«Понимая, что в обществе нет большого запроса на хорошую архитектуру, мы сами пытаемся создать его»

Интервью с основателями ереванского архитектурного бюро «Тарберак» Арменом Акопяном и Кареном Берберяном.

mainImg
Два года назад в Ереване архитекторами Арменом Акопяном и Кареном Берберяном было основано бюро «Тарберак». За этот недолгий период оно успело заявить о себе многочисленными смелыми и инициативными проектами. Мне стало интересно поговорить с ними об их работе. Интервью прошло по Skype в июле 2020-го.

– Ребята, несмотря на то, что мы знакомы очень давно, мне мало известно о вашем бюро. Расскажите, как появилась идея основать его?

– Несколько лет мы вместе работали у Тима Флина (Tim Flynn Architects, британская архитектурная мастерская, ереванский филиал которой занимался, в частности, проектированием международной школы в Дилижане – примечание Т. А.). Потом Карен выиграл грант на учебу в США и уехал, Армен же остался работать в бюро и параллельно занимался небольшими частными заказами. После возвращения Карена в Ереван создать свое бюро предложил Армен.
Нашей первой работой стал проект многоэтажного жилого дома. К новому 2019-му году сделали эскиз и выступили с альтернативным предложением заказчику. К счастью для нас, проект пошел дальше, сейчас уже идет стройка. С этого момента в принципе можно и говорить об основании нашего бюро, хотя на тот момент у нас не было юридического статуса и, соответственно, названия.
Отметим, что в армянской действительности есть два основных пути для основания архитектурного бюро: конкурсы, которые здесь проводятся очень редко, либо интерьерные проекты, рынок которых гораздо либеральнее, но, соответственно, с большой конкуренцией. Мы не хотели, чтобы интерьеры стали нашей специализацией, поэтому выбрали иной, альтернативный путь для становления.
«Понимая, что в обществе нет большого запроса на хорошую архитектуру, мы сами пытаемся создать его»

– Почему «Тарберак», что в переводе с армянского значит «Вариант»? Есть ли в этом смысл, отражающий специфику вашей работы?

– И да, и нет. Про название думали примерно год. Изначально не хотели, чтобы в наименовании бюро фигурировали наши имена, поскольку они ни о чем не говорят. Но после долгого обсуждения всех возможных вариантов остановились на варианте «Вариант».

– Какой именно «вариант»? В чем заключается ваш подход?

– За 30 лет (имеется в виду период независимости республики – примечание Т. А.) в плане общественных пространств в Ереване образовался некий вакуум. До этого ими занималась советское государство, после основной акцент был сделан на коммерческие проекты. Таким образом образовался большой пласт новых для города проблем. Мы видим их, нам они небезразличны. Однако эти вопросы поднимают только городские власти и журналисты. Получается, что архитектор не участник этого процесса, ему просто отведена роль исполнителя. Вот мы и стремимся переломить такой формат и вывести на первый план эти проблемы посредством нашей архитектурной деятельности.
«Мы не претенциозны, для нас главное – начать дискуссию»

– То есть приоритетным для вас является профессиональное освещение городских проблем?

– Наши инициативы, естественно, нацелены в будущее. В юридическом, финансовом и прочих аспектах они довольно сложны в плане реализации, поэтому не факт, что они сразу же приобретут статус заказа, и мы прекрасно осознаем это. А вот начать процесс обсуждения этих проблем уже сегодня – считаем необходимым для развития города, и мы тут стараемся выступить как связующее звено.

  • zooming
    1 / 11
    Станция метро «Петак»
    © TarberAK Architectural Studio
  • zooming
    2 / 11
    Станция метро «Петак»
    © TarberAK Architectural Studio
  • zooming
    3 / 11
    Станция метро «Петак»
    © TarberAK Architectural Studio
  • zooming
    4 / 11
    Станция метро «Петак»
    © TarberAK Architectural Studio
  • zooming
    5 / 11
    Станция метро «Петак»
    © TarberAK Architectural Studio
  • zooming
    6 / 11
    Станция метро «Петак»
    © TarberAK Architectural Studio
  • zooming
    7 / 11
    Станция метро «Петак»
    © TarberAK Architectural Studio
  • zooming
    8 / 11
    Станция метро «Петак»
    © TarberAK Architectural Studio
  • zooming
    9 / 11
    Станция метро «Петак»
    © TarberAK Architectural Studio
  • zooming
    10 / 11
    Станция метро «Петак»
    © TarberAK Architectural Studio
  • zooming
    11 / 11
    Станция метро «Петак»
    © TarberAK Architectural Studio

Проект посвящен оптимизации сети метро в Ереване. Станция «Петак» на перегоне между «Сасунци Давид» и «Зоравар Андраник» не потребует крупных инвестиций, однако значительно облегчит доступ горожан к торговым комплексам «Петак» и «Сурмалу», а местным жителям и предпринимателям – к метрополитену. Станция уменьшит транспортную загруженность и повысит привлекательность района.

– А почему вы не ограничиваетесь только исследованием?

