Бетонные сады

Репортаж с лекции ландшафтного архитектора Мишеля Девиня в клубе «Красный Октябрь»

Автор текста:
Анатолий Белов

mainImg
Архитектор:
Мишель Девинь

31 мая. Прихожу за пятнадцать минут до начала первой лекции в «Красный Октябрь» – на двери в клуб висит здоровенный замок, обернутый целлофановым пакетиком, рядом наклеен бело-синий плакат с надписью «Лекции», с учетом обстоятельств воспринимаемый не иначе как издевательство… и все. Чего делать? Ну хорошо, думаю, лектор, наверное припозднился, но скоро все-таки явится. Стою пять минуть, десять… Около злополучной двери с замком скопилось уже человек пятнадцать – и все друг у друга спрашивают: «А лекция сегодня хоть в каком-то виде будет?» Вскоре стало ясно, что ждать не имеет смысла, и народ разошелся.

zooming
Антверпен, Бельгия
zooming
Антверпен, Бельгия

Назавтра выяснилось, что есть еще какая-то программа «Арх Москвы» помимо официальной, распечатанная на бумажке А4, в которой указано, что лекции М. Девиня и Ч. Дзукки состоятся в пятницу 1 июня. И то эти сведения оказались верными лишь наполовину. После Мишеля Девиня никакой Чино Дзукки так и не выступил – уже на следующий день 2 июня, когда я был на лекции Г. Пеше в ЦДХ, кто-то шепнул мне, что Ч. Дзукки перенесли на сегодня: подъезжайте, мол, если хотите, часам к девяти в клуб «Красный Октябрь»…

zooming
Антверпен, Бельгия

Что же касается М. Девиня, начну с того, что он очень известный ландшафтный архитектор, сотрудничавший в ходе своей карьеры с такими людьми как Ж. Нувель, Ж. Херцог и П. де Мерон, Н. Фостер и т. д. и спроектировавший парковые ансамбли в нескольких мегаполисах (Лондон, Париж, Токио, Даллас). Прежде чем пуститься в дальнейший анализ творчества М. Девиня, признаюсь, что до сих пор как-то не особенно интересовался темой ландшафтной архитектуры: я все концентрировал внимание на домах, а про деревца и кустики думал, что их, мол, кто угодно красиво рассадить ухитрится. Само собой, я всегда отдавал должное садово-парковому искусству – особенно старому, двухсот-трехсотлетней давности. Да и из современного у меня чего-то в голове отложилось – ну, взять хотя бы парк Ла Виллет Б. Чуми. Но так чтобы целенаправленно изучать этот вопрос, вплоть до деталей – на такое меня никогда не тянуло. А тут – нате, любопытнейший материал! Эта лекция, без преувеличения, коренным образом переменила мое отношение к такому разделу архитектуры, как благоустройство территории.

zooming
Даллас, США

Мишель Девинь говорил очень тихо и медленно, как будто бы даже чуточку неуверенно, а картинки прокручивал быстро – наверное, от излишней скромности. Вообще он производил впечатление очень доброжелательного и спокойного человека – слушать его было одно удовольствие… И потом, когда на английском говорят с французским акцентом, это действует – ну, по крайней мере на меня – как-то «обволакивающе» (при том что французский как таковой я терпеть не могу). Правда, плавная, сдержанная речь М. Девиня периодически спотыкалась о кокетливо-скрипучий голос переводчика – томного и астеничного юноши – что вносило в происходящее ощутимый диссонанс. Но ничего. Зато сам перевод был вполне грамотным и доходчивым – некоторые фрагменты лекции без него и вовсе невозможно было бы осмыслить. Так что «нет худа без добра»…

zooming
Иль Сегуан, Париж, Франция

Свое творческое кредо М. Девинь выразил в следующем тезисе:
«Ландшафтный архитектор не должен стесняться «искусственности» своего детища… Он может запроектировать насаждения как угодно – используя квадратный модуль, треугольный и т. д.  –  строгая геометрия в данном случае не враг. Природа все равно сделает свое дело – у нее есть свои способы вносить коррективы в формирование ландшафта, от нас не зависящие.»
И действительно, он абсолютно искренен – как оказалось, его слова и впрямь вяжутся с делом.

