Ревитализация кинотеатров Лос-Анджелеса

Марина Хрусталева рассказывает – по следам круглого стола ADG group на Арх Москве – об опыте ревитализации кинотеатров Лос-Анджелеса. А представители ADG group Сергей Крючков и Николай Шмук комментируют ситуацию с московской точки зрения.

author pht

Автор текста:
Марина Хрусталева

mainImg

Расцвет кинопромышленности в Лос-Анджелесе пришелся на 1920-е – 1930-е годы, когда она стала главной градообразующей индустрией, потеснив выращивание апельсинов и нефтедобычу. В эти годы строятся и расширяются крупнейшие киностудии: Fox, Universal, MGM, Paramount. Одновременно в городе открываются сотни кинотеатров, точное количество которых сегодня затрудняются назвать даже эксперты.

В условиях конкуренции владельцы кинотеатров – и частные предприниматели, и кинокомпании – стремятся сделать их необычными и притягательными для публики. Архитекторы стараются придать оригинальность не только фасадам, но и интерьерам. Каждый кинотеатр стремится быть непохожим на остальные. В ход идет весь арсенал исторических стилей, переработанных с голливудской фантазией: итальянское возрождение, испанское барокко, древний Египет, ацтеки и майя, остро-модное ар-деко. Это, конечно, сложно себе представить, зная о синхронном развитии конструктивизма и функционализма в СССР и в Европе. Но в Калифорнии в эти годы «современное движение» делает только первые робкие шаги в сфере частной архитектуры, и дойдет до уровня общественных зданий только в 1950-е годы.

В 1920-е же поход в кинотеатр – это светский выход, многие залы оборудованы сценой и органом, и просмотр фильма дополняется музыкальными номерами, выступлениями комиков и варьете. По структуре они больше похожи на театральные залы: с балконом, ложами, лепниной и позолотой, расписными потолками, шикарными люстрами. В кинотеатре Los Angeles Theatre были такие новаторские приспособления как электрический индикатор количества свободных мест, звуконепроницаемые комнаты для семей с плачущими детьми над главной ложей, роскошная дамская комната на 16 «купе», отделанных мрамором 16 разных сортов. В гигантском кинотеатре Сан-Гэбриела, оформленном в мексиканско-атцекском духе, были предусмотрены боковые ложи для въезда на автомобилях.​
San Gabriel Mission Playhouse, Сан-Гэбриел, 1927 (арх. John Steven McGroarty). Фотография Марина Хрусталева

Популярность походов в кино постепенно снижается на протяжении ХХ века. В 1930-е годы 70% американцев ходили в кино не реже одного раза в неделю. В 1950-е с распространением телевидения начинается спад. С 1960-х годов и до конца столетия раз в неделю в кино ходит лишь 10% американцев, а после 2000 эта цифра еще сокращается.

Многочисленные кинотеатры Лос-Анджелеса по-разному пережили это трудное время. Многие закрывались, использовались под разные временные нужды, некоторые были снесены. После сноса на их месте строились более крупные сооружения – офисные здания или отели.
Carthay Circle Theatre, Уилшир, 1926. Кинотеатр называли The Showplace of the Golden West – «Представительство Золотого Запада». Фрески в интерьере иллюстрировали историю освоения Калифорнии. Снесен в 1969 г. как нерентабельный. Фотография laconservancy.org

В 1960-е годы в моду вошли навесные алюминиевые фасады (похожие на те, которыми закрыли павильоны «Поволжье» и «Азербайджан» на ВДНХ, чтобы превратить их в «Радиоэлектронику» и «Вычислительную технику»). Многие кинотеатры, как элегантный Regent Theatre (1914) или голливудский El Capitan Theatre в испанском колониальном стиле (1926, арх. Stiles O. Clements, интерьер G. Albert Lansburgh) «модернизировали» с помощью этих фальш-фасадов, на долгие годы спрятав, а нередко и повредив богатый рельефный декор.

Роскошные залы на 1000-2800 человек начали делить на маленькие зальчики, выгораживая пространства для баров, ночных клубов, магазинчиков. Cameo Theatre в Даунтауне (1910, арх. W.H. Clune, H.L. Gumbiner), был одним из самых старых и наиболее долго действующих кинотеатров в городе. Он закрылся в 1991 году, и его неоклассический фасад до сих пор фактически заколочен. В фойе и лобби разместился магазин электроники, зрительный зал используется под склад. Highland Theatre (1926, арх. L.A. Smith) в небогатом районе Хайланд Парк, куда только начала добираться джентрификация, сохранил функцию кинопоказа, но был разделен на три зала. Мавританские детали закрашены слоями масляной краски, балкон зашит подвесным потолком, лестницы перекрыты, но реставрация все еще возможна. Многие здания были буквально изувечены подобными переделками, но лишь в исключительных случаях эти травмы можно признать необратимыми.
Tower Theatre, Даунтаун, 1927 (арх. S. Charles Lee). Интерьер – вариация на тему парижской Оперы. Первый кинотеатр в городе, оборудованный для показа звукового кино. Пережил ремонт с демонтажем кресел, пустовал в 1960-1990 гг. , затем использовался для кино-съемок и нужд Living Earth Evangelical Church. Уличные фасады заняты случайными галереями и магазинчиками. В 2016 году обсуждалась возможность аренды кинотеатра под флагманский магазин Apple. Фотография Марина Хрусталева

