Ревитализация кинотеатров Лос-Анджелеса

Марина Хрусталева рассказывает – по следам круглого стола ADG group на Арх Москве – об опыте ревитализации кинотеатров Лос-Анджелеса. А представители ADG group Сергей Крючков и Николай Шмук комментируют ситуацию с московской точки зрения.

author pht

Автор текста:
Марина Хрусталева

mainImg

Расцвет кинопромышленности в Лос-Анджелесе пришелся на 1920-е – 1930-е годы, когда она стала главной градообразующей индустрией, потеснив выращивание апельсинов и нефтедобычу. В эти годы строятся и расширяются крупнейшие киностудии: Fox, Universal, MGM, Paramount. Одновременно в городе открываются сотни кинотеатров, точное количество которых сегодня затрудняются назвать даже эксперты.

В условиях конкуренции владельцы кинотеатров – и частные предприниматели, и кинокомпании – стремятся сделать их необычными и притягательными для публики. Архитекторы стараются придать оригинальность не только фасадам, но и интерьерам. Каждый кинотеатр стремится быть непохожим на остальные. В ход идет весь арсенал исторических стилей, переработанных с голливудской фантазией: итальянское возрождение, испанское барокко, древний Египет, ацтеки и майя, остро-модное ар-деко. Это, конечно, сложно себе представить, зная о синхронном развитии конструктивизма и функционализма в СССР и в Европе. Но в Калифорнии в эти годы «современное движение» делает только первые робкие шаги в сфере частной архитектуры, и дойдет до уровня общественных зданий только в 1950-е годы.

В 1920-е же поход в кинотеатр – это светский выход, многие залы оборудованы сценой и органом, и просмотр фильма дополняется музыкальными номерами, выступлениями комиков и варьете. По структуре они больше похожи на театральные залы: с балконом, ложами, лепниной и позолотой, расписными потолками, шикарными люстрами. В кинотеатре Los Angeles Theatre были такие новаторские приспособления как электрический индикатор количества свободных мест, звуконепроницаемые комнаты для семей с плачущими детьми над главной ложей, роскошная дамская комната на 16 «купе», отделанных мрамором 16 разных сортов. В гигантском кинотеатре Сан-Гэбриела, оформленном в мексиканско-атцекском духе, были предусмотрены боковые ложи для въезда на автомобилях.​
San Gabriel Mission Playhouse, Сан-Гэбриел, 1927 (арх. John Steven McGroarty). Фотография Марина Хрусталева


Популярность походов в кино постепенно снижается на протяжении ХХ века. В 1930-е годы 70% американцев ходили в кино не реже одного раза в неделю. В 1950-е с распространением телевидения начинается спад. С 1960-х годов и до конца столетия раз в неделю в кино ходит лишь 10% американцев, а после 2000 эта цифра еще сокращается.

Многочисленные кинотеатры Лос-Анджелеса по-разному пережили это трудное время. Многие закрывались, использовались под разные временные нужды, некоторые были снесены. После сноса на их месте строились более крупные сооружения – офисные здания или отели.
Carthay Circle Theatre, Уилшир, 1926. Кинотеатр называли The Showplace of the Golden West – «Представительство Золотого Запада». Фрески в интерьере иллюстрировали историю освоения Калифорнии. Снесен в 1969 г. как нерентабельный. Фотография laconservancy.org


В 1960-е годы в моду вошли навесные алюминиевые фасады (похожие на те, которыми закрыли павильоны «Поволжье» и «Азербайджан» на ВДНХ, чтобы превратить их в «Радиоэлектронику» и «Вычислительную технику»). Многие кинотеатры, как элегантный Regent Theatre (1914) или голливудский El Capitan Theatre в испанском колониальном стиле (1926, арх. Stiles O. Clements, интерьер G. Albert Lansburgh) «модернизировали» с помощью этих фальш-фасадов, на долгие годы спрятав, а нередко и повредив богатый рельефный декор.

Роскошные залы на 1000-2800 человек начали делить на маленькие зальчики, выгораживая пространства для баров, ночных клубов, магазинчиков. Cameo Theatre в Даунтауне (1910, арх. W.H. Clune, H.L. Gumbiner), был одним из самых старых и наиболее долго действующих кинотеатров в городе. Он закрылся в 1991 году, и его неоклассический фасад до сих пор фактически заколочен. В фойе и лобби разместился магазин электроники, зрительный зал используется под склад. Highland Theatre (1926, арх. L.A. Smith) в небогатом районе Хайланд Парк, куда только начала добираться джентрификация, сохранил функцию кинопоказа, но был разделен на три зала. Мавританские детали закрашены слоями масляной краски, балкон зашит подвесным потолком, лестницы перекрыты, но реставрация все еще возможна. Многие здания были буквально изувечены подобными переделками, но лишь в исключительных случаях эти травмы можно признать необратимыми.
Tower Theatre, Даунтаун, 1927 (арх. S. Charles Lee). Интерьер – вариация на тему парижской Оперы. Первый кинотеатр в городе, оборудованный для показа звукового кино. Пережил ремонт с демонтажем кресел, пустовал в 1960-1990 гг. , затем использовался для кино-съемок и нужд Living Earth Evangelical Church. Уличные фасады заняты случайными галереями и магазинчиками. В 2016 году обсуждалась возможность аренды кинотеатра под флагманский магазин Apple. Фотография Марина Хрусталева


