Основание комплекса также оказывается достаточно сложным. В цокольные части двух корпусов (ниже ножек-опор первого этажа) встроены  детский сад и школа: их фасады стеклянными лентами выходят в заглубленный газон двора – решение очень смелое и нечастое в условиях российских норм. Под остальной частью корпусов разместится подземная парковка, где благодаря нестандартно большой ширине корпусов, машины встанут не в два ряда, а в четыре. Подземная автостоянка обеспечит по машиноместу на одну квартиру, и это не считая отдельно стоящего вдоль Горьковского шоссе наземного гаража – тоже многослойного, потому что на его крыше, скошенной в сторону двора и покрытой травой, предусмотрены спортивные площадки.

Как мы видим, гигантский комплекс жилья в Балашихе использует лучшие традиции модернизма. Причем характерно, что эти традиции в данном случае не формально представительствуют, показывая себя («смотрите, у нас тут оммаж авангарду») а – вовсю используются для осмысления и организации городского пространства, оказываясь и эффектными, и актуальными. В этом смысле квартал «Акварели» – живой и полноценный наследник экспериментальных микрорайонов 1970-х, из которых в нашей стране был в то время построен только один, Чертаново; в европейских странах таких кварталов довольно много (см. например репортаж Архи.ру о лондонском Барбикане.

Однако несложно заметить, что «Акварели» далеко не во всем похожи на микрорайоны классического модернизма. Те вряд ли склонились бы перед контекстом, понижали бы этажность из-за соседней усадьбы; там вряд ли были бы возможны вереницы внутренних дворов – это мотив, отсылает нас к доходным домам Петербурга, а если точнее то к структуре итальянских палаццо с галереями вокруг внутрненного двора; модернисты же предпочитали дома-пластины. Не любили в 1970-е также и башен. Поэтому в балашихинском доме мы наблюдаем скорее сплав приемов классического модернизма и более поздних, более тонких решений, мотивированных контекстом, освещением и прочими условиями. Впрочем, в случае с «Остоженкой» иначе и быть не могло.
Вид двора между корпусами 2 и 3. Фотография А.Гнездилова, октябрь 2012 года. Предоставлена АБ «Остоженка»
zooming
Вид внутреннего двора летом 2013; фасад «длинного» корпуса с диагональными лоджиями близок к завершению. Фотография из «дневника стройки» с сайта жилого комплекса: www.wcolour.ru
Архитектор:
Раис Баишев
Александр Скокан
Проект:
«Акварели». Жилой комплекс в Балашихе
Россия, Балашиха, микрорайон «Центр»

Авторский коллектив:
А.Скокан, Р.Баишев, А.Старостин, Е.Алексеенко, С.Каверина, А.Бутусов, О.Пономаренко, И.Розина, В.Сергеева, В.Стадников

2006 — 2012 / 2011

ООО «ТЕКТА Восток»

14 Августа 2013

Юлия Тарабарина

Авторы текста:

Алла Павликова, Юлия Тарабарина
АБ Остоженка: другие проекты
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Яркое предложение
Концепция развития микрорайонов 7 и 8 в Южно-Сахалинске продолжает работу, начатую концепцией для всего города, также разработанной архитекторами «Остоженки». Можно только удивляться, насколько логично и последовательно идет работа – и насколько ярок результат.
Обитаемая галактика
Компания АПЕКС возглавила работу над проектом масштабного жилого комплекса на севере Москвы, в котором современные подходы к формированию городской застройки сочетаются с продуманными планировочными решениями, узнаваемым обликом и оригинальной концепцией благоустройства.
Лучший – в Латвии
Объявлен лауреат премии союза московских архитекторов – им, как мы и предсказывали, стал Тотан Кузембаев с усадьбой Клаугис, широко известной в узких кругах. Среди номинантов ATRIUM, DNK ag, IND architects, AI architects.
Город в пригороде
Закончено строительство первой очереди микрорайона «Новокрасково». Два квартала задают совершенно иной ритм окружающему пространству поселка: более крупный, но сложный, развитый и пластичный. Городской.
Активация методом мелиорации
Интереснейшая идея пилотного проекта реновации бюро «Остоженка» и Института экономики города – парковки под улицами, совмещенные с коллекторами. Кроме того суть проекта в сохранении ценной зелени, проявлении новой главной улицы и дополнительных улиц-вен.
Типичная аномалия
Оригинальный фасад из стеклянных ламелей принес проекту делового центра на Садовом кольце от бюро «Остоженка» заслуженную победу на конкурсе ArchGlass 2018.
Первая линия
Архитектура нового комплекса по проекту бюро «Остоженка» на Пречистенской набережной вступает в диалог с памятью об истории места и с современным контекстом, в том числе с соседним зданием банка, который 20 лет назад стал для бюро пропуском в большую архитектуру.
Небоскребы вместо мельниц
ЖК в Мукомольном проезде не только прибавит Москве несколько сотен тысяч квадратных метров жилья, но и превратит заброшенную промзону у Шелепихинской набережной в органичную и обжитую часть города, полностью изменив семантику места.
Свет и тень
АБ «Остоженка» строит в подмосковном поселке Красково новый микрорайон – маленький город с башнями, «крепостной стеной» и собственной часовой башней.
Архсовет Москвы–38
Первый в этом году Архитектурный совет отправил на доработку проекты двух жилых комплексов, предложив авторам внимательнее отнестись к их градостроительному решению.
Пикселизация Мытной
Недалеко от Шуховской башни, в окружении уже существующих новых ЖК, завершается строительство башен Sky House, покрытых отчасти прозрачной, отчасти – по-осеннему пёстрой пиксельной кожей.
Раис Баишев: «Я упаковываю пространства»
Один из основателей архитектурного бюро «Остоженка», главный архитектор таких проектов, как здание Международного Московского банка, ЖК в Одинцово и балашихинские «Акварели», – об участи ГАПа, профессиональных предпочтениях и отличии модного от современного.
Точка отсчета
Архитектурное бюро «Остоженка» и ЮниКредит Банк отметили двадцатилетнюю годовщину здания банка на Пречистенской набережной, собравшего в свое время немалый урожай профессиональных и государственных наград.
Лучистая концепция
Опираясь на ландшафтно-визуальное исследование, которое превратилось в самоценную часть концепции, архитекторам АБ «Остоженка» предложили сохранить 85% видов с набережной на Симонов монастырь.
Солнечный удар. Авангард XXI века
Смелая пластическая игра с объемом гигантского жилого дома в Подмосковье: сложный силуэт, впечатляющие ракурсы и – красочное напоминание о том, что авангард это наше всё.
Похожие статьи
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Цвет в бетоне и кирпиче
Жилой дом 11-19 Jane Street в Нью-Йорке по проекту бюро Дэвида Чипперфильда развивает архитектурные мотивы исторического района Гринвич-Виллидж.
Курдонеры и конструктивизм
Рассматриваем второй квартал «города в городе» Ligovsky City, построенный по проекту бюро «А.Лен» и сочетающий несколько тенденций, характерных для современной архитектуры города.
Внутри рисованной сетки
При проектировании комплекса апартаментов PLAY в Даниловской слободе архитекторы бюро ADM сделали ставку на образность постройки. Наиболее ярко она проявилась в сложносочиненной сетке фасадов.
Своды и лестницы
В Филадельфии завершилась реконструкция Музея искусств по проекту Фрэнка Гери. Материал исторических и новых частей здания одинаков: золотистый известняк.
Ярусная композиция
Немного Нью-Йорка в Одессе: апарт-комплекс по проекту «Архиматики» с башнями и таунхаусами, площадью и бассейнами.
На соевой траве
Площадь Линкольн-центра в Нью-Йорке превратилась в лужайку из эко-газона: новое общественное пространство станет «главной сценой» для постепенного открытия Метрополитен-оперы, New York City Ballet и Филармонии после карантина.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Выше всех
«Газпром» обещает построить в Петербурге башню высотой 703 метра. Рядом с Лахта центром должен появиться небоскреб Лахта-2, а автор – тот же, Тони Кеттл, только он уже не работает в RJMJ.