Многие здания кинотеатров сменили назначение совершенно непредсказуемым образом. Часть из них сохранила зал и «публичную» функцию, став площадками для спектаклей, концертов, торжественных мероприятий или церковных богослужений. LincolnTheatre (1927, арх. John Paxton Perrine) был одним из редких кинотеатров, построенных специально для чернокожих зрителей. В 1960-е он был превращен в церковь, в 1970-е – в мечеть, а сегодня принадлежит испаноязычной католической церкви – Iglesia de Jesucristo Ministerios Juda. Другая религиозная организация, Mosaic Church, известная как «хипстерская мега-церковь» с концертами и дискотеками вместо служб, недавно арендовала RialtoTheatre в Южной Пасадине (1925, арх. Louis A. Smith). Главная достопримечательность маленького городка, Rialto сохранил роскошный интерьер с барочными и египетскими мотивами. Он действовал вплоть до 2010 года, был закрыт по требованию пожарных служб, ждал реставрации, а в прошлом году «засветился» в фильме LaLaLand как одна из «визитных карточек» Лос-Анджелеса.
Rialto Theatre, Южная Пасадина, 1925 (арх. Louis A. Smith). Фотография Марина Хрусталева

В менее удачных случаях кинотеатры использовались просто как «коробка». В другом Rialto Theatre в Даунтауне (1917, арх. Olive rP. Dennis, William Lee Woollett), закрытом с 1987 г., в 2013 открылся флагманский магазин Urban Outfitters. Golden Gate Theatre с эффектным декором в стиле испанского барокко, расположенный вне самом благополучном Восточном Лос-Анджелесе (1927, арх. William and Clifford Balch), много лет пустовал, а в 2012 г. был превращен в аптеку сети CVS. Raymond Theatre в Пасадине (1921, арх. Cyril Bennett) пережил еще более необычную трансформацию: фасад в духе французского классицизма был тщательно отреставрирован и очищен от поздних наслоений, но сам объем здания был частично обрезан, и сзади к нему был пристроен многоквартирный дом.
Raymond Theatre, Пасадина, 1921 (арх. Cyril Bennett). Фотография Марина Хрусталева

Интерес к историческим кинотеатрам начал проявляться одновременно с процессом их разрушения. В 1988 году возникает Los Angeles Historic Theatres Foundation. Наряду с изучением и «инвентаризацией» кинотеатров, члены Фонда встречались с владельцами кинотеатров, убеждали их в ценности и коммерческом потенциале их собственности, знакомили их с архитекторами-реставраторами, искали городские гранты и привлекали меценатов для восстановления замечательных зданий. С 1990-х годов начинается процесс возрождения кинотеатров Лос-Анджелеса, из единичных случаев ставший городским трендом.

Одним из первых отреставрировали кинотеатр Wiltern, «встроенный» в офисную башню Pellissier Building в Уилшире. Здание, построенное в 1931 г. (арх. Stiles O. Clements, интерьер G. Albert Lansburgh), считается одним из самых ярких примеров ар-деко в Лос-Анджелесе. Кинотеатр пришел в упадок в конце 1950-х годов. В 1979 г. все здание было закрыто и владельцы всерьез обсуждали возможность сноса – эта вынужденная мера для пустующих зданий нередко применялась для снижения имущественного налога. К счастью, был сформирован общественный комитет по спасению памятника. Он был внесен в самый высший охранный список в США – Национальный реестр исторических зданий (не защищающий от сноса, но демонстрирующий степень общественного признания). Серия акций привлекла внимание девелопера Уэйна Ратковича, который выкупил и отреставрировал здание, превратив бывший кинотеатр в популярнейшую концертную площадку – именно там дала заключительный концерт в своем мировом турне Земфира.
Wiltern Theatre, Уилшир, 1931 (арх. Stiles O. Clements, интерьер G. Albert Lansburgh). Фотография cgmfindings