– Мы пытаемся синтезировать исследование с проектированием. Сначала у нас идет процесс многостороннего изучения вопроса. Но «голое» исследование вряд ли станет предметом дискуссии. В форме проекта вопросы становятся более доступными, и именно с проекта начинается обсуждение! Как в случае с проектом для «Каскада», после которого возник определенный ажиотаж в соцсетях, и даже в курсовых проектах на архитектурном факультете стали затрагивать эту тему. Одна из газет начала доставать из архивов старые проекты «Каскада» и т.д. В общем, мы добились своей цели.

  • zooming
    1 / 11
    Расширение комплекса «Каскад»
    © TarberAK Architectural Studio
  • zooming
    2 / 11
    Расширение комплекса «Каскад»
    © TarberAK Architectural Studio
  • zooming
    3 / 11
    Расширение комплекса «Каскад»
    © TarberAK Architectural Studio
  • zooming
    4 / 11
    Расширение комплекса «Каскад»
    © TarberAK Architectural Studio
  • zooming
    5 / 11
    Расширение комплекса «Каскад»
    © TarberAK Architectural Studio
  • zooming
    6 / 11
    Расширение комплекса «Каскад»
    © TarberAK Architectural Studio
  • zooming
    7 / 11
    Расширение комплекса «Каскад»
    © TarberAK Architectural Studio
  • zooming
    8 / 11
    Расширение комплекса «Каскад»
    © TarberAK Architectural Studio
  • zooming
    9 / 11
    Расширение комплекса «Каскад»
    © TarberAK Architectural Studio
  • zooming
    10 / 11
    Расширение комплекса «Каскад»
    © TarberAK Architectural Studio
  • zooming
    11 / 11
    Расширение комплекса «Каскад»
    © TarberAK Architectural Studio

Проект посвящен завершению «Каскада», 300-метрового многофункционального комплекса-лестницы, и полной реализации его потенциала как культурного центра и общественного пространства. Также предусмотрено решение важных инфраструктурных проблем и удовлетворение существующего спроса на центр исполнительских искусств и музей.
Ключевая идея проекта – диверсификация растущей пешеходной нагрузки на «Каскад» с помощью новых панорамных точек и поперечных пологих пандусов как альтернативы лестнице по главной оси.



– Небольшое отступление. Карен, почему ты решил вернуться домой из Нью-Йорка? Вроде бы это и есть мечта любого молодого архитектора: учеба в Колумбийском университете, работа у «звезды»...

– Согласен, но как бы странно ни прозвучало, именно там я почувствовал опасность застоя. Насколько долго остался бы там, настолько было бы сложно вернуться. А у меня было желание вернуться. Год отучился и полтора года работал в офисе Бернара Чуми.

– Если не секрет, расскажи немного о нем, о его бюро.

– Это не «корпоративный» офис, но в то же время он дает свободу сотрудникам. Он очень открытый, свободномыслящий человек. Он «маньяк контроля», если можно так выразиться, контролирует все до мелочей.
Очень любит варианты. Мы могли разработать 20–30 вариантов для одного проекта. Потом из них выбирали десять, потом «ответвлялись», и оставалось где-то пять. Ну и в конце остается наименее противоречивое.

– Работа у Чуми повлияла на твои взгляды?

– Со временем, в частности, в процессе работы чувствую, что его влияние велико. Не хотелось бы вдаваться в подробности, но именно там ты должен почувствовать его методологию проектирования, поверь, это очень захватывающе! Но, в то же время, я не сторонник механического внедрения его метода.

– Ну а на свой вопрос: «Как ты попал к Чуми?», естественно, я получил ответ – «Совершенно случайно!» (смеемся)
Вы стремитесь вложить определенное видение в ваши проекты?

– Не думаем, что хорошим интерьером или даже зданием мы создадим видение будущего. И неважно, будешь ли ты [архитектурным] чиновником или получишь большой заказ, чтобы сформировать это видение. В то же время, ты можешь сделать маленький проект и охватить при этом широкий спектр вопросов: истории, наследия, экономики, коммуникаций и т.д.
Если попытаться сформулировать нашу позицию, то она, скорее, – движение от проблемы. Мы не адаптируем заранее заявленный манифест или идеологию к конкретному месту. Скорее, наоборот. Стараемся концентрироваться на конкретных локальных аспектах: искать и констатировать проблемы данного места и предлагать наше видение их решения.
К примеру, в проекте «Каскада» мы увидели проблему в движении. В проекте «За стеной» мы видели проблему в существовании стены-ограждения, и если ее снять, то очень много задач ставится. Но справедливости ради надо отметить, что архитектура – настолько медленный процесс, что пока реализуешь проект, изначально поставленная задача может исчезнуть.