Многие здания кинотеатров сменили назначение совершенно непредсказуемым образом. Часть из них сохранила зал и «публичную» функцию, став площадками для спектаклей, концертов, торжественных мероприятий или церковных богослужений. LincolnTheatre (1927, арх. John Paxton Perrine) был одним из редких кинотеатров, построенных специально для чернокожих зрителей. В 1960-е он был превращен в церковь, в 1970-е – в мечеть, а сегодня принадлежит испаноязычной католической церкви – Iglesia de Jesucristo Ministerios Juda. Другая религиозная организация, Mosaic Church, известная как «хипстерская мега-церковь» с концертами и дискотеками вместо служб, недавно арендовала RialtoTheatre в Южной Пасадине (1925, арх. Louis A. Smith). Главная достопримечательность маленького городка, Rialto сохранил роскошный интерьер с барочными и египетскими мотивами. Он действовал вплоть до 2010 года, был закрыт по требованию пожарных служб, ждал реставрации, а в прошлом году «засветился» в фильме LaLaLand как одна из «визитных карточек» Лос-Анджелеса.
Rialto Theatre, Южная Пасадина, 1925 (арх. Louis A. Smith). Фотография Марина Хрусталева


В менее удачных случаях кинотеатры использовались просто как «коробка». В другом Rialto Theatre в Даунтауне (1917, арх. Olive rP. Dennis, William Lee Woollett), закрытом с 1987 г., в 2013 открылся флагманский магазин Urban Outfitters. Golden Gate Theatre с эффектным декором в стиле испанского барокко, расположенный вне самом благополучном Восточном Лос-Анджелесе (1927, арх. William and Clifford Balch), много лет пустовал, а в 2012 г. был превращен в аптеку сети CVS. Raymond Theatre в Пасадине (1921, арх. Cyril Bennett) пережил еще более необычную трансформацию: фасад в духе французского классицизма был тщательно отреставрирован и очищен от поздних наслоений, но сам объем здания был частично обрезан, и сзади к нему был пристроен многоквартирный дом.
Raymond Theatre, Пасадина, 1921 (арх. Cyril Bennett). Фотография Марина Хрусталева


Интерес к историческим кинотеатрам начал проявляться одновременно с процессом их разрушения. В 1988 году возникает Los Angeles Historic Theatres Foundation. Наряду с изучением и «инвентаризацией» кинотеатров, члены Фонда встречались с владельцами кинотеатров, убеждали их в ценности и коммерческом потенциале их собственности, знакомили их с архитекторами-реставраторами, искали городские гранты и привлекали меценатов для восстановления замечательных зданий. С 1990-х годов начинается процесс возрождения кинотеатров Лос-Анджелеса, из единичных случаев ставший городским трендом.

Одним из первых отреставрировали кинотеатр Wiltern, «встроенный» в офисную башню Pellissier Building в Уилшире. Здание, построенное в 1931 г. (арх. Stiles O. Clements, интерьер G. Albert Lansburgh), считается одним из самых ярких примеров ар-деко в Лос-Анджелесе. Кинотеатр пришел в упадок в конце 1950-х годов. В 1979 г. все здание было закрыто и владельцы всерьез обсуждали возможность сноса – эта вынужденная мера для пустующих зданий нередко применялась для снижения имущественного налога. К счастью, был сформирован общественный комитет по спасению памятника. Он был внесен в самый высший охранный список в США – Национальный реестр исторических зданий (не защищающий от сноса, но демонстрирующий степень общественного признания). Серия акций привлекла внимание девелопера Уэйна Ратковича, который выкупил и отреставрировал здание, превратив бывший кинотеатр в популярнейшую концертную площадку – именно там дала заключительный концерт в своем мировом турне Земфира.
Wiltern Theatre, Уилшир, 1931 (арх. Stiles O. Clements, интерьер G. Albert Lansburgh). Фотография cgmfindings