zooming
Иль Сегуан, Париж, Франция

Рассмотрим один из первых демонстрировавшихся им проектов – благоустройство набережной в Антверпене: деревья у него высажены вдоль набережной не линеечкой – как, по-моему, принято делать – а прямоугольниками 4 на 6 метров, в которых все настолько плотно утрамбовано, что растительность производит впечатление архитектуры (издалека, во всяком случае)… Эти прямоугольные островки М. Девинь ласково называет «пиксели». Вообще-то подобные островки встречаются во многих его работах – и на лекции он на каждый из них долго и пронзительно смотрел и потом, обращаясь к аудитории, с нежностью и чуточку стыдливо произносил: «Это пиксели… ну, почти они». Как мне представляется, идея разбивать отданную под парк территорию на неравномерную сетку и половину образовавшихся прямоугольников заполнять зеленью, а другую половину – асфальтом или плиткой, довольно-таки оригинальна. На плане это выглядит как растровый рисунок (это когда картинка разложена на множество микроштриховых элементов – например, точек) – отсюда, очевидно, и сравнение с пикселями. Только само слово «пиксель» уже настолько затаскано применительно к искусству, что ужасно хочется его на что-нибудь заменить… Какие аналоги растровой графике можно найти в высоком искусстве? Первое, что приходит на ум – это дивизионистская  (или пуантилистическая, неоимпрессионистская) живопись П. Синьяка, Ж. Сера и др. конца XIX-ого века. Мне кажется, сравнение с творчеством таких людей звучит куда более благородно, чем сравнение с пикселем… не так ли? Исходя из всего вышеописанного, я позволю себе назвать стиль М. Девиня «ландшафтным дивизионизмом».

zooming
Иль Сегуан, Париж, Франция

Возьмем другой его проект для Парижа: на реке Сене между Quai de Stalingrad (Сталинградской набережной) и Chemin de Halage расположен маленький островок Ile Seguin в форме банана, который раньше был застроен промышленными сооружениями – там-то городские власти и задумали выращивать сады. От прома остался мощный бетонный (или железобетонный, не знаю точно) фундамент с кучей всяких ходов и темных закоулков, заполняющий почти всю площадь острова. М. Девинь был в таком восторге от зрелища этого «бетонного острова», холодного и безжизненного, что решил оставить все как есть и лишь в некоторых местах приправить унылый серый массив зеленью. Получилось следующее: из дырок в фундаменте торчат деревья, густо-густо, все остальное – выложенная бетонными же плитами прогулочная площадка. Тут же возникает вопрос: а вдруг дети заиграются и упадут в одну из этих озелененных дыр, тогда что? Хотя ладно, для этого всегда есть высокие ограждения и родители. Но вероятность такого инцидента все равно не исключена…
Проект еще не реализован, и, по словам автора, вероятнее всего, будет оставаться на бумаге еще ближайшие тридцать-сорок лет – это обусловлено в первую очередь нерегулярным финансированием.

zooming
Университет Кейо, Токио

К слову, прием, когда деревья как бы пробиваются через толщу бетона, т. е. сильно заглублены по отношению к высотной отметке прогулочной зоны – так что на поверхность вылезает одна крона, использовался М. Девинем еще в нескольких проектах, как-то: благоустройство территории в центре Далласа, между Woodland Rodgers Fwy и N Central Expy; а также во французском городе Страсбург. В первом у него это особенно изобретательно сделано: там под площадью спрятан подземный гараж; а через эти самые заглубления с деревьями проходят на разных уровнях пандусы. Таким образом, пока ищешь в гараже свободное местечко или выезд, в окне машины периодически мелькают стволы деревьев – и возникает иллюзия, что ты проезжаешь через лес.