  • zooming
    1 / 21
    «За стеной». Совместно с TL Bureau
    © TarberAK Architectural Studio & TL Bureau
  • zooming
    2 / 21
    «За стеной». Совместно с TL Bureau
    © TarberAK Architectural Studio & TL Bureau
  • zooming
    3 / 21
    «За стеной». Совместно с TL Bureau
    © TarberAK Architectural Studio & TL Bureau
  • zooming
    4 / 21
    «За стеной». Совместно с TL Bureau
    © TarberAK Architectural Studio & TL Bureau
  • zooming
    5 / 21
    «За стеной». Совместно с TL Bureau
    © TarberAK Architectural Studio & TL Bureau
  • zooming
    6 / 21
    «За стеной». Совместно с TL Bureau
    © TarberAK Architectural Studio & TL Bureau
  • zooming
    7 / 21
    «За стеной». Совместно с TL Bureau
    © TarberAK Architectural Studio & TL Bureau
  • zooming
    8 / 21
    «За стеной». Совместно с TL Bureau
    © TarberAK Architectural Studio & TL Bureau
  • zooming
    9 / 21
    «За стеной». Совместно с TL Bureau
    © TarberAK Architectural Studio & TL Bureau
  • zooming
    10 / 21
    «За стеной». Совместно с TL Bureau
    © TarberAK Architectural Studio & TL Bureau
  • zooming
    11 / 21
    «За стеной». Совместно с TL Bureau
    © TarberAK Architectural Studio & TL Bureau
  • zooming
    12 / 21
    «За стеной». Совместно с TL Bureau
    © TarberAK Architectural Studio & TL Bureau
  • zooming
    13 / 21
    «За стеной». Совместно с TL Bureau
    © TarberAK Architectural Studio & TL Bureau
  • zooming
    14 / 21
    «За стеной». Совместно с TL Bureau
    © TarberAK Architectural Studio & TL Bureau
  • zooming
    15 / 21
    «За стеной». Совместно с TL Bureau
    © TarberAK Architectural Studio & TL Bureau
  • zooming
    16 / 21
    «За стеной». Совместно с TL Bureau
    © TarberAK Architectural Studio & TL Bureau
  • zooming
    17 / 21
    «За стеной». Совместно с TL Bureau
    © TarberAK Architectural Studio & TL Bureau
  • zooming
    18 / 21
    «За стеной». Совместно с TL Bureau
    © TarberAK Architectural Studio & TL Bureau
  • zooming
    19 / 21
    «За стеной». Совместно с TL Bureau
    © TarberAK Architectural Studio & TL Bureau
  • zooming
    20 / 21
    «За стеной». Совместно с TL Bureau
    © TarberAK Architectural Studio & TL Bureau
  • zooming
    21 / 21
    «За стеной». Совместно с TL Bureau
    © TarberAK Architectural Studio & TL Bureau

Разработанный совместно с TL Bureau проект призван восстановить горизонтальные городские связи, которые из-за появления «Каскада» остановились в своем развитии. Речь идет конкретно о территории бывшей резиденции президента Армении (ныне Государственный комитет по контролю) – запертой ЗА СТЕНОЙ зеленой зоне, которая может послужить общественным пространством: площадкой для проведения лекций и открытых кинопоказов, прогулочной зоной для жителей центра и туристов, информационным центром для музеев (где может быть единая музейная касса), творческим парком для студентов Академии. Своим проектом архитекторы предлагают убрать стену, вернуть зеленую зону городу, создать там новый общественный центр.
«Даже самое маленькое бюро самым маленьким проектом может выразить свой месседж»

– Часто стремление молодых архитекторов и бюро к оригинальности сводиться исключительно к формальным изысканиям. Каков ваш язык самовыражения?

– У тебя однозначно есть один определенный язык. Но мы стремимся, чтоб в наших проектах восприятие формального «языка» не ощущалось. Мы отказываемся от клише и искусственных рамок для самовыражения.
Для каждой определенной задачи выбираешь соответствующий язык и вариант решения – разными средствами. От проекта к проекту язык формируется. В процессе работы как раз рождается форма, и если она решила задачу, значит, она получилась.

– В современной архитектуре язык становится все более универсальным и размываются границы идентичности. В Армении молодые архитекторы тоже вливаются в этот «поток».

– Согласны. Информационная блокада благодаря интернету исчезла. Основными его пользователями (имеется в виду начало нулевых, когда и выросло это поколение архитекторов – прим. Т. А.) была тогдашняя молодежь. По нашему мнению, именно с этим и можно связать изменение языка архитектуры в нашей стране и не только. Умножились и изменились также и инструменты выражения. Это тоже подтолкнуло молодых архитекторов к новому мышлению. Кстати, в самом профессиональном языке появилось множество новых слов: movement, event, public space и т.д.

  • zooming
    1 / 17
    «Между стенами». Совместно с TL Bureau
    © TarberAK Architectural Studio & TL Bureau
  • zooming
    2 / 17
    «Между стенами». Совместно с TL Bureau
    © TarberAK Architectural Studio & TL Bureau
  • zooming
    3 / 17
    «Между стенами». Совместно с TL Bureau
    © TarberAK Architectural Studio & TL Bureau
  • zooming
    4 / 17
    «Между стенами». Совместно с TL Bureau
    © TarberAK Architectural Studio & TL Bureau
  • zooming
    5 / 17
    «Между стенами». Совместно с TL Bureau
    © TarberAK Architectural Studio & TL Bureau
  • zooming
    6 / 17
    «Между стенами». Совместно с TL Bureau
    © TarberAK Architectural Studio & TL Bureau
  • zooming
    7 / 17
    «Между стенами». Совместно с TL Bureau
    © TarberAK Architectural Studio & TL Bureau
  • zooming
    8 / 17
    «Между стенами». Совместно с TL Bureau
    © TarberAK Architectural Studio & TL Bureau
  • zooming
    9 / 17
    «Между стенами». Совместно с TL Bureau
    © TarberAK Architectural Studio & TL Bureau
  • zooming
    10 / 17
    «Между стенами». Совместно с TL Bureau
    © TarberAK Architectural Studio & TL Bureau
  • zooming
    11 / 17
    «Между стенами». Совместно с TL Bureau
    © TarberAK Architectural Studio & TL Bureau
  • zooming
    12 / 17
    «Между стенами». Совместно с TL Bureau
    © TarberAK Architectural Studio & TL Bureau
  • zooming
    13 / 17
    «Между стенами». Совместно с TL Bureau
    © TarberAK Architectural Studio & TL Bureau
  • zooming
    14 / 17
    «Между стенами». Совместно с TL Bureau
    © TarberAK Architectural Studio & TL Bureau
  • zooming
    15 / 17
    «Между стенами». Совместно с TL Bureau
    © TarberAK Architectural Studio & TL Bureau
  • zooming
    16 / 17
    «Между стенами». Совместно с TL Bureau
    © TarberAK Architectural Studio & TL Bureau
  • zooming
    17 / 17
    «Между стенами». Совместно с TL Bureau
    © TarberAK Architectural Studio & TL Bureau