В начале 2000-х годов по Лос-Анджелесу прошла целая волна масштабных реставраций в кинотеатрах. Интерьеры голливудского Pantages Theatre (1930, арх. B. Marcus Priteca) были освобождены от стеновых панелей и подвесных потолков, скрывших декор в стиле ар-деко в 1960-е. Реставрация удостоилась премии Conservancy PreservationAward, и теперь кинотеатр используется как площадка для постановок в бродвейском духе. Больше трех миллионов долларов было вложено в реставрацию знаменитого Orfeum Theatre в Даунтауне в характерном для этого района стиле Beaux Art (1926, арх. G. Albert Lansburgh). Вдвое дороже обошлось обновление премьерного Chinese Theatre (1926, арх. Meyer&Holler): эта фантазия в стиле шинуазри была украшена подлинными колоколами, пагодами, каменными скульптурами собак-львов, привезенными из Китая, так что реставрация требовала практически музейного подхода. Один из последних проектов – реставрация United Artists Theatre в отеле Ace в Даунтауне (1927, арх. C. Howard Crane), созданного по инициативе актеров Мэри Пикфорд, Дагласа Фербенкса, Чарли Чаплина и кинорежиссера Дэвида Уорка Гриффита. Сама башня отеля выполнена в стиле ар-деко, но кинотеатр полон реминисценций на кафедральный собор Сеговии в духе пламенеющей готики.

Часть этих кинотеатров открыта для регулярного кинопоказа, другие стали площадками для закрытых мероприятий. Попасть в них можно, например, благодаря ежегодной программе Last Remaining Seats, организованной LA Conservancy, аналогом «Архнадзора». В рамках этого фестиваля на протяжении месяца в исторических кинотеатрах, малодоступных публике, показывают легендарные фильмы. Еще одна возможность – фестиваль Night on Broadway, открывающий двери исторических зданий на главной улице Даунтауна. Расширить географию помогут ежегодные конференции Theatres Historical Society of America, проходящие в разных городах по всей стране. Исторические кинотеатры стали в США, и особенно в Лос-Анджелесе, настоящей модой. Если внимательно посмотреть голливудские фильмы последнего десятилетия, можно заметить, как режиссеры передают приветы из одного кинотеатра в другой.
***
 
Мы попросили представителей ADG group – Сергея Крючкова и Николая Шмука прокомментировать результаты исследования Марины Хрусталевой.
zooming
Сергей Крючков: Из статьи Марины и исследования исторических кинотеатров Лос-Анжелеса можно вычленить три ключевых фактора, оказавших решающее влияние на их судьбу и давших им новый шанс.
Во-первых, что для возрождения кинотеатров первичным было наличие мощного общественного интереса. У нас нет движения не то чтобы в защиту советских кинотеатров, а хотя бы в сторону понимания, что есть предмет для защиты. То, что начинают видеть и ценить в архитектуре 70-х годов специалисты, абсолютно не убедительно для подавляющего большинства наших сограждан. Единственная мотивация к сохранению этих зданий – не эстетическая и не архитектурная – это ностальгия.

Николай Шмук: Например, я прекрасно помню, что именно в кинотеатре «Киргизия» первый раз попробовал пепси-колу. И сейчас, уже как профессионал, я могу сказать, что и с градостроительной точки зрения того времени, это было очень грамотное сооружение, и функционально – это был полноценный, культурный, районный центр. Воссоздание именно этой функции зданий – центра районной жизни – главная задача нашего проекта.

С.К.: Второе, как следует из Марининой статьи, в США общественный интерес был институционально оформлен. Вся градозащитная деятельность велась и ведется абсолютно легитимно, на деньги специальных созданных фондов, использующих привлеченные при помощи краудфандинга частные средства. Эти фонды функционируют официально, имеют штат, бюджет и отчитываются перед своими членами о проделанной работе.

В-третьих, в исследовании упоминаются разные государственные льготы для застройщиков, которые сохраняют исторические объекты. У нас ничего этого нет. Все вопросы с реконструкцией или вообще реализацией проекта, по своим качественным параметрам превосходящего средний уровень по рынку – это всегда результат личной, персональной мотивации девелопера, следствие сверхзадачи, которую он поставил перед собой. Без этой мотивации, в ситуации, когда все сводится к получению быстрой прибыли, мы получаем бесконечное строительство панельного жилья и торговых центров в эстетике оптового рынка.

В случае с программой реконструкции кинотеатров компанией ADG group – это высшая мотивация присутствует и она нуждается в поддержке со стороны экспертного сообщества и городских властей.

Благодарим за помощь ​в проведении исследования и подготовке статьи Марины Хрусталевой Эскотта Нортона, главу организаций Los Angeles Historic Theatre Foundation и The Friends of Rialto.

19 Июля 2017

author pht

Автор текста:

Марина Хрусталева
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.