zooming
Walker-Art-Center, Миннеаполис

В двух последних проектах, показанных на лекции, было уже значительно меньше игры с пространством и больше фактурности. Первый – это садик в Keio University в Токио. Все уложено бетонными плитами – где-то полметра на полметра – в некоторых из них прорезаны круглые дырки, у каких-то диаметр больше, у каких-то меньше. Из-под плит с дырками наибольшего диаметра торчат молодые деревья, из-под тех, что с едва приметными дырками – травинки. Кое-где вместо больших дырок из плит экструдированы своего рода бетонные пеньки того же диаметра… Что ж, тут про ассоциации с пуантилизмом можно забыть – это уже чистой воды архитектурный оп-арт, Виктор Вазарели в камне. Можно, конечно, сказать, что оп-арт – это почти тот же неоимпрессионизм, с тем лишь отличием, что в нем точечки покрупнее. Но это будет примитивно и неглубоко. А надо глубоко…

zooming
Walker-Art-Center, Миннеаполис

Второй проект – это парк, который принадлежит к Walker Art Сenter, расположенному в американском городе Миннеаполисе. Сначала М. Девинь очень торжественно рассказал о том, как он преклоняется перед американской сеточной градостроительной системой (которая на самом деле исконно не американская, а древнегреческая – Гипподамова сетка). А потом добавил, как это бывает здорово, если на такую жесткую структуру, как координатная сетка, наложить что-нибудь изгибающееся, похожее на изображения циклонов в новостях погоды. Он щелкнул пультом от лэптопа, и на экране появилась такая картинка: на черном фоне красными линиями расчерчена квадратная сетка, в ячейки которой вписаны не менее квадратные – в контурных линиях – дома; а справа от этих домов размещается парк с обещанными кривыми улочками и группами деревьев в виде облаков или лоскутьев носового платка. После генплана он показал фотографии бетонных плит, которыми выложены пешеходные улицы – в каждой из них были проделаны дырочки самых разных форм и размеров (опять оп-арт). Более чем любопытна технология проделывания таких дырочек: сначала изготавливается специальный трафарет (в их случае это была, кажется, медная пластина), потом он накладывается на еще не затвердевший бетон, и по нему прокатывают специальное устройство, выдающее из своего «брюшка» воду под очень сильным напором – и вот вам узор из точек, ромбиков и запятых.
Одна дама задала по этому поводу такой – чисто женский – вопрос: «А что, если в этих дырочках будут застревать каблуки»? Мишель Девинь довольно быстро нашелся: «Так не носите их».

zooming
Клуб «Красный Октябрь»
zooming
Мишель Девинь


Архитектор:
Мишель Девинь

09 Июня 2007

Автор текста:

Анатолий Белов
comments powered by HyperComments
Дефиле небоскребов
Выставка с модным названием «Фэшн Аркитектс» открылась на днях в галерее ВХУТЕМАС. 15 концептуальных макетов небоскребов, вырезанных из фанеры при помощи лазера, дефилируют в синтетическом пространстве свето-музыкальной инсталляции, воплощая тему сменяемости моды в архитектуре. Впервые эти макеты были показаны зрителям в начале прошлого лета на АРХ-Москве
Пресса: К градостроительным решениям среднего уровня?
Многочисленные риэлторские журналы уже как минимум год трубят о том, что последней фишкой отечественного рынка недвижимости являются крупные инвестиционные программы, охватывающие значимые фрагменты городской среды. В самом деле, один за другим появляются проекты новых градостроительных образований и реорганизации значительных территориально-пространственных единиц, насчитывающих тысячи гектаров, вроде бывших земель совхоза «Коммунарка» к юго-западу от столицы. Причем в этом урбанистическом крене мы не одиноки – в 2000-е гг. и на Западе ощутима тяга к смене масштаба профессиональных интервенций, не говоря уже о странах Юго-Восточной Азии или Арабских Эмиратах.
Пресса: Реабилитация пустоты
Международный семинар по городской ландшафтной архитектуре 30.05.2007-03.06.2007. Арх Москва-2007. Участвовали 18 молодых архитекторов из московских бюро. Модераторы: Чино Дзукки (проблема района Остоженки); Хироки Матсуура,бюро Maxwan (район ЦДХ); Жан-Мишель Вильмот (система парков на Красном Октябре)
Арабески в эллинге
3 июня, в последний день «Арх Москвы» в пространстве эллинге «курорта Пирогово» открылась архитектурная выставка «Арабески», спроектированная Юрием Аввакумовым. Выставка продлится четыре месяца
Пресса: К градостроительным решениям среднего уровня? С выставки...
Выставка «АРХ-МОСКВА» с первых шагов выказывала свою сугубо художническую интенцию, настаивая на монологическом восприятии архитектуры как искусства. Однако ее нынешний куратор Б.Голдхоорн, видимо, ощущающий на контрасте со среднестатистическим западным поселением вопиющие разрывы в теле современного российского города, выбрал тему выставки-2007 «Городское пространство» и попытался понять сегодняшнее состояние «городской» составляющей российской архитектуры
Пресса: Есть ли жизнь в Москве?
На фестивале “Арх Москва” придумывали, как сделать наш город безопасным, человечным, уютным — словом, похожим на хорошую квартиру
Национальное, уникальное, эмоциональное: лекция Гаэтано...
2 июня в рамках Арх Москвы по приглашению журнала AD и Chivas прочел лекцию известный итальянский дизайнер и архитектор Гаэтано Пеше. Он рассказал о различии между архитектурой и строительством, национальным и рациональным, а также о том, что в будущем вещи должны стать одновременно уникальными и дешевыми - так маэстро видит промышленную революцию третьего поколения. Пророчества слушала Ирина Фильченкова
Датский с китайцем братья навек
Одна из интересных фигур среди гостей нынешней Арх Москвы – молодое датское бюро BIG, которое в прошедшем году вошло в состав номинантов премии Якова Чернихова.1 июня один из архитекторов BIG Андреас Педерсон, приглашенный компанией Fagerhult, рассказал о проектах бюро, которые делаются для Дании и Швеции, а интерес вызывают в Китае
Лауреаты «Арх Москвы», 2007
В пятницу вечером объявлены лауреаты дипломов «Арх Москвы» и в третий раз за время существования выставки назван архитектор года. Им стал Сергей Киселев
Рем Колхас в Москве
Лекция мировой знаменитости, архитектора и ученого, лауреата Притцкеровской премии Рема Колхаса, была организована московским Центром современной архитектуры. Архитектор и рассказал много интересного – что мир боится «Газпрома», что проекты «звезд» отрицают сами себя, а его собственные проекты в будущем окажется невозможно отреставрироать. Лекцию слушала Ирина Фильченкова
Сад фанерных небоскребов
1 июня, незадолго до вручения «главных» дипломов «Арх Москвы» на стенде компании «Триумфальная марка» были названы победители концептуального конкурса «Вертикальный город», организованного куратором Антоном Кочуркиным
Технологии и материалы
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Питеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Сейчас на главной
Облако на холме
Бюро Alvisi Kirimoto завершило реконструкцию разрушенной землетрясением музыкальной школы в итальянском Камерино. Реализовать проект удалось менее чем за 150 дней.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Деревянный рай
Квартал по проекту по проекту Querkraft и Berger + Parkkinen в районе Асперн в Вене выстроен из дерева – как клееной, так и обычной древесины на бетонном каркасе, причем очень многие элементы конструкции – сборные, предварительно изготовлены на заводе.
Путь к новой орнаментальности
Клубный дом-дворец «Аристократ» у соснового парка перед началом Рублевского шоссе представляет собой новый этап развития московской декоративно-исторической архитектуры: респектабельно украшенной, но тяготеющей к легким светлым тонам и умело использующей романтический флёр майоликовых вставок.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства новой ратуши по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.