Разработанный вместе с TL Bureau проект расширения библиотеки им. Исаакяна на территории между 3-м правительственным зданием и вестибюлем станции метро «Площадь Республики» («Анрапетуцян Храпарак»). Проведенное авторами исследование показало, что там чувствуется нехватка качественных общественных пространств, особенно – из-за современных требований к библиотекам, разнообразия медиа и т.д. Интересно, что эти две зоны расположены на одном уровне и разделены «ямой». Библиотека будет расширена в пространство этой «ямы» и соединена с «Площадью Республики» через подземные фонтаны. Новый объем благодаря ступенчатой форме кровли обеспечит не только горизонтальную, но и вертикальную связь: фонтанная площадь, три уровня библиотеки, верхняя, зеленая зона станции.
«Архитектура не заказ, а то, что генерирует идеи, сценарии, вопросы»

– Фактор наследия в ваших проектах: как вы работаете с ним?

– Мы не выделяем наследие как отдельную субстанцию в нашей работе. В первую очередь мы фиксируем проблемы в среде. Отнюдь не обязательно, чтобы сооружение входило в список охраны памятников, чтобы считаться наследием. Оно может быть самым неожиданным. Для нас наследие – работа с дошедшими до нас проблемами прошлого. Мы стремимся к такому подходу, который поспособствует решению сегодняшних проблем и не помешает прошлым.

– В этом контексте проект в Дилижане для меня – самый интересный.

– В Дилижане мы увидели потенциал наследия в существующих руинах (бетонные конструкции недостроенной церкви – примечание Т. А.). Эти конструкции были освящены. Люди знали, что там должна строиться церковь, они приходили сюда, ставили свечи и таким образом сформировали вокруг некую ауру. Это было нечто, что еще не «достигло» своей функции.
Мы постарались посредством архитектуры в заброшенном месте создать магнит, который даст импульс окружению, организует пространство и подчеркнет это «незавершенное наследие», внедряя в него вторую мысль.

  • zooming
    1 / 9
    Дилижан: «Павильон благословенных стен» (постоянная экспозиция). «Слово Нарекаци» (инсталляция)
    © TarberAK Architectural Studio
  • zooming
    2 / 9
    Дилижан: «Павильон благословенных стен» (постоянная экспозиция). «Слово Нарекаци» (инсталляция)
    © TarberAK Architectural Studio
  • zooming
    3 / 9
    Дилижан: «Павильон благословенных стен» (постоянная экспозиция). «Слово Нарекаци» (инсталляция)
    © TarberAK Architectural Studio
  • zooming
    4 / 9
    Дилижан: «Павильон благословенных стен» (постоянная экспозиция). «Слово Нарекаци» (инсталляция)
    © TarberAK Architectural Studio
  • zooming
    5 / 9
    Дилижан: «Павильон благословенных стен» (постоянная экспозиция). «Слово Нарекаци» (инсталляция)
    © TarberAK Architectural Studio
  • zooming
    6 / 9
    Дилижан: «Павильон благословенных стен» (постоянная экспозиция). «Слово Нарекаци» (инсталляция)
    © TarberAK Architectural Studio
  • zooming
    7 / 9
    Дилижан: «Павильон благословенных стен» (постоянная экспозиция). «Слово Нарекаци» (инсталляция)
    © TarberAK Architectural Studio
  • zooming
    8 / 9
    Дилижан: «Павильон благословенных стен» (постоянная экспозиция). «Слово Нарекаци» (инсталляция)
    © TarberAK Architectural Studio
  • zooming
    9 / 9
    Дилижан: «Павильон благословенных стен» (постоянная экспозиция). «Слово Нарекаци» (инсталляция)
    © TarberAK Architectural Studio


Руинированное сооружение в центре Дилижана, задуманное десятилетия назад как церковь, но так и не достроенное, предлагается превратить в арт-пространство на открытом воздухе. Первой инсталляцией там должна стать выставка «Слово Нарекаци», посвященная наследию Григора Нарекаци.
Чтобы усилить духовный характер павильона, в его центре возведут куб из полированной нержавеющей стали размером 6 м х 6 м, «бескорыстно» отражающий окружающее пространство. Внутри можно экспонировать наиболее ценные произведения искусства. Стены самого павильона планируется использовать для крепления экранов, баннеров и других выставочных материалов.
«Архитектуре необязательно иметь функцию, чтобы быть интересной»

– Как вы видите свое будущее? Ведь «Тарберак» все-таки подразумевает некое промежуточное состояние, состояние варианта.