В начале 2000-х годов по Лос-Анджелесу прошла целая волна масштабных реставраций в кинотеатрах. Интерьеры голливудского Pantages Theatre (1930, арх. B. Marcus Priteca) были освобождены от стеновых панелей и подвесных потолков, скрывших декор в стиле ар-деко в 1960-е. Реставрация удостоилась премии Conservancy PreservationAward, и теперь кинотеатр используется как площадка для постановок в бродвейском духе. Больше трех миллионов долларов было вложено в реставрацию знаменитого Orfeum Theatre в Даунтауне в характерном для этого района стиле Beaux Art (1926, арх. G. Albert Lansburgh). Вдвое дороже обошлось обновление премьерного Chinese Theatre (1926, арх. Meyer&Holler): эта фантазия в стиле шинуазри была украшена подлинными колоколами, пагодами, каменными скульптурами собак-львов, привезенными из Китая, так что реставрация требовала практически музейного подхода. Один из последних проектов – реставрация United Artists Theatre в отеле Ace в Даунтауне (1927, арх. C. Howard Crane), созданного по инициативе актеров Мэри Пикфорд, Дагласа Фербенкса, Чарли Чаплина и кинорежиссера Дэвида Уорка Гриффита. Сама башня отеля выполнена в стиле ар-деко, но кинотеатр полон реминисценций на кафедральный собор Сеговии в духе пламенеющей готики.

Часть этих кинотеатров открыта для регулярного кинопоказа, другие стали площадками для закрытых мероприятий. Попасть в них можно, например, благодаря ежегодной программе Last Remaining Seats, организованной LA Conservancy, аналогом «Архнадзора». В рамках этого фестиваля на протяжении месяца в исторических кинотеатрах, малодоступных публике, показывают легендарные фильмы. Еще одна возможность – фестиваль Night on Broadway, открывающий двери исторических зданий на главной улице Даунтауна. Расширить географию помогут ежегодные конференции Theatres Historical Society of America, проходящие в разных городах по всей стране. Исторические кинотеатры стали в США, и особенно в Лос-Анджелесе, настоящей модой. Если внимательно посмотреть голливудские фильмы последнего десятилетия, можно заметить, как режиссеры передают приветы из одного кинотеатра в другой.
***
 
Мы попросили представителей ADG group – Сергея Крючкова и Николая Шмука прокомментировать результаты исследования Марины Хрусталевой.
zooming
Сергей Крючков: Из статьи Марины и исследования исторических кинотеатров Лос-Анжелеса можно вычленить три ключевых фактора, оказавших решающее влияние на их судьбу и давших им новый шанс.
Во-первых, что для возрождения кинотеатров первичным было наличие мощного общественного интереса. У нас нет движения не то чтобы в защиту советских кинотеатров, а хотя бы в сторону понимания, что есть предмет для защиты. То, что начинают видеть и ценить в архитектуре 70-х годов специалисты, абсолютно не убедительно для подавляющего большинства наших сограждан. Единственная мотивация к сохранению этих зданий – не эстетическая и не архитектурная – это ностальгия.

Николай Шмук: Например, я прекрасно помню, что именно в кинотеатре «Киргизия» первый раз попробовал пепси-колу. И сейчас, уже как профессионал, я могу сказать, что и с градостроительной точки зрения того времени, это было очень грамотное сооружение, и функционально – это был полноценный, культурный, районный центр. Воссоздание именно этой функции зданий – центра районной жизни – главная задача нашего проекта.

С.К.: Второе, как следует из Марининой статьи, в США общественный интерес был институционально оформлен. Вся градозащитная деятельность велась и ведется абсолютно легитимно, на деньги специальных созданных фондов, использующих привлеченные при помощи краудфандинга частные средства. Эти фонды функционируют официально, имеют штат, бюджет и отчитываются перед своими членами о проделанной работе.

В-третьих, в исследовании упоминаются разные государственные льготы для застройщиков, которые сохраняют исторические объекты. У нас ничего этого нет. Все вопросы с реконструкцией или вообще реализацией проекта, по своим качественным параметрам превосходящего средний уровень по рынку – это всегда результат личной, персональной мотивации девелопера, следствие сверхзадачи, которую он поставил перед собой. Без этой мотивации, в ситуации, когда все сводится к получению быстрой прибыли, мы получаем бесконечное строительство панельного жилья и торговых центров в эстетике оптового рынка.

В случае с программой реконструкции кинотеатров компанией ADG group – это высшая мотивация присутствует и она нуждается в поддержке со стороны экспертного сообщества и городских властей.

Благодарим за помощь ​в проведении исследования и подготовке статьи Марины Хрусталевой Эскотта Нортона, главу организаций Los Angeles Historic Theatre Foundation и The Friends of Rialto.

19 Июля 2017

author pht

Автор текста:

Марина Хрусталева
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.

Сейчас на главной

Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.