– Понятно, что невозможно долго сохранять этот энтузиазм, и мы осознаем, что наша мотивация может угасать. Хотя одна из наших инициатив стала реальностью, и мы поняли, что наш энтузиазм может превратиться в заказ. Это дает нам мотивацию для того, чтобы продолжать свой курс. Надеемся, что он эволюционирует и не погаснет.
Мы свободны, мы хотим распространять нашу позицию. Нам также интересно – и у нас есть такой опыт – делать проекты в сотрудничестве с другими бюро.

15 Февраля 2021

Похожие статьи
Марина Егорова: «Мы привыкли мыслить не квадратными...
Карьерная траектория архитектора Марины Егоровой внушает уважение: МАРХИ, SPEECH, Москомархитектура и Институт Генплана Москвы, а затем и собственное бюро. Название Empate, которое апеллирует к словам «чертить» и «сопереживать», не должно вводить в заблуждение своей мягкостью, поскольку бюро свободно работает в разных масштабах, включая КРТ. Поговорили с Мариной о разном: градостроительном опыте, женском стиле руководства и даже любви архитекторов к яхтингу.
Андрей Чуйков: «Баланс достигается через экономику»
Екатеринбургское бюро CNTR находится в стадии зрелости: кристаллизация принципов, системность и стандартизация помогли сделать качественный скачок, нарастить компетенции и получать крупные заказы, не принося в жертву эстетику. Руководитель бюро Андрей Чуйков рассказал нам о выстраивании бизнес-модели и бонусах, которые дает архитектору дополнительное образование в сфере управления финансами.
Василий Бычков: «У меня два правила – установка на...
Арх Москва начнется 22 мая, и многие понимают ее как главное событие общественно-архитектурной жизни, готовятся месяцами. Мы поговорили с организатором и основателем выставки, Василием Бычковым, руководителем компании «Экспо-парк Выставочные проекты»: о том, как устроена выставка и почему так успешна.
Влад Савинкин: «Выставка как «маленькая жизнь»
АРХ МОСКВА все ближе. Мы поговорили с многолетним куратором выставки, архитектором, руководителем профиля «Дизайн среды» Института бизнеса и дизайна Владиславом Савинкиным о том, как участвовать в выставках, чтобы потом не было мучительно больно за бесцельно потраченные время и деньги.
Сергей Орешкин: «Наш опыт дает возможность оперировать...
За последние годы петербургское бюро «А.Лен» прочно закрепило за собой статус федерального, расширив географию проектов от Санкт-Петербурга до Владивостока. Получать крупные заказы помогает опыт, в том числе международный, структура и «архитектурная лаборатория» – именно в ней рождаются методики, по которым бюро создает комфортные квартиры и урбан-блоки. Подробнее о росте мастерской рассказывает Сергей Орешкин.
2023: что говорят архитекторы
Набрали мы комментариев по итогам года столько, что самим страшно. Общее суждение – в архитектурной отрасли в 2023 году было настолько все хорошо, прежде всего в смысле заказов, что, опять же, слегка страшновато: надолго ли? Особенность нашего опроса по итогам 2023 года – в нем участвуют не только, по традиции, москвичи и петербуржцы, но и архитекторы других городов: Нижний, Екатеринбург, Новосибирск, Барнаул, Красноярск.
Александра Кузьмина: «Легко работать, когда правила...
Сюжетом стенда и выступлений архитектурного ведомства Московской области на Зодчестве стало комплексное развитие территорий, или КРТ. И не зря: задача непростая и очень «живая», а МО по части работы с ней – в передовиках. Говорим с главным архитектором области: о мастер-планах и кто их делает, о том, где взять ресурсы для комфортной среды, о любимых проектах и даже о том, почему теперь мало хороших архитекторов и что делать с плохими.
Согласование намерений
Поговорили с главным архитектором Института Генплана Москвы Григорием Мустафиным и главным архитектором Южно-Сахалинска Максимом Ефановым – о том, как формируется рабочий генплан города. Залог успеха: сбор данных и моделирование, работа с горожанами, инфраструктура и презентация.
Изменчивая декорация
Члены экспертного совета премии Innovative Public Interiors Award 2023 продолжают рассуждать о том, какими будут общественные интерьеры будущего: важен предлагаемый пользователю опыт, гибкость, а в некоторых случаях – тотальный дизайн.
Определяющая среда
Человекоцентричные, технологичные или экологичные – какими будут общественные интерьеры будущего, рассказывают члены экспертного совета премии Innovative Public Interiors Award 2023.
Иван Греков: «Заказчик, который может и хочет сделать...
Говорим с Иваном Грековым, главой архитектурного бюро KAMEN, автором многих знаковых объектов Москвы последних лет, об истории бюро и о принципах подхода к форме, о разном значении объема и фасада, о «слоях» в работе со средой – на примере двух объектов ГК «Основа». Это квартал МИРАПОЛИС на проспекте Мира в Ростокино, строительство которого началось в конце прошлого года, и многофункциональный комплекс во 2-м Силикатном проезде на Звенигородском шоссе, на днях он прошел экспертизу.
Резюмируя социальное
В преддверии фестиваля «Открытый город» – с очень важной темой, посвященной разным апесктам социального, опросили организаторов и будущих кураторов. Первый комментарий – главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова, инициатора и вдохновителя фестиваля архитектурного образования, проводимого Москомархитектурой.
Прямая кривая
В последний день мая в Москве откроется биеннале уличного искусства Артмоссфера. Один из участников Филипп Киценко рассказывает, почему архитектору интересно участвовать в городских фестивалях, а также показывает свой арт-объект на Таможенном мосту.
Бетонные опоры
Архитектурный фотограф Ольга Алексеенко рассказывает о спецпроекте «Москва на стройке», запланированном в рамках Арх Москвы.
Юлий Борисов: «ЖК «Остров» – уникальный проект, мы...
Один из самых больших проектов жилой застройки Москвы – «Остров» компании Донстрой – сейчас активно строится в Мневниковской пойме. Планируется построить порядка 1.5 млн м2 на почти 40 га. Начинаем изучать проект – прежде всего, говорим с Юлием Борисовым, руководителем архитектурной компании UNK, которая работает с большей частью жилых кварталов, ландшафтом и даже предложила общий дизайн-код для освещения всей территории.
Валид Каркаби: «В Хайфе есть коллекция арабского Баухауса»
В 2022 году в порт города Хайфы, самый глубоководный в восточном Средиземноморье, заходило рекордное количество круизных лайнеров, а общее число туристов, которые корабли привезли, превысило 350 тысяч. При этом сама Хайфа – неприбранный город с тяжелой судьбой – меньше всего напоминает туристический центр. О том, что и когда пошло не так и возможно ли это исправить, мы поговорили с архитектором Валидом Каркаби, получившим образование в СССР и несколько десятилетий отвечавшим в Хайфе за охрану памятников архитектуры.
О сохранении владимирского вокзала: мнения экспертов
Продолжаем разговор о сохранении здания вокзала: там и проект еще не поздно изменить, и даже вопрос постановки на охрану еще не решен, насколько нам известно, окончательно. Задали вопрос экспертам, преимущественно историкам архитектуры модернизма.
Фандоринский Петербург
VFX продюсер компании CGF Роман Сердюк рассказал Архи.ру, как в сериале «Фандорин. Азазель» создавался альтернативный Петербург с блуждающими «чикагскими» небоскребами и капсульной башней Кисе Курокавы.
2022: что говорят архитекторы
Мы долго сомневались, но решили все же провести традиционный опрос архитекторов по итогам 2022 года. Год трагический, для него так и напрашивается определение «слов нет», да и ограничений много, поэтому в опросе мы тоже ввели два ограничения. Во-первых, мы попросили не докладывать об успехах бюро. Во-вторых, не говорить об общественно-политической обстановке. То и другое, как мы и предполагали, очень сложно. Так и получилось. Главный вопрос один: что из архитектурных, чисто профессиональных, событий, тенденций и впечатлений вы можете вспомнить за год.
KOSMOS: «Весь наш путь был и есть – поиск и формирование...
Говорим с сооснователями российско-швейцарско-австрийского бюро KOSMOS Леонидом Слонимским и Артемом Китаевым: об учебе у Евгения Асса, ценности конкурсов, экологической и прочей ответственности и «сообщающимися сосудами» теории и практики – по убеждению архитекторов KOSMOS, одно невозможно без другого.
КОД: «В удаленных городах, не секрет, дефицит кадров»
О пользе синего, визуальном хаосе и общих и специальных проблемах среды российских городов: говорим с авторами Дизайн-кода арктических поселений Ксенией Деевой, Анастасией Конаревой и Ириной Красноперовой, участниками вебинара Яндекс Кью, который пройдет 17 сентября.
Никита Токарев: «Искусство – ориентир в джунглях...
Следующий разговор в рамках конференции Яндекс Кью – с директором Архитектурной школы МАРШ Никитой Токаревым. Дискуссия, которая состоится 10 сентября в 16:00 оффлайн и онлайн, посвящена междисциплинарности. Говорим о том, насколько она нужна архитектурному образованию, где начинается и заканчивается.
Архитектурное образование: тренды нового сезона
МАРШ, МАРХИ, школа Сколково и руководители проектов дополнительного обучения рассказали нам о том, что меняется в образовании архитекторов. На что повлиял уход иностранных вузов, что будет с российской архитектурной школой, к каким дополнительным знаниям стремиться.
Архитектор в метаверс
Поговорили с участниками фестиваля креативных индустрий G8 о том, почему метавселенные – наша завтрашняя повседневность, и каким образом архитекторы могут влиять на нее уже сейчас.
Арсений Афонин: «Полученные знания лучше сразу применять...
Яндекс Кью проводит бесплатную онлайн-конференцию «Архитектура, город, люди». Мы поговорили с авторами докладов, которые могут быть интересны архитекторам. Первое интервью – с руководителем Софт Культуры. Вебинар о лайфхаках по самообразованию, в котором он участвует – в среду.
Технологии и материалы
Быстрее на 30%: СОД Sarex как инструмент эффективного...
Руководители бюро «МС Архитектс» рассказывают о том, как и почему перешли на российскую среду общих данных, которая позволила наладить совместную работу с девелоперами и строительными подрядчиками. Внедрение Sarex привело к сокращению сроков проектирования на 30%, эффективному решению спорных вопросов и избавлению от проблем человеческого фактора.
Византийская кладка Херсонеса
В историко-археологическом парке Херсонес Таврический воссоздается исторический квартал. В нем разместятся туристические объекты, ремесленные мастерские, музейные пространства. Здания будут иметь аутентичные фасады, воспроизводящие древнюю византийскую кладку Херсонеса. Их выполняет компания «ОртОст-Фасад».
Алюминий в многоэтажном строительстве
Ключевым параметром в проектировании многоэтажных зданий является соотношение прочности и небольшого веса конструкций. Именно эти характеристики сделали алюминий самым популярным материалом при возведении небоскребов. Вместе с «АФК Лидер» – лидером рынка в производстве алюминиевых панелей и кассет – разбираемся в технических преимуществах материала для высотного строительства.
A BOOK – уникальная палитра потолочных решений
Рассказываем о потолочных решениях Knauf Ceiling Solutions из проектного каталога A BOOK, которые были реализованы преимущественно в России и могут послужить отправной точкой для новых дизайнерских идей в работе с потолком как гибким конструктором.
Городские швы и архитектурный фастфуд
Вышел очередной эпизод GMKTalks in the Show – ютуб-проекта о российском девелопменте. В «Архитительном выпуске» разбираются, кто главный: архитектор или застройщик, говорят о работе с историческим контекстом, формировании идентичности города или, наоборот, нарушении этой идентичности.
​Гибкий подход к стенам
Компания Orac, известная дизайнерским декором для стен и богатой коллекцией лепных элементов, представила новинки на выставке Mosbuild 2024.
BIM-модели конвекторов Techno для ArchiCAD
Специалисты Techno разработали линейки моделей конвекторов в версии ArchiCAD 2020, которые подойдут для работы архитекторам, дизайнерам и проектировщикам.
Art Vinyl Click: модульные ПВХ-покрытия от Tarkett
Art Vinyl Click – популярный продукт компании Tarkett, являющейся мировым лидером в производстве финишных напольных покрытий. Его отличают быстрота укладки, надежность в эксплуатации и множество вариантов текстур под натуральные материалы. Подробнее о возможностях Art Vinyl Click – в нашем материале.
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Клубный дом «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Сейчас на главной
Конкурс в Коммунарке: нюансы
Институт Генплана и группа «Самолет» провели семинар для будущих участников конкурса на концепцию района в АДЦ «Коммунарка». Выяснились некоторые детали, которые будут полезны будущим участникам. Рассказываем.
Переживание звука
Для музея звука Audeum в Сеуле Кэнго Кума создал архитектуру, которая обращается к природным мотивам и стимулирует все пять чувств человека.
Кредо уместности
Первая студия выпускного курса бакалавриата МАРШ, которую мы публикуем в этом году, размышляла территорией Ризоположенского монастыря в Суздале под грифом «уместность» и в рамках типологии ДК. После сноса в 1930-е годы позднего собора в монастыре осталось просторное «пустое место» и несколько руин. Показываем три работы – одна из них шагнула за стену монастыря.
Субурбию в центр
Архитектурная студия Grad предлагает адаптировать городскую жилую ячейку к типологии и комфорту индивидуального жилого дома. Наилучшая для этого технология, по мнению архитекторов, – модульная деревогибридная система.
ГУЗ-2024: большие идеи XX века
Публикуем выпускные работы бакалавров Государственного университета по землеустройству, выполненные на кафедре «Архитектура» под руководством Михаила Корси. Часть работ ориентирована на реального заказчика и в дальнейшем получит развитие и возможную реализацию. Обязательное условие этого года – подготовка макета.
Белый свод
Herzog & de Meuron превратили руину исторического дома в центре австрийского Брегенца в «стопку» функций: культурное пространство с баром, гостиница, квартира.
WAF 2024: полшага навстречу
Всемирный фестиваль архитектуры объявил шорт-листы всех номинаций. В списки попали два наших бюро с проектами для Саудовской Аравии и Португалии. Также в сербском проекте замечен российский фотограф& Коротко рассказываем обо всех.
Не снится нам берег Японский
Для того, чтобы исследовать возможности развития нового курорта на берегу Тихого океана, конкурс «РЕ:КРЕАЦИЯ» поделили на 15 (!) номинаций, от участников требовали не меньше 3 проектов, и победителей тоже 15. Среди них и студенты, и известные молодые архитекторы. Показываем первые 4 номинации: отели и апартаменты разного класса.
Годы метро. Памяти Нины Алешиной
Сегодня, 17 июля, исполняется сто лет со дня рождения Нины Александровны Алешиной – пожалуй, ключевого архитектора московского метро второй половины XX века. За сорок лет она построила двадцать станций. Публикуем текст Александра Змеула, основанный на архивных материалах, в том числе рукописи самой Алешиной, с фотографиями Алексея Народицкого.
Мост без свойств
В Бордо открылся автомобильный и пешеходный мост по проекту OMA: половина его полотна – многофункциональное общественное пространство.
Три шоу
МАРШ опять показывает, как надо душевно и атмосферно обходиться с макетами и с материями: физическими от картона до металла – и смысловыми, от вопроса уместности в контексте до разнообразных ракурсов архитектурных философий.
Квеври наизнанку
Ресторан «Мараули» в Красноярске – еще одна попытка воссоздать атмосферу Грузии без использования стереотипных деталей. Архитекторы Archpoint прибегают к приему ракурса «изнутри», открывают кухню, используют тактильные материалы и иронию.
Городской лес
Парк «Прибрежный» в Набережных Челнах признан лучшим общественным местом Татарстана в 2023 году. Для огромного лесного массива бюро «Архитектурный десант» актуализировало старые и предложило новые функции – например, площадку для выгула собак и терренкуры, разработанные при участии кардиолога. Также у парка появился фирменный стиль.
Воспоминания о фотопленке
Филиал знаменитой шведской галереи Fotografiska открылся теперь и в Шанхае. Под выставочные пространства бюро AIM Architecture реконструировало старый склад, максимально сохранив жесткую, подлинную стилистику.
Рассвет и сумерки утопии
Осталось всего 3 дня, чтобы посмотреть выставку «Работать и жить» в центре «Зотов», и она этого достойна. В ней много материала из разных источников, куча разделов, показывающих мечты и реалии советской предвоенной утопии с разных сторон, а дизайн заставляет совершенно иначе взглянуть на «цвета конструктивизма».
Крыши как горы и воды
Общественно-административный комплекс по проекту LYCS Architecture в Цюйчжоу вдохновлен древними архитектурными трактатами и природными красотами.
Оркестровка в зеленых тонах
Технопарк имени Густава Листа – вишенка на торте крупного ЖК компании ПИК, реализуется по городской программе развития полицентризма. Проект представляет собой изысканную аранжировку целой суммы откликов на окружающий контекст и историю места – а именно, компрессорного завода «Борец» – в современном ключе. Рассказываем, зачем там усиленные этажи, что за зеленый цвет и откуда.
Терруарное строительство
Хранилище винодельни Шато Кантенак-Браун под Бордо получило землебитные стены, обеспечивающие необходимые температурные и влажностные условия для выдержки вина в чанах и бочках. Авторы проекта – Philippe Madec (apm) & associés.
Над античной бухтой
Архитектура культурно-развлекательного центра Геленждик Арена учитывает особенности склона, раскрывает панорамы, апеллирует к истории города и соседству современного аэропорта, словом, включает в себя столько смыслов, что сразу и не разберешься, хотя внешне многосоставность видна. Исследуем.
Архитектура в дизайне
Британка была, кажется, первой, кто в Москве вместо скучных планшетов стал превращать показ студенческих работ с настоящей выставкой, с дизайном и объектами. Одновременно выставка – и день открытых дверей, растянутый во времени. Рассказываем, показываем.
Пресса: Город без плана
Новосибирск — город, который способен вызвать у урбаниста чувство профессиональной неполноценности. Это столица Сибири, это третий по величине русский город, полтора миллиона жителей, город сильный, процветающий даже в смысле экономики, город образованный — словом, верхний уровень современной русской цивилизации. Но это все как-то не прилагается к тому, что он представляет собой в физическом плане. Огромный, тянется на десятки километров, а потом на другой стороне Оби еще столько же, и все эти километры — ускользающая от определений бесконечная невнятность.
Сила трех стихий
Исследовательский центр компании Daiwa House Group по проекту Tetsuo Kobori Architects предлагает современное прочтение традиционного для средневековой Японии места встреч и творческого общения — кайсё.
Место заземления
Для базы отдыха недалеко от Выборга студия Евгения Ростовского предложила конкурентную концепцию: общественную ферму, на которой гости смогут поработать на грядке, отнести повару найденное в птичнике яйцо, поесть фруктов с дерева. И все это – в «декорациях» скандинавской архитектуры, кортена и обожженного дерева.
Книга в будущем
Выставка, посвященная архитектуре вокзалов и городов БАМа, – первое историко-архитектурное исследование темы. Значительное: все же 47 поселков, и пока, хотя и впечатляющее, не вполне завершенное. Хочется, чтобы авторы его продолжили.
Двенадцать
Вчера были объявлены и награждены лауреаты Архитектурной премии мэра Москвы. Рассматриваем, что там и как, и по некоторым параметрам нахально критикуем уважаемую премию. Она ведь может стать лучше, а?
Нео в кубе
Поиски «нового русского стиля» – такой версии локализма, которая была бы местной, но современной, все активнее в разных областях. Выставка «Природа предмета» в ГТГ резюмирует поиски 43 дизайнеров, в основном за 2022–2024 годы, но включает и три объекта студии ТАФ Александра Ермолаева. Шаг вперед – цифровые растения «с характером».
Под покровом небес
Архитекторы C. F. Møller выиграли конкурс на проект новой застройки квартала в центре Сёдертелье, дальнего пригорода Стокгольма.
Скрэмбл, пашот и мешочек
В Петербурге на первом этаже респектабельного неоклассического Art View House открылось кафе Eggsellent с его фирменной желто-розовой гаммой. Обыграть столь резкий контраст взялось бюро KIDZ.